Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Кто такой праведник? Тот, кто находит каждому человеку оправдание»Рабби Леви-Ицхак из Бердичева
Мы продолжаем серию рассказов о праведниках народов мира. Сегодня вспомним имена консулов разных стран, которые, рискуя своей карьерой, здоровьем, а иногда и жизнью, в годы Катастрофы выдали десятки тысяч подлинных и поддельных документов евреям оккупированной Европы, благодаря которым им удалось спастись от газовых камер.

Дипломаты против закона

В июле 1938 года, за три месяца до Хрустальной ночи, правительства 32 стран фактически дали свое согласие на террор в отношении евреев и их неминуемую гибель в огне Катастрофы. Это произошло на французском курорте Эвиан-ле-Бен (Evian-les-Bains), где в ходе международной конференции по проблемам еврейских беженцев было решено: никакой «незапланированной эмиграции» евреев из Германии и Австрии в какие-либо другие государства!

Итак, на официальную поддержку еврейские беженцы не могли рассчитывать. Счастье, что во все времена на свете есть люди, для которых человеческая жизнь имеет большую ценность, чем одобрение начальства и карьера.

Одним из наиболее известных праведников народов мира был японский дипломат Тиуне (Сэмпо) Сугихара, служивший вице-консулом в Каунасе. Он в течение месяца лично выписывал транзитные японские визы для нескольких тысяч евреев, благодаря чему беженцы смогли проехать через СССР во Владивосток, а оттуда на пароходах отправиться в Японию. Кто-то подсчитал, что общее число детей, внуков и правнуков беженцев, спасённых за тот месяц, превысило 50 тысяч.

Нам особенно дорог поступок Тиуне Сугихара, потому что, в том числе, благодаря его усилиям, были спасены от гибели литовские ешивы, и о героизме японского консула написано много. Подробно рассказывается о спасении ешив в книге Ехезкеля Ляйтнера, которая называется «Спасение Торы из огня Катастрофы».

Но г-н Сугихара был не единственным дипломатическим работником, проявившим сочувствие к евреям во время Катастрофы. Китай, Польша, Эквадор, Бразилия, Португалия, Испания, Иран, Перу, Турция, Эль Сальвадор… — в каждом из консульств этих стран было по крайней мере по одному человеку с человеческим сердцем.

Консул Китая в Австрии — Фэншань Хэ

В марте 1938 года, когда Австрия была аннексирована фашистской Германией, 185 000 евреев подверглись жестокому террору, вынуждавшему их покинуть страну. Покинуть Австрию мог каждый, имевший въездную визу и билет, однако большинство стран мира отказались их принимать.

В отличие от многих своих коллег-дипломатов, Генеральный консул Китайской Республики в Австрии доктор политологии Фэншань Хэ выдал визы в Шанхай всем, кто их просил.

Многие из тех, кому помог Фэшань Хэ, действительно достигли Шанхая: либо на корабле из Италии, либо по суше через Советский Союз. Другие использовали свои визы, чтобы добраться до Земли Израиля, Филиппин или Кубы.

В «Яд Вашем» хранятся свидетельства евреев, которым удалось спастись, благодаря самоотверженности китайского консула. Эрик Гольдстауб, например, рассказал, как в 1938 году в Вене он проводил бесконечные дни, недели и месяцы, посещая одно иностранное консульство или посольство за другим, пытаясь получить визы для себя и своих родственников (около 20 человек), пока ему наконец не улыбнулось счастье в консульстве Китая.

А некоторым даже не пришлось для получения визы официально подавать документы. Герда Готфрид Краус рассказывает, что после Хрустальной ночи ее муж ждал в длинной очереди у входа в китайское консульство. Увидев автомобиль, приближающийся к воротам, он просунул свою анкету через окно. «Видимо, генеральный консул получил его, потому что через некоторое время нам позвонили и сообщили, что нам предоставлены визы» — вспоминает Герда.

Посол Китая в Берлине Чэнь Цзэ, надеясь укрепить более тесные связи между Китаем и Германией, запретил консулу выдавать визы в таких количествах (а их было выдано сотни, если не тысячи). В личное дело Хэ в 1939 году в китайском МИДе было внесено взыскание за неподчинение непосредственному начальнику. К счастью, это взыскание не повлияло на дипломатическую карьеру Фэшань Хэ: он спокойно доработал до пенсии и умер в 1997 году, в возрасте 96 лет.

Консул Эквадора в Швеции — Мануэль Борреро

Эквадор отнесся к выдаче евреям въездных документов более жестко, чем Япония: консул Эквадора в Стокгольме Мануэль Борреро, отправлявший евреям эквадорские паспорта, был за это уволен со своей должности и уже не вернулся к дипломатической работе.

Д-р Мануэль Антонио Муньос Борреро был назначен консулом в Стокгольме в 1931 году. В 1941 году при содействии чилийского консульства д-р Муньос Борреро направил в Стамбул около 80 паспортов для раздачи польским гражданам, большинство из которых были евреями. За это самоуправство он был уволен в январе 1942 года, но шведы не конфисковали архивы консульства, как того просил Эквадор, поэтому печати и документы остались в распоряжении Борреро.

