Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Горе тому, кто облечён властью, ведь она хоронит тех, кто ею обладает»Вавилонский Талмуд, Псахим 87 б
Тема

Реувен

Оглавление

Реувен, первенец Яакова [↑]

Реувен бен Яаков (ראובן) — старший сын праотца Яакова и его жены Леи, один из родоначальников 12-ти колен Израильских, предок колена Реувена (иногда также встречается в форме «Рувен»; в русск. традиции — «Рувим»). Годы жизни Реувена: 2192—2317 гг. (1568-1443 гг. до н.э.).

Родился в Харане 14 кислева 2192 года (1568 до н.э.), когда его отцу Яакову было 84 года (Берешит 29:32; Ялкут Шимони 162).

Как указывают знатоки сокровенного учения, этот первенец Яакова явился новым воплощение души (см. тему Гилгуль — реинкарнация) Каина, первого сына Адама (Седер адорот).

После его появления на свет его мать Лея произнесла: «Б-г увидел мою печаль (רָאָה בְּעָנְיִי), и теперь мой муж полюбит меня» — и поэтому ребенка назвали именем Реувен (רְאוּבֵן) (Берешит 29:32). Это имя также запечатлело счастливый возглас Леи: «Посмотрите — сын (רְאוּ בֵּן — реу бен)! Б-г подарил мне сына!» (Пиркей дераби Элиэзер 36).

В этом, на первый взгляд, непроизвольном возгласе матери содержалось скрытое пророчество: «Посмотрите, мой сын не будет подобен сыну моего тестя (т.е. Эсаву), который по своей воле продал Яакову первородство, а затем возненавидел его за это! Но, когда в будущем Яаков лишит моего сына прав первенца, передав их Иосифу — сыну моей сестры Рахели, то Реувен не только не затаит зло на Иосифа, но и попытается выручить его из беды» (Брахот 7б, Раши).

В Харане родились десять братьев Реувена и сестра Дина.

В 2205 году (1555 г. до н.э.), когда Реувену было тринадцать лет, семья возвратилась из Харана на родину Яакова, в страну Кнаан (Берешит 31:17-18).

По дороге в город Хеврон, 11 Хешвана 2207 года (1554 г. до н.э.), умерла при родах Рахель, вторая жена Яакова — и спустя некоторое время после этого Яаков переместил свою постель в шатер служанки Рахели, Билы. Уязвленный Реувен самовольно перенес постель отца в жилище своей матери Леи, сказав: «Если прежде сестра моей матери была ее соперницей, то неужели теперь ее соперницей будет служанка сестры?!» (Берешит 35:16-22).

За этот проступок Яаков лишил Реувена права первородства, которое перешло к Иосифу — первенцу от Рахели (I Диврей аямим 5:1; Маарша, Бава батра 123а).

Вскоре семья достигла Хеврона, и здесь пятнадцатилетний Реувен впервые увидел своего праведного деда Ицхака. В течение нескольких последующих лет Реувен изучал основы Б-жественной мудрости под руководством отца и деда (Шмот раба 1:1).

В тот же период Реувен и его братья часто уходили пасти стада на дальние пастбища — в том числе, и в район Шхема, где были обширные луга. В 2213 году (1547 г. до н.э.), во время одного из таких дальних переходов, Реувен принимал участие в вооруженном столкновении с войском семи кнаанских царей, которые попытались отомстить семье Яакова за гибель жителей Шхема, — это столкновение завершилось заключением мирного договора (Ялкут Шимони 133).

В 2214 году (1546 г. до н.э.) в Хевроне умерла его мать Лея. Она была похоронена в семейной усыпальнице — пещере Махпела (Седер адорот).

Реувен и продажа Иосифа [↑]

В 2216 году (1544 г. до н.э.) Реувен и его братья вновь отправились пасти свои стада в район Шхема. И когда они поднялись на возвышенность у деревни Дотан, расположенной недалеко от этого города, то издали заметили, как к ним приближается младший брат Иосиф, который обычно оставался в Хевроне вместе с отцом (Берешит 37:12-18). Теперь некоторые из братьев решили воспользоваться сложившейся ситуацией, чтобы покарать Иосифа за доносительство и наушничество — ведь, им казалось, будто он постоянно следит за ними и, извращая увиденное, клевещет на них отцу. Так, делая поспешные и ложные выводы из своих наблюдений, Иосиф обвинял их перед отцом в разврате и в употреблении в пищу мяса, отсеченного от живого животного (Раши и Сифтей хахамим, Берешит 37:2). И если бы проступки, в которых он ложно обвинял братьев, действительно были бы совершены, то за некоторые из них, согласно закону Торы, они подлежали бы смертной казни (Ор ахаим, Берешит 37:20).

