Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Распознать «туму», нечистоту, может только «хахамлев» — мудрый сердцем. Тот, кто наполнен Торой и трепетом перед Творцом, может быть уверен в том, что даже многочисленное, хорошо обученное и оснащенное войско вовсе не является залогом победы над крошечным отрядом, вооружённым вилами и косами, состоящим из учащихся ешивы.

Ханука и еврейский взгляд на мир

Шествуя по кругу еврейского календаря, мы вновь приближаемся к 25му Кислева — началу праздника Ханука. Вновь, как и около 2150 лет назад перед нами стоит задача, актуальность которой по-прежнему злободневна — победить в войне с Яваном (Грецией), с темнотой. Ноах дал благословение своему сыну Йефету: «Яфт Элоким леЙефет» — «Всевышний сделает прекрасное Йефету». Потомки Йефета — яваним должны нести красоту, а мидраш называет Яванское царство Тьмой. Может быть, это не тот Яван, о котором говорится в благословении Ноаха, подобно тому, как и современные греки не имеют ничего общего с яваним? (Во второй главе мидраша «Псикта Рабати» сказано, что Всевышний полностью уничтожил Яванскую империю. Следовательно, хоть современная Греция и носит название Яван, она является иным государством, а её население — не те яваним, которые были во времена Хануки). А как иначе объяснить противоречие между прекрасным, красотой, возрождением — с одной стороны, и тьмой — с другой?

Человеческое тело это творение Всевышнего, но представителям обоих полов заповедано прикрывать его как можно полнее. Адам и Хава до греха были без одежды и не стеснялись своих обнажённых тел. Преступив Слово Творца, они пытаются скрыть свою наготу. Правомерно предположить, что их тела не обезобразились после того, как первый человек съел плод Древа Познания Добра и Зла — нет, это дурное начало, вошедшее в сознание человека, сделало возможным использование красоты и гармонии во имя зла. Эпоха Возрождения, принесшая с собой бурное развитие науки и рассвет искусства, не имела под собой Бжественной основы и потому обратилась для человечества невероятным падением морали, вкуса, да и разума в целом, принесла миру крах и катастрофу.

Распознать «туму», нечистоту, может только «хахамлев» — мудрый сердцем. Тот, кто наполнен Торой и трепетом перед Творцом, может быть уверен в том, что даже многочисленное, хорошо обученное и оснащенное войско вовсе не является залогом победы над крошечным отрядом, вооружённым вилами и косами, состоящим из учащихся ешивы. Лишь тот, кто наделён реальным взглядом на мир, чей взор не затуманен обманчивыми нагромождениями информации, может чётко осознавать, что человек, для которого занятие Торой — смысл жизни, несоразмерно сильнее нечестивца. Он может распознать истинную красоту и великолепие и понять, в каком направлении и к какой цели следует их вести. Самая блестящая научная теория, прекрасно обоснованная и неоспоримо доказанная, может явиться для человека смертельно опасным капканом, который лишит его счастья, заставив полностью отказаться от своего предназначения в этом мире.

Возможность обмануться родилась в момент греха Первого человека, а в нашем поколении сила этой возможности велика как никогда. Когда мы читаем в Торе о Вавилонской башне, нам становится смешно: строить какуюто башню, чтобы добраться до Всевышнего! Ведь Он всех выше, сколько не строй! Почему же современные технологии, цель которых состоит в том, чтобы победить Высший Разум, не смешат нас, а, наоборот, окутывают своей смертельной паутиной? Рушатся жизни, семьи, города и страны. Многие из тех, кто не распознал опасность, сегодня плачут. А сколько слёз ждет тех, кто срочно не изменит свой взгляд на мир, в котором многочисленные войска нечестивых врагов стремятся победить святость?

Победить в этой войне с Яваном можно только воспользовавшись принципом Маккавеев: «Кто за Бга — ко мне!». Только тот, кто выбрал путь Творца, может выжить в этой смертельной битве. Только у того, кто смотрит взглядом Торы, есть возможность, являясь меньшинством, победить большинство. Будучи святым, возобладать над будничным. Живя Торой, покорить зло.

