Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Святая земля Израиля… Говорится, что это сердце мира, что оттуда течет жизненная сила во все стороны света. Говорится, что там небо соединяется с землей, что именно оттуда молитвы всех людей поднимаются к Гашему. Говорится, что когда Гашем пришлет Машиаха, еврейского царя из дома Давида, то он соберет всех евреев из галу-та и поведет их в Эрец Исроэль.

Но нашлись люди, которые устали ждать. Машиаха все нет, может все это сказка, а сердце тянет их к горе Сион, туда, где была когда-то столица Израиля. Эти люди называют себя сионистами. Они убеждали себя и других, что стоит всем евреям собраться на родной земле, как исчезнет бедность и грусть, ненависть народов мира уляжется.

Это оказалось неправдой. Всех евреев на земле Израиля собрать не удалось. Ненависть гоев вспыхнула с удесятеренной силой, В Германии Гитлер готовил немцев к убийству евреев. В Папестине арабы устраивали кровавые погромы. И бедность была, и грусть точила сердце. И все же кто-то был готов терпеть все это, лишь бы сбросить с плеч ярмо Торы. Так солдат удирает из полка в лес, мерзнет, голодает там, но рад, что не надо выполнять приказы.

Папа собрался в гости к этим дезертирам. Он, который столько сил отдал американским евреям, теперь почувствовал, что пришла пора с ними прощаться. Рухома узнала об этом решении на родительской кухне, куда Папа созвал всех своих детей. Он пришел из шул, съел свой скромный ужин, и после второй чашки кофе сказал:

— Дети, вы знаете, что я приехал в эту страну, когда мне было восемь лет. Больше тридцати лет я старался распространять здесь Тору и идишкайт — с Маминой помощью, конечно… Дети, теперь вы все имеете собственные семьи, борух Гашем. Вы стали стойкими евреями, которые будут передавать Тору не только своим детям, но и другим людям тоже. Сейчас пришло время Маме и мне покинуть Америку. Мы собираемся переселиться в Эрец Исроэль.

Это было, как взрыв снаряда. Наступила тишина, пронизанная электричеством Каждый думал: что же теперь будет? Уходит Папа — наша крепость, наш проводник, решатель всех наших вопросов. Уходит Мама — все понимающая, добрая, благородная Мама, которая была рядом в любой беде, которая всегда готова была принять тебя в свои раскрытые любящие руки. Как смириться с этим, как это понять?

Потом все заговорили разом. Папе пытались напомнить, как много у него в Америке дел. Что будет с их субботними гостями — ведь каждый шаббос около тридцати человек переступает порог их дома… Что будет с уроками Торы, которые давал Папа? Кто позаботится о людях, которым он всегда помогал?

Папа поднял руку:

— Я понимаю, что эту новость вам очень трудно принять. Я тщательно обдумал все и мое решение принято. Мы надеемся к Рош га-шоно быть в Ерушалаиме.

А потом Папа стал раздавать детям свое главное наследство — мицвос, которые он выполнял, живя в Америке. Даже разделенные среди многих, они выглядели внушительно, и приходилось задумываться, а потянут ли они, все вместе, хоть какую-то часть отцовского груза?

Сборы к отъезду были в разгаре. Укладывались книги. Покупались чемоданы. Друзья, приходя прощаться, пытались понять, почему же на старости лет реб Яаков Йосеф покидает насиженное место и едет навстречу неизвестности. Догадки высказывались разные, но ясный ответ не получил никто. Хотя, он и так был всем известен.

Наверно, так приказал Босс.


Суккот — праздник «кущей» — называют праздником радости и веселья. О смысле праздника Суккот, его законах и обычаях, а также о тех заповедях, которые исполняют во время Суккот — читайте в этом материале. Читать дальше