Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Следует утаить все, что можно утаить, чтобы бедный не знал, кто дает, а дающий не знал, кто получает.»Орхот цадиким. Щедрость

О праматерях, праотцах и других важнейших элементах «фундамента» еврейского народа

Общеизвестно, что еврейский народ составили двенадцать колен. Почему двенадцать, а не одно, не два, не пять и не восемь? Что означает «12»? Скрыт ли в этом некий замысел Б-га? Если да, то какой? Ведь у Авраама и Ицхака было всего по одному продолжившему их путь сыну. У Яакова же сыновей оказалось двенадцать, и эти двенадцать превращаются в тринадцать, когда колено Йосефа делится на колена Эфраима и Менаше.

Нужно сказать, что число колен символично. Если внимательно проанализировать наше духовное наследие (письменную и устную Тору), станет ясно, что «12» и «13» присутствуют повсюду. Например, еврейский год — целостный временной отрезок, состоящий из двенадцати, а иногда из тринадцати месяцев; каждый месяц имеет свои особенности: погоду, настроение, присущие ему задачи и т. д. Год — единое целое, собрание, включающее в себя все это разнообразное «общество».

В те годы, когда двенадцать месяцев превращаются в тринадцать, добавляется не просто определенное число календарных дней (равное дополнительному месяцу), но нечто гораздо более значительное. Превращение из двенадцати в тринадцать можно увидеть и в молитве Амида. Она начинается тремя предварительными и завершается тремя заключительными благословениями — число тех и других неизменно. А вот с центральными, срединными благословениями дело обстоит иначе: изначально их в Амиде было двенадцать, потом стало тринадцать. То в одной области, то в другой прослеживается определенное тяготение к цифре тринадцать. С чем это связано?

Чтобы это понять, нам придется поработать с цифрами. Во-первых, как образуется «13»? Из тройки и десятки. А что они собой представляют? «Десять» — это общество. Еврейский миньян (собрание мужчин, в котором молитва считается общественной и наиболее эффективной) состоит из десяти евреев. Если их 20, 30 или 50 — это уже не имеет определяющего значения. Именно десять — основа общества.

Что же такое «три»? Это символ единицы. Почему? Каким волшебным образом она возникает из тройки? Сейчас мы это рассмотрим.

«Два» в иудаизме — символ конфликта. Два — это всегда деление, спор. На второй день творения, когда воды были поделены на верхние и нижние, случилась первая за всю историю существования мира ссора. Нижние воды не желали соглашаться со своим положением, считая себя вправе быть наверху.

/Между прочим, Лаван, подстроив женитьбу Яакова на не сосватанной им Лее, и только после свадьбы отдав ему в жены желанную Рахель, создал ситуацию, когда у его зятя оказалась не одна жена, а две, и этим заложил основу будущих конфликтов между одним евреем и другим./

Но вот двое спорящих решают, что конфронтация ни к чему хорошему их не приведет. И договариваются объединиться. Возникает нечто третье, — общность, единение, союз. «Три» — число, символизирующее единство. Конфликт исчерпан, и наступает продуктивная стабильность, — то есть состояние, дающее возможность развития. (То же самое можно увидеть на примере семейных пар. Поначалу мужчина и женщина существуют сами по себе, они — две самостоятельные единицы, две индивидуальности. Объединившись, они создают нечто новое, превращаются в единое целое, способное родить новую жизнь — ребенка, и в этом третьем проявляется единство двоих).

Еще один пример, демонстрирующий продуктивность тройки: праотец Авраам символизирует милость, праотец Ицхак — суд, но только от третьего из праотцев, от Яакова, несущего в себе и суд, и милосердие (в сочетании, в единстве, они дают золотую середину), берет свое начало еврейский народ.

/В устном предании сказано, что из семейства Авраама должен был произойти еврейский народ, состоящий из 12 колен. Мы находим это число и у других представителей семейства.

Двенадцать сыновей как двенадцать месяцев в году, вместе они создают целостную основу. И, между прочим, у брата Авраама Нахора их действительно родилось двенадцать: восемь от главной жены и четверо от второстепенной служанки (см. Берешит, Ваера, конец 22-й главы). Примечательно, что у Яакова то же соотношение — восемь сыновей от главных жен и четверо от их служанок. Ицхак также мог иметь двенадцать сыновей, но Эйсав и Яаков запечатали утробу Ривки; родив двоих, она не смогла рожать дальше. По поводу Ишмаэля Тора говорит (Берешит, 17,20): «12 князей произведет он…» И у Рахель должно было быть 12 детей, но они родились через поколение — у Йосефа двое, у Биньямина десять./

Если бы в нашем народе было 11 колен, то общество (10), которое, разумеется, представляет собой единое целое, и индивид (1) были бы противопоставлены друг другу, и это порождало бы постоянный конфликт. (На самом же деле в иудаизме есть место и для индивидуума с его собственным мнением, на которое он имеет право, в рамках основ Торы, разумеется. Споры о законе неизбежны, но они не являются разрушительными и не приводят к конфликту — а разрешаются установленным порядком — голосованием мудрецов Синедриона.)

Однако иногда конфликт необходим — если его можно использовать для общего блага. Так, конфликтное число 11 присутствовало в кторет (смеси благовоний, воскуряемых в Храме). В состав смеси входили одиннадцать растений, одно из которых имело резкий, неприятный запах. Конфликтуя с остальными десятью, — с «обществом», — этот компонент лишь подчеркивал общую гармонию и благоухание.

Итак, единица — это обязательно проявление индивидуализма. Между единицей и обществом трения неизбежны.

А что такое «12»? Это общество (десять) плюс две конфликтующие между собой единицы. Когда конфликт исчерпывается, двое вступают в союз, из них образуются трое; плюс общество (десять), — в итоге 13 — стабильная, способная правильно развиваться система (колено Йосефа делится на колена Эфраима и Менаше).

В качестве еще одного доказательства можно привести барайту рабби Ишмаэля, состоящую из тринадцати принципов постижения Торы. 13-й принцип символизирует число 13. В нем говорится: «Если два отрывка Торы противоречат друг другу, то разногласие разрешается посредством третьего отрывка».

И еще пример. В Храме было тринадцать ворот, то есть тринадцать путей к святости. И все — разные. Каждое колено имело «свои ворота», свой подход к Служению, свой путь. Но с другой стороны, все 13 колен — это один народ. Численное значение слова эхад — «один» — равняется 13. Это слово состоит из букв алеф — 1, хэт — 8, далет — 4. В итоге 13!

Таким образом, Тора заботится как о сохранении прав каждого чеорвека — что символизирует тройка, так и об обществе, на которое указывает 10. В этом суть числа 13.

Не может быть только одного пути, ведущего еврейский народ к Всевышнему. Путей — тринадцать! Они, конечно же, не должны выходить за рамки иудаизма, за рамки Торы. Но все, что в этих рамках — это иудаизм. Тот же, кто считает, что все евреи должны идти только одним путем, аннулирует как минимум 12 колен.


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.