Заповедь празднования Хануки — это желание Творца, открытое нам мудрецами Торы. Зажигая свечи, читая «Алель», делая вставки в молитвах и в «Биркат аМазон», мы исполняем постановления мудрецов. Вместе с этим мы выполняем заповедь Творца «не откланяйся от всего, чему тебя обучат мудрецы, — ни вправо, ни влево». В трактате «Брахот» Вавилонского Талмуда (4б) сказано: «Всякому, кто преступает слова мудрецов, — наказание смерть». Губернатор Вены, большой поклонник еврейских святых книг и почитатель великого еврейского мудреца рава Йонатана Айбишюца, задал ему весьма правомерный вопрос: «Почему за нарушения Торы часто нет смертельного наказания, а за любое нарушение слов мудрецов — лишение жизни?». На этот вопрос рав Йонатан Айбишюц ответил так. «Если Ваше Превосходительство прикажет мне выйти вон, и я ослушаюсь, вряд ли Вы станете стрелять в меня. Скорее всего, Вы изыщите другой способ наказания. А вот солдат, который охраняет Вашу резиденцию, не станет думать дважды. Если ктонибудь вздумает проникнуть в Ваши покои — он вначале крикнет ему: “Стой, стрелять буду!”, а в случае неповиновения — нажмёт на курок. Ведь одним своим авторитетом простой солдат не повлияет на нарушителя. Мудрецы Торы — это солдаты, охраняющие дворец Царя всех царей, и для того, чтобы сохранить царские покои, они вынуждены “стрелять”. Что же касается прямого неповиновения воле Царя, то, поскольку трепет перед Царем велик, иногда достаточно немного поругать для того, чтобы вернуть нарушителя на путь истинный».

Исполняя повеления мудрецов, мы демонстрируем тем самым свою веру в Творца, который даёт каждому поколению подходящего именно ему капитана. Мы не всегда до конца понимаем все «зачем» и «почему». Но ведь и пилот самолёта часто не знает всех деталей конструкции воздушного корабля и почему нужно поворачивать именно этот регулятор или давить именно на тот рычаг. Просто он уверен, что если не сделает то, чему его научили, самолёт обязательно потерпит крушение и разобьётся. Каждый из нас — пилот своего корабля, и если мы будем слушать штурмана только тогда, когда понимаем причину команды, мы можем разбиться, не успев взлететь. Создатель корабля — Всевышний, штурман — мудрецы Торы, которые верно направляют своих пилотов к верной цели, заданной Создателем.

Доверяя мудрецам Торы, мы заявляем о том, что только глазами Торы мы готовы смотреть на этот мир. Только такое видение бытия является истинным и реальным, а все что вне его — об ман, крах и смерть. Потому что создатель корабля — Всевышний, а капитан — его мудрецы. Не уничтожение еврейских тел было задачей яваним, а истребление еврейского взгляда на мир, который несет свет. Лишь благодаря этому свету возможно увидеть реальное великолепие и величие, которые несут в себе слова Творца. И подобно тому, как много лет назад свет победил тьму, так и теперь, когда нашествие тьмы сильно как никогда, оно будет обязательно побеждено, даже если мы будем малочисленны, но сохраним чистоту и верность Торе.

Ханукальные свечи — общая обязанность всей семьи или каждого её члена в отдельности?

«Шулхан Арух», рассматривая законы Пурима, постановляет: если Свиток Эстэр читал мальчик в возрасте младше тринадцати лет и одного дня (то есть до возраста «бармицвы», когда он с точки зрения закона Торы ещё не обязан исполнять заповеди), то взрослые, которые слушали его и не читали сами, не выполнили заповедь чтения Свитка. Причина в следующем. В ряде случаев, когда еврей выполняет заповедь за себя, эта заповедь может засчитаться также и другому еврею, который её не исполнял. Если человек уже исполнил заповедь, а сейчас выполняет её только для того, чтобы она засчиталась его ближнему, в действие вступает принцип «все евреи отвечают друг за друга» («Швуот» 39а). Именно благодаря тесной духовной связи есть возможность в определённых случаях исполнять заповеди за другого человека. В ситуации, когда человек ещё не успел исполнить заповедь, которая связана с чтением текста (чтение Торы или свитка Эстер) или произнесением благословений, эта заповедь может зачитаться всякому, кто будет его слушать, даже если бы не существовал принцип взаимной ответственности евреев. Ибо существует ещё одно правило: «тому, кто внима тельно слушает, это засчитывается, как будто он сам произносит».

