Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«О милосердных, которые кормят голодных, поят жаждущих, одевают нагих и раздают цдаку, написано «Скажите праведнику, что благо ему, ибо он будет вкушать плоды дел своих».»Трактат «Дерех эрец раба», 2
«Что мне делать с моей жизнью? Я потерялся и не могу найти дорогу». Ответы на сложные вопросы.

Однажды я давал концерт для водителей автобусов компании «Эгед». Все знают, что израильские водители — это милейшие, приятнейшие люди, совершенно особенные. Помню, я говорил им во время выступления:

— Когда кто-то спрашивает у вас дорогу из Тель-Авива в Хайфу — он не просто спрашивает дорогу из одного города в другой. Он спрашивает вас: «Что мне делать с моей жизнью? Я потерялся и не могу найти дорогу». Поэтому я благословляю вас, чтобы вы всегда знали, что ответить. У вас особая миссия, вы — как маленькие ребе.

Один очень простой водитель автобуса подошел ко мне после концерта и сказал:

— Знаешь, когда я делаю кидуш, — это свято. Когда моя жена зажигает субботние свечи — это святее святого.

Я понял, что мы с ним можем поговорить. Этот водитель открыл мне свое сердце. Он сказал мне:

— Когда ты говорил, что водители автобуса — как маленькие ребе, что люди спрашивают у нас, куда им идти — это правда. Вот что со мной произошло пару месяцев назад.

Я вожу автобус между Хайфой и Тель-Авивом. После Зихрон-Яакова я проезжаю старое кладбище. У кладбища нет остановки, но, когда кто-то стоит, я его подбираю. Однажды я увидел там женщину. Автобус был пустой, она поднялась по ступенькам внутрь. Я видел, что с ней творится неладное. Она спросила:

— Скажи мне правду — ты ее видел?

— Кого я видел?

— Еще одну женщину — она стояла рядом со мной.

— Извини, я не обратил внимания…

Я почувствовал, что она на грани нервного срыва и сказал ей:

— Садись за мной. Расскажи, что случилось.

И она рассказала… Друзья, раскройте ваши сердца!..

Я родилась в Лодзе. Когда фашисты пришли в Лодзь, мне было четыре года. Я любила папу и маму, но больше всех, больше всех я любила своего дедушку, своего Зейде. У нас с ним была особая связь. Когда я плакала, папа и мама бежали ко мне, конечно, но ты знаешь, кто первым бросался на мой плач? Мой Зейде… Иногда мне казалось даже, что Зейде слышал мой плач еще до того, как я начинала плакать вслух, — когда я только плакала в сердце.

Пришли фашисты, и однажды утром мама сказала:

— Прости, детка, несколько дней тебе придется пожить у наших нееврейских соседей. Пообещай, что ты не будешь шуметь и будешь хорошо себя вести. А я вернусь через несколько дней.

Мама отнесла меня к соседям и ушла. Как только за мамой захлопнулась дверь, соседка подошла ко мне с кухонным ножом в руке:

— Если ты будешь шуметь, мне придется убить тебя. Никто не должен знать, что ты здесь — иначе и нам, и нашим детям грозит смерть.

Я ни разу не сказала ни слова, но внутри, глубоко в сердце, я плакала. И я всё думала, слышит ли мой Зейде, как я плачу…

Закончилась война, я приехала в Израиль с тысячами других детей. Я выросла, вышла замуж. У меня взрослые дети. Никогда никому не рассказывала я про своего Зейде. Боль была слишком глубока.

Несколько недель назад я была в гостях. Люди рассказывали там друг другу разные истории. Кто-то спросил меня, где я родилась. Я сказала, что я из Лодзя. Один еврей поднялся и спросил, как меня зовут. Когда я ответила, он сказал, что помнит моего Зейде. Оказывается, мой дедушка пережил Освенцим, приехал в Израиль и искал здесь меня повсюду, потому что знал, что я жива, — но не нашел. Он умер от инфаркта и был похоронен на кладбище возле Зихрон-Яакова.

Мой Зейде… Вдруг мой Зейде вновь ожил для меня. Сегодня утром я поехала на это кладбище — искать его могилу. Искала, искала — только к закату нашла. Я так давно не говорила с Зейде…

— Дедушка, дедушка, никто никогда не занял твоего места в моем сердце! Ты знаешь, как сильно я тебя люблю? Как сильно я по тебе скучаю?

