Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Корабль, на котором Папа и Мама плыли в Эрец, должен был пристать в порту Хайфы в среду. Времени вполне хватало, чтоб распаковать багаж и подготовиться к субботе.

Но в середине пути капитан получил приказ плыть кружным путем, чтоб избежать столкновения с минами. Путь удлинился. Корабль прибыл в Хайфу лишь в пятницу, за час до захода. Но и этого времени хватало на то, чтоб схватить такси и попасть в дом к знакомым к тому времени, когда зажигают свечи. А багаж с корабля можно забрать потом, после гавдолы.

Было 1 сентября 1939 года. Вдруг заговорили рупоры, объявляя, что Германия напапа на Польшу. Началась вторая мировая война. Пассажирам сказали, что они должны немедленно забрать весь багаж, потому что корабль тут же уйдет из гавани.

Папа схватил саквояж, в котором лежал талес, тефиллин и Сефер Тора, Мама взяла сумочку и они помчались к таможенному офицеру. Папа попросил забрать багаж после. Папа объяснил:

— Я в своей жизни ни разу не нарушил субботу. Приехать в Святую Землю и осквернить ее — это невозможно. Англичанин ответил коротко:

— Рабби, это война. Вы должны пойти на уступки.

— Сделайте пометки в наших паспортах, и мы пойдем. Багаж нас не волнует.

Офицер взглянул на Папу с удивлением:

— А сколько вещей вы везете с собой?

— Шестнадцать ящиков и девять чемоданов.

— А вам понятно, что, если их выгрузят на пристань, то завтра вы не найдете даже лоскуточка? Арабы все украдут.

— У меня нет выбора. Вот-вот должна начаться суббота, и нам нужно успеть в город вовремя. Пожалуйста, пожалуйста, отметьте паспорта и пропустите нас…

Голос Папы дрожал от волнения. Слезы текли по его щекам. Не очень понимая происходящее, офицер подозвал другого англичанина и сказал ему:

— Поставь штамп в их паспортах и пропусти их. Этот рабби согласен потерять весь багаж, лишь бы попасть в город к началу их субботы…

Папа с саквояжем и Мама с сумочкой схватили такси и вбежали в дом знакомых как раз в то время, когда нужно было зажигать свечи…

Всю субботу Папа был в приподнятом настроении. Снова и снова повторял Маме:

— Босс делает все для меня. А что я мог сделать для Него? Теперь, наконец, у меня есть «зхус», заслуга отдать все имущество ради Босса и его субботы…

Мама не полностью разделяла его восторг. Она тяжело переживала разлуку с детьми, и потеря всего имущества тоже была кусочком, который нелегко проглотить. Но Мама не жаловалась.

В субботу вечером, через семьдесят две минуты после захода, Папа прочел Маарив и сделал гавдолу. Хозяин дома предложил:

— Давайте поедем в порт. Может, какие-то из ваших ящиков еще остались…

Папа и Мама не разделяли этой уверенности, но поехали с ним. На пристани была кромешная тьма. В дальнем конце мерцал огонек. Они направились туда. Их окликнули по-английски:

— Кто идет?

— Пассажиры с корабля, который приплыл сюда вчера днем, — ответил Папа…

К ним подошел часовой. Он спросил:

— Как ваше имя?

— Яаков Йосеф Герман.

— Ну, рабби, наконец-то вы появились. Я сторожил ваш багаж больше суток. Командир сказал, что снимет с меня голову, если хоть одна вещь пропадет. Убедитесь, что все на месте, и подпишите эти бумаги. И забирайте все как можно скорее. Я очень устал… Вот так они приехали.

ВАС ПРЕДУПРЕЖДАЛИ…

Папу предупреждали, что ему будет трудно в Эрец. Мало евреев соблюдали там приказы Торы. Придется видеть, как молоток бьет по гвоздю в субботу, как падают зерна на пашню в седьмой год, когда нельзя сеять. Папа и сам это знал, и все же поехал. Братья, хоть и непутевые, все равно братья.

И все же каждый случай нарушения мицвос был для него как удар бича, как выстрел. Однажды, когда он шел на брис в субботу, мимо прехал автомобиль. Папа почувствовал, что падает с высоты. Ему пришлось поститься несколько дней, чтобы снова радостно приветствовать Босса во время молитвы.

И все-таки он ни о чем не жалел.


10 Заповедей на Скрижалях Завета — квинтэссенция всех заповедей Торы. Пять из них говорят об отношениях между людьми, то есть о сфере взаимодействия «человек-человек», и пять — относятся к сфере «человек-Всевышний». Читать дальше