Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
Суть существования как длительности — находиться между началом и завершением или идти от начала к завершенности

От переводчика: Вниманию читателя предлагается «перевод перевода» лекции нашего учителя — рава Моше Шапиро. Превращение этой лекции в письменный текст было осуществлено равом Яаковом Инбалем, одним из первых его учеников. Тот, кто слышал лекции рава Моше, понимает насколько это непростая задача. Вот что написал сам рав Инбаль в обращении к читателю:

«Темы, которые излагаются в этих записях уроков Рава, касаются очень высоких понятий. Нам хорошо известна ограниченность понимающего по сравнению с глубиной понятия, как будто он собирается выпить море — море великой мудрости. Так говорил об этом Рамбан1 (во Введении к своему комментарию на книгу Берешит): “Я очень ясно понимаю … как мала моя мудрость и способность постижения перед тайнами Торы”. Что же мы, малые из малых, можем ответить после него? Эти записи были просмотрены Равом и получили его одобрение. Излишне упоминать, что всё, здесь написанное, соответствует лишь пониманию слушателя и находится под его ответственностью».

Я полностью присоединяюсь к словам рава Инбаля. Поскольку перед нами краткое изложение лекции, то точность перевода принесена в жертву понятности текста (на сколько это возможно). В скобках даны дополнения переводчика. Так же не приведены примечания рава Инбаля (с целью избежать громоздкости текста) — они заменены более краткими и необходимыми.

1. «В начале (“бе-решит”) сотворил Б-г небо и землю». Сказали наши мудрецы («Рош а-Шана» 32а): «В начале» тоже является речением (первым из десяти, которыми создан мир)2.

Рамбан пишет:

«А теперь выслушай простое объяснение этого стиха — ясное и правильное. Всевышний, благословен Он, сотворил (“бара”) всё из ничего. В нашем святом языке только это слово “бара” используется в смысле творения из ничего. Однако, ничто из существующего под солнцем или выше не возникло из ничего, кроме тончайшей неощутимой стихии, которую Он сотворил (букв. вывел) из абсолютного ничто. Эта стихия есть существующее в потенции, готовое принять форму и выйти из потенциального состояния в актуальное, та самая первая материя, называемая по-гречески “hyle”. Но после неё уже не творил (из ничего), а создавал (“йацар”) и делал (“аса”), ибо из этой материи Он произвел все, придавая форму и порядок всему. Знай же, что у Небес — одна материя, а у Земли и всего что на ней — другая. Обе Всевышний сотворил из ничего и только их, а все остальное произвел из них». С этим согласны многие комментаторы.

Учим отсюда, что речением «бе-решит» сотворено все в потенции («бе-коах») — это творение «из ничего» («еш ми-айн»). Остальные речения обращены к этому потенциальному состоянию мира, выводят его в актуальное и создают в нем порядок («тикун»). Именно поэтому мудрецы используют выражение «маасе берешит» для обозначения творения мира (напр. в молитве и кидуше), несмотря на то, что более подходящим было бы выражение «маасе а-брия» — создание мира (букв. творения). Но поскольку, как было сказано, «берешит» так же является речением, которым сотворено всё (из ничего), а остальные речения только производят из того, что сотворено первым, то правильным будет выражение «маасе берешит» — создание «в начале».

2. Попытаемся понять глубже, что это за потенциальное состояние, сотворенное речением «берешит».

Сказано у Сфорно и в «Адерет Элияу» (а-Гра — Виленский Гаон)3, что творение «решит» есть творение времени. «Решит» — это начало ради продолжения, следующего за ним. (Ведь единичное и единственное не может быть началом). Все, существующее в дальнейшем, следует за своим началом. Как говорится: «Тело следует за головой» («рош» — голова, «решит» — начало). В этом суть времени, что все существует, как непрерывная последовательность событий, следующих одно за другим, — все, что сотворено, находится во времени и подчиняется ему.

В этом содержится глубокий и, как правило, скрытый смысл. Ведь мы привыкли представлять себя как нечто существующее, а время как внешнюю рамку (часы!), наложенную на наше существование, которая изнашивает и ущербляет, и не дает нам продолжить наше существование за пределами этой рамки. Это не так. Миру вообще не присуще бытие («киюм»), ему дано только время, а время есть ничто иное как длительность («мешех», «эмшех»). Если нечто существует, то это значит, что у него есть еще время, но не более того. Другими словами, у сотворенного нет пребывания, а только хождение («алиха»), т.е. каждому существу дано начало («решит»), идущее навстречу последующему («ахерит»). Суть существования как длительности — находиться между началом и завершением или идти от начала к завершенности (в этом смысл слова «ахерит»), но не пребывать каким оно есть на самом деле.4

В этом состоит доступный нам смысл слов Рамбана, что речением «берешит» создано потенциальное состояние всего, а именно творение времени. Т.е. создана потенциальность («коах»), стремящаяся выйти в актуальность и идущая от своего начала к завершению. Это суть творения. (Разумеется, для осуществления времени требуется создать ещё что-то, как например, место, материю и т.д., но главное, что имел ввиду Рамбан, говоря о начале творения — именно эту форму существования, как непрерывного перехода из потенциального состояния в актуальное).

