Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Каждому человеку необходимо мировоззрение, то есть некоторое представление о мире и роли личности в нём, определяющее нормы поведения. Иначе человек не чувствует себя полноценным.

В настоящее время многие принимают идею гуманизма как основную идеологическую базу современного мира. Это обеспечивает особую актуальность вопросу о противоречии между гуманизмом и законами Торы, которые гласят, например, что необходимо:

1. Проломить осленку затылок, если хозяин не желает выкупить его («Шмот», 34:20);

2.Проламывать голову телке, если в поле был обнаружен труп человека, и неизвестно, кто его убил («дварим», 21:1-8);

3.Истребить всех жителей ир а-нидахат1, а сам город сжечь («дварим», 13:16-17);

4.Истребить и уничтожить семь народов, так как они были источником идолопоклонства («дварим», 20:16-17);

5.Истребить потомков Амалека («дварим», 25:19);

6.Брать проценты с нееврея («дварим», 23:21);

7.Наказывать плетью за определённые преступления («дварим», 25:2);

8.Казнить мечом за определённые преступления («Шмот», 21:20);

9.Казнить удушением за определённые преступления («Шмот», 21:15);

10.Казнить сожжением за определённые преступления («Ваикра», 20:14);

11.Побивать камнями за определённые преступления («дварим», 22:23-24);

12.Вешать тела некоторых из казнённых по приговору суда («дварим», 21:22);

13.Не допускать идеи, противоречащие мировоззрению Торы («Бемидбар», 15:39)

14.Не оставлять в живых кого-либо из семи народов («дварим», 20:16)

15.Не быть милосердным к идолопоклонникам («дварим», 7:2).

Можно к этому добавить также законы «шхиты» — еврейский способ убиения животного для употребления в пищу. Сегодня принято считать его антигуманным по отношению к животным, также как и брит-милу (обрезание) — по отношению к детям.

С другой стороны, общеизвестна гуманность законов Торы. Более того, на них основаны все моральные концепции человечества, включая современные, и гуманизм в том числе. Поэтому непонятно, как вдруг законы Торы стали антигуманными, и в чём суть противоречия между ними и гуманизмом в целом. Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вначале понять суть гуманизма, причину его возникновения и определить, к какой из двух общих концепций2, приведённых ранее, он относится.

Каждому человеку необходимо мировоззрение, то есть некоторое представление о мире и роли личности в нём, определяющее нормы поведения. Иначе человек не чувствует себя полноценным. Кроме того, каждому необходимо ощущение «правильности» своих поступков, которая определяется в соответствии с имеющимся у него мировоззрением. Если такое видение мира отсутствует, то человек ощущает себя неполноценным и обычно находится в поиске истины. Именно в таком состоянии пребывает каждый ребёнок в период формирования мировоззрения. Возможно, этот факт объясняет пресловутую детскую любознательность, не прекращающие вопросы: «Что это?», «Почему?», «Зачем?»

В процессе взросления у ребенка формируется какое-то мировоззрение. Обычно оно строится на базе восприятия мира в его окружении. И не очень принципиально, что это за мировоззрение. Главное, что в результате взрослеющий человек имеет своё мнение по большинству возникающих у него вопросов (или же у него имеется инстанция, на которую он может положиться при возникновении более сложного вопроса).

В любом случае, целостное мировоззрение — внутренняя потребность человека. В принципе оно состоит из ответов на два общих вопроса:

1. Каким образом возник и существует мир?

2. Каковы место человека в этом мире, его роль, обязанности и нормы поведения?

В этом смысле религия представляет из себя полное, целостное мировоззрение, дающее ответы на главные вопросы о мире и месте человека в нем. Мир был создан Творцом, и человек должен вести себя в соответствии с требованиями и нормами, установленными Им, то есть обязан выполнить в мире то предназначение, ради которого был создан, что в религии называется моралью. Возникновение такого современного философского учения как атеизм вместе с отрицанием идеи б-жественного происхождения мира лишило многих людей целостного мировоззрения, которое было у них в рамках религии. Взамен они получили только «половинчатое» мировоззрение. Атеизм дал представление о происхождении мира, но не определил роль человека в нем и не установил новых норм поведения вместо морали, принятой до сих пор в рамках религиозного мировоззрения. Действительно, вначале основатели и приверженцы атеизма не придавали морали особого значения, назвав это условностями, придуманными людьми для различных, в основном политических, целей или просто «пережитками» прошлого. Но из-за того, что человеку всё-таки необходимо целостное мировоззрение, то есть представление не только о мире, но и о правилах поведения в нем, даже полностью принявшие атеистическую теорию пользовались ещё моральными принципами, во многом перенятыми из религии.

