Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Сердце

Сердце — это не только центральный орган, который обеспечивает ток крови по кровеносным сосудам, но и средоточие физической, чувственной и умственной жизни человека. Каббалисты называют сердце жилищем духа. Сердце может быть сосудом как для самых высоких стремлений человека, так и для самых низменных.

Оглавление

Сердце как средоточие жизненных сил [↑]

В Мишлей (4:23) говорится: «Больше всего хранимого береги сердце твое, потому что из него источники жизни». Мудрейший из людей — царь Шломо учит нас, что сердце — это средоточие всех жизненных сил организма, и недаром слово «сердце» встречается в Коэлет 37 раз, а в Мишлей — 81 раз!

Слово «сердце» употребляется в Торе в десятках метафор: ужесточить сердце, мудрость сердца, положить на сердце, поселить в сердце. Сердце может быть совершенным, чистым, добрым и справедливым, а может — лживым, упрямым и далеким от Б-га. Сердце чувствует голод и жажду; радость, горе и страх.

Рамбам подробно разбирает в «Морэ Невухим» все основные определения понятия «сердце». Например, он указывает, что, поскольку сердце находится в середине тела, это слово метафорически обозначает середину любой вещи: «…до сердца небес» «с сердцевине огня».

Рамбам пишет, что сердце служит вместилищем воли и желаний — как праведных, так и греховных. Если говорится, что «сердца едины» — это означает, что у всех было единое мнение. А если сказано, что «глупцы умирают, лишенные сердца» (Мишлей 10:21), подразумевается, что глупцы лишены истинного воззрения. Рамбам также указывает, что слово «сердце» может означать «разум»: «И пустой [вначале] человек обретает сердце…» (Иов 11:12), то есть [начинает] умопостигать.

Жилище духа [↑]

Почему именно понятию «сердце» свойственна такая многозначность? Мы знаем, что у каждого органа в теле человека есть не только физиологические функции. У него имеется духовный прообраз, с которым связаны духовные «функции» этого органа.

Каббалисты пишут (например, в Нэфеш а-Хаим 1, 14 и в других местах), что сердце — жилище духа (руах). Из этого можно сделать вывод, что сердце отождествляется с самим человеком в большей мере, чем другие органы.

Поэтому сердце также орган чувств, ведь чувства человека в наибольшей мере отождествляют с ним самим, его сущностью. И когда Тора говорит (Дварим 4, 39): «Познай же ныне и положи на сердце твоё, что Господь есть Б-г на небе вверху и на земле внизу», это значит, что наша задача — сделать веру также нашим чувством, «положив ее на сердце».

Мудрость сердца [↑]

Читаем в книге Шмот (28:3), что Вс-вышний обратился к Моше: «Поговори со всеми мудрыми сердцем, которых Я исполнил духа мудрости». Что значит «мудрый сердцем» (хахам лев)? Это тот, у кого мудрость происходит от сердца, а не только от рассудка.

Мудрость сердца — это качество, которое зависит от самого человека. Он располагает свое сердце, готовит себя к тому, чтобы получить мудрость. Просто мудрый — это тот, кто умен от природы. Мудрый сердцем — это тот, кто хочет принять в свое сердце мудрость.

Царь Шломо еще в юности попросил у Вс-вышнего: «Дай Твоему рабу послушное сердце — (лев шомеа)… чтобы различать между добром и злом». И за это Вс-й дал ему «сердце мудрое и понимающее, лев хахам венавон».

Слова, в которые облек Шломо свою просьбу, проливают еще больший свет на ее суть. Он попросил дать ему чуткое, внимающее, мудрое сердце. Когда человек желает лишь одного — прислушиваться к голосу Б-га и понимать Его, он таким образом посвящает всего себя служению Б-гу. В этом и заключалось желание Шломо, и именно в этом состояла его мудрость. Шломо хотел получить чуткое сердце, всегда готовое внимать Создателю. Он стал обладателем дара мудрости только потому, что мудрость, к которой он стремился, была для него средством служения Б-гу, но не самоцелью.

Понимание сердца [↑]

Сказали мудрецы (Трактат Брахот 61а), что сердце — источник понимания. Это объясняется тем, что понимание зависит от чувства: чтобы понять что-либо, недостаточно внешнего знания, важно «прожить» это.

Поэтому в Танахе мысль описывается как «сказанное в сердце», например, (Берешит 17, 17): «И пал Авраам на лицо своё, и обрадовался, и сказал в сердце своём: чтобы у столетнего родилось! и Сара, девяностолетняя, родила!»; (Берешит 27, 41): «…и сказал Эсав в сердце своём: приблизятся дни плача по отцу моему, и я убью Яакова, брата моего».