Я плакала из самых глубин моего сердца:

— Зейде, Зейде, скажи мне только — ты слышал, как я плакала неслышно все эти годы?

И я кричала там, на могиле, во весь голос:

— Зейде, скажи мне, слышал ты меня?

И вдруг меня поразила мысль: может быть, моя мама жива? Может быть, и она ищет меня?

— Зейде, где моя мама? Зейде, умоляю, скажи мне…

Я не знаю, что со мной случилось — но вдруг я увидела женщину. Я не видела ее лица, но она обняла меня и поцеловала. Каждый может тебя обнять — но то, как тебя обнимает твоя мать… так может обнимать только один человек на Земле. Я никогда не забывала, как мама целовала меня. Эта женщина обнимала меня и говорила на идиш: «Моя дорогая девочка, я клянусь тебе, твой Зейде слышал тебя — тогда. Я клянусь тебе, он слышал тебя — все эти годы…»

Я всё повторяла:

— Где моя мама? Где моя мама?

А она твердила:

— Твой Зейде слышит тебя всегда.

Я не знаю, сколько это продолжалось, но в конце концов эта женщина сказала:

— Уже поздно, дитя моё, пойдем, я провожу тебя на остановку.

Так ты видел её?..

Из рассказов р. Шломо Карлибаха. Перевод Батшевы Эскин.


В главе Ваэра рассказывается о первых семи Казнях Египетских, которые Вс-вышний обрушил на фараона и египтян. Читать дальше

Недельная глава Ваэра

Нахум Пурер,
из цикла «Краткие очерки на тему недельного раздела Торы»

Краткие очерки на тему недельного раздела Торы. Ваэра

«Ваэра» («И я явил себя»)

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованиемотпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном.

Об утяжелении сердца фараона

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Недельная глава Ваэра

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

По материалам газеты «Истоки»

Избранные комментарии к недельной главе Ваэра

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Работа Избавления заключается в четырех конкретных фазах, которые нужно должным образом оценить для правильного понимания всего, что последует далее.

Врата востока. Недельная глава Ваэра

Исраэль Спектор,
из цикла «Врата востока»

Восточные истории, комментирующие недельную главу Торы.

Каменное сердце Фараона. Глава Ваэра

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний сообщает Моше, что Ему всё это известно и всё так и должно быть. И, наоборот, усиление гнета ускорит исход евреев из Египта. А всё, что происходит, — это средство для достижения цели Всевышнего.

Ваэра. Зачем создавать трудности, чтобы их преодолевать?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний снова посылает Моше и Аарона к фараону с требованием отпустить еврейский народ, чтобы он служил Б-гу. В доказательство, что Моше действительно послан Б-гом, Всевышний велит ему явить фараону чудо: превратить свой посох в змея. Фараон отказывается выполнить требование Всевышнего. За этим следуют десять ударов по Египту, которые должны заставить фараона подчиниться требованию Б-га. О каждом из них Моше заранее предупреждает фараона. Каждый из них представляет собой чудо, совершаемое Моше и Аароном. В нашей главе говорится о семи из этих десяти ударов. Сначала вода во всем Египте превращена в кровь — это первая «египетская казнь». Затем землю Египта и жилища египтян заполняют лягушки. Третьей казнью стало нашествие вшей на людей и скот. После этого удара египетские маги признали в действиях Моше перст Б-га, но фараон остался непреклонен. Четвертой казнью было нашествие на Египет хищных зверей, пятой — мор среди домашнего скота, шестой — воспаление кожи, переходящее в язвы, у людей и у скота, седьмой — град, уничтоживший растительность, скот, не угнанный с пастбищ, и египтян, которые после предупреждения не сочли нужным укрыться в доме. Сказано, что после шестой казни Всевышний «ожесточил» сердце фараона, т.е. придал ему упорство. При всех семи казнях евреи находились в особом положении: для них вода осталась водой, лягушки, вши, мор скота и язвы их не беспокоили. Особо оговорено, что две казни: нашествие хищных зверей и град — не коснулись земли Гошен, где жила основная часть евреев, как будто между Гошеном и остальным Египтом стояла невидимая стена.