На базе потребности человечества в морали возникло течение гуманизма, призванное объяснить приверженцам атеистического мировоззрения роль и смысл существования человека в мире, а также соответствующие нормы поведения. В истории формирования гуманизма явно прослеживается данная тенденция.

Первой попыткой оформить течение гуманизма стало создание «Манифеста гуманизма», который открыто призывал к формированию новой атеистической религии. Этот документ был опубликован в 1933 году философом Роем Вудом Селларсом, членом Первого гуманистического общества Нью-Йорка, и унитарианским священником Рэймондом Б. Брэггом. В Манифесте подчёркивалось, что развитие человеческого общества, новые научные концепции и достижения требуют пересмотра отношения к религии: «Нынешняя эпоха породила огромные сомнения в традиционных религиях, и не менее очевиден тот факт, что любая религия, претендующая на то, чтобы стать объединяющей и движущей силой современности, должна отвечать именно теперешним нуждам. Создание такой религии — главнейшая необходимость современности…».

Гуманизм таким образом определялся как некое религиозное движение, призванное превзойти и заменить прежние религии, базирующиеся на якобы сверхъестественных откровениях. В манифесте предлагалась новая система веры, основанная на 15-ти тезисах, которые, будучи в целом светскими, отвергали существующее утилитарное, ориентированное на прибыль общество, обнаружившее свою несостоятельность, и давали общее представление о всемирном эгалитарном обществе, основанном на взаимном добровольном сотрудничестве. В нем, в частности: утверждалась идея несотворённости Вселенной;

• признавался факт эволюции природного и социального миров;

• признавалась версия о социальных корнях религии и культуры;

• отвергался традиционный дуализм души и тела, взамен которого предлагалась органическая точка зрения на жизнь;

• утверждалось, что новая религия должна формулировать свои надежды и цели в свете научного духа и научной методологии; отвергалось традиционное различие между священным и мирским, ибо ничто человеческое религии не чуждо.

Данный документ, по всей видимости, должен был разрешить сформулированную выше проблему отсутствия в атеизме целостного мировоззрения, регулирующего нормы поведения человека. Но поскольку религиозное мировоззрение ещё преобладало в то время, эта идеология первоначально представлялась как новая религия, что позволяло ей служить противовесом традиционному мировоззрению. Позже сформировалась идея атеистического гуманизма, поскольку уже не было необходимости скрываться за религиозностью концепции, так как атеистическое мировоззрение постепенно начало преобладать.

Концепция атеистического гуманизма была изложена во Втором гуманистическом манифесте в 1973 году. Этот документ отражал, как указывали его авторы, философ Пол Куртц и унитарианский священник Эдвин Г. Уилсон, «новые сдвиги и реалии мировой истории», произошедшие после издания Первого гуманистического манифеста. В Манифесте содержался призыв ко всем людям Земли принять «комплекс общих принципов, способных служить основанием для совместных действий, то есть позитивных принципов, соотнесённых с современным состоянием человека», был предложен проект всемирного светского (секулярного) общества, целью которого должна стать «реализация потенциала каждого человеческого индивида — не избранного меньшинства, но всего человечества…». В нем декларировались взгляды сторонников философии современного гуманизма на жизнь, гражданские свободы и демократию, отстаивались права человека на самоубийство, аборты, развод, эвтаназию и сексуальную свободу, признавалась возможность различных гуманистических подходов — как атеистического гуманизма, связанного с научным материализмом, так и либерально-религиозного, отрицающего традиционные религии.

И, наконец, в 2003 году были сформированы принципы современного гуманизма, изложенные в Третьем гуманистическом манифесте: • познание мира происходит в результате наблюдения, экспериментирования и рационального анализа;

• человеческие существа являются неотъемлемой частью природы, результатом эволюционного изменения, который никем не предопределён;

• этические ценности происходят от тех человеческих потребностей и интересов, которые проходят проверку опытом;

• жизнь приобретает смысл в служении личности гуманистическим идеалам;

• человеческие существа социальны по своей природе и находят смысл во взаимоотношениях между собой;

• работа на благо общества максимизирует счастье индивидуума.

