Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«На самом деле, ничто не устоит перед истинным желанием. Нет на свете реальности «не могу». Есть только «не хочу».»Рав Йосеф-Юзл Горовиц, саба из Новардока, из книги «Уровень человека»
Сборник мидрашей о недельной главе Торы

Царь Нимрод приступает к сооружению Вавилонской Башни

Сын Хама Куш породил сына, который позже стал известен как "подлый Нимрод".

На самом деле Нимрода знают под тремя именами. Его называли Куш, как и отца, — из-за его черного цвета кожи. Его также именовали Амрафель, что означает "тот, кто велел бросить Авраама в котел". Но все же наиболее известен он под именем Нимрод, которое очень четко описывает его сущность: "Тот, кто заставлял всех восставать против Ашема".

Своим бойким языком Нимрод убеждал людей совершать служение идолам. Он был первым, кто воспользовался разрешением есть мясо животных. (Ноах лишь попробовал его вкус). На охоту Нимрод выходил, вооружившись копьем, луком и стрелами. Очень быстро о нем распространилась слава как о несравненном охотнике, чья рука поражает цель, и он стал, что называется, притчей во языцех. Однако истинный ключ к его охотничьим успехам был тщательно скрыт от всех. Когда Ноах вышел из ковчега, то вместе со всем своим бережно сохраненным имуществом он вынес драгоценные Небесные одеяния, изготовленные Ашемом для Адама. Ноахов сын Хам украл их и тайно передал своему любимцу Кушу, который, в свою очередь, завещал их Нимроду, любимейшему из сыновей. Эти одеяния наделяли носившего их человека способностью подчинять своей воле всех животных. Каждый раз, когда Нимрод, облаченный в адамовы одеяния, натягивал лук, звери падали замертво. Но современники Нимрода приписывали успехи исключительно его силе и умению.

В день, когда Нимроду исполнилось сорок лет, между его родственниками (потомками Хама) и потомками Иефета разразилась война. Нимрод собрал большое войско из племени Куша и, встав во главе его, отправился на битву. Победа была за Нимродом, он захватил большое число пленников, обратил их в рабство и вернулся домой.

По возвращении Нимрода его братья и друзья созвали собрание и короновали его своим царем. Позже Нимрод объявил свою власть Б-жественной и приказал подданным падать перед ним ниц.

Поколению Нимрода была известна история Потопа, и они жили в страхе, что подобное событие может повториться. Поэтому они искали такое место, где все люди могли бы поселиться в полной безопасности. В конце концов они нашли долину в земле Вавилонской, достаточно большую, чтобы вместить их всех. Ашем предоставил им такую возможность для того, чтобы в дальнейшем они не могли заявить: "Если бы только мы могли жить все вместе в одном месте, Ашем был бы бессилен против нас".

Итак, люди венчали Нимрода на царствование, и, так как все они поселились в Вавилоне, он фактически стал правителем всего населения Земли.

В истории известны имена десяти царей, владения которых включали в себя весь мир:

<> Первый из них — Ашем, Который есть Начало всех начал, Который правит Небом и землей и Который решил поставить царей на земле.

<> Вторым был Нимрод, ибо сказано (10:10): "Начальным царством его был Вавилон", где обосновалось тогда все население мира.

<> Третьим был Йосеф, ибо сказано (41:57): "Изо всякой земли приходили в Египет". Семилетний голод поразил весь мир, и все зависели от хлеба, который давал им Йосеф.

<> Четвертым был царь Шломо, ибо сказано (Мелахим 15:24): "Он владычествовал над всею землею по эту сторону реки" и т.д.

<> Пятым был царь Ахав. К нему относились слова Овадьи (Мелахим I 18:10): "Клянусь, нет ни одного народа, куда бы ни посылал мой государь (Ахав) искать тебя".

<> Шестым был Навухаднецар, ибо сказано (Даниэль 2:38): "И всех сынов человеческих, где бы они ни жили, зверей земных и птиц небесных отдал в твои руки и поставил тебя владыкою над всеми".

<> Седьмым был Кореш, ибо сказано (Эзра 1:2): 'Так говорит Кореш (Кир), царь персидский: "Все царства земли дал мне Ашем, Б-г небесный".

<> Восьмым был Александр Великий, ибо сказано (Даниэль 8:5): "И вот, с запада прошел козел по лицу всей земли".

<> Девятый — это Машиах, о котором сказано (Теилим 72:8): "Владения его будут от моря до моря и от реки до концов земли".