3. Это представление о начале, о моменте «решит», непостижимо для человеческого разума так же, как и первый момент времени. Ведь если в этот момент время (только) возникает, то он сам временем не является, но, с другой стороны, именно с него начинается время (он первый момент времени). По нашему разумению — это противоречие. Поэтому те, кто не полагаются на учение Торы (а только на то, что постигается их разумом), утверждают, что мир (и время) вечны5.

Требуется объяснить, почему же начало мира обязательно должно быть недоступным нашему разуму. (И поэтому утверждение о вечности мира безосновательно).

Искомое начало («решит»), как выяснилось, есть переход от «ничто» («айн») к существующему «нечто» (еш). «Нечто» — это сущее, в принципе доступное нашему пониманию. «Ничто» — это тоже сущее, но абсолютно нам недоступное. (Оно носит имя «ничто» по отношению к нашей способности познания). Таким образом «решит» есть переход от того, что не может быть дано никаким образом, — к данности. Из этого с необходимостью следует, что «решит» не может быть частью мира, существующего, как данность, ибо в таком случае он есть само «нечто», а не переход из «ничто». Ведь переход должен содержать в себе завершение «ничто», абсолютно непостижимого для нас. Итак, с одной стороны «решит» еще принадлежит недоступному нам бытию, а с другой — он начинает открываться из этого «ничто». Поэтому необходимо, чтобы ход времени был доступен нашему восприятию, но возникновение самого времени, как соединенное с «ничто», должно быть скрыто от нас. Из этого следует практический закон («алаха ле-маасэ»): всякий кто утверждает, что он знает или способен познать начало существования мира и самого себя, — заблуждается и, более того, выступает против учения Торы.

4. Сказали наши мудрецы («Бава Батра» 99а): «Место [святого] ковчега не имеет размера».

Тот, кто задумается над этими словами, легко поймет, откуда их исток. Как уже мы выяснили выше, первоначально возникающее «нечто» («еш») должно нести в себе связь с «ничто» («айн»). «Решит», начало этой данности, должно включать в себя кроме творения времени, так же и творение места для его осуществления. Этим началом является место ковчега, как написано: «На Ционе, в средоточии великолепия, является Б-г» (Теилим 50:2). «Явление» — это начало откровения, выход из сокрытия. Творец как бы выходит из сокрытия, открывается на Ционе, а в «средоточии» Циона находится «камень основания» («эвен шетия»), на котором «основано» («уштат») место всего мира6. Само собой разумеется, что так же как первый момент времени ещё не есть само время, так и первоначальное «явление» места ещё не есть на самом деле место. И то и другое одинаково непостижимы для нас, поскольку они соединяют данность с недоступным для нас «ничто».

5. Ноах поместил в свой ковчег все виды животных в мире — дело невероятное с т.з. законов природы. Ясно, что ковчег Ноаха обладал тем же свойством, что и ковчег Завета, о котором сказали мудрецы, что «место ковчега не имеет размера». Когда Ноах сделал свой ковчег по размерам, заданным Всевышним, то «малое смогло вместить в себя большое». На это указано в толковании книги «Зоар» на стих «и установлю Завет Мой с тобой (с Ноахом)». «Зоар» уподобляет Завет в этом стихе ковчегу Завета, который находился в «шатре собрания» и говорит: «Что такое ковчег (Ноаха)? Это ковчег Завета».

Смысл сказанного в том, что потоп был предназначен для «стирания» творения, как сказано: «И стер всякое существо, которое создал», т.е. уничтожил «формы» («цура») творений. Поскольку каждая тварь отклонилась от созданной природы своей («разрушила форму»), то стерта была «форма» и все творение было возвращено в первозданный хаос («то-у»). Творец как бы раскаялся («и пожалел Я, что создал их») и «отменил» то, что Он сотворил. Когда мир возвращается в свое первозданное состояние, то естественные пути существования и спасения невозможны. Поэтому творению дается новое начало, «решит» — ковчег Ноаха. Он, как и ковчег Завета, указывает на «решит» места, от которого заново строится мир. «Завет» («брит») — есть то, что соединяет данность с запредельным ей и непостижимым, он — выход из «айн» в «еш». А раз так, то этот новый «решит» должен проявится таким же непостижимым образом, когда «малое вмещает в себя большое».

