Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Чтобы уметь разговаривать — научись молчать»Раби Менахем-Мендель из Ворки
Избранные главы из книги

Почти тридцать лет прошло с тех пор, как мы встретились с Ребецин. Эта встреча оказала решающее влияние на всю нашу жизнь. Много событий произошло в течение этих лет. Наша семья пустила глубокие корни в совершенно новом окружении. Здесь родились наши дети. Они выросли, обзавелись семьями и стали растить своих детей. И на наших глазах массы людей вернулись к своему еврейскому наследию.

Жизнь наполнена принятиями решений. Мы должны выбирать правильные решения. Последствия каждого решения невозможно предугадать. Целый мир, много миров зависят от решения вопроса, который мы каждый раз задаем себе: «Куда повернуть? Налево или направо?».

Рябь на водной глади, уходящая в бесконечность.

Б-г управляет сложнейшими событиями мира, вникая в каждую деталь. В тот момент, когда мы встретили Ребецин, мы уже были готовы к этой встрече, готовы прислушаться к ее словам. Пожалуйста, обратите внимание на слово «момент». Моменты времени непрерывно сменяют друг друга. Время данного момента пришло, но он тут же исчезает. Появление этого момента было предусмотрено с начала всех времен. Нам безгранично повезло, мы его не упустили; мы знали — он больше никогда не повторится. Я не хочу сказать, что мы не могли бы вернутся к Торе другим путем или в другое время. Нет, просто этот момент предназначался именно нам: в ту миллисекунду, когда мы были готовы его услышать, голос прозвучал.

Б-г спас сыновей Израиля, выведя их из Египта в тот момент, когда они находились на волоске от гибели. Это был именно тот момент, после которого они перестали бы существовать в качестве избранного, отличного от других, народа. Он объединил их и в мгновение ока вывел на свободу.

Подобный момент появляется также тогда, когда человек встречает свою половину, свою будущую супругу, башерте. Сможет ли он сказать: «Это кость от кости моей и плоть от плоти моей» [1], или упустит этот момент навсегда? Если он упустит этот момент, то может быть, он женится и, может быть, женится даже на ней.

Может быть.

Но может быть и нет.

Если мы упускаем те моменты жизни, которые Б-г предназначил нам, жизнь начинает напоминать игру в рулетку. Зачем играть в рулетку?

Гилель говорил: «Если не я для себя, то кто для меня?»[2]

Я не никому не даю советов, как следует жить. Моя цель состояла в том, чтобы рассказать вам, какие поразительно интересные события случались в нашей жизни. Необходимые выводы делайте, пожалуйста, сами. Вы можете быть евреем или неевреем. Если Вы — еврей, Ваша фамилию может быть Коэн (Коган), или Леви, или Исраэль. Вы можете быть сефардом или ашкеназом. У каждого могут быть свои особенности.[3]

Но не упускайте решающего момента в своей жизни.

Слушайте голос Б-га.

Вы слышите его?

Выключите радио. Положите газету на стол.

Б-г взывает к нам.

Если Вы слушаете внимательно, то сумеете уловить несущийся издалека звук шофара.

«И будет в тот день: Г-сподь снова, во второй раз, (протянет) руку Свою, чтобы возвратить остаток народа Своего … И подаст Он знак народам, и соберет изгнанников Израиля, и рассеянных из Иудеи соберет от четырех концов земли».[4]

«Г-сподь — пастырь мой. Не будет у меня нужды (ни в чем). На пастбищах травянистых Он укладывает меня, на воды тихие приводит меня. Душу мою оживляет, ведет меня путями справедливости …».[5]

* * *

Ну, вот, мы почти подошли к концу нашего повествования. Перед тем как мы попрощаемся, я хочу рассказать вам о двух событиях, случившихся после завершения работы над книгой, но до того, как ее выпустили в свет.

Для того чтобы добиться издания книги, необходимо обладать большим опытом литературной деятельности. Это совсем непростое дело для человека, который впервые пишет книгу. Еще большую трудность представляет публикация такой книги, как эта, потому что ее трудно отнести к какой-либо категории. Многие издательства неохотно идут на риск. Для издания книги нужны не только деньги; необходимо также обладать достаточной смелостью: любая книга может иметь успех, но может и провалиться.

