Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Законы и обычаи еврейской традиции… Насколько они обязательны? Разве они подобны Уголовному Кодексу, и за их нарушение можно угодить в тюрьму? А за исполнение этих законов полагается награда? Кто следит, соблюдаются они или нет? И почему так много людей столь ревностно выполняют предписания еврейской традиции?

Понятие «традиция» широко известно нашему современнику из мировой культуры. Очень часто традиции народов мира имеют под собой некий философский и религиозный смысл. Можно часто услышать: «Так делали мои родители, так делали родители моих родителей, так принято у нас…» Ребенок любой национальности впитывает тот образ жизни, свидетелем которого является в стране проживания, и, став взрослым, может чувствовать симпатию к традициям своего народа или этнической группы.

Есть подобное отношение и к традиции Торы. Любой внимательный человек, достаточно близко познакомившийся с миром традиционной еврейской семьи, увидит это. Услышит и то же самое выражение: «Мои родители так делали…» Тем не менее, объяснить факт продолжения соблюдения евреями заповедей Торы и еврейских обычаев невозможно при помощи стандартных инструментов, характеризующих традиции различных народов, хотя бы потому, что уже многие столетия евреи разбросаны по разным странам. Есть диаспоры в Западной и Восточной Европе, Америке, Австралии, Новой Зеландии, и их представители принимают самое активное участие в политической, общественной, культурной жизни. Влияние евреев на культуры разных стран трудно переоценить как в хорошем, так и в плохом смысле. И знакомясь с евреями из разных стран, замечаешь, что эти верующие, соблюдающие закон Торы люди в Нью-Йорке практически американцы, в Париже — почти французы. То же с немецкими, венгерскими, египетскими, российскими евреями. И вместе с тем во всех этих странах они неукоснительно следуют очень подробному своду законов традиции Торы и считают такой образ жизни обязанностью любого еврея.

Человек, более близко познакомившийся с жизнью еврейских общин разных стран, заметит, что существуют различия в традиции исполнения законов Торы. Этот факт объясняется просто и не противоречит идее единства традиции для евреев всего мира. Дело в том, что еврейская традиция в том виде, как мы ее знаем сегодня, состоит из заповедей самой Торы, законов, позже установленных Санэдрином и еще более поздних постановлений мудрецов. Полностью это учение изложено в одном своде книг, который называется Вавилонский Талмуд. Он создавался примерно в 220 — 500 годах нашей эры в ешивах Суры и Пумпедиты в Вавилоне. И хотя параллельно с Вавилонской общиной уже существовало много других, диаспора Вавилонии была главенствующей, и все остальные общины беспрекословно принимали постановления мудрецов, живших в Вавилоне.

Вавилонский Талмуд до сегодняшнего дня является главным кодексом, в котором содержатся законы, регламентирующие жизнь всех евреев. Некоторые отличия в их трактовке у различных общин заключаются либо в более поздних наслоениях традиции, имевших место в отдельных диаспорах, либо в различных вариантах толкования мудрецами разных стран отдельных мест Талмуда. Но при ближайшем рассмотрении устройства еврейской традиции очевидно полное единообразие почти всех законов для всех диаспор, так как все они объединены общей идеей о единстве и единственности Творца, создавшего этот мир и Тору.

На определенном уровне изучения Торы человек сталкивается с поражающе глобальной системой понятий, из которой вытекает понимание сути мироздания вообще и деталей жизни каждого отдельного человека в частности. Но в то же самое время на ряду со сложной философией Б-жественного учения существует его практическая, прикладная сторона, которая может быть осознана и принята даже очень простым, необразованным человеком. Не случайно в еврейском народе всегда существовало общество мудрецов Торы, которые полностью посвящали себя ее углубленному изучению и достигали колоссального уровня знания и невероятной глубины понимания основ мира. А рядом с ними жили простые, в разной степени невежественные люди. Иногда они были едва знакомы с грамматикой, но в то же время строго соблюдали традицию, которая жила в их семьях, и была связана со здравствующими в то время мудрецами Торы.

На первый взгляд может показаться, что эти простые люди придерживались лишь внешних ритуалов традиции, не понимая их глубокого смысла. Но мы должны знать, что это невозможно, так как еврейская традиция включает в себя не только следование раз и навсегда заведенному распорядку жизни, принятому народом. В ее основе — довольно строгий кодекс, который даже крайне необразованный еврей строго соблюдал. Это становилось возможным потому, что приверженность традиции заключалась не в стремлении оставаться связанным с семьей или местом проживания, а в горячем желании выстроить и сохранить связь с Творцом и Торой. Естественно, что простой человек не был способен изложить эту идею в философской форме. Но, несомненно, традиционность такого еврея всегда держалась и держится сегодня, главным образом, на любви к Торе и к Творцу.

