Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Праведники, воистину служащие Всевышнему, получают наслаждения Будущего мира уже в этом мире»Раби Леви-Ицхак из Бердичева, Кдушат Леви, Хаей Сара
Правило «или всё, или ничего» неприменимо в духовной сфере. Нужно стремиться к максимальному соблюдению заповедей, делая постепенные шаги.

На второе утверждение злого начала (оно состоит в том, что, поскольку невозможно исполнять требования Закона к чистоте языка во всех подробностях, лучше вообще не стараться делать это) следует отвечать так: «А позволил бы я себе поступить так же, если бы дело касалось моих торговых операций? Представь себе: вот мчусь я со всех ног, чтобы успеть заключить какую-нибудь сделку, которая принесет немного денег мне и моей семье. И налетаю на прохожего, а он вдруг говорит мне: “Что ты так несешься? Неужели ты думаешь, что сможешь стать самым богатым в мире, сравниться с таким-то и таким-то?” Ты бы сам на моем месте ответил ему: “Ну и что? Теперь я должен сидеть сложа руки и не могу зарабатывать себе на жизнь?”

И если даже в отношении дел этого бренного мира все так очевидно, что же сказать о тех делах, которые прямо касаются моей души? Предположим даже, что я не смогу исполнять требования чистоты языка во всех их подробностях и частностях, хотя это и позволило бы мне подняться на высочайшую ступень святости. (3oгap святой в главеХукат говорит, что человек, хранящий свои уста и свой язык, удостаивается быть облаченным в Дух Святости — см. в первоисточнике. — Прим. сост.) Заслужит он также и вечного света, скрытого ради праведников, а этого света не могут представить себе ни ангелы, ни кто-либо другой, по словам мудрецов Талмуда. И рабейну Хананель приводит в одном месте рассказ рава Моше Кордоверо благословенной памяти, который увидел однажды во сне автора Шошан Содот, и каждый волос бороды его сиял, как факел. Этот великий праведник удостоился такого света за то, что всегда остерегался вести беседы о суетном (см. рассказ целиком в первоисточнике. — Прим. сост.) И что же, из-за этого я вообще не стану заботиться о том, чтобы вести лишь подобающие беседы и не оказаться, Б-же упаси, в “группе злоязычников” или в компании с иными злодеями, о которых сказали мудрецы Талмуда: “Эти люди не удостоятся видеть Лик Б-жественного Присутствия”?»

Именно это имел в виду царь Шломо, да пребудет он в мире, когда сказал в книгеКогелет: «Все, что сможешь ты сделать, все, что в твоих силах, — делай!» Он хотел научить нас, что, даже если человек подумает, что не сможет завершить исполнение заповеди так, как требуют все ее законы и подробности, все равно он должен сделать хотя бы то, что в его силах.

И то же самое сказали мудрецы Талмуда, разъясняя стих из Писания: «Тогда выделил Моше три города…» Что хотело Писание сообщить нам этим? А дело в том, что те три города-убежища, которые выделил Моше на восточном берегу Иордана, не могли исполнять своих функций, пока не выделены еще три города на западном берегу (их можно было выделить лишь после того, как евреи войдут в Землю Израиля и захватят ее. — Прим. пер.). И Моше-рабейну к этому моменту уже знал, что не войдет в Землю Израиля (поэтому заповедь выделения городов-убежищ не будет им завершена. —Прим. пер.). И тем не менее так сказал он себе: «Это неважно; что в моих силах исполнить, я исполню». Так объясняет этот стих в своем комментарии Раши.

И все, что мы здесь, с Б-жьей помощью, растолковали, содержится в одной фразе изАвот де-рабби Натан: «Не отдаляйся от меры, которой нет конца». Эта фраза имеет такое продолжение: «…и от работы, которой нет завершения», — и речь идет о работе изучения Торы, как доказывает притча, которой проиллюстрирована эта фраза (см. первоисточник).

Шмират га-Лашон, введение


«Хумаш» — так на иврите называется Пятикнижие — те пять книг Торы, которые были записаны Моше-рабейну Синайского откровения, во время странствий еврейского народа по пустыне. Читать дальше

Бесконечная цепь 1. Тора

Рав Натан Лопез Кардозо,
из цикла «Бесконечная цепь»

Пятикнижие — самая важная часть Танаха. Она представляет собой не что иное, как голос Всевышнего, сообщающего человечеству Свою волю посредством письменного слова. Сюжеты и заповеди Торы заставляют человечество задуматься над реальностью. Что делать человеку со своей жизнью? Как ее возвысить, освятить? И прежде всего — как развить в себе понимание, что жизнь должна быть освящена? Тора отвечает тому, кто спрашивает. Для тех, у кого нет вопросов, Тора остается загадкой, в соответствии с известным афоризмом: нет ничего непонятнее, чем ответ на незаданный вопрос. Человек же, по-настоящему ищущий смысл жизни, найдет в Торе интеллектуальную глубину, поразительную психологическую проницательность, благоговейное отношение к жизни.

Правильность текста Торы

Сайт evrey.com

Откуда мы знаем, что современная Тора идентична той, которую получили евреи на горе Синай?

Бет из Берешит

Рав Эльяким Залкинд

Книга Шмот

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Истоки»

Чтобы понять и постичь 19. Откуда мы знаем, что Тора дана Б-гом, а не написана человеком?

Рав Элиэзер Гервиц,
из цикла «Чтобы понять и постичь»

Одним из доказательств того, что Тора является Б-жественным откровением — это ее иррациональные заповеди. Простой смертный не мог бы заставить 600 тысяч евреев взять на себя серьезные ограничения во всех сферах жизни. Пророчества, содержащиеся в Торе, тоже доказывают ее Б-жественное происхождение.

Урок Торы

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Пятикнижие Моисея

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

«Шлах». Спасательный канат

Рав Бенцион Зильбер

Евреи приближаются к Эрец-Исраэль. По настоянию народа Моше отправил разведчиков выяснить, какова страна, куда евреи по воле Всевышнего держат путь. Послано было двенадцать разведчиков, по одному от каждого колена. Вернувшись, десять из двенадцати сказали, что города страны укреплены, жители ее сильны и войти в нее невозможно. Евреи заплакали и отказались от своей цели. За это Всевышний обрек народ на сорокалетнее скитание по пустыне. Конец главы посвящен нескольким заповедям. Завершает главу заповедь о цицит.