Ясно, что гуманизм, как и религия, представляет собой целостное мировоззрение, где взгляд на мир основан на идее современного атеизма, который дополняется нормами поведения на основе идеалов гуманизма. Эта идеология обладает всеми признаки религии. Создатель — это природа, которая творит и воссоздаёт сама себя, то есть источник действия и первопричина находятся внутри мира природы или являются самой природой. Мораль — смысл жизни в служении личности гуманистическим идеалам. Награда — счастье приходит к человеку через служение обществу.

Можно продолжить перечень схожих с религией признаков. Гуманизм в сочетании с атеизмом представляет полноценное религиозное мировоззрение. Теория эволюции — это его теоретическая база. Гуманизм — моральные основы. Академия — храм, а «учёные — исследователи эволюции» и философы, разрабатывающие этические принципы гуманизма — служители культа, священники данной религии. Поскольку «гуманизм» как мировоззрение в своём взгляде на мир основывается на атеизме, ясно, что он, как и сам атеизм, относится ко второй концепции язычества, где первопричина находится внутри природы, как это уже подробно рассматривалось в прошлых номерах журнала. По всей видимости, именно в этом следует искать корень противоречия между гуманизмом и законами Торы.

В процессе своего формирования гуманизм предложил новые принципы морали и противопоставил их преобладавшей тогда морали религии. Поэтому вначале необходимо понять суть различия между такими видами морали. В современной философии некоторые разделяют нормы поведения на два понятия: мораль и нравственность, где мораль — это принципы поведения, требуемые от человека извне, а нравственность — внутренняя осознанная необходимость человека, проявляющаяся в поведении и соответствующая личным понятиям о совести и свободе воли.

По всей видимости, именно в этом разделении заключается принципиальное различие между двумя мировоззрениями: религией иудаизма и гуманизмом. Иудаизм говорит о морали, данной человеку извне. Гуманизм же — о некоторых общечеловеческих и универсальных принципах нравственного поведения, которые выработались в процессе истории и были приняты всем человечеством либо частью людей, считающих себя приверженцами гуманизма. Эти принципы иногда меняются, так как периодически теряют актуальность из-за перемен в обществе. В этом их главное отличие от неизменных моральных идеалов религии, которые гуманизм назвал устаревшими по причине их постоянства.

Однако «мораль», предложенную гуманистами, трудно назвать моралью настоящей, поскольку она была создана человеком. Ведь это основной принцип гуманизма — мир никем не был создан, и поэтому ни у кого нет права устанавливать моральные принципы для человека кроме него самого.

Мы видим принципиальную разницу между двумя видами этических принципов. В религии мораль «назначается» или навязывается человеку извне, невозможно выбирать ее для себя. Можно только следовать ее принципам, либо не следовать.

В гуманизме же все наоборот. Лишь сам человек выбирает мораль, и никто другой не в праве сказать ему, как себя вести. Гуманисты допускают, что не каждый человек может это сделать, а только особенно способные и всеми признанные общественные лидеры. Но основной принцип остается: мораль создаёт человек. Надо сказать, что факт создания кем-либо из людей новой морали или её выбора и «совершенствования» скорее свидетельствует об эгоизме, чем о высокой нравственности. Поясним это. Известно, что поведение человека обуславливается только двумя факторами: личными желаниями и интересами, то есть эгоизмом, а также внешними требованиями, противостоящими его эгоизму, которые в религии всегда назывались моралью, то есть осознанной необходимостью следовать моральному принципу или идеалу. Третьего фактора не может быть, все остальное обязательно относится к одному из этих двух, хотя иногда не так просто определить, что именно вызывает то или иное поведение человека. А поскольку принципы гуманизма выбираются человеком, а не «назначаются» ему извне, ясно, что они не относятся к морали, а значит, относятся к эгоизму.