Довольно известно высказывание еврейских мудрецов, что Всевышний сначала создал Тору, а потом в соответствии с Торой создавал мир. Буквально они сказали: «Посмотрел в Тору и создал мир». Это высказывание говорит о том, что Вселенная является абсолютным отпечатком Торы, то есть все, что есть в Торе, существует в мире, и наоборот. Эта идея — лучшая иллюстрация статуса закона Торы. Она же демонстрирует восприятие мира соблюдающим евреем, для которого совершенно ясно, что Творец создал мир, а одновременно с ним и некоторые законы, сила которых сравнима с мощью Б-жественного желания, на котором держится сама реальность. Еврею, который не сроднился с этой идеей, не выяснил для себя до конца истинность такого мировоззрения, трудно быть действительно соблюдающим человеком.

Мы видим, что многие люди, выросшие и живущие вне традиции (потомки евреев, отошедших от еврейского традиционного образа жизни), разобравшись в ряде философских законов Торы, зачастую становятся серьезными соблюдающими евреями. Например, начинают постепенно соблюдать кашрут. Некоторые приходят к очень строгому соблюдению правил кашерного питания, часто ограничивают себя в продуктах и блюдах, привычных и вкусных, создавая тем самым ряд бытовых неудобств. Кроме того, зачастую кашерные продукты, особенно мясные изделия с экшером, гораздо дороже. Они продаются только в определенных местах в ограниченном ассортименте.

Но это почему-то не останавливает человека, решившего жить по законам еврейской традиции. Еврей, становясь на путь соблюдения законов традиционного образа жизни, объясняет себе этот вопрос следующим образом. Изучая Тору, даже в небольшой степени коснувшись ее глобальности и Б-жественной всеобъемлемости, он понимает, что соблюдение заповедей (этой основы традиции) позволит ему приблизиться к высшему, стать чище, прикоснуться к абсолютной истине. Именно тот факт, что законы Торы — проявление высших духовных идей, а не следствие какого-то прагматического расчета, пусть даже очень важного и понятного, подвигает еврея к их соблюдению.

Попробуем проиллюстрировать этот тезис конкретным примером, который приводится в Талмуде. Город окружила армия, силы которой во много раз превосходят возможности защитников этого города. Враги предъявляют жителям города ультиматум с предложением выдать одного из жителей для расправы. На этом условии они готовы оставить город в покое. Если же ответом на требование станет отказ, будут убиты все.

В Талмуде сказано, что в таком случае лучше всем погибнуть, чем выдать врагам одного-единственного еврея. Этот закон, который может показаться довольно благородным и возвышенным, совершенно непонятен при ближайшем рассмотрении. У города есть руководство. Оно могло бы бросить жребий, совершенно честный и объективный и, таким образом, принести врагам одну жертву вместо тысячи, а может и десятков тысяч. Ведь человек, на которого упадет жребий, все равно погибнет вместе со всеми через несколько часов. Как же могут руководители этого города отказаться от предлагаемой им возможности и пожертвовать жизнями всех жителей города? Написано в Талмуде, что если бы кто-то изъявил готовность выступить добровольцем и спасти весь город ценой собственной жизни, он может это сделать. Его героизм будет оценен Творцом по достоинству. Но выдать кого-то нельзя. Даже если враги указали на конкретного человека, то нельзя выдавать его.

Почему же Тора предписывает поступать так сурово, а главное, совершенно негуманно. Наверное, ответ на этот вопрос таков. Человеческая жизнь представляет собой не просто особенную ценность в глазах людей. Своим существованием человек демонстрирует наличие высшей духовной идеи, уходящей к самым корням мироздания. А грех убийства и способствование его совершению наносит серьезный удар по базисной идее существования мира. Именно поэтому мудрецы не оставляют человеку право определять, кто должен погибнуть, а кто останется жить.

Естественно, для подобного отношения к вещам и к жизни требуется понимание, что мир, в котором мы живем, это не просто некое свободное пространство, а частное владение одного Хозяина, желания Которого — основной стержень всех материальных и моральных вопросов.

Приведенный пример подтверждает высказанную выше мысль о том, что еврейская традиция даже на самом примитивном уровне является не порождением уклада жизни, сложившегося в какой-то местности, а практическим и философским отражением самых глобальных идей. Именно поэтому различные диаспоры, прожившие многие столетия в относительной изоляции друг от друга, одинаково свято следуют законам Торы, которую Всевышний даровал всем евреям, и ведут традиционный еврейский образ жизни.

из журнала «Мир Торы», Москва


Пророк Моше, незадолго до своей смерти, обращается к народу Израиля с напутственной речью. Эта речь продолжалась месяц и неделю — с первого Швата по седьмое Адара — и составила пятую книгу Пятикнижия, книгу Дварим («Речи»).

Начиная с этой недельной главы, Моше вспоминает ключевые события Исхода и 40-летних странствий, напоминает евреям о важности соблюдения заповедей и союза со Всевышним, дает еврейскому народу напутствие на будущие.

Читать дальше