Позднее еврейские лидеры в Швеции рав Авраам Исраэль Якобсон и Илель Сторч обратились к доктору Муньосу Борреро с просьбой выдать паспорта евреям в оккупированной Европе — ведь обладатель такого паспорта мог воспользоваться относительной защитой от депортации и лагерей смерти, предоставляемой латиноамериканским гражданам. Д-р Муньос Борреро начал выдавать паспорта по полученным им спискам, несмотря на то, что ему было запрещено использовать какие-либо документы или оборудование, принадлежащие консульству. Вскоре шведская полиция его вызвала на допрос, и до конца войны он находился под наблюдением шведских спецслужб.

К несчастью, эквадорские паспорта, отправленные из Швеции в Польшу, не спасли их новых владельцев. Одна группа евреев с латиноамериканским гражданством, в том числе, с эквадорскими паспортами, была депортирована в Берген-Бельзен и убита там в октябре 1943 года. Вторая группа польских евреев с иностранными паспортами, в том числе 10 — с документами из Эквадора, была отправлена сначала во французский лагерь Виттель, а позже — в Освенцим.

Эквадорские паспорта, выданные д-ром Муньосом Борреро, также были отправлены в Нидерланды. Эти паспорта освобождали их владельцев от ношения желтой звезды и откладывали депортацию в концлагеря. Тем не менее, из этой группы евреев 96 были депортированы в Берген-Бельзен, где многие погибли. Но несколько оставшихся в живых после войны обратились к Яд Вашем с просьбой признать д-ра Муньос Борреро праведником народов мира.

Одно из свидетельств принадлежит Бетти Майер, которая вспоминает, как однажды она и ее мать получили два эквадорских паспорта на их имена. Все, что им нужно было сделать, это приклеить свои фотографии и подписаться. Благодаря этим паспортам, Бетти и ее мать отвезли не в Освенцим, а в Берген-Бельзен — один из немногих лагерей, где не было газовых камер — и они получили шанс остаться в живых.

Консул Перу в Швейцарии — Хосе Мария Баррето

В нейтральной Швейцарии было несколько дипломатов, осмелившихся проявить свое неравнодушие к судьбе евреев. О тысячах сальвадорских паспортов, выданных консулом Хосе Кастельяносом в последнее время стало известно.

Имя Хосе Марии Баррето — первого перуанца, признанного праведником народов мира, мало кому знакомо. Возможно потому, что его усилия пропали даром…

В 1938 году правительство Перу дало указание всем своим консульствам в Европе не выдавать визы иностранным иммигрантам, особенно евреям. Авраам Зильбершейн, руководитель RELICO — еврейской организации по оказанию помощи евреям в Швейцарии, —обратился к Хосе Марии Баррето, генеральному консулу Перу в Швейцарии, с просьбой выдать перуанские паспорта евреям, оказавшимся в оккупации.

Летом 1943 года швейцарская полиция обратилась за разъяснениями в посольство Перу: на каких основаниях перуанский паспорт был выдан немецкому еврею по имени Гюнтер Франк? Баррето ответил в письме перуанскому послу, что он выдал 27 перуанских паспортов 58 евреям (в том числе, 14 детям) по просьбе RELICO для спасения жизней людей в немецких концентрационных лагерях, которые иначе будут отправлены на смерть.

После того, как этот инцидент дошел до сведения министра иностранных дел Перу, министерство распорядилось аннулировать выданные паспорта и закрыть перуанское консульство в Женеве. Баррето был уволен и со своего поста, и из министерства иностранных дел Перу.

Консул Эль Сальвадора в Швейцарии — Хосе Кастельянос

Когда к Генеральному консулу Сальвадора в Женеве Хосе Артуро Кастельяносу Контрерасу обратился за помощью еврейский бизнесмен из Трансильвании Георгий Мандл, Кастельянос специально для него создал должность первого секретаря консула, дал ему новое, звучащее по-испански, имя Хорхе Мантелло и подготовил для него и его семьи документы сальвадорского гражданства — что спасло их от Освенцима.

Георгий и Хосе подружились, и начиная с 1942-го года консул и его секретарь приступили к выдаче сальвадорских паспортов евреям оккупированной Европы. По самым скромным подсчетам, этих паспортов было около 13 тысяч (по другой информации, их было около 40 тысяч)! Владелец такого документа находился под защитой Красного Креста, а позже еще и швейцарского консульства в Будапеште.

Паспорта были совершенно подлинные, выданные официальными чиновниками, на настоящих бланках, подписанные самим «первым секретарем» и заверенные подлинной печатью! Вот только предъявители их вовсе не были сальвадорцами… Всё делалось абсолютно бесплатно. Заверенные фотокопии доставлялись адресатам связными еврейского подполья, почтой Швейцарии и дипломатами нейтральных стран.

Паспорта спасали не всех. В некоторых странах восточной Европы они оказались бесполезны. Но в Дании «граждан Сальвадора» вместо Собибора и Освенцима отправляли в специальную секцию Берген-Бельзена. Самое большое количество этих документов, обеспечивавших защиту от депортации в нацистские лагеря, было направлено в Венгрию швейцарскому вице-консулу Карлу Лутцу, который прятал тысячи евреев на заброшенном стекольном заводе, получившим название «Стеклянный дом».