Ребёнок, например, всегда ведёт себя с позиции эгоизма. Требования родителей приходят к нему извне, они противостоят его эгоизму и представляют для него идею морали. Взрослый человек поступает так же. Только роль морали играют требования общества. Получается, что ни ребёнок, ни взрослый не может выбрать для себя мораль, поскольку она всегда навязывается извне. Внутри — только эгоизм. Если так, каким образом возникают общественные моральные принципы? В религиозном обществе это понятно. Моральные принципы навязываются Творцом через Тору. В обществе атеистическом моральные принципы выбираются самим обществом или некоторыми его влиятельным представителями. Но если предложить ребёнку выбрать для себя принципы поведения, понятно, что он выберет только то, что ему удобно и приятно. Выбор будет сделан с позиции эгоизма, поскольку такова его природа. Если взрослый будет выбирать для себя мораль, ясно, что и он выберет то, что соответствует его эгоизму по той же причине. Общество в целом ведет себя при выборе моральных принципов также. Выбирается то, что приятно и удобно. Так что принципы гуманизма исходят из человеческого эгоизма и не являются моралью.

В ответ гуманисты утверждают, что моральные принципы религии были также придуманы человеком. Они полагаются на утверждение атеизма, что нет Творца, и следовательно, люди не получали извне никакой морали, а придумали её сами. А значит, из двух моралей, созданных человечеством, лучше выбрать более современную, корректнее отражающую сегодняшний опыт и знания.

Иудаизм в свою очередь утверждает, что Творец создал мир и мораль Торы пришла от Него (ряд доказательств этого приведен в предыдущих статьях). Ясно, что при отрицании Творца нет смысла говорить о морали не только в гуманизме, а также в религии. В этом случае остаётся только человеческий эгоизм, который и правит миром. Природу и суть этого эгоизма необходимо понять.

Природа и суть гуманистического эгоизма

Нравственные принципы гуманизма не являются моралью в её религиозном смысле, так как они сформулированы самим человеком. Но и эгоизмом их нельзя назвать, утверждают гуманисты, поскольку гуманизм учит людей правильно и хорошо себя вести, делать добро другим людям, посвятить жизнь служению обществу и именно в этом реализовать свое личностное начало.

Несомненно, в сути человека есть заложено стремление к добру. Поэтому в любой идеологии присутствует идея добра, пусть даже в искажённой форме. Как всепрощение в христианстве, справедливость и равенство в социализме и так далее. Даже на обывательском уровне человек получает удовлетворение, когда помогает соседу. Но только до тех пор, пока добрые дела не противоречат его эгоизму. Картина меняется моментально, когда пробуждаются личные интересы. Вдруг из доброго и отзывчивого человек превращается в злого, завистливого и капризного. Гуманистические принципы выглядят очень красиво, и каждый согласен их принять. Не сложно убедить человека применить эти принципы по отношению к другим. Но как убедить человека принять их и для самого себя, когда они идут вразрез с его личными интересами? Давайте рассмотрим схему морального поведения человека с точки зрения гуманизма. Как человек должен действовать, если гуманное отношение к другим требует поступиться своим эгоизмом?

С точки зрения гуманизма, человек должен понять, что добрые дела выгодны прежде всего ему самому. Если все люди станут последователями нравственности гуманизма, то всё общество будет процветать, что выгодно и хорошо прежде всего для каждого из представителей этого общества. Поэтому правильно и хорошо для каждого человека соблюдать данные принципы нравственности. Другими словами, если все люди будут хорошими, то это хорошо для всех.

Достаточно ли этого доказательства, чтобы убедить человека?

Например, как можно убедить человека не воровать с точки зрения гуманизма? Обычный ответ: путём воспитания. Но как объяснить ре-бёнку, что нельзя воровать?

Во-первых, ему объясняют, что это чревато для него плохими последствиями, если попа-дётся. Также рассказывают, что воры крадут у всех, то есть у него тоже, что, конечно, плохо, и всем не нравится. Так что лучше жить в обществе, где никто не ворует.

Мы видим, что все объясняется с позиции эгоизма. Всегда, даже выбирая нравственность, человек руководствуется эгоизмом.

Иногда ребёнку объясняют по-другому:

— Если украдут у тебя, тебе будет приятно? Точно также это неприятно другому. В этом объяснении используется принцип: «Не делай другому то, что не хочешь для себя». Он цитируется в Талмуде от имени Илеля: «Ненавистное для тебя, другу своему не делай». Однако этот принцип требует объяснения, также как принципы «не воруй», «не убивай» и так далее. Ведь непонятно, в конце концов, почему не делать, если для меня это хорошо? Как убедить ребёнка принять данный принцип? И снова возвращаемся к ответу:

— Потому что так хорошо для самого человека. Получается, что гуманизм хочет убедить человека поступиться своим эгоизмом ради принципов гуманизма, чтобы удовлетворить свой эгоизм. Поступиться эгоизмом ради эгоизма. Такой принцип появился на заре возникновения социализма. Он назывался тогда «разумным эгоизмом» и известен как одна из социалистических утопий.