<> В конце всей истории владычество над всей землею опять возьмет ее истинный Г-сподь. Он, бывший Первым, будет и ее Окончательным Владыкой. Как сказано: "Я первый и Я последний, и кроме Меня нет Б-га" (Иешаяу 44:6). И еще сказано: "И станет Ашем Царем над всей землею" (Зехарьяу 14:9).

Нимрод предложил людям: "Давайте построим большой город, где сможем жить все вместе. И возведем в нем очень высокую башню". Подданные с восторгом приняли его предложение. Мицраим сказал Кушу, Куш — Путу, а Пут — Канаану: "Построим-ка башню такую высокую, что она достанет Неба, и создадим себе имя. Иначе случится еще один потоп и рассеет нас по свету".

Как могли они в самом деле верить, что башня спасет их от второго потопа? Разве предшествующие поколения не рассказали им, не научили их, что все попытки уклониться от карающей десницы Ашема тщетны. Разве не этому учит Потоп?

"Не знали и не разумели они, ибо глаза их были закрыты, чтоб не могли видеть, а сердца глухи — чтоб не смогли понять" (Иешаяу 44:18).

Если подвесить к потолку кусок специальной липкой бумаги, то привлеченные ее запахом к нему полетят мухи. Первая муха приклеится к нему и погибнет, вторая муха приклеится к нему и погибнет, третья муха приклеится к нему и тоже погибнет. Ни вторая муха ничему не научится от первой, ни третья — от второй.

Таковы и злодеи. Первый, достигнув величия, падает, но его конец никогда не служит уроком второму, а за счет второго никогда не становится мудрее третий.

Хотя люди поколения Эноша, занимавшиеся идолопоклонством, получили в наказание первый, отнюдь не всеобщий потоп, при котором погибла треть человечества, следующее поколение и не подумало извлечь из этого урок: они восстали на Ашема и были уничтожены гигантским, всемирным Потопом. Теперь выросло новое поколение (Поколение Рассеяния), и его тоже ничему не научили события прошлого.

Однако, в то время как все они были единодушны насчет необходимости построить башню, их мнения о цели ее возведения были различными.

Часть народа думала так: "В случае нового потопа мы залезем на вершину башни, и вода нас не достанет". Другая группа — те, кто говорили: "Мы создадим себе имя", — собиралась устроить на верху башни место для собраний, чтобы поклоняться там идолам и тем спастись от любой катастрофы. Третьи утверждали: "Несправедливо, что Ашем один господствует над верхними сферами, ограничив наши владения нижним миром. На вершине башни мы установим идола, вложим в его руки меч и покажем Ашему, что против Него объявляется война!"

Таким образом, все перечисленные категории людей собирались восстать на Ашема. Но были еще и такие, гораздо более нечестивые, которые вообще отрицали Его существование. Для каждого события во Вселенной они находили рациональное объяснение; они растолковали, что Потоп, если исследовать его научно, был нечем иным, как обычным явлением природы. Они утверждали: "Раз в каждые 1656 лет (время, отделявшее Потоп от Сотворения) небеса сотрясаются, вызывая тем самым водоизвержение. Чтобы не дать небесам обрушиться снова, мы должны принять предохранительные меры, возведя подпоры Небу — одну на севере, одну на юге и одну на западе. Но самой первой опорой будет наша башня на востоке, в долине Вавилонской".

Хотя раньше люди собирались построить сначала город, они не стали выполнять этот план, а сразу сосредоточили свои усилия на башне.

Построение башни было гигантским предприятием. Так как в земле Вавилона не было камня, люди изобрели новый строительный материал: они обжигали глину в печи и полученные кирпичи использовали вместо камней.

Ашем позволил им добиться значительных успехов, чтобы потом они не заявили: "Если б Он дал нам достаточно времени на построение башни, мы бы смогли превзойти Его". Кирпичи изготовлялись как будто сами собой: когда люди клали в кладку один кирпич, они обнаруживали в стене два кирпича, когда они клали два, то в стене появлялось четыре.

Башня росла и росла и вскоре стала такой высокой, что требовался год, чтобы взобраться на ее вершину. На башню вели две широкие лестницы, одна с восточной и одна с западной стороны. Та, что была с востока, использовалась для подъема грузов, а та, что с запада — для спуска людей. Приходилось все время сновать вверх и вниз, чтобы доставлять строительные материалы.

Строители были настолько фанатичны в своем желании закончить башню, что когда какой-нибудь кирпич падал вниз и разбивался, они причитали: "Как трудно будет заменить его". Однако, если человек срывался вниз и убивался насмерть, никто даже не смотрел на него.