В приведённых правилах существуют определённые ограничения. Одно из них заключается в том, что исполнить заповедь за другого возможно, только если уровень обязанности того, кто выполняет заповедь активно, не ниже уровня обязанности того, кто выполняет её пассивно. Хотя мальчик, который ещё не достиг возраста тринадцати лет, тоже должен читать Свиток Эстер, но уровень его обязанности отличается от уровня обязанности взрослого мужчины (старше тринадцати лет). Взрослым людям заповедано читать Свиток Эстер пророками, а ребёнок, не достигший возраста «бармицвы», обязан выполнить эту заповедь, как и все остальные, только в рамках подготовки к «настоящему» исполнению, которое становится возможным по достижении тринадцати (у девочки — двенадцати) лет. Обязанность эта установлена мудрецами, поэтому пока мальчик не достиг возраста тринадцати лет и одного дня, он не может исполнить заповедь так, чтобы она «засчиталась» взрослому человеку.

Излагая законы зажигания ханукальных свечей, составитель «Шулхан Аруха» упоминает мнение некоторых законодателей, гласящее, что мальчик, достигший возраста, в котором его уже начинают приучать к исполнению заповедей (шестьсемь лет), но ещё не «взрослый» (то есть младше тринадцати лет), может зажечь свечи за всю семью, включая и взрослых. И это будет засчитано взрослым как выполнение заповеди. (Подчеркнём, что закон установлен в соответствии с другим мнением, согласно которому зажигание ребёнка, не достигшего возраста бар или батмицвы, не «засчитывается» взрослым).

Чем объясняется это различие между законами чтения Свитка и других заповедей и законами зажигания ханукальных свечей? Можно объяснить его тем, что обязанность зажигать свечи возложена не на каждого члена семьи, а на всю семью в целом. Главное — чтобы в каждом доме горели ханукальные свечи, а не чтобы каждый обязательно их зажёг (и так следует из слов рабейну Нисима в комментарии к трактату «Псахим», 7б).

Если ханукальные свечи зажёг умственно отсталый, глухонемой (статус которого такой же, как у умственно отсталого) или ребёнок это не считается исполнением заповеди, так как их разума недостаточно, чтобы посвятить свечи празднику Ханука. Однако есть те, кто считает, что ребёнок, достигший «гиль хинух» (возраста приучения к заповедям), может зажечь ханукальные свечи для взрослых. Они объясняют это следующим образом: в этом возрасте ребёнок уже понимает, во имя чего он зажигает свечи, поэтому свечи в полную меру считаются ханукальными.

***

Самая предпочтительная форма исполнения заповеди зажигания ханукальных свечей то, что Талмуд называет «мэадрин» («лучшее из лучшего») согласно Рамбаму, следующая. В первый день праздника (либо в канун праздника перед заходом солнца, либо сразу после выхода звёзд, либо между заходом солнца и выходом звёзд — в соответствии с обычаем, принятым в данной общине) глава семейства зажигает одну свечу за каждого мужчину — члена семьи. А затем добавляет по свече каждый день за каждого мужчину.

Ашкеназский законодатель Рамо постановил, что каждый мужчина в семье зажигает свечи сам. Раби Акива Эгер поясняет: для того, чтобы остальные члены семьи мужского пола, а не только хозяин дома, могли произнести благословение, зажигая ханукальные свечи, они должны считать, что при зажигании свечей хозяин дома выполняет заповедь только для себя и женщин.

Мужчины, которые зажигают каждый свои ханукальные свечи, не считаются выполнившими заповедь, если зажёг только хозяин дома. То есть зажигание хозяина дома им не засчитывается вообще, иначе их собственное зажигание не может считаться самостоятельной заповедью, оставаясь лишь «дополнением».

