Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
«Тому, кто раскаялся в совершённом преступлении, за которое полагается смертная казнь или истребление души, — раскаяние и Йом-Кипур приносят частичное очищение, а затем человека постигают страдания, которые завершают искупление»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы раскаяния 1, 4
Находясь на смертном ложе, праотец Яаков кратко подытожил свою жизнь. Лишь 17 лет он провел в относительном спокойствии. Благословения, которые Яаков дал родоначальникам колен Израилевых, являются скрытыми пророчествами.

28. Раздел Ваехи непосредственно продолжает повествование, и поэтому он не выделен так, как обычно выделяется новый раздел. Обратите внимание, что семнадцать лет, о которых говорится в этом стихе, были единственным периодом в жизни Яакова, когда он наслаждался спокойствием и благополучием. И если эти семнадцать лет по сравнению с предыдущими годами поистине были счастливым периодом в жизни Яакова, естественно предположить, что описание их должно быть соответствующим образом выделено в тексте. Тот факт, что такое выделение отсутствия показывает, что эти семнадцать лет были исключительно важны для Яакова как для индивидуума, но имели несравнимо меньшее значение для жизни нации. Только во времена тревог и испытаний, ведя свойственную ему беспокойную жизнь, Яаков заслуживал право носить имя Израиль, которое отмечает его непреходящее значение в истории нации. А те семнадцать лет, о которых сейчас идет речь, — лишь счастливый итог, личная награда Яакову за выпавшие на его долю тяжелые годы.

29…. Яаков хорошо знает, что Йосэф непременно похоронит его с приличествующей пышностью, но, тем не менее, говорит ему: «Со всем своим благоволением (חסד) пожалуйста, не забудь об истине (אמת). Лучше бы меня вовсе не хоронили, чем предали земле в Египте». Упор делается на то, чтобы его не хоронили в Египте. Может показаться, что выполнение этой просьбы не столь затруднительно, поэтому настоятельная и торжественная просьба производит впечатление нарочитости. Однако, как следует из предыдущего повествования, фараон и население Египта вряд ли благосклонно отнеслись бы к решению семейства Яакова покинуть их страну. Следовательно, перенос останков Яакова в Ханаан лишний раз подчеркивал, что семья Йосэфа все еще не причисляет себя к гражданам Египта, что сердцем они на своей прежней земле.

Но причина мольбы Яакова, возможно, более глубока. За годы, прожитые в Египте, Яаков, видимо, не раз замечал, какое мощное воздействие начинает оказывать на его потомков «приобретение собственности, привязанность к земле». Он, вероятно, понимал, что они начинают считать Нил своим Иорданом, что уже не расценивают как изгнание свое пребывание в Египте. Это вполне достаточная причина для того, чтобы Яаков упорно настаивал на том, чтобы его не хоронили на чужбине, а предали земле на родине. Яаков считал, что имеет основание сказать детям: «Возможно, вам нравится жить в Египте, но я не хочу даже быть похороненным здесь». Поэтому он выразил свое желание не как «Яаков», индивидуум, а как «Израиль», носитель судьбы нации.

31…. И ПОКЛОНИЛСЯ ИЗРАИЛЬ В НАПРАВЛЕНИИ ИЗГОЛОВЬЯ. Как Элиэзэр пал ниц перед Богом, исполнив свою миссию, так поступает здесь и Яаков. Передав свои последние пожелания Йосэфу, он приступил к тому, что ему еще осталось сделать на земле. Он сидел в постели лицом к изножью, Йосэф стоял перед ним. Следовательно, если Яаков поклонился по направлению к изголовью, ясно, что это был «поклон назад». Это был акт поклонения и благодарения Тому, Кто через всю жизнь вел Яакова к цели: Бог привел его к этому месту и к его сыну.