Однажды мимо места, где строилась башня, проходил человек по имени Аврам бен Терах. К тому времени ему исполнилось сорок восемь лет, и он был хорошо известен тем, что противился возведению башни. Еще раньше, когда к нему пришли и пригласили: "Присоединяйся к нам строить башню, ибо ты сильный мужчина и будешь весьма полезен", он отказался, заявив: "Вы отреклись от Ашема, Который и есть Башня, и решили заменить Его башней, сложенной из кирпичей!"

Так вот, однажды Аврам шел мимо и, заметив высоко в небе строителей, проклял их именем Ашема (Теилим 55:10): "Расстрой, о Г-споди, и раздели языки их!"

Аврамово проклятие никто не принял всерьез. Строители лишь посмеялись в ответ: "Посмотрите на этого бесплодного мула. У него нет даже детей" .

Поскольку Аврам пытался убедить людей поверить в Ашема, то они и заявляли ему в ответ, что он бездетен, тем самым как бы ставя под сомнение его правоту: ведь если Ашем не вознаграждает Своих приверженцев, то или Он не так добр, или Его вообще нет...

Еще трое людей, кроме Аврама, чурались участия в возведении башни — Ноах, его сын Шем и правнук последнего Эвер. Шем бранил остальных своих детей и внуков за участие в этом строительстве: "Против кого вы хотите сражаться? Против Того, Кто создал верхний и нижний миры?"

Но никто не принял к сердцу его упреки, кроме одного из сыновей — Ашура. Услышав увещания отца, он отстранился от строительства, сказав: "Как я могу жить вместе с этими нечестивцами?" Впоследствии он вовсе покинул страну и поселился в безлюдном месте, далеко за пределами Вавилона. "Клянусь тебе, — сказал ему Ашем, — что за это Я дам тебе четыре города". И действительно, Ашур построил четыре города и среди них большой город Ниневию.

Конец строительства башни и рассеяние всего поколения

В конце концов Ашем "спустился" на землю вместе с семьюдесятью ангелами и стал вершить суд над тем поколением.

Ашем решил так: "Я дам им последний шанс совершить тшуву (исправиться, раскаяться). Если они воспользуются этой возможностью, то, хоть и не заслуживают прощения, получат его, поскольку по крайней мере одно хорошее дело за ними числится: между ними царят мир и согласие".

Как известно, никто из того поколения к Ашему не вернулся, т.е. не исправился. В результате они получили то, что заслужили. Причем каждый понес наказание, которое соответствовало тяжести его прегрешения.

<> Те, кто говорили: "Давайте подымемся наверх и станем на вершине башни, чтобы обезопасить себя от средующего потопа", были рассеяны по всему свету. Каждый из них был возвращен в ту страну, из которой был родом.

<> Те, кто говорили: "Сделаем башню, чтобы вести войну против Ашема", были превращены в обезьян, духов и демонов.

<> Наказанием для тех, кто собирался сделать башню центром идолопоклонства, стало смешение их языков. Ашем сказал: "Это нечестивое предприятие могли затеять только люди с общим для всех языком. Отныне они будут отделены друг от друга непониманием. Пусть говорят на разных языках".

Представьте себе, как были удивлены те люди, когда однажды утром вдруг обнаружили, что не могут говорить друг с другом на лашон акодеш и что они почему-то разговаривают на семидесяти разных языках. Языковое смешение произошло мгновенно. Люди обращались друг к другу, но не понимали ни слова.

Один говорил: "Дай воды!" Другой вместо этого протягивал ему глину. Один просил: "Дай мне веревку!" Но получал пилу. Известен случай, когда человек, получив пилу вместо веревки, ударил непонявшего его и убил. Начались жуткие раздоры и суматоха. Все взялись за мечи и принялись убивать своих друзей. Так погибла половина человечества.

Какая же участь постигла башню? Нижнюю ее часть поглотила земля, верхняя была сожжена, а средняя осталась стоять на земле.

Чтобы дать представление о гигантской высоте той башни, достаточно сказать, что даже сохранившаяся после ее разрушения часть была так высока, что пальмовые деревья у ее подножия казались сверху крошечными травинками размером с мелких кузнечиков.

Воистину — как великолепен мир и как отвратительны раздоры! Люди поколения Потопа ненавидели друг друга, в результате от них не осталось никакого следа. Поколение Рассеяния, несмотря на всю свою греховность, все же жило в согласии, люди относились дружелюбно друг к другу, — и потому они выжили!