Поясним. Глава семейства по букве закона может ограничиться зажиганием одной свечи каждый день — за всех членов семьи. «Мэадрин» — предпочтительная форма выполнения заповеди — чтобы за каждого мужчину в семье зажгли по свече. «Мэадрин мин амэадрин» («лучшее из лучшего») — это прибавлять по свече каждый день Хануки. Если глава семьи, зажигая ханукальные свечи, собирался «включить» в исполнение заповеди остальных мужчин семейства, а они, со своей стороны, также хотели, чтобы глава семьи выполнил заповедь и за них, получается, что все выполнили заповедь на минимальном уровне. А если после этого каждый из них зажжёт свои ханукальные свечи, они выполнят «идур» добавят элемент, поднимающий уровень исполнения заповеди. А на такое добавление произносить благословение не положено.

Поэтому раби Акива Эгер и предупредил тех, кто хочет зажечь самостоятельно, чтобы не «принимали участие» в заповеди главы семейства, а зажигали изначально с целью выполнить заповедь зажигания ханукальных свечей. В этом случае каждый произносит благословение на своё зажигание, сам исполняет заповедь и всё вместе будет считаться исполнением заповеди на уровне «мэадрин» каждый мужчина в семье зажёг свои ханукальные свечи.

Упомянем ещё один закон, который приводит Рамо. При зажигании ханукальных свечей запрещено зажигать одну свечу заповеди от другой. По букве закона в течение всех восьми дней праздника заповедь считается выполненной уже во время зажигания первой свечи. Дополнительные свечи (которые зажигают во второй и последующие дни Хануки) — это элемент, поднимающий уровень исполнения заповеди до уровня «мэадрин». Поскольку статус «дополнения к заповеди» ниже уровня исполнения заповеди как таковой, получается, что свечу с меньшим статусом зажигают от свечи с большим статусом, что является в какойто мере проявлением «неуважения» к первой свече, статус которой выше.

Автор известного комментария «Маген Авраам» к «Шулхан Аруху» замечает: если в доме каждый мужчина зажигает свои ханукальные свечи, исполняя закон на уровне «мэадрин» (для каждого своя личная ханукальная свеча) им запрещено зажигать свои свечи от свечи главы семейства. Глава семейства исполнял заповедь как таковую, и, соответственно, статус его свечи выше, чем у свечей домочадцев, которые зажигают свои ханукальные свечи в рамках «дополнения к заповеди». И если они воспользуются огнём его свечи — это будет в какойто мере проявлением «неуважения» к этой, главной свече (как и при зажигании от неё свечей в последующие дни Хануки).

Раби Акива Эгер не принимает мнение автора комментария «Маген Авраам». Ведь если, как было сказано выше, остальные мужчины в семье не «принимают участия» в заповеди главы семейства, то они исполняют заповедь зажигания свечей Хануки как таковую, а не как «дополнительный элемент», и их свечи не менее важны, чем свеча хозяина дома. И тогда — почему бы не зажечь их свечи от свечи хозяина дома?

Позицию автора комментария «Маген Авраам» можно объяснить, исходя из упомянутого выше принципа. Необходимо, чтобы в каждой семье горела свеча Хануки. И если один из членов семьи зажёг свечу, которая может считаться ханукальной, то обязанность выполнила вся се мья. В таком случае свечи, которые зажёг хозяин дома, особенные это ханукальные свечи семьи. И даже если другие мужчины семьи не «участвуют» в зажигании главы семейства, а зажигают свечи отдельно, выполняя заповедь самостоятельно, всё равно «семейные» ханукальные свечи важнее: их зажигание — это выполнение обязанности всего дома, всей семьи, чтобы в каждой семье горели ханукальные свечи. Поэтому автор комментария «Маген Авраам» и запретил зажигать свечи от свечи хозяина дома.

***

Брискер Ров (рав Ицхак Зеев Соловейчик — раввин БрестЛитовска в начале прошлого века) пишет: когда речь шла о законах обрезания, мнения Рамбама и Рамо о дополнительном элементе заповеди разошлись. Есть ли самостоятельный смысл в дополнительном элементе заповеди, «украшающем» её — «идуре», или «идур» имеет смысл лишь тогда, когда он является продолжением заповеди? Тот же спор должен быть и в отношении ханукальных свечей.