Из-за потопа началом для всех нас, «решит» творения, является ковчег Ноаха в силу того, что он был так же ковчегом Завета, как и тот, в который положили скрижали Завета после дарования Торы у горы Синай.

Сказано в трактате «Зевахим» (116а):

— Когда дана была Тора народу Израиля, глас потряс всё мироздание, охватила дрожь всех царей во дворцах их и воспели они песнь, как сказано: «И во дворце своем всякий прославляет Его» (Теилим 29:9). Собрались они вокруг Билама-злодея и спросили его: «Что это за глас великий, который мы слышали? Может быть потоп начался в мире?». Ответил им: «Уже поклялся Святой, Благословен Он, что не будет потопа в мире!» — «Тогда что же [возвещает] глас этот великий?» — «Есть у Него в сокровищнице драгоценность, которую Он хранил 974 поколения до сотворения мира. И Он захотел дать её своим сыновьям, как сказано: “Б-г мощь (“оз”) даёт народу Своему” (там же 29:11)». Тогда воскликнули они и сказали (завершение этого стиха): «Благословит Б-г народ Свой миром».

Ковчег Завета называется «мощь», как сказано: «Ты и ковчег мощи Твоей» (Теилим 132:8). Дарование Торы несёт в себе как потоп (разрушение творения), так и избавление от потопа. Спасение возможно только благодаря ковчегу, в котором находятся скрижали — Тора. В этом ковчеге Всевышний дарует «мощь» избавления от потопа.

6. «Сефер Йецира» разделяет всё творение на три сферы, подобные (по структуре) одна другой: мир (как пространство, «олам») — год («шана», т.е. время) — душа («нефеш»). Выше мы говорили о «решит» года и мира, а именно времени и места. Соответственно, «решит», которое в душе, — это вера («эмуна»).

Благодаря вере человек способен пожертвовать собой. Со стороны знания («даат») не существует такого аргумента (разумного основания), который заставил бы человека пожертвовать собой, ибо что может быть ценнее, чем моя собственная жизнь. Такая жертва не может быть принесена в результате расчета и обоснования. Вера — это точка «решит» в душе, которая выходит за пределы разумного. Познание начинается после веры и потому не может включить в себя веру (сделать её объектом познания). Вера означает, что я укоренён в надежном («верном») месте и полагаюсь на то, что находится за пределами моего знания, — на истину существования Творца. Только в силу этого можно пожертвовать своим собственным. Начало времени и место ковчега не имеют размера, не могут войти в расчет, совершаемый разумом. Они присутствуют лишь в вере, которая сама называется «решит», подобно им. Речение веры — это первая заповедь из десяти, возвещенных с горы Синай: «Я — Г-сподь, Б-г твой». Оно соответствует первому речению «В начале сотворил Б-г небо и землю», как это написано у Рамбана, слова которого мы приводили выше. Израиль называется «решит»: «Свят Израиль для Г-спода, как начаток (“решит”) плодов. Всякий, кто ест его, будет осужден, бедствие постигнет его» (Йирмеяу 2:3). Это на самом деле исполнится по отношению к нам, если мы будем соблюдать эту святость, быть «начатком плодов» — «решит», что значит следовать вере, которая выходит за пределы расчета и знания, доступного нам здесь, в этом мире. Сущность Израиля — это осуществление «решит», т.е. вера: «И Я обручусь с тобой верой» (Ошеа 2:22).


1 Раби Моше бен Нахман, один из первых великих комментаторов Пятикнижия и Талмуда. 2

2 Как будто сказано: «И сказал Б-г: “Да будет начало творения Неба и Земли”».

3 На первый стих книги Берешит.

4 Как сказано (Дварим 4:35): «Нет ещё (существующего) кроме Него». В формулировке Рамбама (в начале раздела «Мада»): «Нет истинно сущего кроме Него (Творца)».

5 Это общее место философии Аристотеля и его последователей. См. книгу Рамбама «Морэ Невухим», разд. 2, от гл.13 и далее. Сам Рамбам считает это положение недоказанным и следует учению Торы о творении мира «из ничего».

6 Иерусалимский Талмуд («Йома» 5.3). Ковчег находился в Святая Святых Храма, на «эвен шетия» — на месте основания мира.

Из журнала «Мир Торы»


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня
Ной — Ноах, прародитель человечества
Биография праведника и строителя ковчега.
Ноах (русск. Ной) — выдающийся праведник, один из родоначальников человечества. В его эпоху многие обитатели земли извратили свои пути. Ноах удостоился пророчества, в котором Всевышний повелел ему построить большой корабль — ковчег, на котором Ноах и его семья смогут спастись от всемирной катастрофы. Читать дальше