Десять поколений от Ноаха до Авраама

Ежедневные царские дела были сделаны, и царь прогуливался по берегу моря. Но тут, увы, сверкающий драгоценный камень, украшавший его корону, выпал из оправы и исчез в песке. Немедленно были призваны слуги. Они пришли, снаряженные граблями, черпаками и ситами, чтобы перерыть весь песок в поисках пропажи. В первой дюне ничего не нашли. Ничего не нашли и во второй дюне. Так они и шли — дюна за дюной, пока не обнаружили камень. Тут же по всему государству было объявлено: "Царь нашел свою драгоценность"!

Ашем искал великого праведника, который мог бы стать праотцом Б-гобоязненного народа. Род Хама был отброшен сразу. Ничего не обнаружилось и в роду Иефета. Наконец, Ашем нашел то, что искал, в роду Шема. Для этого Ашему пришлось ждать десять поколений. Вот они:

1. Арпахшад

2. Эр

3. Шел ах

4. Эвер

5. Пелег

6. Реу

7. Серуг

8. Нахор

9. Терах

10. Авраам

Зачем перечислены в Торе эти десять поколений? Ашем хочет показать нам, что Он тщательно просеивал "песок" и только в конце нашел Свою "драгоценность" — Авраама. " И Ты нашел сердце его верным пред Тобою!" (Нехемья 9:8).

Для этих десяти поколений (как впрочем и для всех остальных) ничего не было заранее предопределено. Они были свободны в своем выборе и могли стать великими. Царь из нашей притчи не мог найти жемчужину сразу, ему пришлось тратить время на поиски. То же самое и Ашем. Он ждал великого человека, который сам выдвинулся бы из этих поколений. Авраам оказался единственным, кто возвысился в то время над остальным человечеством.

Однако можно спросить: если породить Авраама было назначением всех живших до него поколений, начиная с Адама, то почему бы Ашему не начать было прямо с Авраама, поставив его на место Адама?

Ашем сказал: "Авраама следовало создать раньше Адама. Но если бы Авраам совершил адамов грех, то ни один другой человек не оказался бы достаточно великим, чтобы исправить его ошибку. Я сотворил вначале Адама, зная, что он согрешит, после чего придет Авраам и исправит его ошибку".

Своим прегрешением Адам и Хава заставили Шехину удалиться на Небо, но Авраам вернул ее на землю. Если Адам принес в мир смерть, то Авраам своим гостеприимством приводил людей под крылья Шехины и этим даровал миру жизнь.

Рождение Авраама и признание им Ашема.

Первое из десяти испытаний, которым был подвергнут Авраам

Вот перечень испытаний Авраама, приводимый в некоторых книгах:

1. Нимрод хочет убить Авраама, и тот тринадцать лет скрывается в тайном месте.

2. Огненная печь в городе Ур Касдим.

3. Уход из родной земли.

4. Голод в Эрец Канаан.

5. Сару забирают во дворец фараона.

6. Война против четырех царей, пленивших Лота.

7. Завет "между частями", во время которого Аврааму показаны были четыре будущих изгнания его потомков.

8. Заповедь обрезать себя и своего сына.

9. Повеление изгнать Ишмаэля и его мать.

10. Акеда: повеление принести в жертву своего сына.

Рамбан дает другой перечень, перечисляя при этом только те испытания, которые упомянуты в Письменной Торе:

1. Уход из родной земли.

2. Голод в земле Канаанской.

3. Сару забирают во дворец фараона.

4. Война против четырех царей.

5. Женитьба на Агари.

6. Заповедь совершить обрезание.

7. Сару забирают во дворец Авимелеха.

8. Изгнание Агари.

9. Изгнание Ишмаэля.

10. Акеда.

Сила и хитрость царя Нимрода вошли в поговорку. Все знали, что его рука, направленная в сердце оленя, никогда не била мимо цели. Горе тому, кто осмеливался усомниться в том, что Нимрод был богом, который сам себя сотворил: рядом с его троном всегда стоял палач.

Однажды астрологи Нимрода почтительно приблизились к трону и пали ниц перед царем.

— Великий государь наш, — объявили они, — нам стало известно о серьезной опасности, которая угрожает твоей власти. Звезды предсказывают, что в твоем царстве скоро родится мальчик, который будет отрицать твою божественность и победит тебя!

Нимрод повернулся к своим министрам: "Какие охранительные меры вы предлагаете?"

Ответ последовал быстро: "Прикажи, чтобы отныне всех новорожденных мальчиков умертвляли!"

— Прекрасный совет! Созовите собрание архитекторов. Я издам указ сооружать специальные дома, в которых будут держать всех беременных женщин. Надо позаботиться, чтобы в живых оставались одни девочки.

