Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Стремясь приблизить народ к Творцу, Хизкия изъял из обращения «Книгу исцелений», составленную мудрым царем Шломо. Эта книга, посвященная лечению с помощью различных лекарственных снадобий, оказалась настолько эффективной, что евреи перестали обращаться к Б-гу с молитвой об исцелении.

Хизкия (חזקיהו; 3174-3228 гг. /586-532 гг. до н.э./) — праведный царь Йеуды.

Родился в 3174 году /586 г. до н.э./, когда его отцу, наследнику иудейского престола Ахазу, было всего одиннадцать лет (Седер адорот). Его матерью была Авия, дочь Зехарьи (II Мелахим 18:2; II Диврей аямим 29:1).

В 3183 году /577 г. до н.э./ его отец Ахаз взошел на престол Йеуды (II Мелахим 16:1; Седер адорот). В Танахе сказано, что Ахаз «следовал путем царей Израиля (т.е. служил идолам) и даже своего сына провел через огонь» перед идолом Молохом (II Мелахим 16:3) — и этим сыном был Хизкия. Но мать тайно натерла его магической мазью саламандры, защищающей от огня, а иначе бы ребёнок погиб (Санхедрин 63б, Раши).

В 3199 году /561 г. до н.э./, после смерти Ахаза, Хизкия унаследовал престол (II Мелахим 16:20, 18:1-2; II Диврей аямим 29:1; Седер адорот). По приказу Хизкии останки его отца были волоком провезены на веревочной подстилке по всему Иерусалиму, чтобы этот посмертный позор способствовал искуплению его многочисленных грехов, — и мудрецы Верховного Суда одобрили этот поступок молодого царя (Брахот 10б, Раши; Санхедрин 47а).

В первый же месяц своего правления Хизкия возобновил служение в Храме. В первый день месяца он собрал коэнов и левитов на Храмовой горе, сказав им: «Ныне освятитесь и освятите Дом Г-спода, Б-га ваших отцов, и выбросите скверну из святилища. Ведь наши отцы изменили Ему и творили дурное перед очами Г-спода, Б-га нашего, и оставили Его, и отвернули лица от обители Б-га, и повернулись спиной. Они заперли двери притвора, и погасили светильники, и не воскуряли благовоний, и всесожжений не возносили в святилище Б-га Израиля. …Теперь у меня на сердце заключить союз с Г-сподом, Б-гом Израиля, чтобы отвратил Он от нас пламя Своего гнева». По приказу царя левиты вынесли их Храма все предметы идолопоклонства, — и на шестнадцатый день коэны снова стали приносить заповеданные Торой жертвы Всевышнему (II Диврей аямим 29:3-36, Мальбим).

Вслед за этим Хизкия призвал на праздник Песах в Иерусалим не только всех жителей Йеуды, но и евреев из десяти северных колен. По всей стране были разосланы гонцы с посланиями, в которых от имени царя говорилось: «Дети Израиля! Вернитесь к Г-споду, Б-гу Авраама, Ицхака и Израиля, и Он возвратится к уцелевшим от руки царя Ассирии. …Ведь благ и милосерден Б-г, Всесильный наш, и не отвернет лица от вас, если вы к Нему возвратитесь».

Но в земле десяти колен лишь высмеивали гонцов царя и издевались над ними. На призыв Хизкии откликнулись, кроме колена Йеуды, только часть евреев из колен Ашера, Эфраима, Менаше, Звулуна и Иссахара. И, тем не менее, в Иерусалиме состоялся великий праздник, какого не бывало со времени царя Шломо (см.) (там же 30:1-27).

После праздника по приказу царя были уничтожены идолы и срублены кумирные деревья по всей Йеуде, а также в земле Эфраима и Менаше (там же 31:1). Кроме того, Хизкия приказал уничтожить медного змея, сделанного Моше (см.), так как евреи стали почитать это изваяние как божество и совершать перед ним воскурения (II Мелахим 18:4, Радак) — и мудрецы также одобрили этот поступок царя (Брахот 10б; Песахим 56а, Раши).