Нелегко также подыскать опытного литературного агента. Способствуя изданию той или иной книги, агент ставит на карту свою репутацию. Мне очень повезло, когда я нашел такого агента, как Эрвин Черовски. Моя книга ему сразу понравилась, и между нами установилась тесная деловая связь. Поскольку эта книга повествует обо всей моей жизни, я испытываю к ней сильную эмоциональную привязанность. Поэтому, когда Эрвин в первый раз встретился с издателем, я очень беспокоился и волновался: будет ли исход этой встречи успешным. Я просил Б-га о помощи, потому что эта книга имеет целью возвеличить Его Имя в глазах народов мира.

Накануне этой решающей встречи я встретил своего друга раби Залмана Минделла, который неизменно ободрял меня и оказывал огромную моральную поддержку при написании этой книги.

Раби Минделл очень талантливый человек. Среди прочих его дарований — талант соблюдать йорцайт.Йорцайт — это годовщина смерти того или иного человека, отмечаемая по еврейскому календарю. В этот день мы вспоминаем о событиях жизни одного из наших близких и размышляем о них. Мы зажигаем свечу и посещаем кладбище, где он похоронен.

Многие люди отмечают не только йорцайты своих родственников, но и тех или иных великих евреев. Например, многие отмечают йорцайт Моше и его брата Аарона. Раби Минделл соблюдает йорцайты многих святых и праведных людей.

Раби Минделл сказал мне: «Исроэль, знаешь ли ты, какой день завтра?»

«Нет».

«Завтра — йорцайт твоего зейде, раби Исроэля Салантера».

Я задрожал.

Исроэль Салантер!

Эта книга начиналась рассказом о нем, а в тот момент я понял, что зейде держит меня за руку, пока я иду в офис издателя. Я с трудом мог этому поверить. Должно же было так случиться, чтобы встреча с издателями состоялась именно в его йорцайт!

Если есть такая вещь, в которую я поверил, так это в то, что совпадений не бывает.

Но это, как говорят, еще далеко не все.

В следующий Шабат я встал рано утром. Я пил кофе в кухне и размышлял: «Тот ли это издатель, который нужен для издания моей книги? Может быть, следует продолжить поиски и найти другого издателя». Я человек довольно беспокойный, и поскольку эта книга так важна для меня, меня одолевали разные невеселые мысли.

Затем я решил: «Пора прекратить волноваться. Начинай учиться». Я стал читать афтару — главу из книг пророков для этого дня.

И тут я чуть не упал со стула.

Имя моего издателя — Йонатан Давид. А о чем рассказывалось в той афтаре? О глубокой дружбе, связывавшей двух великих людей: Йонатана (сына царя Шауля) и Давида (будущего царя Израиля).

Я видел только эти слова: « Йонатан / Давид … Йонатан / Давид … Йонатан / Давид …»!

Это было знамение свыше.

Я хочу, чтобы вы обратили внимание на последние слова этой афтары:

«И сказал Йонатан Давиду: Иди с миром, а в чем клялись мы оба Именем Г-спода, сказав: “Г-сподь да будет между мною и тобою и между моим потомством и твоим потомством”, остается навечно».[6]

Эту молитву необходимо читать всем нам. Всегда, во все времена, начиная от Йосефа и его братьев — нет, начиная от Каина и Эвеля, — в мире не было ничего, кроме вражды и раздоров. Достаточно! Уже достаточно! Хватит воевать. Хватит соперничать. Хватит ненавидеть.

Мир, сейчас время для мира.

Как Йонатан и Давид, да будем все мы и все наши дети, в любое время и навсегда друзьями, и да будет наша дружба скреплена Именем Б-га.

* * *

Я все еще не могу оставить вас. Напоследок мне хочется рассказать вам одну историю, которую, как мне кажется, вы никогда не забудете.

Перед самым рассветом можно услышать пение птиц. Своим тонким чутьем они ощущают, что скоро начнется восход солнца. Их органы чувств распознают появление света за горизонтом. Если во тьме изгнания вы прислушаетесь к происходящему вокруг вас, вы услышите пение птиц; вы услышите постепенно приближающиеся звуки шагов Машиаха. Рассвет очень близок, ближе, чем вы думаете. Он придет внезапно; вдруг появится свет и всё, что есть на Земле, обновится. Мы должны быть готовы встретить рассвет.

Сейчас всюду ночь. Мы, евреи, находимся не только в изгнании «во всех четырех сторонах света». Мы оторваны от нашего Б-га и друг от друга, от наших братьев и сестер.

Но рассвет очень близок. Я думаю, мы не осознаем, насколько он близок.

Несколько лет назад наша дочь Мириам побывала в Израиль, где посещала занятия одного семинара.