Присутствовавший при этом обсуждении Терах, один из самых высокочтимых придворных, спросил в шутку: "Уж не думаешь ли ты поместить и мою жену в одно из этих сооружений? Она как раз беременная".

— Мы не имели в виду твой дом, Терах, — заверил его царь, — ты самый надежный из моих министров.

Жестокий указ был издан, и всех новорожденных мальчиков начали убивать одного за другим. Было умерщвлено более семисот тысяч мальчиков.

Однажды утром астрологи Нимрода еще раз попросили у него аудиенции. "Опасность все еще не устранена, о царь! Над домом Тераха заметили мы звезду, которая металась по небесной тверди во все стороны и поглотила четыре звезды на востоке, севере, западе и юге. Это ясно указывает на новорожденного сына Тераха, который завоюет твое царство!"

— Прикажите Тераху выдать младенца. Я возмещу ему потерю грудами золота и серебра. Гонцы поспешили к дому Тераха.

— Именем Нимрода, принеси сюда сына! — приказали они.

— Нет! Он у меня единственный, — сказал он в ответ.

— Царь даст тебе взамен груды золота и серебра!

Терах засмеялся: "Идите и передайте царю такую притчу: кто-то сказал лошади: "Давай отрежем тебе голову, а взамен ты получишь воз сена!" "Какая глупость, — ответила лошадь, — если меня обезглавят, то кто будет есть это сено?" Если вы убьете моего сына, то кто унаследует все это золото и серебро?"

Гонцы ушли, но Терах не стал сидеть сложа руки. "Поспеши, — приказал он своей жене Амталей, — заверни ребенка и спрячь его в какой-нибудь пещере подальше от дома. Я уверен, они скоро вернутся".

Так оно и случилось. Не прошло много времени как посланцы царя снова постучали в дверь, однако Терах был уже готов к их приходу. Вместо своего сына он отдал им сына одной из своих рабынь.

Итак, маленький Аврам вырос в пещере далеко от шумного мира людей. Обладая необыкновенным умом, он признал Творца, когда ему было всего три года. Причем сделал это самостоятельно, придя к этому выводу путем наблюдения и рассуждений. "Может быть, мне следует поклоняться земле, — рассуждал он, — ибо ее плодами кормится человек? Однако земля не всесильна, она зависит от неба, дарующего дождь. Должен ли я поэтому поклоняться небесной тверди? Ясно, что над твердью небесной правит солнце, благодаря теплу и свету которого жив мир. Наверное, тот могущественный Б-г, Который сотворил меня и всю вселенную — это солнце!"

Аврам пал ниц перед солнцем. Но когда опустилась ночь и солнце скрылось, чтобы дать дорогу луне, Аврам рассудил, что божеством в неменьшей степени может быть луна. Но и эту мысль он оставил, поняв, что поскольку луна светит только ночью, то она не может быть более могущественной, чем солнце, которое светит только днем. В конце концов, с помощью наблюдений за регулярной сменой дня и ночи, времен года, за всеми законами природы, Аврам сделал вывод о присутствии всемогущего и мудрого Творца, Который стоит за всем этим. "Как происходит, — спросил Аврам сам себя, — что Небесные тела восходят и заходят в определенное время? Очевидно, должен существовать какой-то один высший Разум, направляющий их".

Один путник проходил мимо замка. Заинтересовавшись, что там находится внутри, он долго ходил вокруг в поисках входа, но все без толку. Устав ходить, он стал кричать, но никто не отозвался. "Может ли быть такое, что этот замок необитаем?" — размышлял он. Тут он поднял свой взгляд и увидел, что крыша покрыта каким-то странным материалом, причем над верхним слоем тщательно уложен второй, а из-под него выглядывает третий и т.д. "Этот замок наверняка обитаем! — сказал путник, — иначе кто бы стал так педантично укладывать такое сложное покрытие?'1

Я не видел Творца, — сказал Аврам, — но в силах понять, что только могущественный и милосердный Б-г мог создать этот изумительный мир вокруг меня и что только Его высший разум способен поддерживать существование этого мира. Ему я и буду поклоняться!

Поскольку прошло много времени, а предсказания астрологов не сбывались, царь отменил свой жестокий указ, и Аврам вернулся в дом отца.

Аврам восстает против верований своего времени

Министр Терах торговал фигурками идолов. Именно этим он кормился, не очень полагаясь на подарки из царской казны. Отец торговал идолами — а Аврам делал все, чтобы убедить людей не покупать их. Однажды случилось так, что отцу пришлось отправиться в поездку и он оставил свою лавку на попечение уже повзрослевшего Аврама. Сыну он дал такие наставления: "Чем больше размер божка, тем более высокую цену проси. Если зайдет важная персона, предлагай идола побольше, менее значительному покупателю показывай то, что поменьше". С тем Терах и уехал.