В действительности данный принцип находится в основе всех коммунистических, социалистических и гуманистических мировоззрений, а также во всех их разновидностях. Наилучшим примером являются большевики. Нет сомнения, что краеугольным камнем своей идеологии они поставили идеалы гуманизма. Современные принципы ненамного отличаются от них (если только убрать принцип братства всех народов, совмещенный с идеей «старшего брата»).

Что выросло из этого в коммунистической Рос-сии, все хорошо знают. Но страна большевиков не исключение. Зло, причинённое миру ради идеалов гуманизма, намного превысило зло, совершенное по другим причинам.

Конечно, можно возразить, что те «гуманисты» всех обманули, они просто прикрывались идеалами гуманизма, чтобы достигнуть своих корыстных целей.

Но где уверенность, что другие будут лучше? И почему они должны быть лучше, если каждый человек — эгоист? Могут ли идеи гуманизма повлиять на его эгоистичную сущность, изменить и улучшить её?

По всей видимости, нет! Как раз наоборот. Ведь принципы гуманизма сами основаны на эгоизме, пусть даже на «эгоизме разумном». Как эгоист может выбрать принципы, ограничивающие его эгоизм?

Гуманизм не противостоит эгоизму, а принимает и использует его для обоснования своих принципов. Почему же вдруг подобные идеалы должны привести человека к отказу от эгоизма? Ясно, что человек может вполне искренно принимать идеалы гуманизма, но нет никакой уверенности в том, что в требующей жертвовать своими интересами ради гуманизма ситуации он пойдёт на это. Скорее наоборот, будут приложены все усилия, чтобы «подогнать» принципы гуманизма в соответствие с личной выгодой. Что же происходит, когда моральный принцип противоречит эгоизму? Обычно человек пытается объяснить его в рамках своих интересов, чтобы привести в соответствие с его эгоистическими интересами. Или же просто игнорирует, утверждая: «В принципе это правильно, и так должно быть, но не сейчас и не в данный момент». Тогда этот принцип остаётся только лозунгом, специально отшлифованным для митингов и других народных собраний.

У общества есть ещё один вариант. Это возможность объявить, что настоящий моральный принцип «устарел» и не соответствует духу времени. В результате он заменяется другим, который в большей мере соответствует «интересам» общества, его эгоизму. Так, например, однополые браки становятся нормой, а всеобщий разврат — символом «свободы» личности. В последнее время появилось также движение, призывающее отказаться от рождения детей из соображений гуманизма: «В конце концов, для чего нужны дети? Чтобы заботиться о родителях в старости. В современном мире нет в этом необходимости. Если так, как можно привести ребёнка в мир, полный проблем и страданий, без его согласия?» В этом процессе наблюдается усиление эгоизма, а не его уменьшение. Так происходит «совершенствование и улучшение» моральных принципов для их соответствия современной действительности и духу времени. «Гибкость» моральных принципов гуманизма хорошо известна и может привести к чему угодно. Именно таким путём шли большевики, когда утверждали, что созданный ими «моральный кодекс строителя коммунизма» — самый гуманный и моральный. Нет также сомнения, что и нацистская Германия претендовала на «истинную гуманность» своих принципов «морали». Если общество по своему усмотрению может их выбирать, то почему они не правы? Такой выбор был сделан не только эгоистической верхушкой. Нет сомнения, что эти принципы признавались подавляющим большинством населения. Только никто не ожидал подобного расширения сферы их применения. И в каждом из этих обществ были философы, общественные деятели, представители искусства и культуры, которые объясняли истинность и гуманность принятых там принципов или сами участвовали в их создании.

Можно ли полагаться на «общество» в лице его лучших представителей в выборе морали? Разве опыт и знания человека или общества приводят к моральному поведению и делают менее эгоистичным? На чём основано это утверждение? Может быть, наоборот: эгоизм людей только увеличивается со временем, а это основная сила, противостоящая морали. Поэтому ясно, что в результате гуманистического «воспитания» человек не становится лучше и не совершенствуется. Он только учится «подгонять» гуманистические принципы под собственные эгоистические стремления, поэтому нет смысла говорить о совершенствовании гуманистических принципов. Где мы видели улучшение общества в результате принятия гуманных принципов?

