Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Восточные истории, комментирующие недельную главу Торы

«Возревновав за меня среди них» (25:11)

Раби Ихья Ицхак Алеви, рав города Саны (Йемен), боролся с противниками Торы, как Пинхас. В общине появились евреи, сблизившиеся с неевреями и перенявшие их образ жизни. Раби Ихья стремился изолировать этих людей в общине, и решили они избавиться от него. Что же они сделали? Дали взятку мусульманскому судье, чтобы тот привлёк рава к ответственности по ложному обвинению и потом арестовал. Судья так и сделал: послал полицейских, чтобы те привели рава в суд. Рав сразу же понял, в чем дело. Он напоил и накормил полицейских, и попросил об одном-единственном одолжении: не позорить его и позволить идти самому впереди, а полицейские, чтобы шли за ним. Посему рав был волен выбрать маршрут, и он пошёл кружным путём. Оказавшись у дома имама, который уважал и ценил рава, неожиданно свернул и зашёл во дворец… Имам принял рава очень хорошо, и рав Ихья рассказал ему, что полицейские стоят у входа и готовы арестовать его по приказу судьи, получившего, вероятно, взятку от противников рава… Имам тут же вызвал судью, и тот признался, что действительно получил взятку, дабы отправить рава в тюрьму по ложному обвинению. Враги рава просчитались…

Часто за наши ошибки, грехи и нарушения посылаются нам с небес наказания. Но, если мы приходим в синагогу — мы проникаем в царский дворец, где можем изложить царю наши просьбы о помиловании и отмене наказания!

Посему скажи: «Вот, Я даю ему Мой завет мира» (25:12)

Раби Нехемья Эзра Мизрахи, руководитель общины выходцев из города Изеда (Иран) в Иерусалиме, описывает в своей книге происшедший с ним случай.

Раби Нехемья осиротел в раннем возрасте. Когда он подрос, брат Едидья решил сосватать его без его ведома. Едидья побеседовал с родителями невесты, те охотно согласились, а брату Нехемье он сказал: «Вечером мы приглашены в семью Нахум». Когда же они пришли, то объявил брат: «Вот пришёл жених!» Смущённый Нехемья, оглядевшись, понял, что говорится о нём. Взял Едидья брата за руку, вывел из дома и сказал: «Я исполняю обязанности отца и запрещаю тебе отказываться!» Р. Нехемья решил, что не станет возражать, но взвесит всё сам.

Ночью р. Нехемье приснился сон: будто он находится в Изеде, в доме отца матери р. Йехезкеля, и вся семья в сборе — живые с одной стороны, а умершие — с другой. Он входит в комнату, все встают ему навстречу, обнимают, целуют, благословляют и дарят ему подарки, а дедушка говорит: «Ты уничтожил зависть и ненависть, разделявшие наши семьи несколько десятилетий». А другой дедушка, р. Яаков, говорит: «Осуществилось на тебе благословение, данное Пинхасу: “Я даю ему Мой завет мира”», и все сказали: «Амен» во весь голос — и тут р. Нехемья проснулся.

Наутро, взволнованный, он отправился к дяде матери и сообщил ему, что обручился с девушкой из семьи Нахум. Ответил дядя: «Дед невесты и мать твоей мамы — родные брат и сестра. Когда родилась твоя мама, то сказал дед невесты твоей твоему деду: когда эта девочка вырастет, поженим её с моим сыном. Сказал твой дед: “Я не даю таких обещаний: когда дети вырастут, то сами выберут себе пару!” Разозлился дед твоей невесты, настаивал, что твоя мама предназначена его сыну. Однако, когда твоя мама выросла, то выбрал её рав общины для своего сына — и дед твоей невесты разгневался так, что начался раздор, который трудно описать. И вот теперь, после твоего сватовства споры и раздоры между семьями закончились!»

«И предстали пред Моше, и перед Элазаром-коэном, и перед князьями…» (27:2)

Говорили мудрецы, что не следует стесняться просить о том, что тебе положено, как это сделали дочери Целафхада, не постеснявшиеся предстать перед главой народа, чтобы попросить положенное им наследство.