Стремясь приблизить народ к Творцу, Хизкия изъял из обращения «Книгу исцелений», составленную мудрым царем Шломо. Эта книга, посвященная лечению с помощью различных лекарственных снадобий, оказалась настолько эффективной, что евреи перестали обращаться к Б-гу с молитвой об исцелении. Хизкия предпочел избавиться от этой лекарственной панацеи, чтобы вернуть молитве об исцелении ее изначальный смысл и значение, — и мудрецы одобрили это его решение (Брахот 10б, Раши).

В последующий период Хизкия сумел возвратить весь народ Йеуды не только к выполнению заповедей Творца, но и к серьезному изучению Торы. При этом, понимая глубину духовного падения многих евреев, царь действовал, в том числе, и с помощью принуждения, заставляя заниматься изучением Торы под страхом смерти. Он объявил по всей Йеуде: «Тот, кто не станет заниматься Торой, будет пронзен мечом». Вместе с тем, Хизкия выделил средства из царской казны на освещение домов учения, чтобы евреи могли учиться по вечерам и ночам. Спустя некоторое время провели проверку: от севера страны и до Беэр-Шевы не было ни одного невежественного человека — от края до края страны не нашлось ни одного мужчины, женщины или ребенка, которые не разбирались бы даже в сложнейших законах, связанных с ритуальной нечистотой (Санхедрин 94б).

В Танахе о Хизкии говорится, что «такого, как он, не было среди всех царей Йеуды ни после него, ни до него» — ведь даже Давид (см.) совершил серьезное прегрешение, а Хизкия ни в чем «не отступал от Творца» (II Мелахим 18:5-6, Ральбаг). И «во всех делах, что он начинал для служения в Доме Б-га, для соблюдения Торы и заповедей, …он действовал от всего сердца и преуспевал» (II Диврей аямим 31:21).

Первоначально ему сопутствовал также и военный успех: Хизкия разгромил войско филистимлян и преследовал их до Газы (II Мелахим 18:8).

Но вскоре ситуация существенно изменилась: в 3205 году /555 г. до н.э./ ассирийцы захватили земли северных колен, изгнав большинство жителей из страны (там же 18:9-12; Седер адорот). Таким образом, Израиль перестал существовать, а Йеуда осталась один на один с могучим врагом. Когда царь Ассирии Санхерив осадил несколько иудейских городов и направил свое войско к Иерусалиму, Хизкия сумел временно откупиться от ассирийцев, передав им затребованное количество серебра и золота из сокровищниц Храма. Ему даже пришлось снять золотую облицовку с дверей и порогов Святилища (II Мелахим 18:13-16, Радак). Но мудрецы Верховного Суда не одобрили это его решение (Брахот 10б; Песахим 56а).

Тем временем, царь начал подготовку к войне и длительной осаде. По его приказу, были укреплены стены и башни Иерусалима, а также изготовлено много оружия. Хизкия создал народное ополчение и, собрав его на площади у городских ворот, сказал: «Будьте тверды и мужественны, не бойтесь и не страшитесь царя Ассирии и всех его полчищ, потому что у нас больше сил, чем у него. С ним мышца из плоти, а с нами — Г-сподь, Б-г наш, чтобы помогать нам сражаться на наших войнах» (II Диврей аямим 32:5-8).

Кроме того, положившись на рекомендации своих военных советников, Хизкия повелел засыпать водные источники вокруг Иерусалима, и в том числе обильный поток Гихон (Шилоах), чтобы в случае осады ассирийцы страдали от жажды (там же 32:3-4). Но мудрецы не одобрили его решения, так как считали, что в этом отношении ему следовало положиться на защиту Творца (Брахот 10б; Песахим 56а, Раши и Рашаш).