В чём причина несостоятельности гуманизма?

Действительно интересно, почему столь, казалось бы, красивые идеи, в конце концов, не были реализованы и никогда, должно быть, не станут реальностью? В чём причина несостоятельности этой утопии?

По всей видимости, объяснение проблемы заложено в самой сути определения идеалов гуманизма. Ведь эгоизм человека — это корень всех зол в мире во всех их проявлениях. Чтобы избавиться от зла, необходимо создать инструмент аннулирования или ограничения эгоизма. Гуманизм предлагает для этого свои моральные принципы. Но поскольку, как было сказано, моральные принципы гуманизма сами основаны на эгоизме, они не могут быть таким инструментом. Невозможно эгоизмом победить эгоизм. Невозможно эгоизму противопоставить эгоизм.

Когда ребёнку объяснили, что не стоит воровать, потому что за это сажают в тюрьму, маленький человек не получил объяснения, почему нельзя воровать, зато наверняка понял, что нельзя попадаться! А заодно ему стало понятно, что если, украв, он не попадётся, то всё будет хорошо.

А когда ребенку объясняют, что не стоит воровать, потому что воровство наносит ущерб обществу, а значит, и ему самому, он понимает, что не красть — его личный интерес. То есть это объяснение также, как и предыдущее взывает к его эгоизму, который однажды скажет: «Я очень хочу это, хоть оно и чужое». Что победит в этом противостоянии личных и общественных интересов?

Ясно, что в психике человека личная выгода всегда преобладает над интересами общества, «свой» эгоизм ему ближе, чем эгоизм «общественный»:

— В конце концов, почему должно быть хорошо для общества? Чтобы мне было хорошо. А мне хорошо именно так!

Именно таким образом исчерпывается противопоставление морали гуманизма эгоизму человека — фактически противопоставляются эгоизм общества эгоизму личности. И если в данной ситуации желание человека удовлетворить свой эгоизм сильнее желания способствовать улучшению общества, то первое победит.

И даже если мораль гуманизма (эгоизм «общественный») одержит верх в какой-то момент, человек не становится меньшим эгоистом, поскольку один эгоизм не аннулирует и не побеждает эгоизм другой, а лишь заменяет его. В конечном счёте, остаётся все тот же эгоизм.

Есть единственный способ победить эгоизм — противопоставить ему моральный принцип, пришедший извне. Но и этого недостаточно, поскольку эгоизм человека обладает неимоверной силой и способен «подогнать» под себя любой моральный принцип и объяснить любую мораль в рамках своих интересов. Более того, если человек обладает большим интеллектом и способностями, он все равно эгоистичен в своей сути, его интеллект делает все возможное, чтобы «объяснить» моральные принципы в соответствии с его интересами. Эгоизм подчиняет себе разум, а через него и мораль. Поэтому моральный принцип должен быть также вне разума человека. Настоящим противостоянием эгоизму могут быть только принципы, которые находятся вне мира природы вообще и вне постижения разума человека. То есть моральный принцип не может быть понятным, иначе он сразу комментируется эгоизмом в свою пользу. Ребёнок должен знать, что запрет воровать — это не его личный интерес, а истина извне, непостижимая для человека и не подлежащая обсуждению. Только тогда есть надежда, что он примет его как моральный принцип и согласится подчинить ему свой эгоизм. То, что понятно и может обсуждаться, комментируется эгоизмом в личных интересах. Эгоизм человека всегда найдёт какое-то «гуманное» объяснение тому, почему его личный интерес превыше морального долга.

Только внешняя мораль, находящаяся вне разума человека, способна победить эгоизм, так как в этом случае она не подлежит обсуждению со стороны человеческого представления. Ясно, что и в такой ситуации можно идти против морали. Но тогда человек просто не следует ей, то есть ведёт себя аморально и понимает это, а не подгоняет мораль под себя. Это оставляет у него ощущение некоторой не-удовлетворённости, в последствии оно может привести к исправлению.

