Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Мне 43 года, я инженер и многодетный отец, который борется с зависимостью от порнографии…

Всего лишь журнал

Началось все давно — я учился тогда в пятом классе, и мне случайно попал в руки иностранный журнал с такими картинками, которых я раньше никогда не видел. Я принес его домой, и мы стали разглядывать его вместе с сестрой, которой тогда было только восемь. Женщины на страницах были запечатлены в таких позах, а одежды было на них так мало, что мы с сестрой просто нервно смеялись, не веря своим глазам.

Сестра похихикала и пошла к своим куклам. Во мне же эти эротические картинки возбудили совершенно новые чувства. Я спрятал журнал у себя и доставал его при любой возможности, а в остальное время думал о тех девушках, фантазировал, мечтал раздобыть еще подобных фотографий, и, хотя мне это тогда не удалось, семена будущей зависимости были уже посеяны.

Я хорошо учился, занимался в театральном кружке, ходил в бассейн. У меня были друзья, а в восьмом классе появилась и девочка, которая мне понравилась. Картинки из того журнала совместились с ее образом… и понеслось: мастурбация стала моим ежедневным занятием, тем более, что жизнь как-то начала становится всё сложнее, а отношения с людьми — всё запутаннее.

Девочка со мной дружить не захотела, родители затеяли долгий и шумный развод, к выпускным экзаменам надо было серьезно готовиться, а ни сил, ни желания не было. Советский Союз разваливался, и все вокруг было неопределенно и непонятно. В какой институт поступать — я не представлял, поэтому подал документы туда, где конкурс был поменьше. В конце концов, побороть свою застенчивость и начать покупать у фарцовщиков взрослые журналы, а потом прятаться с ними под одеялом оказалось проще, чем решить, что мне делать со своей жизнью.

Немножко было стыдно, конечно, но я слышал тут и там, что мастурбация — это нормально, это как бы непременный этап взросления, и это меня успокаивало. Я думал — вот встречу девушку хорошую, и брошу это дело. А пока я продолжал жить со своей темной тайной, отнимающей у меня все больше времени и душевных сил. Институт я, тем не менее, закончил, и девушку встретил, и даже женился.

Мир, что сузился до точки

Весь первый год после свадьбы все было отлично, но потом появился Интернет, и мы с женой, конечно, установили дома модем. Надо ли говорить, что мне очень скоро захотелось проверить, есть ли в Интернете картинки, как в журналах? Там оказалось столько всего, что я совершенно утонул в этом болоте. Или, вернее, — погряз, потому что кроме грязи там не было вообще ничего, я это понимал даже тогда.

Вскоре я довел себя до такого состояния, что был вынужден по несколько раз в день делать это, при этом почти перестав испытывать удовлетворение. Как с любым наркотиком, ты все увеличиваешь и увеличиваешь дозу, и в конце концов получаешь только временное избавление от боли и страдания, а не наслаждение. При этом пустота внутри растет и расширяется, а заполнить ее ничем невозможно.

Снаружи я был успешным семьянином, а все пространство внутри меня было занято одной лишь похотью и мыслями о следующей «дозе». Весь мир сузился для меня и теперь был сосредоточен только на одном. Работу, жену и детей (их на тот момент было двое) я терпел только для того, чтобы они продолжали создавать тот фасад, за которым было так удобно скрываться.

Несколько раз я пробовал «завязать», как говорится, но меня хватало максимум на два дня. Я ненавидел себя за слабоволие, мне было стыдно смотреть в глаза детям — и я не мог выйти из этого тупика. Иногда мне казалось, что я уже умер. Ведь прежде чем умереть физически, ты сначала умираешь изнутри…

Третий шаг

Спасение неожиданно пришло оттуда же, откуда несколькими годами раньше пришли мои «демоны». Я искал в Интернете какую-то информацию, которая была нужна мне по работе — и увидел яркий баннер: «12 шагов».

Не знаю, почему я кликнул туда, но начав читать, я был поражен: оказывается, анонимными бывают не только алкоголики и наркоманы, но и шопоголики, и трудоголики. Оказывается, эта программа в состоянии помочь людям с любыми зависимостями: от телефона, от еды, от лекарств, от азартных игр, от непрерывного просмотра видеороликов — и от порнографии тоже.

Я читал статьи на сайте, и мне становилось легче дышать — я внезапно поверил, что выход есть. Более того — я поверил в собственные силы и решил пройти всю программу сам, экстерном и заочно. Первый шаг — признать свое бессилие перед зависимостью. Окей, признал уже давно. Второй — признать, что какая-то могущественная сила может мне помочь. Ну, предположим. Третий — препоручить свою волю и свою жизнь заботе Бога, «как вы Его понимаете». Хм. Как я Его понимаю? Я вообще не задумывался об этом никогда. Тут я понял, что нет смысла идти на программу, пока у меня нет представления, Кому я собираюсь «поручить свою жизнь и свою волю».

В церкви я уже был — не понравилось, скажем так. Бхагават-гиту читал — у нас в институте это модно было — не проняло. Я даже не стал дальше в уме перебирать мировые религии, ведь понятно же, где искать Бога, если твои родители — евреи.