Глава 48

7. מתה עלי — УМЕРЛА У МЕНЯ. Удар судьбы постиг меня. Эти слова, которыми Яаков вспоминает о смерти и похоронах Рахели, обычно истолковывают как попытку оправдать то чрезмерное значение, какое он придавал своему желанию быть похороненным в Махпеле, хотя сам он не похоронил там мать Йосэфа. Но если бы именно таковым было намерение Яакова, мы могли бы ожидать, что он скажет об этом раньше, когда просил Йосэфа относительно собственных похорон. Но в этом контексте упомянутые слова можно отнести лишь к условию, которое Яаков ставит в отношении сыновей Йосэфа. До того момента (стих 8), когда Яаков, благословляя внуков, определяет их роль в будущем нации, его называют «Яаковом», а не «Израилем». Когда Йосэф приходит к нему (стих 2), «Израиль собрал силы»; Яаков взял себяв руки, чтобы взглянуть на Йосэфа не только как на своего сына, но как на человека, имеющего огромное значение для будущего народа, который будет называться его именем Израиль. Учитывая это, он произносит благословение сыновьям Йосэфа (стих 8).

Однако дарованная Менаше и Эфраиму привилегия, заключавшаяся в том, что им предстоит образовать отдельные колена, основывалась на личных отношениях Яакова с Йосэфом и его сыновьями; отсюда стих 3: ויאמר יעקב (Тогда сказал Яаков). Изменения на וירא ישראל (« Израиль увидел») не происходит до ст.8, потому что оказанная сыновьям Йосэфа честь не имела отношения к соображениям общенародного блага. Этот поступок был продиктован расположенностью Яакова-человека. В свои последние дни он особенно часто вспоминает ту женщину, которую любил больше всего на свете, которая была женой, выбранной им самим, которую он потерял первой; его тревожила мысль, что память о ней не сохранится в будущей истории нации. Когда потомки Израиля будут навещать гробницу своих предков, они найдут могилы Авраама и Сары, Ицхака и Ривки, Яакова и Леи. Даже в смерти не дано Рахели, матери Йосэфа, занять свое законное место в усыпальнице праотцев и праматерей. И как рабынь Билу и Зилпу, лишь два колена будут называть ее своей матерью. И память об этой жене, которую Яаков любил всем сердцем, которую с самого начала считал истинной матерью будущей нации, могла исчезнуть! Поэтому самым большим желанием Яакова, желанием, которое он носил в сердце, было сделать первенца Рахели, Йосэфа, первенцем нации, даровать ему национальное первородство, выделив его сыновей в самостоятельные колена, обладающие равными правами с братьями Йосэфа. Так Яаков смог бы гарантировать, что память о Рахели будет хранить, по крайней мере, на одно колено больше, чем память о рабынях Биле и Зилпе.

9…. В стихе 8 имя «Израиль» упоминается вновь. Это — прародитель будущей нации, который, возвышенный духом Божьим, ныне благословляет внуков занять свое место в будущем этой нации.

15. Он благословил Йосэфа внутри благословения его сыновей. Наивысшее благословение, которое может получить отец, это благословение его детей. התהלך — термин, употребляющийся только по отношению к Богу и человеку и обозначающий самоуправление, следование моральной энергии собственной свободной воли… Он скромно упомянул о том, что такое свободно избранное следование воле Всевышнего характеризовало его предков. Но и он сам также учился познавать Бога, его Пастыря, Водителя и Наставника, питавшего и поддерживавшего его с самого начала жизни и до сего дня.