В 3211 году /549 г. до н.э./ ассирийское войско подошло к Иерусалиму. Стоя под стенами города, предводитель захватчиков еврей-изменник Равшакей во всеуслышание утверждал, что царь Ассирии сильнее Б-га Израиля. Услышав, как враги поносят Всевышнего, Хизкия разорвал на себе одежды, облачился во вретище и пошел в Храм, чтобы просить Б-га об избавлении. В то же время он послал своих советников к величайшему пророку Йеуды Йешае (см.), чтобы вопросить волю Б-га. Пророк заверил царя, что ассирийцам придется снять осаду. И действительно, вскоре Равшакею сообщили, что против ассирийцев выступил царь Куша, и они были вынуждены временно оставить Иерусалим (II Мелахим 18:17-19:9, Раши; Йешая 37:1-9; Санхедрин 60а; Седер адорот).

Но в 3213 году /547 г. до н.э./ могучая армия ассирийцев возвратилась к святому городу — теперь уже под предводительством самого царя Санхерива (II Мелахим 18:13; Седер адорот). В те дни Хизкия, который вообще не отличался крепким здоровьем, тяжело заболел, и пророк Йешая предупредил его: «Так сказал Б-г: Сделай завещание своему дому, ибо ты умрешь и не будешь жить — умрешь в этом мире и не будешь жить в Грядущем мире» (II Мелахим 20:1, Раши; Йешая 38:1; Тана девей Элияу раба 8; Оцар Ишей аТанах, Хизкияу).

«За что мне это?!» — спросил Хизкия, и пророк объяснил: «За то, что ты не выполнял заповедь “Плодитесь и размножайтесь” — а у того, кто не постарался выполнить эту заповедь в земном мире, нет удела и в Грядущем мире.»

Тогда Хизкия признался: «Мне было открыто в прозрении, что от меня произойдет нечестивый сын» — и именно поэтому он не женился.

Но Йешая возразил: «Что тебе до тайн Творца?! Ты должен был делать то, что заповедано тебе, а Творец сделал бы то, что Ему угодно».

И тогда Хизкия попросил: «Дай мне в жены твою дочь. Может быть, благодаря моим и твоим заслугам у меня родится достойный сын!».

«Поздно. Тебе уже вынесен приговор», — возразил Йешая (Брахот 10а; Зоар 1, 228б).

«Обычно, навещая больного, говорят: “Да сжалятся над тобой с Небес”, — упрекнул царь пророка. — …И даже если понимают, что больной умрет, не говорят ему “…Ты умрешь и не будешь жить” — чтобы тот не пал духом. …Прерви свои предсказания и уходи! Мой пращур Давид учил, что, даже если острие меча уже приставлено к горлу, не следует прекращать молиться о милосердии» (Брахот 10а; Коэлет раба 5:4).

Хизкия повернулся лицом к стене, в сторону Храма, и погрузился в молитву, сказав: «Молю Тебя, Г-споди, вспомни сейчас, как я верно ходил перед Тобою и всем сердцем делал то, что Тебе угодно» — и зарыдал. Во время этой молитвы царь окончательно решил исправить свой грех и, женившись, выполнить заповедь «Плодитесь и размножайтесь» вопреки своему знанию будущего. А через несколько минут к нему возвратился Йешая, который передал ему слова Б-га: «Я услышал твою молитву и увидел твои слезы. Вот, Я исцеляю тебя — на третий день ты войдешь в Дом Б-га. И прибавлю Я к дням твоей жизни пятнадцать лет, и спасу Я тебя и этот город от руки царя Ассирии. Я буду защищать этот город». По указанию пророка положили компресс из сушенных смокв на место воспаления, от которого умирал Хизкия, — и через три дня царь исцелился (II Мелахим 20:2-7; Йешая 38:2-21; Зоар 1, 228б).

А на исходе трех дней, в ночь на 15 нисана, в первую ночь праздника Песах, в стане ассирийцев началась губительная эпидемия, скосившая 185 тысяч воинов (II Мелахим 19:35; Седер олам раба 23). Это произошло в час, когда Хизкия изучал Тору вместе с пророком Йешаей (Шохер тов 22:2; Оцар Ишей аТанах, Хизкияу).