Вместе Кастельяносу и Мандлу удалось убедить чиновников в подлинности этих документов и привести доказательства, что в странах Европы якобы находится огромная сальвадорская диаспора. Хорошо, что нацисты не очень хорошо знали, что такое Сальвадор…

В Женеве Кастельянос работал до 1945 года. Одна из его дочерей Фрида Гарсиа вспоминала, что отец не считал, что сделал что-то особенное… После войны бывший консул жил в Сальвадоре, там и скончался в почтенном возрасте.

Консул Турции на Родосе — Селахаттин Улькумен

Селахаттин Улькумен был генеральным консулом Турции на острове Родос, оккупированном Германией. В конце июля 1944 года немцы начали депортацию 1700 евреев острова. Улькумену удалось спасти около 50 евреев, только 13 из которых были гражданами Турции, а другие имели итальянские и греческие паспорта.

Один из спасенных, Альберт Франко, вспоминает, что, благодаря вмешательству Улькумэна, его буквально сняли с поезда, уже направлявшегося из Пирея (Греция) в Освенцим.

Матильда Ториэль рассказывает, что она была гражданкой Турции, а ее муж — гражданином Италии. 18 июля 1944 года всем евреям было приказано на следующий день явиться в штаб-квартиру гестапо. Якобы они должны были зарегистрироваться для «временной транспортировки на небольшой остров поблизости», но на самом деле они были собраны для отправки в лагеря смерти.

Матильда уже собиралась войти в здание, когда Улькумэн подошел к ней и велел подождать, пока ему не удастся освободить ее мужа. Как позже сказал ей ее муж, Улькумен попросил немцев освободить турецких граждан и их семьи, которых на тот момент было всего 13. Тем не менее, Улькумен добавил в список еще 25-30 человек, не имеющих турецкого гражданства.

Гестапо потребовало предъявить документы всех людей в списке — но их не было. Селахаттин Улькумен вернулся в здание гестапо, направился к немецкому командиру, генералу Ульриху Клеману, стал настаивать на том, что, в соответствии с турецким законодательством, супруги турецких граждан сами считаются гражданами, и потребовал их освобождения, пригрозив международным скандалом. На самом деле, такого закона не существовало, и консул просто выдумал его, чтобы спасти евреев, и это ему удалось: были освобождены все, за кого он боролся.

В конце 1944 года, после того, как Турция присоединилась к антигитлеровской коалиции, Улькумена арестовали, а турецкое консульство на Родосе подверглось бомбежке, во время которой серьезно пострадали его беременная жена и двое сотрудников. Супруга Улькумена умерла через неделю после родов.

Освобожденный в конце войны, Селахаттин Улькумен вернулся в Турцию и умер в Стамбуле в возрасте 89 лет.

* * *

Селахаттин Улькумен, Хосе Артуро Кастельянос Контрерас, Хосе Мария Баррето, Мануэль Антонио Муньос Борреро, Фэншань Хэ, а также Рауль Густав Валенберг, Тиунэ Сугихара, Аристедес Соуса Мендес, Абдул-Хусейн Сардари, Себастьян Ромеро Радигалес — имена этих дипломатов мы всегда будем помнить вместе с именами всех тех праведников народа мира, которые были к нам неравнодушны.

В своих сердцах мы будем вечно благодарны каждому из этих уникальных личностей за попытки спасти евреев тогда, когда никому не было до них дела. Некоторые попытки были более удачными, иные — ни к чему не привели. Это не влияет на наше отношение к этим людям. Нам важно то, что они проявили милосердие, человечность, способность почувствовать чужую боль — и поступить так, как им велела совесть.


Наш праотец Авраам дает нам хороший пример гостеприимства. Мудрецы говорят, что его шатер был открыт на четыре стороны — для каждого гостя. Мы расскажем о правилах и традициях, рекомендуемых тем, кто желает по-настоящему исполнить эту заповедь. Читать дальше

Книга «Зогар» — об «ушпизин» небесных и земных

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Когда человек пребывает во временном жилище, под кровом Вс-вышнего, Шхина простирает над ним свои крылья, и Авраам и другие ушпизин находятся в суке вместе с ним.

Штрихи к портрету Рэхи Штернбух. Первые шаги по спасению

Сара Шапиро,
из цикла «Как смогу я видеть бедствие...»

После аннексии Австрии еврейское меньшинство стало опасаться за свою жизнь. Единственной возможностью спастись стал путь в Швейцарию.

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваера

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Вера и упование I, 13—15

Раби Авраам Йешаяу Карелиц Хазон Иш,
из цикла «Вера и упование (Эмуна увитахон)»

Известно, что мораль Торы приучает нас любить и жалеть преследуемого и сурово осуждать преследователя; и если это так, то сколь же велика и страшна опасность — быть среди тех, кто путает и подменяет преследователя преследуемым, а преследуемого преследователем!