У человека есть возможность подчинить свой эгоизм объективной истине, непостижимой его разуму. Так происходит в иудаизме. И наоборот, «истину», находящуюся в рамках понимания разума, эгоизм подчиняет себе. Получается следующая схема морального поведения: мораль вне мира и вне осознания разума человека, представляющая объективную истину, против эгоизма человека, представляющего его тело и физиологию.

Однако в этой схеме не достаёт третьего. Того, кто находится в центре, выбирает между ними и решает, подчинить эгоизм морали или мораль эгоизму. И это сам человек или его разум. Однако это само по себе предмет спора между двумя мировоззрениями — атеизмом и религией. В мировоззрении иудаизма есть принципиальное различие между человеком и животным. Человек не является частью природы и не относится к животному миру, т.к. он создан, в отличие от животного, из двух противоположных субстанций. Одна из них — его тело, физические потребности которого обуславливают внутренний естественный эгоизм. Другая — действительность, источник которой вне природы, проявляющаяся в его внутреннем стремлении к истине. И проявляется эта субстанция в стремлении, с одной стороны, найти или открыть истину, а с другой — следовать ей. Это называется разумом или просто человеком. И эта разумная сторона выбирает следование моральному принципу, что в «глазах» разума представляется как объективная истина вне человека и вне его эгоизма, или, с другой стороны, она подчиняется давлению желаний, что означает подчиниться эгоизму. С точки зрения атеизма, человек — это часть животного мира, выделяющаяся в нём только своим интеллектом. Стремление к познанию — природное качество интеллекта. Что хорошо, а что плохо решает интеллект на основе собственного опыта и жизни предыдущих поколений. Однако чему может обучить опыт человека? Что хорошо и выгодно для него. Опыт человечества показывает, что для самого человека лучше, чтобы общество было «хорошим», тогда в нём приятнее и удобнее жить. И поэтому стоит каждому отдельному человеку вести себя в рамках морали гуманизма, чтобы «хорошее» общество было построено и могло существовать. Здесь осознанное действие в соответствии с моралью основывается на рас-чёте процента личной выгоды. Нет и не может быть в нём другого фактора, вызывающего его моральное поведение. В результате опять приходим к идее «разумного» эгоизма.

Суть особенности человека, с точки зрения иудаизма, это имеющаяся у него возможность действовать против физических потребностей тела и личного эгоизма. В понятиях гуманизма нет такой действительности вообще. Человек — часть природы, поэтому может действовать только в рамках природы. Эгоизм является неотъемлемой частью человека, поэтому невозможно бороться против него, а тем более им пренебрегать. Можно лишь направлять, используя противоположные желания внутри эгоизма. Поэтому вся мораль гуманизма не выходит за рамки эгоизма, а только пытается противопоставить одни эгоистические устремления другим на основе расчета конечной выгоды.

Сам гуманизм открыто не признаёт такой вывод. Но вывод такой неизбежен после анализа принципов этой доктрины.

Для победы над эгоизмом необходимо присутствие человека

Поясним это. Вернёмся к приведённой выше схеме морального поведения, не основанного на эгоизме. Она реальна, только если допустить, что разумная сторона человека обладает способностью противостоять его природе и его эгоизму. Обоснование этого утверждения приводилось ранее в статьях «Свобода выбора. Различие между человеком и животным», «Свобода выбора и разум».

Победить эгоизм может только сам человек, когда его разумная сторона восстаёт против эгоизма и воюет с ним. Чтобы стать хорошим и добрым по-настоящему необходимо бороться с эгоизмом, а не потакать ему. Доброта не может нести эгоизм в своей основе. Только при помощи силы извне можно победить эгоизм. Такой силой является стремление следовать истине, которое в той или иной мере присутствует в каждом человеке. Но для этого истина, к которой он стремится, также должна быть вне человека и вне его эгоизма. И в этом стремлении уже проявляется сам человек. Тогда человек — его стремление к истине — может подчинить эгоизм истине, находящейся извне.

