Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Житель Цфата Авраам Синай родился в другой стране и с другим именем. Его звали Ибрагим Ясин…

Что лучше: ООП или Хезболла?

Ибрагим Ясин родился в 1962 году в Ливане, в долине Бекаа неподалеку от сирийской границы, в семье, которая формально относилась к мусульманам-шиитам, но религиозной не была. В 1975-м году Ливан охватила гражданская война, и на глазах у подрастающего мальчика его родина начала превращаться из райского уголка в настоящий ад. К 1980-му году Ливан представлял из себя сплошное поле боя разных вооруженных группировок: сирийцы-христиане, шииты, сунниты бились за власть, а мирные люди пытались сохранить свою жизнь.

Он вспоминает, какой ужас наступил в стране, когда там начали орудовать вооруженные сирийские и палестинские банды. Могли привязать живого человека к двум машинам, двигающимся в разные стороны и наслаждаться его криками…

Семья Ясин поддерживала про-западное ливанское правительство, но оно было в ту пору очень слабым, и фактически Ливаном управляли палестинские террористы, преследуя и наказывая ливанцев всех других конфессий и вообще — всех несогласных.

В 1982-м году в Ливан вошли израильские войска, выгнали из страны палестинских боевиков и заняли южные районы Ливана. Жители юга страны восторженно встречали израильские части, веря в то, что они защитят их от произвола и насилия.

Да, с ООП в Ливане с приходом израильской армии было покончено, но на ее место пришла «Хезболла» — ливанская военизированная шиитская организация, поддерживаемая Ираном, которая тут же приступила к осуществлению своей главной цели: изгнанию из страны оккупантов (то есть израильтян) и установлению исламского режима.

Ибрагим всегда восхищался Израилем. Иногда он смотрел на холмы северного Израиля из Ливана и мечтал попасть туда — они казались такими мирными, совсем не как в Ливане. А тут израильская армия и в его стране начала восстанавливать порядок. Постепенно у людей появлялась работа, деньги. Казалось, что мирная спокойная жизнь не за горами.

«У моей жены начались роды, и вокруг не оказалось никого, кто мог бы нам помочь: в деревне не было ни одной акушерки, ни больницы, ни даже автомашины. И тут я увидел израильский патруль, совершающий рейд по улицам нашей деревни».

Ибрагим обратился к ним за помощью, и командир патруля охотно согласился помочь. Израильский командир вошел в дом, позвал своих солдат, тут же был вызван вертолет, роженицу положили на носилки и отправили в хайфскую больницу «Рамбам».

После этого случая Ибрагим познакомился с некоторыми израильскими солдатами, начал общаться с ними. Он видел, как они были добры к ливанцам, и хотел отплатить им добром. Если он оказывался свидетелем каких-то подготовок к терактам, он сообщал об этом солдатам, так что можно сказать — стал их добровольным информатором. В глазах террористов Ибрагим был предателем и шпионом. Наверное, это так и было: он действительно хотел помочь своей стране избавиться от них.

«Аллах присматривает за мной…»

«Хезболла» не только постоянно планировала и совершала теракты против Израиля, но преследовала недовольных, в том числе и семью Ибрагима. В 1985 году «Хезболла» предприняла попытку убить всю семью Ясин, поэтому они бежали в город на юге Ливана, который находился рядом с израильской военной базой, контролировавшей этот район. Днем мужчины их семьи работали в своей деревне, а ночевать ехали в безопасный город на юге страны, где их ждали жены, сестры и дети. Так продолжалось, пока однажды Хезболла не устроила засаду в их доме. Ибрагима, его отца и двух братьев похитили и заперли в подземном бункере.

Их держали там целый год. Их пытали и резали ножами, сожгли девятимесячного сына Ибрагима на его глазах, приговорили и его самого к расстрелу за измену.

«Солдат навел на меня винтовку и нажал на курок — произошла осечка, еще раз — еще одна осечка. Тогда он направил оружие в воздух и раздался выстрел. Он снова направил на меня ружье — опять осечка! И тут я понял, что есть Всевышний, который управляет всем в мире».

В течение этого года у Ибрагима было много времени, чтобы подумать. Он вырос в нерелигиозном доме и даже никогда не был в мечети. В их деревне и мечети не было. В семье никто не читал Коран, так что о религии они все имели мало представления. В бункере Ибрагим нашел Коран и начал его читать — хотел понять, во что верит Хезболла.

К своему огромному удивлению, он не обнаружил в Коране ничего из того, что проповедовали террористы. Там не оказалось ни слова о мученической смерти или о борьбе с евреями. Ибрагим понял, что все это было изобретением экстремистов, а на самом деле, согласно исламу, тот, кто совершает самоубийство, не может быть даже похоронен на мусульманском кладбище! «Хезболла» просто узурпировала Имя Аллаха, сделав Его частью своего названия!

Ибрагим прочитал в Коране о еврейских патриархах, об Исходе из Египта, о даровании Торы… И начал верить, что Аллах присматривает за ним и не хочет, чтобы он умер. Он внезапно осознал, что его жизнь была в руках Всевышнего.

После года в бункере похитители освободили Ибрагима и его семью, полагая, что они «исправились» и теперь стали истинными ревнителями дела Хезболлы. Первое, что Ибрагим сделал, выйдя из заточения, — пошел в мечеть. Но там он услышал то же, что говорили террористы, только теперь из уст шейха: «Если ты совершишь самоубийство и станешь шахидом, тебя перевезут через огненную реку, и ты попадешь в рай». Ибрагим подумал тогда: «Если там все так прекрасно, почему шейх сам туда не спешит отправляться?» После года в тюрьме Ибрагим знал, что ни за что не будет следовать увещеваниям этого шейха.

