Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Даже когда Храм разрушен, и наш народ находится в изгнании, мы обязаны почитать наши святыни нисколько не меньше

«И будут они им Храмом малым». Йехезкель (11:16)

«“И будут они им Храмом малым” — это синагоги и дома изучения Торы». Вавилонский Талмуд («Мегила» 29б)

Введение

Всевышний, Благословен Он, заповедует сынам Израиля: «И сделают они мне Храм, и буду находиться в них» (Шмот 25:8). Поясняют мудрецы, что «находиться в них» — это находиться в каждом из сынов Израиля, то есть в каждом из нас. Творец желает быть с нами, в нас. Но для того, чтобы это стало возможным, мы должны сделать из себя Храм. Изучая Тору, исполняя ее заповеди, любя ближнего, очищая сердце и возвышая душу. Когда существовал Храм — дворец присутствия Создателя, каждый мог войти в него, слиться со святостью, которая наполняла его, впитать чистоту и свет, приблизиться к такому уровню духовности, который необходим, чтобы Творец пожелал вселить в него Свое Присутствие.

Слава Создателя наполняет абсолютно все. Нет места вне Славы Всевышнего. И все же особое присутствие Его влияния находится в Храме. Подобно тому, как место пребывания души, которая наполняет всю сущность человека, находится в сердце его. Благоговейное отношение к Храму, самому святому месту, Дому Пребывания Творца — понятно и естественно: «В Дом Создателя будем приходить в трепете» (Теилим 55:15). И вместе с этим Тора дарует нам отдельную заповедь, обязующую нас почитать святыни: «И святынь моих бойся» (Ваикра 19:30). Обязанность почтительного отношения к святыням — это проявление трепетного отношения к Тому, чья Слава наполняет их, к Тому, кто заповедал уважать святыни.

Сказано в Торе: «Субботы Мои соблюдай и святынь Моих бойся» (Ваикра 19:30). На вопрос, какова связь между соблюдением Шабата и достойным отношением к святыням, Талмуд отвечает так: подобно тому, как обязанность соблюдения Субботы дана навсегда, так же и заповедь почитания святынь — вечна. И даже когда Храм разрушен, и наш народ находится в изгнании, мы обязаны почитать наши святыни нисколько не меньше.

Почему, говоря о трепетном отношении к Храму, Писание использует множественное число — «святыни»? Пророк сказал: «И будут они им Храмом малым» (Йехезкель 11:16), и по мнению мудрецов Талмуда («Мегила» 29б) речь в этом стихе идет о синагогах и домах изучения Торы. Другими словами, заповедуя трепетно относиться к Своим святыням, Всевышний говорит о Храме, синагогах и домах изучения Торы. Сказал раби Симон: «В час, когда народ Израиля собирается в синагоги и дома изучения Торы, Творец возвышается в мире Своем. Он взывает к ангелам и говорит: “Посмотрите на народ этот, который создал Я для Себя. В час этот они облачают Меня в почет и славу”. И чем больше слуг, тем более велика слава Царя». Великий мудрец Торы, раби Нафтали Ирц Крецмер из Белистока пишет: «Сейчас, когда у нас нет Храма и служения коэнов в нем, синагоги — Храм наш, молитвы — служение, а мы сами — коэны. Как сказано: “И будете вы Мне царством коэнов и народом святым” (Шмот, 19:6). В книге “Зоар” на недельную главу “Насо” говорится, что в любом месте, где бы сыны Израиля ни находились, Шхина — присутствие Всевышнего — всегда находится с ними, как сказано: “И сделают мне Храм, и буду находиться в них”. Т.е. “Храм” сегодня — это синагога. Интересно, что даже вид синагоги напоминает Храм. У восточной стены установлен ковчег со свитком Торы, который обычно скрыт занавесью (“парохэт”). Перед ним — площадка для благословения коэнов (“духан”). Еще ближе находится место для служения — молитвы посланника общины (“шалиах цибур”). На “западной” части синагоги обычно находится помещение, предназначенное для женщин и называемое так же, как храмовая территория, предназначенная для женщин — “эзрат нашим”.

Некоторые комментаторы Талмуда считают, что обязанность построить синагогу так же, как и обязанность уважительно относиться к ней, выводится из Торы. Согласно другим мнениям, обязанность построить синагогу установлена мудрецами. Однако все согласны, что это является очень важной и почетной заповедью, выражающей признание и любовь к Творцу. Заслуги того, кто соблюдает законы достойного отношения к святыням, оцениваются высоко и награда такого человека велика. В заслугу должного отношения к святыням Всевышний принимает молитвы, исполняет просьбы, спасает от врагов, оберегает от грехов и бед, продлевает годы жизни, посылает успех, удачу и материальное благополучие. Существуют сотни, если не тысячи, свидетельств о том, как в заслугу соблюдения правил поведения в святых местах, люди после долгих лет бездетности становились родителями, излечивались от страшнейших болезней, спасались от напастей, обретали богатства.