Чтобы оставаться добрым в любой ситуации человеку необходимо перебороть свой эгоизм. А достичь этого можно только в результате многолетней борьбы с самим собой. И всегда это только сознательное действие со стороны разума, направленное против его природы и его эгоизма. Таким образом, он противостоит своим плохим наклонностям, ограничивает их, а также может исправить их. С другой стороны, когда внутри человека наблюдается противостояние между двумя природными и эгоистическими желаниями, разум, в принципе, не участвует в этом. Например, когда делается выбор между кофе или чаем, желание выступает против желания. Наконец, одно из них побеждает. Здесь не было борьбы с эгоизмом, поскольку обе стороны представляли эгоизм. Более того, не было здесь также выбора человека, как не было и его самого. Он просто отсутствовал. Можно спросить у человека, о чём он думал во время еды. Ни о чём! Он просто кушал колбасу! Наслаждался её вкусом и ни о чём не думал. Здесь не было сознательного действия со стороны разума. Действие было чисто физиологическим. В борьбе между двумя физиологическими желаниями осознание разума не участвует. В этой борьбе решается, что человек (его тело) хочет больше или любит больше. Для решения этого вопроса не требуется разума, и поэтому его там нет. То есть человек как разумное существо в данный момент просто отсутствует.

Разум человека включается, если в противостоянии участвуют природное желание, с одной стороны, и моральный принцип, с другой. Причем последний не относится к эгоизму, не является его частью и не основывается на нём, а находится вне эгоизма и вне человека. В этом случае разуму приходится решать, что истина, за чем следовать, что выбрать и чему подчиниться: желанию тела или моральному принципу. При выборе морального принципа, победы в борьбе разума с личным эгоизмом, проявляется человек. В противном случае он не выбирает ничего, просто сдаваясь желанию, подчиняется телу и перестаёт функционировать, ни о чём не думая, просто наслаждаясь физиологическим процессом. Человек разумный в данный момент спит.

Чтобы победить эгоизм, прежде всего, необходимо присутствие разума, против эгоизма восстающего. Однако и этого не достаточно. Необходимо также присутствие объективной истины вне человека, вне его эгоизма и вне постижения его разума. Так, война разума против эгоизма означает подчинение эгоизма истине. То есть подчинение эгоизма такому моральному принципу, который в «глазах» человеческого разума представляется абсолютной и неоспоримой истиной. И эта истина не может быть частью эгоизма в какой бы то ни было форме. Она извне. Истинное моральное поведение может происходить только по следующей схеме:

Объективная истина

Человек — его разумная составляющая

Эгоизм — телесная составляющая человека

Моральный принцип — объективная истина вне человека и вне постижения его разума. Разумная сущность человека вне его эгоизма — внутреннее стремление следовать истине. Эгоизм человека, представляющий его тело и физиологию.

Разум человека способен подчинить его эгоизм объективной истине, что есть моральный принцип вне человека.

Однако моральные принципы гуманизма сами относятся к эгоизму, поэтому они не представляют собой такого рода истину, с одной стороны. А с другой стороны, противостояние между гуманизмом и эгоизмом — это противостояние между эгоизмом и эгоизмом, где сам человек как разумное существо просто отсутствует. А без сознательного действия со стороны разума человека нет никакой возможности победить эгоизм. Поэтому гуманизм не способен исправить или улучшить человека, а также не способен повлиять на улучшение общества. А значит, теория о совершенствовании общества с помощью гуманистических идеалов — утопия.


1 «Ир а-нидахат» в переводе на русский язык означает « совратившийся город». Так называли еврейское селение, где большинство — идолопоклонники. Есть закон, в соответствии с которым такой город нужно уничтожить, если тщательное расследование подтвердит, что население в нем поклоняется идолам.

С любезного разрешения редакции журнала Мир Торы


Глава повествует о перипетиях в жизни праотца Яакова: о знаменитой «лестнице в небо» — пророческом сне Яакова, о его встрече с Рахель, пребывании Яакова в доме Лавана, женитьбе и рождении детей, будущих прародителей колен Израилевых. Читать дальше

Недельная глава Ваеце

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

По материалам газеты «Исток»

Избранные комментарии на недельную главу Ваеце

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г находится вместе с нами. Яаков почувствовал это, увидив сон о лестнице, ведущей в небо. Этот мир полон соблазнов, но следует помнить, что присутствие Творца помогает справиться с ними.

Все, что произошло между Яаковом и Эсавом, произошло затем между потомками Эсава и потомками Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

События, произошедшие с Яаковом и Эсавом, служат предысторией всего того, что переживали их потомки. Многовековое противодействие присутствует и в наши дни.

Четыре жены Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

От четырех жен Яакова произошли двенадцать колен. Это не случайное стечение обстоятельств, а воля Б-га.