19….Характерно, что и здесь мы снова замечаем, как младший брат отодвигает старшего на второй план. Начиная уже с Каина и Эвеля мы находим как бы принижение первородства. Бог благоволил Эвелю и отверг Каина. Среди сыновей Ноаха центральную позицию занял Шем, который не был старшим из братьев. Ишмаэль уступил первенство Ицхаку, Эсав Яакову, Реувен Йосэфу, Менаше Эфраиму, и в конце концов, лидерство в еврейском народе перешло к колену Иеуды,четвертого брата. Моше тоже был младшим. Давид был самым младшим в семье. Да, в целом в народе первородство потеряло свое значение. Но одна вещь нам должна быть совершенно ясна. В то время как с одной стороны первенцы сохраняют привилегированное положение (они представляют семью, несут ответственность за нее, получают двойную долю в наследстве), показывая, тем самым, что в реальности духовность и сила должны действовать рука об руку, история мира, напротив, демонстрирует непрерывную битву материальной мощи с Божественной духовностью. Цель истории, как было открыто Ривке, в том, что «сильный будет служит слабому». Препятствием на пути к достижению этой цели является отделение духовной силы от национальной мощи («Голос — голос Яакова, а руки — руки Эсава»). Эсаву было сказано, что он только тогда станет рядом с братом как равный, когда по собственной воле подчинит себя его власти. До того момента материальное будет воображать себя владыкой, хотя на самом деле находится в подчинении. Духовное и материальное — это две короны, которые (Зехария 6:11—15) в конечном счете объединятся в личности Машиаха. Он станет «коэном на троне», и в нем объединятся эти два аспекта. А до тех пор объединение этих двух корон остается идеалом, воплощенным в Святилище. Вся еврейская история учит нас тому, что материальная сила должна идти рука об руку с силой духовной, но реальность так и не соответствует этому идеалу…

20. В ТОТ ДЕНЬ. В тот день впервые прозвучало благословение, которое и сегодня на устах всех еврейских родителей, когда они, благословляя своих детей, говорят: «Тобой будет благословен (Израиль)» — твои дети будут так благословенны, что всякий раз, когда еврейские отцы пожелают благословить своих детей, у них не найдется большего благословения, чем: «Пусть Бог сделает тебя таким, как Эфраим и Менаше».

22. שכם אחד על אחיך. Так как слово אחד присоединено к слову שכם, то здесь שכם не может быть именем собственным, названием города. И даже если, как принято думать, שכם в этом отрывке означает «удел» или «часть», это не объясняет назначения слова אחד. אחד никогда не означает просто «один», а всегда «один из двух или более», «один из многих». Поэтому первая половина этого стиха не может означать: «Я дал вам на одну часть больше, чем вашим братьям». Фактически нигде в Писании нет примеров употребления שכם в значении «часть». Скорее, שכם означает «плечо», на которое взвалена ноша, или возложена честь. Ср. «И правление на его плечах» (Иешая 9:5) и… «Я снял бремя с его плеч» (Теилим 81:7). Поэтому буквальное значение данного отрывка таково: «Я дал тебе Плечо, чтобы возвысить над твоими братьями». Следовательно, текст надо переводить так: «Я возложил на тебя честь стоять над твоими братьями».

… Яаков говорит Йосэфу: «Видишь, я умираю. Я не оставляю тебе большого наследства, богатства у меня нет, ибо мы в чужой земле. Сначала Бог должен вернуть тебя на родину; там ты получишь наследство. Здесь у меня есть лишь благословения и добрые пожелания. Но все, чем я владею здесь и могу завещать, я оставляю тебе: честь и бремя быть моим преемником в качестве главы семьи, быть первым над своими братьями, моими детьми, которые являются моим единственным достоянием в жизни и относительно которых я могу сделать распоряжение до того, как умру. То, что они, живя среди эморейцев, не уподобились им, и я могу сейчас собрать их всех около себя как своих сыновей, как наследников имени и призвания Израиля, — это мои трофеи, мой триумф и моя победа над эморейцами».

Глава 49

1. — 2…. В эту минуту Яаков думает не о том, что объединяет его сыновей, а о том, что их различает и отдаляет друг от друга. Поэтому он говорит им: «Хоть вы и не похожи друг на друга, подчинитесь полностью одному духу (который объединяет вас). Тогда я открою, что случится с вами, когда пройдет положенное время». Прежде чем наступит Конец Дней, все сыновья Яакова должны проникнуться одним духом. Это не произойдет до тех пор, пока не осуществится собирание вместе. Действительно, Конец Дней нельзя даже правильно понять, пока все не соберутся вместе; поэтому Яаков лишь мимоходом ссылается на אחרית הימים.