Но пленом «Хезболлы» дело не закончилось: через некоторое время Ибрагима похитили сирийцы.

«Меня опять пытали, обливали водой, оставляли на снегу, постоянно избивали … Самое приятное из всего, что было, это когда меня подвешивали за руки — можно было отдохнуть».

Каким образом удалось ему выйти из плена «Хезболлы» и сирийцев живым?

«Я не герой, и все, что было, — не моя заслуга. Это Всевышний, только он даровал мне силы, успех и возможность сделать то, что нужно было сделать».

В первом круге Хезболлы

Ибрагим решил предпринять что-то невероятное: попытаться войти в «первый круг “Хезболлы”» и, действуя изнутри, помочь Израилю избавиться от террористов, чтобы в Ливане люди получили возможность свободно исповедовать истинный ислам.

Сначала в «Хезболле» ему, конечно, не поверили, но он представил им целую теорию о своем «исправлении» и вскоре был принят.

«Я жил среди них. Я видел все. В какой-то момент я даже вошел в отряд террористов, которые планировали атаковать израильскую военную базу. Это был мой шанс, которого я так ждал».

Ибрагиму удалось незамеченным выскользнуть из лагеря. Ловя попутки, переходя с бега на ходьбу, а потом снова на бег, он в конце концов добрался до базы израильской армии на юге страны. С некоторыми солдатами он был знаком — и передал им информацию о готовящемся теракте. Тогда же он поговорил с одним израильтянином и сказал ему, что хотел бы работать на Израиль из «Хезболлы».

— Они уже сожгли твоего ребенка. Если они поймают тебя, они сожгут всю твою семью! — отговаривал тот.

— Посмотри, что они сделали со мной, — возражал Ибрагим. — Разреши мне работать с тобой. Я ненавижу их и хочу отомстить за моего ребенка.

Конечно, израильская армия не нанимает просто так любого ливанского мусульманина, который утверждает, что хочет быть израильским шпионом. В ШАБАКе существует строгая система проверок и личностных тестов. Но после нескольких месяцев разнообразных тестов Ибрагим был принят и, работая в «Хезболле», в течение 14 лет, с 1986 по 2000 год, мешал ее планам, предотвращал нападения и спасал жизни израильских солдат.

Каждый раз Ибрагиму приходилось преодолевать ночью 60 километров, чтобы встретиться с израильтянами и передать им информацию.

В 1997 году некоторые члены группы стали подозревать Ибрагима. Он понял, что его время в Ливане подходит к концу: «Один неверный шаг, и я буду убит. Настало время реализовать мою мечту и переехать в Израиль».

Цфат — город духовных откровений

Ибрагим Ясин получил вместе с женой детьми разрешение на переезд в Израиль.

«Они мне предлагали жить где угодно, хоть в Рамат-Авиве. Но я увидел Цфат, и сердце подсказало мне: я должен жить здесь».

Ибрагим продолжал еще три года работать на израильские силы безопасности, но уже с другой стороны границы. Накануне дня Йом Кипур в 2000-м году его жизнь снова изменилась, но на этот раз переворот был духовный.

Ибрагим сидел на крыльце своего дома с женой, увидел, что все его соседи собираются в синагогу, и сказал жене: «Мечеть — это Божий дом, и синагога — это тоже Божий дом. Я хочу пойти туда». Потом он спросил своего соседа, разрешается ли ему, нееврею, заходить в синагогу, и тот ответил утвердительно. Раввин синагоги, конечно, не узнал Ибрагима и дал ему кипу, решив, что перед ним просто светский еврей.

На следующий день после Йом Кипура Ибрагим вышел на работу и рассказал там своему приятелю, что накануне был в синагоге и что чувствовал себя там очень желанным гостем. Приятель-еврей начал смеяться: «Что ты там делал?»

Ибрагима такая реакция не слишком смутила. Он стал чаще заходить в синагогу, разговаривать с религиозными евреями, читать книги… «Я чувствовал, что это часть моей веры, моей правды. Я решил пройти гиюр — но никто не шел мне в этом навстречу».

Наконец, после больших усилий и долгой учебы, Ибрагим прошел гиюр у главного раввина Цфата — рава Шмуэля Элияу — и поступил в цфатскую ешиву «Ор Якар». Теперь он зовется Авраамом Синаем, а его жена Саида — Зивой.

Сегодня они обычная религиозная семья. Любой, кто видит Авраама или его детей, никогда не догадается об их прошлом.

«Я знаю, что у меня есть миссия в этом мире. Я пришел сюда, чтобы жить, а не умирать. Когда они пытались убить меня, я спросил Б-га: “Почему ты защищаешь меня?” И тогда я понял: Он защищает меня не из-за Корана, а для того, чтобы я приехал в Израиль. Тогда я и подозревать не мог, что стану евреем, но теперь ясно вижу: именно этот путь Б-г подготовил для меня и моей семьи с самого начала…»


В этой главе «Кдошим» говорится, что каждый еврей обязан быть святым. При словах «святой человек» большинство из нас готовы сразу же представить себе мудрого всеведущего старца, непременно с длинной седой бородой, великого знатока Торы и кабалы, который все свое время проводит в молитве и изучении святых книг. Но дело обстоит совсем не так Читать дальше