И пока Иосиф приближался к холму и поднимался по крутому склону, братья устроили судебное разбирательство, на котором один из них предложил казнить доносчика.

Но Реувен решительно возразил: «Не делайте зла мальчику! Он еще слишком юн и не подлежит смертной казни! И, конечно, он не желал нашей смерти, как вам показалось» (Берешит 37:21, 42:22, Сфорно).

А когда другие братья стали настаивать на смертной казни, Реувен все же попытался спасти Иосифа, сказав: «Не будем его убивать! Не проливайте кровь! Бросьте его в яму в этой пустыне, но не налагайте на него руки!» (Берешит 37:22).

Братья поняли его так, будто и он согласен казнить Иосифа, но лишь предлагает такой способ казни, при котором на их руках не окажется крови брата (Пиркей дераби Элиэзер 38). Однако, на самом деле, Реувен намеревался, улучив удобный момент, извлечь Иосифа из ямы и вернуть к отцу (Берешит 37:22; Макот 10а).

Реувен боялся, что отец обвинит в гибели Иосифа именно его — как старшего из братьев, который мог и должен был остановить остальных. А, кроме того, отец мог заподозрить его в том, что он воспользовался сложившейся ситуацией, чтобы отомстить Иосифу за переданное тому право первенца (Берешит раба 94:15).

И поскольку при судебном разбирательстве были те, кто оправдывал Иосифа, братья постановили поместить его в глубокую яму: если он невиновен, то спасется, а если виновен, то погибнет в пустыне.

Как только Иосиф приблизился, они сорвали с него длинную полосатую рубашку, подаренную отцом, и, следуя совету Реувена, сбросили его в яму (Берешит 37:23—24).

Завершив суд и приведя свой приговор в исполнение, они сели за трапезу (Берешит 37:25), а Реувен отошел подальше от них на склон одной из соседних гор, выжидая удобного момента для осуществления своего плана (Пиркей дераби Элиэзер 38). При виде беды, в которую попал Иосиф, его охватило глубокое раскаяние и стыд за проступок, совершенный им в юности по отношению к отцу и Биле, которая вырастила Иосифа. Реувен постился и молил Всевышнего о прощении: он надеялся, что, если ему удастся спасти Иосифа, то и отец простит ему прежний грех (Берешит раба 84:19).

Когда стемнело, Реувен вернулся к яме, и поскольку никого из братьев поблизости не оказалось, он решил, что подходящий момент настал. Он позвал: «Иосиф! Иосиф!» — но в яме никого не было. Он подумал, что Иосиф умер от страха или его ужалила ядовитая змея, — и братья извлекли его тело. Реувен в горе разорвал на себе одежды и, вернувшись, к братьям сказал: «В яме нет мальчика! Если Иосиф погиб, как я вернусь к отцу?!» (Берешит 37:29-30).

И вдруг к нему пришла страшная догадка. «Вы убили Иосифа?! — закричал он. — Куда я теперь пойду?! Ведь отец спросит за него только с меня!». И тогда братья рассказали ему о том, как проходившие мимо купцы вытащили Иосифа из ямы и увели в рабство. «Что же вы наделали?! — с горечью спросил Реувен. — Ведь отец от горя сойдет в могилу!» В ответ братья сообщили, что они поклялись друг другу не открывать отцу правды о том, что на самом деле произошло, — и Реувен присоединился к их клятве (Пиркей дераби Элиэзер 38).

На совместном совете они решили пропитать полосатую рубашку Иосифа кровью зарезанного козленка и отнести к отцу, сказав, что нашли рубашку в пустыне (Берешит 37:31-32).

И хотя Реувену не удалось осуществить свой план и возвратить Иосифа к отцу, все же, избавив брата от немедленной казни, он тем самым исправил грех братоубийства, совершенный первым сыном Адама — Каином.