הקבצו, האספו — СОБЕРИТЕСЬ… (БУДЬТЕ ВСЕ ВМЕСТЕ). Таковы были первые мысли, посетившие Яакова, когда он увидел сыновей, собравшихся у его смертного одра. Единство семьи и глубокая заинтересованность во всем, что касалось духа, — вот главное наследие Яакова. Но коль скоро группе, состоящей из таких различных элементов, предстоит стать единой как изнутри, так и снаружи, она непременно должна иметь лидера. Поэтому Яаков собирает сыновей, чтобы определить такого лидера. Человеком, наиболее естественно подходящим для этой роли, был бы первенец. Вот почему Яаков в первую очередь обращается к Реувену.

4…. Яаков говорит Реувену: «Ты — самая большая драгоценность моей сокровищницы, ты — моя сила и мое первое приобретение. Однако ты не годишься быть главой семьи». Глава семьи должен быть сильным, на него не должны оказывать влияние ни нежные, раболепные зефиры, ни яростные бури. Он должен обладать огромной внутренней силой, а не быть текучим как вода…

5. Шимон и Леви обладали таким характером, который был необходим будущему лидеру семейного клана. Они אחים (братья), у них высоко развито чувство братской солидарности, которое они не раз проявляли. Не ожидая никакой личной выгоды, они так глубоко переживали зло, причиняемое даже наименьшему в семье, как будто сами были жертвами этого зла…

6…. Шимон и Леви обладали складом ума и духом, которые требуются для роли руководителя, но их методы достойны порицания. Поэтому моя воля (т.е. воля моей нации) не должна вступать в их совет. Это значит, что они не должны определять волю нации, а их решения не должны восприниматься как отражение воли нации…

וברצונם עקרו שור. Этот отрывок весьма многозначен, שור — совершенно определеленно означает «быка», а עקר означает «калечить», «наносить увечья». Но רצון в основном предполагает лишь дружеские отношения, добрую волю…

Смысл этого стиха мог быть таким: «Ибо во гневе своем они убивали людей». Даже хуже: прежде чем совершить убийство, они притворялись, что благорасположены к своим жертвам, и таким образом обезоруживали их, лишали той силы, которую эти предполагаемые жертвы, обычно мирные, могли бы применить, чтобы защитить себя от нападения. Они нанесли ущерб силе (Шхема и его соплеменников), убедив их сделать обрезание, а затем напали на них, когда те были еще физически слабы. Поэтому их поступок никак нельзя оправдать и считать доблестным.

7…. В отличие от Реувена, который не был достаточно независимым и которому не хватало уравновешенности, Шимон и Леви слишком неистово проявляли собственную силу и действовали беспощадно, когда благополучию семьи грозила опасность.

Крайне важно, что в этот момент, когда закладываются основы еврейской нации, проклинается любое проявление силы, идущее вразрез со справедливостью и моралью, даже если эта сила направлена на достижение всеобщего блага. Все другие государства и народы усвоили как принцип, что любое действие является законным, если оно служит интересам государства. Коварство и насилие, которые подвергались бы осуждению и наказанию, если бы к ним прибегли с целью личной выгоды, награждаются лаврами и гражданскими почестями, когда их используют для того, что называется благом государства. Другие нации утверждают, что принципы морали применимы только в личных отношениях, а в политике и дипломатии признается единственный закон — интересы нации. В нашем же тексте, напротив, последняя воля и завет еврейскому народу — проклятие актам насилия и коварству, даже если они совершаются ради самых законных интересов нации; и на все времена устанавливается доктрина: при достижении всеобщего блага не только цели, но и средства, которыми эти цели достигаются, должны быть чистыми.

Однако проклинаются лишь אף (гнев) и עברה (попрание закона), проявленные Шимоном и Леви. Проклятие не распространяется лично на Шимона и Леви или на их цели как таковые.