Сегодня мы являемся свидетелями особого подъема духовности. После многих десятилетий внешнего отчуждения, тысячи представителей нашего народа возвращаются к своим истокам. Само собой разумеется, что именно синагоги являются естественными центрами возрождения еврейской традиции. Люди, находящиеся в различных точках планеты, часто задают вопросы о том, какие мероприятия с точки зрения законов Торы правомочно устраивать в здании синагоги. Так одни, например, спрашивали о проведении небольшого концерта “клейзмеров”, другие хотели поставить сценку по мотивам произведений Шолом Алейхема. Любой светский человек, который был полностью оторван от иудаизма и стал соблюдать традиции еврейского народа, знаком с трудностями, возникающими в связи с резкими изменениями образа жизни. Излишняя торопливость в этом вопросе совсем не желательна, а иногда она даже может привести к срыву и падению. Залог успеха обычно заключается именно в планомерном, постепенном и постоянном духовном росте, закладывающем прочный фундамент для нормального перехода к качественно новой жизни. Душе, всецело поглощенной массовой культурой, находившейся долгое время под влиянием ассимиляции, на первых порах намного естественней и проще воспринять национальную музыку, литературу или искусство, чем составленные на святом языке молитвы и общественное чтение свитка Торы, которое проводится в синагогах. Такая плавная динамика приобщения к иудаизму вполне легитимна и каждый шаг, приближающий человека к свету, благословлен. Честь и хвала всем тем, кто его совершает и тем, кто способствует его совершить другим. Цели устроителей различного рода мероприятий, призванных приблизить людей ко Всевышнему и Его Торе, несомненно, святы и велики. Вопрос о том, какие средства эти цели оправдывают, а какие — нет, должен решаться сугубо индивидуально. Важной ступенью в решении любого вопроса в истории еврейства всегда являлось четкое знание закона. Принятие решения о том, какие общественные мероприятия возможно проводить в синагоге, а какие нежелательно или даже запрещено, также не является исключением из правил и требует основательных знаний законов достойного поведения в этом невероятно святом месте, предназначенном для единения с Творцом в молитве и изучении Его слова. Давайте попытаемся познакомиться с основными законами достойного отношения к синагоге и дому изучения Торы. А основой для этого знакомства нам послужит свод принятых в еврейском народе законов — “Шулхан Арух” (в основном законы из раздела “Орах Хаим”, главы 150-153), а также слова его основных комментаторов.

Какое именно место считается синагогой и домом изучения Торы?

Любое место, где достаточно регулярно устраивают общественные молитвы, приобретает статус синагоги, даже если в этом месте нет свитка Торы, даже если оно не обнесено стенами и даже если оно находится под открытым небом. В качестве примера можно рассматривать площадь у Стены Плача, где устраиваются молитвы. Место, предназначенное для изучения Торы, соответственно, приобретает статус дома изучения Торы и к нему применимы законы достойного отношения к святыням. Причем святость дома изучения Торы выше святости синагоги, так как изучение Торы является самой великой заповедью Творца. Поэтому если есть выбор молиться в синагоге или в доме изучения Торы — второе предпочтительнее.

Здания, возведенные на могилах праведников, если там обычно не устраивают общественных молитв или занятий Торой, не считаются синагогой или домом изучения Торы.

В отношении “эзрат нашим” — отделения синагоги, где молятся женщины, — существуют разные мнения. Некоторые считают, что святость этого места такая же, как и основного зала синагоги. Другие считают, что несколько меньше, поскольку женщины не присоединяются к “миньяну” (кворуму, состоящему из как минимум десяти мужчин старше тринадцати лет) и, стало быть, не обязаны находиться в синагоге во время молитвы. В случае, когда в “эзрат нашим” устанавливают общественные молитвы и для мужчин, согласно всем мнениям это помещение имеет статус синагоги.