Дальнейшая жизнь и спуск в Египет [↑]

Вскоре после этих событий Реувен женился на Эльйорам, дочери кнаанца Ави (Седер адорот), и у них родилось четыре сына, названные Ханох, Палу, Хецрон и Карми (Берешит 46:9).

В 2228 году (1532 до н.э.), когда Реувену было 36 лет, завершил жизненный путь его дед, праотец Ицхак. Его погребли в семейной усыпальнице — пещере Махпела (Берешит 35:28-29; Эрувин 53а).

В 2236 году /1524 г. до н.э./ в земле Кнаан начался голод, вызванный засухой и неурожаем (Берешит 41:54; Седер адорот). И тогда десять братьев во главе с Реувеном отправились в Египет, где по слухам еще можно было закупить зерно (Берешит 42:1-4). По пути они решили во что бы то ни стало разыскать Иосифа и выкупить его из рабства, а если потребуется, то и освободить его силой. Братья вошли в столицу Египта через десять разных ворот, с десяти различных сторон, и в течение трех дней продолжали поиски. А на третий день, когда они сошлись вместе, их схватили стражники и привели во дворец правителя страны Цофнат Панеаха. Правитель обвинил их в том, что они соглядатаи, засланные из Кнаана, чтобы выведать уязвимые места в египетской обороне. На допросе им пришлось подробно рассказать о себе, сообщив, что они оставили в стране Кнаан старого отца и младшего брата Биньямина. И тогда правитель Египта, оставив у себя заложником одного из старших братьев, Шимона, отпустил остальных, повелев им в доказательство своих слов привести из Кнаана младшего брата.

И сказали они друг другу: «Где же милосердие Всевышнего, которое Он проявлял к нашим отцам — Аврааму, Ицхаку и Яакову?! А сегодня мы отданы в руки правителя Египта, который измывается над нами!» Но Реувен на правах старшего брата сурово упрекнул остальных: «Я же вам говорил: не совершайте греха против юноши! А вы меня не послушали, и теперь его кровь взывает к вам! И как вы можете спрашивать: “Где же милосердие Всевышнего?!” — если вы согрешили перед Ним?!» (Берешит 42:5-24; Седер адорот).

Братья возвратились к отцу, но Яаков отказался отпустить с ними младшего сына, хотя Реувен и был готов принять на себя полную ответственность за Биньямина.

И лишь через два месяца, когда привезенное зерно закончилось, братьям пришлось вновь отправиться в путь — и на этот раз уже с Биньямином. А в Египте, после новой встречи братьев с Цофнат Панеахом, его стражники схватили Биньямина, обвинив в краже. Правитель страны решил оставить пойманного «вора» рабом, а остальных братьев отпустить. Однако когда братья отказались уходить без Биньямина, правитель неожиданно изгнал из своего приемного зала всех египтян и, не сдерживая рыданий, сказал братьям: «Я — Иосиф, ваш брат, которого вы продали в Египет. А теперь не печальтесь и не корите себя за то, что продали меня — ведь это Б-г послал меня перед вами для пропитания и спасения, …и Он сделал меня наместником фараона и властителем над всем Египтом!» (Берешит).

В этот момент Реувен впервые узнал о том, что Иосиф не был пленен купцами, а братья сами продали его в рабство (Зоар 1, 185б). Но, хотя Реувен и не был вместе с братьями при продаже Иосифа, все же, поскольку он согласился скрыть от отца правду, вина легла также и на него.

И в искупление этой вины много веков спустя, в период жестоких гонений после подавления римлянами восстания Бар-Кохбы, были казнены десять великих праведников Израиля — по числу десяти сыновей Яакова, включая и Реувена (Берешит рабати 178).

Вскоре после того, как Иосиф им открылся, Реувен и остальные братья возвратились в Кнаан за отцом (Берешит 45:25).

15 нисана 2238 года (1522 г. до н.э.) вся семья вступила в Египет. Реувен и еще четверо братьев были представлены фараону, который позволил сынам Израиля поселиться на северо-востоке своей страны — в плодородной земле Гошен (Берешит 47:2-6; Берешит раба 95:4).