Согласно Рамбаму, после того, как хозяин дома зажёг свои ханукальные свечи, заповедь выполнена. Если после этого другие мужчины семейства будут зажигать свои свечи, для хозяина дома это будет как «идур» (дополнительный элемент заповеди), уже не связанный с заповедью напрямую, и произносить благословение на такое зажигание невозможно. Рамо же считает, что этот дополнительный элемент важен сам по себе. И если остальные мужчины не «участвуют» в заповеди хозяина дома, а зажигают свечи каждый отдельно, в «сумме» это расценивается как «мэадрин» — лучшее исполнение заповеди — и для главы семьи тоже.

Рав Шах в книге «Ави Эзри» задаёт вопрос: почему, согласно Рамбаму, в таком дополнении нет смысла? Ведь когда глава семьи зажигает свечи, остальные мужчины не выполняют запо ведь зажигания ханукальных свечей. Получается, что когда они зажигают свечи самостоятельно, они понастоящему выполняют заповедь как таковую — и есть в этом великий смысл. И, конечно же, следует произнести благословение на такое зажигание, ведь в результате вся семья выполняет заповедь на уровне «мэадрин» (лучшее исполнение заповеди), когда каждый член семьи отдельно зажигает свои ханукальные свечи.

На вопрос автора «Ави Эзри» можно было бы попытаться ответить, исходя из того же принципа. Когда свечи зажигает хозяин дома, он исполняет заповедь не только как один из членов семьи, но и выполняет обязанность всей семьи, чтобы в семье горели ханукальные свечи. И после того, как глава семьи зажёг свечи, обязанность всей семьи выполнена. Зажигание всех остальных ханукальных свечей — это уже дополнительные элементы. Согласно Рамо, эти элементы важны и на них можно произнести благословение, а Рамбам считает, что в самом дополнении, если оно оторвано от заповеди, смысла нет, и произносить на него благословение невозможно.

***

До сих пор речь шла о свечах, которые зажигают мужчины. Женщины обычно не зажигают ханукальные свечи, а «участвуют» в зажигании главы семьи, хотя обязанность эта возложена на женщин так же, как и на мужчин, ибо чудо Хануки произошло также и благодаря заслугам женщин. Почему же им не зажечь свечи отдельно, каждой для себя, как это делают мужчины, которые не «участвуют» в зажигании главы семьи?

Автор книги «Мишна Брура» цитирует из книги «Олат Шмуэль»: «Женщины не принимают участие в “мэадрин” — выполнении дополнительного элемента заповеди». «И всё же, — продолжает автор книги “Мишна Брура”, — если женщины хотят, они могут не “участвовать” в выполнении заповеди хозяином дома, а зажечь свечи отдельно и даже произнести благословение, так как ашкеназские женщины произносят благословения и на исполнение тех заповедей, которые они выполнять не обязаны (связанных с временными рамками)».

Возникает вопрос: если женщина не «участвовала» в заповеди хозяина дома, тогда она выполняет заповедь как таковую, зажигая свечи сама. Как же можно сказать, что женщина произносит благословение на зажигание ханукальных свечей «потому что ашкеназки произносят благословение и на выполнение тех заповедей, выполнять которые не обязаны»? Ведь поскольку народ удостоился чуда благодаря, в том числе, и женщинам, женщины также обязаны зажигать ханукальные свечи!

И на этот вопрос можно ответить, исходя из уже знакомого нам принципа. Если обязанность семьи исполнена (свечи горят), то каждое следующее зажигание будет уже «мэадрин» — дополнительным элементом. А это уже предписание, связанное со временем, от выполнения которого женщина, по общему правилу еврейского закона, освобождена. То есть обязанность женщины состоит в том, чтобы в доме горели свечи, а исполнение дополнительных элементов — это отдельное постановление, связанное с временными рамками.

Из журнала Мир Торы


Раби Ашер бар Йехиэль вошел в историю под прозвищем «Рош». И не зря: на иврите «рош» — это одновременно и «голова», и «глава-руководитель». Рабейну Ашер был величайшим мудрецом и главой поколения. Ему довелось жить и в Германии, и в Испании, и везде евреи считали Роша своим главой и учителем. На основе трудов и постановлений Роша его сын и ученик составил кодекс законов, который позже стал основой для Шульхан Аруха. Читать дальше