Существует два «вида» человеческой мысли: теоретическая мысль, место которой в мозгу, и мысль, которая выражает внутренние чувства человека. Место такой мысли — в сердце, так как сердце — источник чувств.

Рав Нисим Гаон в предисловии к своему комментарию к Талмуду пишет, что есть правила, которые зависят от понимания сердца, и понимание сердца обязывает человека эти правила выполнять. Другими словами, есть какие-то основы правил поведения и отношений между людьми, которые Б-г заложил в сердце каждого человека изначально. Например, чувство благодарности к тому, кто сделал тебе добро. Ощущение недопустимости грабежа, нарушения права собственности. Ощущение, что жена другого человека запрещена тебе. И многие другие внутренние ощущения такого рода.

Сердце как сосуд [↑]

Всевышний ждет от нас служения «всем сердцем». Так сказано в Торе, и так нам заповедано повторять каждый день: «И люби Всевышнего, Б-га твоего всем сердцем твоим…» (Дварим 6:5), «…любить Всевышнего, Б-га вашего, и служить Ему всем сердцем вашим и всей душой вашей…» (Дварим 11:13). Чем чище сердце, чем больше человек работает над этой чистотой, тем выше уровень его служения, тем желаннее оно Вс-вышнему.

С другой стороны, сказано (Бемидбар 15:39): «…вы вспомните все заповеди Всевышнего и исполните их, и (тогда) не будете следовать сердцу вашему и очам вашим…». Оба эти отрывка мы произносим каждый день, читая Шма Исраэль. И, казалось бы, они противоречат друг другу.

Дело в том, что сердце — сложный «сосуд». Оно может быть наполнено высокими чувствами, сопереживанием, мудростью, преданностью служению, оно может слышать истину, а может быть наполнено страстями, необработанными эмоциями, эгоизмом, пламенем ложных идей. Человек не рождается совершенным, он должен много работать, исправляя себя.

Сердце фараона [↑]

Один из самых известных образов сердца как сосуда, полного злодейства, — это «отяжеленное сердце» фараона: «И сказал Всевышний Моисею: Иди к фараону, ибо Я отяжелил его сердце…» (Шмот 10:1). Фараон сначала совершал преступления по своему выбору, а потом Вс-вышний отяжелил его сердце, чтобы наказать его.

Так пишет Рамбам: «Если кто-то совершит великий грех или множество грехов, то в наказание за грехи, совершенные человеком по своей воле, Праведный Судья может лишить его способности к раскаянию… Поэтому написано в Торе: “И ожесточу Я сердце фараона” (Шмот, 4:21). За то, что он грешил прежде, делал зло Израилю, жившему в его стране… по приговору Всевышнего у него была отнята возможность раскаяться, чтобы наказать его за все грехи. Потому-то и ожесточил Всевышний сердце фараона» (Законы раскаяния, гл. 5).

Когда мы говорим, что у человека нет сердца, мы имеем в виду, что он потерял способность сострадать людям. В физическом смысле у фараона, конечно, было сердце, но в духовном — оно ничем не отличалось от печени (слово «тяжелый», кавед, на иврите пишется так же, как слово «печень»), являясь обычным органом, который выполняет свои физиологические функции, но не умеет делать главного — сострадать людям!

О служении сердца [↑]

«И узнаешь сегодня, и поместишь на сердце свое». «Поместить на сердце» — означает: связать разум с духом, пребывающим в сердце.

Сказано в Талмуде: «Всевышний требует сердца» (Санедрин 106). Тора без сердца называется «внешней Торой», «только на словах». Восприятие Торы как интеллектуальной системы, а не как жизненной реальности, объединяющей внутренний мир человека с волей Творца, не приводит человека к приобщению к Творцу и к жизни Грядущего мира.

Молитву недаром называют «служением сердца». Это искренний порыв человека к Б-гу, наиболее непосредственное выражение любви к Нему. «И служите Г-споду, Б-гу вашему…» — сказано в Торе (Шмот, 23:25). И еще: «Люби Г-спода, Б-га твоего, всем сердцем своим…» (Дварим,6:5). Рамбам считает, что эти слова относятся к молитве.

В Нэфеш а-Хаим (1, 4) написано, что строение человека заключает в себе все силы духовных миров, а сердце человека, центр его тела, заключает в себе всё и соответствует Храму, центру мира, основе мироздания.

Выводить материалы