Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Люди от природы любопытны и хотят знать, что делается у соседей. Наши праотцы во время странствия по пустыне ставили шатры так, чтобы максимально оградить частную жизнь.

Народ Израиля остановился в степях Моава. Моавитяне испугались нападения, и их царь Балак направил послов к знаменитому нееврейскому пророку злодею Биламу с просьбой проклясть евреев, чтобы он смог их уничтожить:

А ТЕПЕРЬ ПРИДИ, ПОЖАЛУЙСТА, ПРОКЛЯНИ ЭТОТ НАРОД, ПОТОМУ ЧТО ОН СИЛЬНЕЕ МЕНЯ. МОЖЕТ БЫТЬ, СМОГУ ЕГО ПОРАЗИТЬ И ИЗГНАТЬ ИЗ ЭТОЙ ЗЕМЛИ, ИБО ЗНАЮ: КОГО БЛАГОСЛОВИШЬ — ТОТ БЛАГОСЛОВЕН, А КОГО ПРОКЛЯНЕШЬ — ПРОКЛЯТ (Бемидбар, 22:6)

Хафец Хаим говорит, что эти слова свидетельствуют о злодействе Балака. Он верил, что Билам обладает силой благословлять. Зачем же было проклинать евреев? Ведь Балак мог попросить благословить свой народ, чтобы ему не причинили никакого вреда (Хафец Хаим аль Тора, к этому стиху).

Неевреи в городе Тельшяй очень уважали р. Элиэзера Гордона, раввина города и основателя ешивы, и многие просили его молиться о них. Однажды крестьянин нееврей пришел к нему и попросил помолиться, чтобы умер его враг. Но рав объяснил, что надо молиться не о смерти врага, а о том, чтобы тот стал его другом (Тнуат амусар).

И СКАЗАЛ ЕМУ [Биламу] АНГЕЛ БОГА: ЗАЧЕМ ТЫ БИЛ ТРИ РАЗА СВОЮ ОСЛИЦУ? ВОТ, Я ВЫШЕЛ ПОМЕШАТЬ ТЕБЕ, ИБО ПУТЬ ТВОЙ ПРОТИВ МЕНЯ. УВИДЕЛА МЕНЯ ТВОЯ ОСЛИЦА И ТРИ РАЗА СВЕРНУЛА, А ЕСЛИ БЫ НЕ СВЕРНУЛА ПЕРЕДО МНОЙ, Я УБИЛ БЫ ТЕБЯ, А ЕЕ ОСТАВИЛ В ЖИВЫХ (Бемидбар, 22:32,33)

Мидраш добавляет, что из этих слов следует, что потом она была убита, и ангел сказал: «Если бы я не убил ее после того, как она заговорила и упрекала тебя, а ты не мог устоять перед ее порицанием (стих 30), люди сказали бы: эта ослица порицала Билама, а ему нечего было ответить. И Творец принял это во внимание и вынес ей приговор ради уважения к человечеству».

Билам дошел до предела в грехе, пожелав уничтожить весь еврейский народ. И чудо, когда ослица заговорила с ним, не остановило его. Но Бог решил, что честь даже такого человека нужно принять во внимание и не захотел его чрезмерного унижения. Тем более, мы должны следить, чтобы не позорить наших друзей и ближних (Рав Хаим Шмулевич).

После субботы, когда рав Йеѓошуа Лейб Дискин обычно читал лекцию по недельному разделу Торы, один человек приносил ему чай. Однажды он случайно положил в чашку вместо сахара соль, а поскольку всегда клал много сахара, в этот раз там оказалось много соли.

Но рав Дискин выпил чай как всегда. Через несколько минут его жена обнаружила ошибку и бросилась, чтобы предупредить рава, пока он не начал пить, но чашка уже была почти пуста. После этого несколько учеников попробовали этот чай и не могли понять, как учитель мог его выпить. Когда большинство учеников вышло из его дома, жена спросила рава, почему он ничего не сказал, ведь такое количество соли могло повредить его здоровью.

— Как я мог смутить человека только за то, что он ошибся? — ответил рав Йеѓошуа Лейб (Амуд эш).

КАК ХОРОШИ ШАТРЫ ТВОИ, ЯАКОВ, ХРАМЫ ТВОИ, ИЗРАИЛЬ (Бемидбар, 24:5)

Билам, сказал это, увидев, что входы в шатры еврейского народа расположены не напротив друг друга (Раши).

Люди от природы любопытны и хотят знать, что делается у соседей, кто вошел и кто вышел. Поэтому наши праотцы во время сорокалетнего странствия по пустыне ставили шатры так, чтобы максимально оградить частную жизнь. Мы должны у них учиться уважению к тайне личной жизни. Проходя мимо чужого окна, сдерживать естественное желание заглянуть в него (Хошен мишпат о законах, касающихся прав ближнего на неприкосновенность личной жизни).

Рабейну Гершом, Светоч изгнания, исходил из обязанности уважать частную жизнь людей, поэтому наложил херем на чтение чужих писем без разрешения (запрет, за нарушение которого человека могли отлучить от общины) (Беер агола, Йоре деа). Даже родителям нельзя читать без разрешения переписку детей (Рав Хаим Паладжи).

С любезного разрешения переводчика и издателя Гедалии Спинаделя, изд-во Ам Асефер


Пророк Моше, незадолго до своей смерти, обращается к народу Израиля с напутственной речью. Эта речь продолжалась месяц и неделю — с первого Швата по седьмое Адара — и составила пятую книгу Пятикнижия, книгу Дварим («Речи»).

Начиная с этой недельной главы, Моше вспоминает ключевые события Исхода и 40-летних странствий, напоминает евреям о важности соблюдения заповедей и союза со Всевышним, дает еврейскому народу напутствие на будущие.

Читать дальше