Раби Хаим Хизкия Медини, именуемый, как это принято у евреев, по названию своей главной книги — Сде хемед, был любим и уважаем всеми жителями святого города Хеврона. Но чуждые влияния проникли и туда. Французская организация «Альянс» — чья сеть светского образования распространилась от Марокко до Ирака — послала своего представителя в Хеврон создать там светскую школу. Представитель «Альянса» привёз с собой большие деньги, подружился с маргинальной молодёжью и объявил, что школа откроется в начале месяца элуля.

Сде Хемед отчаянно боролся против этого проекта и даже угрожал, что уйдет с должности рава Хеврона. Однако вероотступники заявили, что «образование для них важнее, чем рабанут рава Медини». Видя это, сказал рав: «Знайте, что я не подам в отставку, а железной рукой буду вами управлять!» Он использовал всё своё влияние на уважавших и ценивших его раввинов Франции, чтобы убедить организацию «Все евреи — братья» отказаться от открытия школы. И, действительно, Хеврон был единственным большим городом в Земле Израиля, где не было школы «Альянс». Пока был жив Сде Хемед, в городе существовала единая система еврейского религиозного образования.

«Да назначит Г-сподь, Б-г душ всей плоти, мужа над всей общиной, который бы выходил перед ними и который проходил бы перед ними, и который приводил бы их, чтобы не была община Г-сподня, как овцы, у которых нет пастыря» (27:16—17)

Раби Ицхак Аркиш, автор книги Кирьят-Арба, был одним из лучших учеников «Сабы Кадиши» — р. Шломо Элиэзера Альфандари в Стамбуле. Раби Ицхак был очень беден и, когда не осталось никакого другого выхода, обратился к р. Шломо с просьбой помочь получить должность раввина в одной из общин. Сказал СабаКадиша: «Я сделаю это лишь при условии, что согласишься принять должность рава в любом городе, который я порекомендую, и не откажешься». Раби Ицхак понял так, что р. Шломо, пользуясь своим авторитетом, постарается найти должность в каком-то далёком и заброшенном городке. Однако нельзя отказывать своему учителю! Согласился р. Ицхак на поставленное условие. Тут же р. Шломо сообщил, что р. Ицхак назначен равом Стамбула. Расстроился р. Ицхак чрезвычайно, ибо даже не помышлял быть равом столицы империи, опередив в чём-то своего рава и учителя, но отказаться не мог, так как рав Шломо напомнил о поставленном ранее условии.

Церемонию вступления в должность почтил своим присутствием сам Саба Кадиша. После того, как новоизбранный рав произнёс комментарий к недельному разделу Торы, Саба Кадиша поднялся на баму и начал свою речь стихом: «Да назначит Г-сподь, Б-г душ всей плоти, мужа над всей общиной…». «Слова эти, сказал он, — перечисляют те качества, которые необходимы раву, вождю всей общины: чтобы был ведущим, а не ведомым, чтобы указывал путь, а не следовал за другими и не шёл ни у кого на поводу. Но это еще не всё: руководство должно быть очевидным. Все должны понимать, кто руководитель и кто прокладывает дорогу: “чтобы не была община Г-сподня, как овцы, у которых нет пастыря”. О таком вожде молился Моше Рабейну, и такого вождя удостоилась община Стамбула, назначив на должность рава р. Ицхака Аркиша».

«Приобщишься к народу своему и ты, как приобщился Аарон, брат твой… Да назначит Г-сподь, Б-г душ всей плоти» (27:13,16)

Цельный человек не боится смерти, ибо знает, что посвятил свою жизнь тому, чтобы соединиться с духовностью Грядущего мира. И посему Моше не боялся смерти, а заботился о том, кто заступит на его место (Ральбаг).