Вместе с другими девушками она поехала в Тверию — святой город на берегу озера Кинерет, «Галилейского моря». Экскурсия ненадолго остановилась на дороге вокруг озера, и девушки решили навести порядок в багажных отделениях автобусов. Затем все поехали в близлежащий отель. В отеле Мириам стала искать свою сумку, в которой были ее вещи и кое-какие ценности. Но ее нигде не могли найти.

Мириам сказала водителю: «Может быть, мы оставили мою сумку там, где перебирали багаж». В поисках сумки водитель с Мириам и ее подругой поехали назад к тому месту на дороге.

Вскоре они попали в огромную дорожную пробку. Несколько километров вдоль дороги неподвижно стояли машины. Что произошло? Они решили оставить автобус на обочине дороги и идти пешком к тому месту, где они раньше сортировали багаж.

Через некоторое время они увидели очищенный от машин участок дороги, заполненный полицейскими и солдатами. Посредине дороги лежала желто-голубая сумка. К ней прикрепили электрические провода, которые тянулись к линии электропередачи. Над сумкой склонился солдат.

Хафец хашуд, бомба!

«Атик шели», — закричала Мириам на иврите. «Это моя сумка!».

Со всех сторон к ней бежали солдаты и полицейские.

«Это твоя сумка? Опознай ее. Где она была? Какого она веса? Там мягкие или твердые вещи? Что в ней?»

Солдат отошел на шаг от сумки. Все переглядывались друг с другом. Внезапно все стали хохотать. И вдруг все солдаты, все полицейские, все вышедшие из машин водители стали смеяться и петь. На дороге вокруг Кинерета, посреди огромной дорожной пробки, смеялись евреи в черных шляпах, в вязаных кипах, без кип, с розовыми волосами и вдетыми в губы кольцами, с пейсами и в черных кафтанах, в шортах и без рубашек, кибуцники и ликудники, сефарды и ашкеназы, молодые и старые, женщины и мужчины, родители и дети, умный сын, злой сын, простак и тот, кто не знает даже, как задать вопрос. Они забыли вражду между собой и вдруг вспомнили, кто они. Они думали — как поразительно хорошо, что мы все, вместе, в течение всей нашей истории выжили, несмотря ни на что, когда казалось, что нет никаких шансов выжить, несмотря на все предсказания и на все «преждевременные отчеты о нашей смерти и истреблении».

То, что произошло, это предвестие прихода Машиаха.

С огромным почтением обращаюсь я к еврейскому народу и всему миру: хорошенько поразмыслите над этой историей. Еврейские народ — святой народ; «будете Мне избранным из всех народов … и будете Мне царством священнослужителей и народом святым».[7]

Время прихода Машиаха очень близко. Нам осталось не так долго ждать. Отношения евреев между собой должны строится с учетом этого обстоятельства. Мир должен понимать, что «именем твоим (еврейского народа) будут благословляться все племена на земле».[8]

Путь назад, к Б-гу, очень легок. Он доставляет большое удовольствие. Если вы — еврей, то это как раз то, что вы давно искали, даже не осознавая, чем вы заняты. Если вы — нееврей, то внесите добро и исцеление в этот мир и поддерживайте ваших еврейских друзей в их желании вернуться назад, к святому Первоисточнику. Это будет самое большое ваше благословение.

Рассвет приближается. Птицы поют в темноте. Слышны шаги Машиаха. И мы приходим домой, к Б-гу. Это будет скоро, очень скоро. В небе появляется свет. Нужно спешить! Слишком многое необходимо сделать до прихода Машиаха!



[1] Берешит 2:23.

[2] Авот 1:14

[3] Возможно, Вы заметили, что в этом «списке» я не провел разделения на ортодоксов, консерваторов, реформистов. Такое различение является искусственным. Мы, евреи — один народ, одна нация, и у нас один Б-г и одна Тора. Любые попытки разделить нас на подобные группы, вносят только путаницу и неразбериху в наши ряды.

[4] Йешая 11:11

[5] Теилим 23

[6] I Шмуэль 20:42

[7] Шмот 19:5—6

[8] Берешит 12:3

с разрешения издательства Швут Ами


Раби Ашер бар Йехиэль вошел в историю под прозвищем «Рош». И не зря: на иврите «рош» — это одновременно и «голова», и «глава-руководитель». Рабейну Ашер был величайшим мудрецом и главой поколения. Ему довелось жить и в Германии, и в Испании, и везде евреи считали Роша своим главой и учителем. На основе трудов и постановлений Роша его сын и ученик составил кодекс законов, который позже стал основой для Шульхан Аруха. Читать дальше