Однажды в лавку вошел внушительного вида широкоплечий мужчина.

— Дай мне большого идола, как приличествует моему положению! — высокомерно обратился он к мальчику. Аврам вручил ему самого большого идола, какой только был на полках, и мужчина достал из кошелька крупную сумму денег.

— Сколько тебе лет? — спросил у него Аврам.

— Пятьдесят.

— И тебе не стыдно поклоняться божку, которому всего лишь день от роду? — спросил Аврам. — Мой отец изготовил его вчера!

Смутившись, мужчина взял деньги обратно и ушел.

Вошла старая женщина. Она сказала юному продавцу, что ночью к ней в дом залезли воры и украли всех божков.

— Вот как? — спросил Аврам. — Если твои божки не в состоянии защитить себя от грабителей, то как же ты надеешься, что они будут защищать тебя?

— Ты прав, — признала женщина. — Но кому же нам служить?

— Творцу неба и земли, создавшему и меня, и тебя, и всех людей, — ответил Аврам.

Женщина ушла, ничего не купив.

Пришла другая женщина и принесла миску муки в виде подношения божкам. Аврам взял топор и вдребезги разбил всех идолов, кроме самого большого. Когда Терах вернулся и увидел разгром в своей лавке, он закричал: "Что здесь произошло?"

— Зачем мне скрывать от тебя правду? — ответил Аврам. — Пока тебя не было, пришла женщина и принесла им в жертву немного муки. Каждый из божков воскликнул, что он хочет есть первым. Самый большой идол разъярился, схватил топор и разбил всех остальных.

— Что за чепуха? — удивился Терах. — Ты не хуже меня знаешь, что они не едят, не двигаются, а тем более не дерутся.

— Вот как? — возразил Аврам. — Если все так, как ты говоришь, то почему ты им служишь?

Однажды настала очередь Тераха совершать ритуальное служение перед божками в царском дворце Нимрода. Терах взял Аврама с собой в столицу. Они пришли во дворец Нимрода и их ввели в большой зал, где находилась большая коллекция божков из золота, серебра, меди, дерева и камня.

Терах внес в зал вино, хлеб и расставил подносы перед божками. Все слуги удалились. "Возьмите это, ешьте и пейте", — сказал Аврам громко. Но ни один из идолов не шелохнулся и не проронил ни звука.

— Ты же видишь, им грош цена, — заметил Аврам отцу, после чего начал сбрасывать всех идолов на пол в одну большую кучу. Онемевший отец стоял неподвижно. Затем Аврам поджег идолов и поспешно бежал из дворца.

Этого уже нельзя было снести. Терах, верный подданный Нимрода, а еще точнее сказать, верный подданный нимродовской идеологии, сам донес царю о возмутительном поведении своего сына.

Итак, Аврам успешно прошел первое испытание. Ему удалось своим умом дойти до признания Создателя и отвергнуть идолопоклонство.

Аврам в тюрьме

Царь приказал своим воинам разыскать Аврама и привести во дворец. Приказ был немедленно исполнен.

Нимрод восседал на троне, который представлял собой настоящее произведение искусства, вознесенное на вершину огромной спиральной башни, сделанной из семи различных материалов. Всякий, кто приближался к трону, обязан был пасть ниц перед царем. Но Аврам, когда его ввели в тронный зал, остался стоять.

— Это ты, Аврам, сын Тераха?

— Да, я.

— Значит, ты тот самый изменник, у которого хватило дерзости сжечь моих божков? Разве ты не знаешь, что я властелин над всеми созданиями? Мне подчиняются солнце, луна и звезды!

— Извини, — сказал Аврам, — я об этом уже слышал. Дозволь мне высказать лишь одну просьбу, ибо я искренне хочу поверить тебе.

— Говори.

— Каждый день солнце восходит на востоке и заходит на западе. Прикажи, чтобы завтра оно взошло на западе и село на востоке.

Все министры и придворные от удивления раскрыли рты и с ожиданием посмотрели на царя. Однако Нимрод почему-то молчал.

— Или выполни другую мою просьбу, — продолжал Аврам. — Открой мне, о чем я сейчас думаю и что собираюсь сделать.

Во дворце стояла полная тишина. Взгляды всех присутствующих были прикованы к юноше, который осмелился бросить вызов всемогущему царю. Больше всех был ошеломлен Нимрод. Никто и никогда не осмеливался разговаривать с ним подобным образом.

