Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Надо проявлять милосердие к врагу? Почему же Давид завещал убить Шими, сына Гэйры?

Темы: Наказание, Танах, Давид, Смертная казнь, Царь, Зеев Урман

Отложить Отложено

Шалом, квод рабаним. Изучая книгу Пеле Иоэц, я увидел такую фразу: «Но чтобы уподобиться Ему, Благословен Он, необходимо проявлять милосердие и жалость даже к врагу, желающему тебе зла. Даже если он человек, дурно поступающий, который ведёт себя вызывающе по отношению к тебе, не отстраняйся от проявления доброты, сострадания и милосердия, даже если он использует твоё благодеяние во зло тебе, так же, как Всевышний, Благословен Он, поступает со своими творениями».

С другой стороны, в книге Млахим написано про то, как царь Давид завещает перед смертью: «И вот (еще) у тебя Шими, сын Гэйры, Бинйаминянина из Бахурима; он злословил меня тяжким злословием в день, когда я шел в Маханаим, но сошел навстречу мне к Ярдэйну, и я поклялся ему Господом, сказав: “Я не умерщвлю тебя мечом”. А ныне ты (не считай) его невиновным, так как ты человек умный и знаешь, как тебе поступить с ним, и сведи седину его в крови в преисподнюю».

Как можно разрешить кажущееся противоречие между этими двумя вещами? Или это рекомендация, которой не обязательно следовать, и можно быть абсолютно праведным и близким к Творцу человеком, как был царь Давид, и не следовать этому принципу? Зеев

Отвечает рав Зеев Урман

Здравствуйте, Зеев.

Спасибо за вопрос. На самом деле, если мы заглянем в начало этой истории (Шмуэль II, 16, 5-15), то увидим, что царь Давид поступил в полном соответствии с тем, что сказано в книге Пеле Йоэц:

И когда пришел царь Давид в Бахурим, то вот, оттуда вышел человек из рода дома Шаула по имени Шими, сын Гэйры, — вышел и злословит. (6) И бросал он камнями в Давида и во всех слуг царя Давида; а весь народ и все храбрецы (Давида) были справа и слева от него. (7) И так говорил Шими, злословя: убирайся, убирайся вон, убийца и мерзавец! (8) Обратил Г-сподь против тебя всю кровь дома Шаула, вместо которого ты стал царем, и передал Г-сподь царство в руки Авшалома, сына твоего; и вот, ты — в беде, ибо ты убийца. (9) И сказал царю Авишай, сын Церуи: зачем ругает этот мертвый пес господина моего царя? Позволь, пойду я и сниму с него голову. (10) И сказал царь: что вам до меня, сыны Церуи? Пусть он ругает, верно, Г-сподь повелел ему: «Ругай Давида!» Кто же может сказать: «Зачем ты так делаешь»? (11) И сказал Давид Авишаю и всем слугам своим: вот, если (может) сын мой, который вышел из недр моих, искать души моей, то тем более теперь — Бинйаминянин. Оставьте его, пусть ругает, верно, повелел ему Г-сподь. (12) Может быть, увидит Г-сподь унижение мое и воздаст мне Г-сподь добром за нынешнее его злословие. (13) И шел Давид и люди его дорогою, а Шими шел со стороны горы навстречу ему и злословил, и бросал камни в него, и осыпал его пылью.

Да, перед смертью Давид велел умертвить Шими, сына Гэйры. Но это не было вызвано его личной обидой. Иначе он сделал бы это гораздо раньше. Дело в том, что согласно закону Торы Шими, сыну Гэйры, полагалась смертная казнь за оскорбление царского достоинства. Он был морэд бэ-малхут, «восставшим против царства». Царь Давид, оставив его в живых и даже не наказав, поступил не так, как было положено по закону, ведь сказано: Мелех ше-махаль аль кводо эйн кводо махуль — «Если царь прощает (кого-либо за) оскорбление своего достоинства, прощение недействительно». Честь царя и царства не принадлежит самому царю. Царская власть — отображение власти Всевышнего в нижних мирах. И, оскорбляя её, человек как будто оскорбляет Самого Всевышнего, не дай Б-г! Поэтому Шими, сыну Гэйры, полагалась немедленная смерть. И только перед смертью Давид, заботясь не о себе, а о душах своих подданных, зная, что без смертной казни душа Шими, сына Гэйры, не получит искупления, приказал привести приговор в исполнение.

С уважением, Зеев Урман

Материалы по теме


История отношений Йосефа и его братьев достигает апогея: начинается глава Ваигаш описанием диалога Йеуды и Йосефа, и это стало прообразом исторического противостояния их потомков: сначала колен Йеуды и Эфраима, а затем — двух царств, Южного Иудейского и северного Израильского царства. В конце главы рассказывается о том, как праотец Яаков, узнав, что его любимый сын Йосеф жив, спускается в Египет для встречи с ним. Так начинается Египетское изгнание, ставшее прообразом всех последующих изгнаний еврейского народа. Читать дальше