В конце месяца швата 5689 года (1919) заболел раби Эзра Абади воспалением лёгких и пришёл в больницу на обследование. Во вторник сообщили раву, что вечером он может отправляться домой. Утром рав собрал миньян и помолился самозабвенно. Сняв тфилин, рав продолжил разговор с окружавшими его евреями и закончил словами: «Во всякое время да будут белы одежды твои, и да не оскудеет елей на голове твоей» (Коэлет 9:8), — отрывок, в котором говорится о дне смерти. Затем поднялся, произнес искупительную молитву, завершив ее словами: «В руку Твою отдаю на хранение дух мой» (Теилим 31:6), — и отлетела его душа.

«И в месяц седьмой, в первый день месяца, священное собрание должно быть у вас; никакой работы не делайте; днем трубления да будет он у вас» (29:1)

Один человек некогда был бааль ткия, т.е. трубил в синагоге в шофар в Дни Трепета. Но потом, будучи человеком пустым, сдружился с подобными себе и, не про нас будет сказано, изменил вере отцов. Однажды он сидел с царскими музыкантами и похвалялся, что может протрубить в бараний рог таким образом, чтобы получились длинные, средние и короткие звуки. Сказали музыканты: «Пойдем, послушаем!»

Принёс (бывший) еврей шофар и стал трубить. Длинные и средние вышли хорошо, а вот короткие не получаются и всё тут. Начали над ним смеяться. Попробовал ещё, ничего не выходит! Удивился: почему именно короткие звуки не выходят? Встал и пошёл к местному раву, раби Аврааму Якини.

Ответил рав: «Так и должно быть. Ведь написано: “Счастлив народ, знающий трубление. Г-споди, в свете лица Твоего ходят они” (Теилим 89:16). Если ты не ходишь по пути, заповеданному Творцом, и отвернулся от своего народа, то не сможешь трубить короткие звуки!»

«Но почему же длинные и средние получаются?»

Ответил рав: «Потому что длинные звуки соответствуют Аврааму, от которого пошел неправедный Ишмаэль. Средние звуки Ицхаку, от которого пошёл нечестивый Эсав. Но короткие звуки соответствуют Яакову, всё потомство которого стало фундаментом еврейского народа! Поскольку ты переменил религию и присоединился к гоям, не хватило у тебя сил трубить короткие звуки!»

Испугался человек и сказал: «Ой, что я наделал, променяв истину на сиюминутные удобства!» Но закон той страны запрещал возвращение к вере отцов. Оставил человек своё имущество и ушёл из дома, только шофар взял с собой. И поскольку раскаялся он искренне, вернулись к нему силы, и он смог трубить в шофар, как прежде!

* * *

Раби Йосеф Цви приехал на остров Джерба в период Дней Трепета. Выйдя из синагоги после вечерней молитвы Рош ашана, рав поднял глаза к небу и зарыдал: «Властитель всего сущего! Пожалей нас! Как могут существовать дети твои в столь засушливый год, когда не выпало ни одной капли дождя!» И повторил ещё раз: «Ни одной капли!»

Страх напал на общину. Ещё помнили люди страшную засуху прошлого года, когда высохли все колодцы, цены на пшеницу выросли чрезвычайно и многие умирали от голода.

«Ни одной капли», — кричал рав, и все пробудились для покаяния, прося у Творца благословения.

В молитве, покаянии и великой благотворительности прошли все Дни Трепета. В ночь Йом кипура, когда все вышли из синагоги, рав Йосеф вновь остановился, поднял глаза к небу, воздел руки и воскликнул, вопрошая: «Что же это, Творец, разве забыл Ты, как посылать дождь на землю?»

В том году пролились столь обильные дожди, и море так поднялось, что жители Триполи на лодках приплывали прямо на базар Джербы!

Об этом написано в Талмуде: «Каждый год, бедный в начале (т. е. человек просит у Творца по бедности) — будет богатым в конце» Знай, что всё зависит от двух дней Рош ашана: жизнь и счастье, благополучие всех членов семьи и всего народа Израиля, здоровье и заработок, мир и спокойствие. Будем просить у Творца — и получим!


Зачем Б-гу подвергать нас проверке, если Он заранее знает, каким будет результат? В чем состоит цель испытаний и какие личные средства необходимы для их успешного преодоления? Читать дальше