8. Яаков собрал своих сыновей, чтобы выбрать среди них лидера. Он уже определил, что Реувен, Шимон и Леви не годятся для руководства. Взгляд его останавливается на Иеуде, и он говорит: «Ты подходишь для этого. Ты соединяешь в себе те качества, которых не хватает Реувену, с одной стороны, и Шимону и Леви, с другой».

… ТВОЯ РУКА УПОКОИТСЯ НА ШЕЕ ТВОИХ ВРАГОВ. Не твой меч, но твоя власть склонит шею твоих врагов. Ты не совершишь убийства. Тебе не нужно будет применять жестокие методы против врагов. Укрепление твоего авторитета вызовет такое уважение противников, что они покажут тебе свои спины; они не посмеют напасть на тебя и будут рады, если ты оставишь их в покое. И твое положение в семье будет столь возвышенно, что твои братья подчинятся тебе по своей воле.

10. שילה. עד כי יבא שילה возможно, образовано от שול (« самый дальний, нижний край, конец»). Яаков умирает в то время, когда нация еще только формируется, когда закладывается ее краеугольный камень; он смотрит сквозь века, размышляя об отдаленнейшем из отпрысков колена Иеуды. Несмотря на то, что последний звук в этом слове «о», оно завершается не буквой ו (вав), но буквой ה, выражающей состояние слабости. Называя это последнее поколение שילה, Яаков хочет сказать: «Придет время, когда царство Дома Давида познает упадок, когда появится Иеуда, который не будет сильным, как лев, а по-женски мягким; и покажется всем, что он умирает. Сила и мужество Иеуды вроде бы сойдут на нет. Но именно в тот момент, когда могильщики мировой истории уже закажут гроб, чтобы положить туда останки Иеуды, לו יקהת עמים, он вновь восстанет во всей своей мужественной силе, и одряхлевшие народы падут перед ним». Корень слова קהה (יקהת) означает «становиться скучным, тусклым, вялым» (Ср. Мишлей 17). Здесь говорится об одряхлении человечества, о расслаблении, наступающем с возрастом. Таким образом: придет время, когда еврейский дух окажется близок к смерти; и тогда человечество, постаревшее и одряхлевшее, все испробовавшее и испытавшее, почувствует, что нуждается в новом, возрождающем духе. И этот обновленный дух явит человечеству последний потомок Иеуды.

11. Вот так Яаков видит Машиаха. Каким он представляется патриарху? Яаков видит спасителя человечества, победителя народов, который едет верхом не на боевом коне, а на осле. В Писании осел, как вьючное животное, символизирует мирное процветание, мирное величие нации, тогда как боевой конь — воплощение военной силы…

13. В Иеуде Яаков обрел того, кого искал: лидера и носителя судьбы еврейского народа до самого далекого будущего. Яаков оценивает личный вклад остальных своих сыновей в будущее нации, затем вновь обращается к Йосэфу и умолкает. В Иеуде он нашел инструмент защиты народа… Зевулун станет коленом купцов, но не растеряет себя в торговых амбициях. Он будут удовлетворен тем, что торговые корабли со всего мира приходят к нему, и будет рад опереться на Цидон. Это означает, что колено Иеуды экономически будет зависеть от Цидона.

14. משפתיים, дословно «то место, где в два ряда выставлена домашняя утварь». Мы употребляем термин «очаг» для обозначения дома; иврит использует с той же целью «ряды домашней посуды». Таким образом Иссахар — это сильный и ловкий работник, который любит отдохнуть у своего очага. Образно выражаясь, он — вьючное животное, все стати которого говорят о том, что он хочет и может усердно работать, а сейчас отдыхает, наслаждаясь достатком в своем доме, который он создал сам, своим трудом.

с разрешения издательства Швут Ами


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня
Месяц Хешван
Хешван — второй месяц от начала года, которое отсчитывается с месяца Тишрей. Согласно еврейской традиции, именно в Хешване начался всемирный Потоп. Сейчас Хешван считается одним из самых дождливых месяцев в Земле Израиля. Читать дальше