Я начал искать информацию по иудаизму, читать, изучать, в синагогу пошел, познакомился с раввинами, стал даже немного что-то соблюдать, увлекся, жену увлек… Целых 12 дней не заходил на свои «любимые сайты». Потом сорвался. Теперь я уже знал, что такое тшува — я раскаялся, поклялся больше не возвращаться к прежнему, выдержал 17 дней — и опять сорвался. Иногда меня хватало только на два дня, иногда — на несколько недель, но итог был один: я снова приходил к той же точке.

Выход из собственного Египта

Помню, как одной весной я входил в Песах с чувством, что лично покидаю Египет. Я собирался освободиться раз и навсегда от этой пожирающей меня зависимости. Сначала все шло хорошо — до очередного падения через 24 дня. Оглядываясь назад, я понимаю, что то «падение» было поворотным моментом, который был мне так необходим. Я решил, что сделаю все, чтобы остановиться. В следующее воскресенье, с сумбуром в мыслях и с отчаянием в душе я пошел на первую встречу Анонимных Сексоголиков.

Что мне это дало? Если коротко — это вернуло мне жизнь. Я перестал жить внутри собственной головы и научился получать наслаждение и удовольствие, как все остальные люди: от реальных занятий, которые находятся во внешнем мире, среди живых и настоящих людей.

Попав в группу, я начал проходить все шаги, которые считал уже пройденными, заново. На пятом шаге споткнулся. «Мы признались Богу, самим себе и другому человеку в истинной сущности наших ошибок». Самому себе и Богу оказалось признаться легче, чем жене. Я несколько дней мучился, переживал, боялся — и боялся не зря. Когда я рассказал обо всем жене, она сначала не поверила, потом кричала все обидные и слова, которые смогла произнести, потом безутешно плакала, закрывшись в ванной, — а потом… забрала детей и ушла к маме.

Это было больно. Так больно, что, когда я оглядываюсь назад, я понимаю: второй раз я ни за что не согласился бы через это пройти. Возможно, эта эмоциональная боль была для меня самым большим благословением, которое мне было дано на протяжении всей этой борьбы. Не знаю, что для меня могло стать более сильной мотивацией, чтобы побороть себя.

Я продолжал проходить программу и начал учить Тору по вечерам. Сказать, что было тяжело — это ничего не сказать. Сто раз хотел бросить всё, но я, видимо, все же любил жену и на самом деле хотел ее вернуть.

В общем, через год мы с моей женой встали под хупу. Без малого два десятка дет прошло с того дня, у нас родились еще дети и мы оба открыли для себя заново физическую близость, которая перестала быть для нас данью похоти и эгоизму и стала подарком Небес, с помощью которого мы с женой выражаем свою любовь, преданность друг к другу и даже стремления души…

Сейчас так очевидно для меня, что порнография и мастурбация — это поддельные удовольствия, потому-то они и оставляют человека с ощущением пустоты и бессмысленности. Настоящее удовольствие не тащит за собой стыда, наоборот: возвышает и подпитывает жизненные силы.

Я бы очень хотел сказать, что оставил свою зависимость позади. Но нет — как не бывает бывших алкоголиков и наркоманов, не бывает и бывших сексоголиков. Несмотря на то, что мы с женой много лет ведем еврейский образ жизни и «рецидивов» у меня давно уже нет, я до сих пор раз в месяц хожу на встречи нашей группы.

Мое личное «избавление от квасного» уже произошло, но я продолжаю ходить на встречи, куда приходят люди на самых разных стадиях выхода из своего Египта. Двадцать лет назад мне была очень нужна поддержка тех, кто смог преодолеть себя. Сейчас моя поддержка нужна другим, но не только. Я понимаю, что буду свободен от своей болезни ровно столько, сколько буду продолжать принимать прописанные мне «лекарства»: Тору, веру в Бога и молитву.

Автор: М. Л.


В середине прошлого века произошло уникальное с политической точки зрения событие — на территории Эрец-Исраэль решением ООН было восстановлено еврейское государство. Но и сегодня, спустя десятки лет после этого, жизнь евреев на родной земле не стала мирной и устойчивой. Все попытки найти какое-то решение политическим проблемам до сих пор остаются бесплодными. Читать дальше

Кто смеется последним? Размышления об арабо-израильском конфликте

Рав Аарон Лупьянский

История отношений евреев и мусульман — точное отражение жизни Ицхака и Ишмаэля в Торе — конструктивного и деструктивново смеха.

Война по-еврейски

Переводчик Виктория Ходосевич

Израильскими солдатами движет не ненависть к врагу, а любовь к своему народу

Олимпийское молчание

Рав Шрага Симмонс

Мне было 11 лет, и я обожал спорт. Я мог часами слушать и смотреть репортажи с игр моих любимых команд. Очередная Олимпиада была важна не только из-за участия в ней первоклассных спортсменов. Раз в 4 года у меня появлялась возможность болеть за «еврейскую сборную» — спортсменов, представляющих Израиль.

Два государства для двух народов

р. Ури Калюжный

Не хочется удовлетворять беспочвенные претензии. Хочется надеяться на светлое будущее...