Предсмертное благословение Яакова [↑]

В 2255 году (1505 г. до н.э.) году, когда Реувен вместе с братьями в трепете стоял возле ложа умирающего отца, Яаков в первую очередь обратился именно к нему: «Реувен, мой первенец, моя крепость и начало моей силы, первый величием и первый мощью». Но затем отец вновь горько упрекнул его за грех юности: «Ты безудержен, как вода, — не будешь ты больше первым, потому что передвинул ложе своего отца, совершил ты нечестивый поступок! Тебе принадлежали и право первенства, и право нести служение Творцу, и власть над братьями — но теперь я передаю первенство Иосифу, право нести служение — Леви, а царскую власть — Йеуде» (Берешит раба 98:4). Вместе с тем, зная о том, что Реувен глубоко раскаялся в своем прегрешении, Яаков дал ему перед смертью свое особое благословение (Берешит 49:28; Бемидбар раба 13:8).

Выполняя последнюю волю отца, Реувен и братья перенесли саркофаг с его телом в Кнаан. На пятнадцатый день месяца Тишрей 2256 года /1505 г. до н.э./ они погребли его в пещере Махпела возле Хеврона, а затем вернулись в Египет (Берешит 50:13-14).

С этого времени и до своей смерти Реувен был старейшиной и главой всего рода Яакова (Бемидбар раба 13:8).

Реувен бен Яаков умер в Египте в 2317 году (1443 г. до н.э.), в возрасте 125 лет (Седер адорот).

Впоследствии гроб с его телом был перенесен из Египта и предан земле на восточном берегу реки Иордан, в месте, называемом Ромия (Сефер аяшар, Йеошуа).

Колено Реувена [↑]

Потомки Реувена составили одно из двенадцати колен народа Израиля: при выходе из Египта в нем было сорок шесть тысяч пятьсот мужчин в возрасте от двадцати лет и старше, а перед вступлением в Землю Израиля — сорок три тысячи семьсот тридцать.

Стан колена Реувена располагался к югу от Шатра Откровения (Бемидбар).

Перед завоеванием святой земли потомки Реувена, владеющие многочисленными стадами, попросили для себя надел на восточном берегу Иордана, изобилующем хорошими пастбищами. Этот надел был отдан им на условии, что они помогут остальным коленам завоевать страну Кнаан (там же 32:1-38).

И действительно, воины из колена Реувена первыми перешли Иордан и стали при завоевании этой земли передовым отрядом сынов Израиля (Йеошуа 4:12—13).

Границы обширного нагорья на северо-восточном побережье Мертвого моря, где расселились потомки Реувена, обозначены в книге Иеошуа (13:16-23).

А когда в эпоху нечестивых царей значительная часть народа Израиля отвернулась от Б-га, среди потомков Реувена появился один из первых великих пророков — Ошеа, который призвал: «Возвратись, Израиль, к Г-споду, своему Б-гу!» (Ошеа 14:2). Как указано в мидраше, в этом пророке воплотилось святое качество самого Реувена, который глубоко раскаялся в своем грехе и призывал к раскаянию братьев (Берешит раба). А по свидетельству каббалистов, в пророке Ошеа воплотилась «искра души» Реувена (Седер адорот).

Поскольку потомки Реувена расселились в Заиорданьи, отдельно от большей части народа Израиля, они оказалось среди трех первых колен, изгнанных ассирийцам со своей земли. Их переселили в мидийские провинции Хелах, Хавор, Ара и в район реки Гозан (Диврей аямим 1, 5:26; Арахин 32б). В период Второго Храма потомки Реувена уже не возвратились в Святую Землю.

Однако через полтора тысячелетия после того, как сыны Реувена ушли в изгнание, еврейский путешественник из восточной Африки Эльдад Адани утверждал, что обнаружил в центральной Азии, за Евфратом, племена Реувена, которые, по его словам, «живут в мире и согласии» — они говорили на персидском языке и на иврите.

А в 5294 (1534) году в Европе появился посланец из далекой восточной страны, которого называли раби Давид Реувени. По его утверждению, он являлся братом царя и верховным военачальником еврейского государства Хавор, которое населяли потомки Реувена, Гада и Менаше. Раби Давид Реувени был с почетом принят римским папой Климентом и правителями ряда европейских государств, которым он предложил военный союз против мусульман (Седер адорот). Сохранился его дневник, написанный на иврите (издан в Варшаве в 5682 (1922) году).

Выводить материалы