— Не притворяйся ничего не понимающим, — сказал Аврам. — Никакой ты не бог! Ты потомок Куша. А если ты отрицаешь это, то как же случилось, что ты не смог спасти от смерти своего собственного отца? Правда заключается в том, что точно так же, как ты не смог спасти от смерти его, ты не спасешь и себя. Ты вовсе не бессмертное существо!

Аврам возвел глаза к небу и воскликнул: "Ашем, узри нечестивцев и суди их!"

К этому времени Нимрод опомнился. "Стража, — крикнул он, — немедленно в тюрьму этого бунтовщика!"

Стражники заковали Аврама в цепи и увели.

Аврама бросили в подземелье. Его держали там десять лет. Тем не менее его вера в Ашема не поколебалась.

Второе из десяти испытаний: печь в Ур Касдим

Через десять лет Аврама вторично привели к Нимроду, который все еще надеялся убедить Аврама поклониться ему и его божкам.

— Давай вместе поклонимся огню, — предложил он Авраму. — Очевидно, что огонь могущественнее любой другой стихии.

— Если так, — ответил Аврам, — то лучше совершить служение воде, ибо в ее власти погасить огонь.

— Отлично! Давай поклонимся воде.

— Но облака сильнее воды, ибо они ее приносят.

— Так будем поклоняться облакам!

— Но ветер рассеивает облака, так что он должен стоять выше их.

— Согласен. Будем молиться ветру! Падай ниц вместе со мной!

— Нет, человек сильнее ветра, ибо он наполнен воздухом, несмотря на отверстия в теле.

Нимрод вышел из себя: "Я вижу, ты издеваешься надо мной, — закричал он. — Мой идол — огонь, и я прикажу, чтоб тебя бросили в огонь. Скоро мы увидим, действительно ли твой Б-г сильнее моего!"

Нимрод приказал своим людям приготовить в своей столице Ур Касдим печь для огненной казни.

Царские глашатаи объявили: "В скором будущем будет казнен изменник! В течение сорока ближайших дней вы можете жертвовать дрова для печи, в которой он будет сожжен".

Пожертвования были обильными.

Согласно приказу, Авраму пришлось три дня простоять в цепях, пока рабы Нимрода обкладывали дровами — и снаружи и изнутри — печь для казни. Высота дровяной пирамиды превысила рост человека. На третий день рабы еще туже стянули цепями руки и ноги Аврама.

Когда распространилась весть о том, что приготовления к казни закончены, на огромной площади города собралась толпа. Женщины и дети толпились на крышах окружающих зданий, чтобы увидеть зрелище.

Амтелей, мать Аврама, вышла вперед. Она хотела поцеловать своего сына, и стражники ее пропустили.

— Один лишь разочек преклонись перед Нимродом, — прошептала она Авраму, — и тебя простят, сынок.

— Я никогда не сделаю это, мама!

На площади собрались люди от всех народов. Они кричали Авраму: "Это твой последний шанс! На чьей ты стороне?"

— Я на стороне Ашема, Властелина Вселенной!

И тогда рабы Нимрода подожгли с разных сторон пирамиду дров. В этот миг ангел Гавриэль подлетел к Ашему и попросил: "Позволь мне погасить пламя и спасти праведника".

Ашем ответил: "Подобного Мне нет на небесах, а подобного Авраму нет на земле. Я Сам спущусь, чтобы избавить его от огня!" И Ашем Сам повелел пламени не причинять Авраму вреда.

Дрова превратились в восхитительные ветки, усыпанные плодами. Но наружи по-прежнему полыхал огонь. Три дня и три ночи Аврам живым пребывал в печи. Затем рабы Нимрода открыли дверцу — и что же? — Аврам расхаживает по пеклу, как по Гад Эден, и ангелы сопровождают его. Сгорели лишь веревки, которыми раньше он был опутан. Слуги Нимрода не поверили своим глазам. К царю тотчас послали гонцов. В ужасе, он приехал удостовериться лично. Опять открыли дверцу печи, и все снова увидели Аврама, который пребывал живым среди бушующего огня. Нимрод был потрясен. "Извлеките его оттуда!" — приказал он. Рабы рванулись вперед, чтобы вытащить Аврама, но всякий раз, когда они хотели схватить его, путь преграждали языки пламени.

— Что вы там копаетесь? — вскричал царь.

Испуганные рабы предприняли еще одну попытку. Пламя взметнулось вверх и сожгло их. Тогда ангел Ашема воззвал к Авраму: "Аврам, слуга Б-га живого, выйди из печи!"

И на глазах у пораженной толпы невредимый Аврам вышел наружу.