Наутро Санхерив с небольшой кучкой уцелевших приспешников в панике бежал в Ниневию, где вскоре был убит своими сыновьями (II Мелахим 19:36-37).

Избавление от ассирийцев пришло в заслугу того, что Хизкия сумел возвратить весь народ Израиля к изучению и соблюдению законов Торы (Санхедрин 94б).

В Талмуде указывается, что Хизкия мог бы стать царем-Машиахом, который привел бы народ Израиля к конечному избавлению, — и тогда бы нашествие Санхерива рассматривалось как война с Гогом из страны Магог. Но поскольку Хизкия не воспринял избавление от Санхерива с должной благодарностью к Творцу, это предопределение не было реализовано (Санхедрин 94а, Раши). Парадоксальным образом Хизкию подвела сила его веры: он настолько был уверен в заступничестве Творца, что воспринял и свое исцеление, и гибель ассирийцев почти как должное. А, кроме того, он ошибочно посчитал, что изучение Торы, которым он занят, вполне может заменить благодарственную песнь за совершенные Творцом чудеса (Шир аширим раба 4:19, Эц Йосеф).

Среди военной добычи, брошенной ассирийцами у стен Иерусалима, был найден трон Шломо, вывезенный Санхеривом из Египта, — и теперь Хизкия воссел на престол своего великого пращура (Мидраш Аба Гурьён 1; Оцар Ишей аТанах, Хизкияу; Мидрешей корот амейну 1, 2).

После своего выздоровления царь взял в жены дочь пророка Йешаи — Хевци-Ва, и в 3216 году /544 г. до н.э./ у них родился сын-первенец Менаше (II Мелахим 20:21-21:1; Седер адорот; Седер адорот акацар с. 45-46).

Вскоре после этих событий Иерусалим посетили дружественные посланцы царя Вавилона — они приехали проведать Хизкию, полагая, что он еще болен. Царь гостеприимно показал посланцам из далекой страны все сокровищницы и хранилища своего дворца, — и даже сокровища Храма (II Мелахим 20:12-13, Раши). Преисполнившись гордыни, Хизкия приоткрыл перед ними ковчег и, указав на скрижали, пояснил: «С этим мы идем на битву и побеждаем!» (Ялкут Шимони, Лех 15, 77).

Узнав об этом поступке царя, пророк Йешая предрек ему: «Выслушай слово Б-га: Вот придут дни, и всё что есть в твоем доме и всё, что собрали твои отцы до сего дня, будет унесено в Вавилон, не останется ничего, — сказал Б-г. — И потомков твоих, которых ты породишь, они угонят, и будут те слугами во дворце царя Вавилона» (II Мелахим 20:12-19, Раши). Хизкия был наказан как за проявленную гордыню, так и за то, что с радостью пригласил иноверцев за свой стол, ведь, по определению Талмуда, «каждый приглашающий идолопоклонников в свой дом и обслуживающий их за своим столом, способствует изгнанию своих потомков» (Санхедрин 104а; Тана девей Элияу раба 8).

В последний период жизни Хизкия записывал пророчества Йешаи и собирал их в книгу, которая была завершена его учениками уже после его смерти (Бава батра 15а, Раши).

Хизкия умер в 3228 году /532 г. до н.э./. В час погребения мудрецы положили рядом с его телом свиток Торы, сказав: «Он выполнил всё, что здесь написано».

Похоронен в усыпальнице царей дома Давида — рядом с погребальными склепами самого Давида и его сына Шломо (II Мелахим 20:21; II Диврей аямим 32:33, Радак; Бава кама 16б-17а; Седер адорот).

с разрешения издательства Швут Ами


Пророк Моше в своей прощальной, напутственной речи, дает народу важные указания относительно судей и судебной системы, царя и многого другого. Читать дальше