— Почему ты до сих пор жив? — спросил Нимрод, трясясь от страха.

— Б-г, Который сотворил небо и землю и над Которым ты издевался, спас меня от смерти!

Изумленный и напуганный царь пал ниц перед Аврамом. Все министры последовали его примеру. Не преклоняйтесь предо мной, — сказал Аврам, — лучше поклонитесь Б-гу живому, Создателю Вселенной!"

Но далеко не всех присутствующих убедили слова Аврама. Были и такие, кто шептал: "Аврама спасло волшебство. Его младший брат Аран — великий колдун. Должно быть, он наложил заклятие на огонь, чтобы тот не сжег Аврама".

Аран стоял здесь же, в толпе, и наблюдал за всеми событиями. Его раздирали великие сомнения: следует ли присоединиться к старшему брату или надо прикинуться верящим в Нимрода? В конце концов он решил подождать окончательного решения судьбы Аврама и тогда ясно обозначить свою позицию. При этом он подумал: "Если Аврам будет спасен, я скажу, что принадлежу к его лагерю; если он погибнет, я скажу, что я на стороне Нимрода". Когда Аврам живым вышел из печи и у Арана спросили: "На чьей ты стороне?", он ответил: "Я верю в того же Б-га, что и мой брат!" Тут же его схватили рабы Нимрода и бросили в печь. Но второго чуда не произошло, и Аран исчез в пламени.

С человеком, который жертвует жизнью за Ашема, надеясь на чудесное спасение, чудес не случается.

Ангел Смерти взял мертвое тело Арана и бросил его перед Терахом. Теперь всем было ясно, что только праведность спасла Аврама. Это было несомненное освящение Имени Всевышнего, кидуш Ашем.

Так Аврам проложил дорогу многим и многим евреям, жившим в разные эпохи, которые отдали свои жизни ради освящения Имени Г-спода. Но как эти многочисленные евреи унаследовали качества нашего отца Авраама, сумевшего во имя Ашема пройти через тяжкие мучения? Ведь они — не более чем "простые евреи"? Сила характера, унаследованная ими от Аврама, потенциально заложена в еврейской душе. Это то качество, которое наш отец Авраам приобрел в Ур Касдим и которое он передал в наследство всем своим потомкам.

Семья Тераха перебирается в Харан

Аврам женился на своей племяннице Сарай, дочери Арана. Она была на десять лет младше Аврама, но не уступала ему в праведности, а позже даже превзошла своего супруга в даре пророчества.

Всем было известно, что Сарай была бесплодна — у нее не было и не могло быть детей.

После того, как Аврам побывал в печи, Терах, полностью признавший правоту сына, сказал: "Если мы останемся здесь, жизнь нашей семьи будет в опасности. Надо срочно перебираться в какое-нибудь место, находящееся за пределами владений Нимрода". Аврам согласился, поскольку знал, что нельзя постоянно полагаться на чудеса.

Отец и сын взяли своих жен, а также Лота, сына аврамова брата Арана (погибшего, как мы помним, в печи, куда его бросил Нимрод), и отправились в путь, рассчитывая со временем добраться до Эрец Исраэль (в те времена она называлась Эрец Канаан). Прибыв в Харан (город, расположенный к северу от Эрец-Исраэль), Терах обнаружил, что больше опасность им не угрожает, и решил обосноваться в Харане. К тому времени Авраму исполнилось ровно семьдесят лет.

Чем занимался в Харане Аврам? Он созывал народные собрания и провозглашал на них истину о Едином Творце, призывая людей служить Ему. Кроме публичных речей, он устраивал дискуссии, на которых отстаивал свои утверждения в споре со всяким, кто подвергал их сомнению. Он также сочинял книги, доказывающие бессмысленность идолопоклонства. Таким образом Аврам привлек на свою сторону десятки тысяч последователей, признавших существование Ашема.

В отличие от Тераха Аврам не поселился в Харане, а непрерывно путешествовал по земле, распространяя веру в Ашема. В своих путешествиях он неоднократно бывал и в Эрец Исраэль. Пять лет он продолжал разъезжать по городам и селениям между Эрец Исраэль и Хараном.

И вот, когда Авраму исполнилось семьдесят пять лет, он получил повеление Ашема окончательно оставить дом своего отца, чтобы обосноваться в Эрец Канаан.


Недельные главы Торы, которые начинают читать в эти дни, полностью связаны с постройкой Мишкана — переносного Храма, о котором написана эта статья. Мишкан служил местом сильнейшего раскрытия Божественного Присутствия, которое не оставляло сынов Израиля во время их сорокалетних странствий по пустыне. Читать дальше