Строительство и ремонт

Очень важная заповедь — построить синагогу, а когда это необходимо — отремонтировать ее. Для месторасположения синагоги следует выбрать самое высокое место, ибо Дом Святости Творца должен возвышаться над остальными строениями. В наше время, когда высотные многоэтажные здания стали привычным явлением, важность фактора высоты как символа величия понизилась. Однако в этом вопросе, как и во всем, что связано с покупкой, продажей, строительством, реконструкцией, расширением, демонтажем синагоги и дома изучения Торы, в каждой отдельной ситуации необходимо консультироваться с раввином. Все составляющие части синагоги и дома изучения Торы имеют ту или иную степень святости и к ним применимы специальные законы. В отношении пристроек, подсобных помещений, крыш и дворов, принадлежащих синагоге, зданий, которые лишь на время выполняли функцию синагоги или дома изучения Торы, существуют определенные ограничения в изменении их внешнего вида, перестройки и ремонтных работ. Существуют особые правила и в отношении разрушенных синагог и домов изучения Торы. Иногда законы, связанные с синагогами и домами изучения Торы, находящимися в странах диаспоры, отличаются от законов, связанные с синагогами и домами изучения Торы которые находятся в Эрец Исраэль. Тот, кто взял на себя эту важную миссию — строить, ремонтировать, расширять синагогу или дом изучения Торы, обязан выяснить во всех подробностях, как следует поступать.

Благословения и молитвы, произнесенные в синагоге, которая строилась во Имя Небес, принимаются Творцом с особым желанием.

Тот, кто собирается возводить здание в непосредственной близости с синагогой или домом изучения Торы, предварительно обязан выяснить, какие условия должны быть соблюдены при планировании и строительстве.

На косяках синагог и домов изучения Торы устанавливают “мезузу”. В странах диаспоры, арендуя жилье, первые тридцать дней, нет обязанности устанавливать “мезузу”, но когда речь идет о синагоге или доме изучения Торы, “мезузу” должны установить сразу. Устанавливая “мезузу” в синагоге и доме изучения Торы, не произносят благословение. Принято, чтобы в синагоге было несколько окон (предпочтительно — двенадцать, по числу колен народа Израиля).

Важность посещения синагог и домов изучения Торы

Следует приложить все усилия для того, чтобы молиться именно в синагоге. Находясь в синагоге, еврей исполняет очень важную заповедь, как сказано: “Счастливы прибывающие в доме Твоем” (Теилим 84:5). Тот, кто молится в синагоге, уподоблен человеку, принесшему жертву в Храм (Иерусалимский Талмуд, “Брахот” 5.1) и его молитва будет обязательно принята (“Брахот” 6а). Даже если человек молится в одиночестве, очень важно делать это в синагоге. Однако если приходится выбирать между молитвой в “миньяне” вне синагоги и молитвой в одиночку в синагоге, то молитва в “миньяне” предпочтительней.

Отношение к молитве во многом выражается тем, как человек идет в синагогу. Бежать на молитву в синагогу является важной заповедью, и даже в Шабат, когда запрещено быстро ходить. Далекий путь в синагогу является проявлением любви ко Всевышнему и за каждый шаг человека ждет великая награда (“схар псиет”).

Желательно входить в синагогу уже будучи облаченным в тфилин и талит. Каждому следует по возможности установить постоянное место для молитв — молиться в той же синагоге и на одном и том же месте в этой синагоге. Аризаль пишет, что после разрушения Храма между нами и Отцом нашим Небесным возникла железная стена. Подобно тому, как пробивая брешь в крепостной стене во время завоевания города, наносят удары по одному и тому же месту, так же и молитву правильнее возносить Творцу с постоянного места.

Очень важно стараться быть одним из первых десяти человек, составляющих миньян. Такие люди в книге “Зоар” названы праведниками и друзьями Творца. Ранний приход в синагогу и дом изучения Торы является одной из заповедей, награда за которые в полной мере сохраняется в Грядущем мире, а плодами их человек наслаждается и в этом мире (“Шабат” 127а). Молитва в синагоге с большим количеством молящихся предпочтительней.

Подойдя к синагоге, следует задержаться на мгновение и задуматься о том, насколько велика заслуга предстать перед Творцом в Его Доме и обратиться к Нему напрямую. Это возможно только благодаря величайшей милости Создателя и заслугам наших праотцов.

Перед тем, как войти в синагогу принято поклониться и произнести: “В Доме Творца будем е с трепетом” (Теилим 55:15), а также: “И я, благодаря великой милости Твоей, войду в Дом Твой и поклонюсь залу Святости Твоей в трепете пред Тобой” (Теилим 5:8). Произнося слова “Милости Твоей”, следует вспомнить о заслугах Авраама, “Святости Твоей” — о заслугах Ицхака, “трепете пред Тобой” — о заслугах Яакова. Некоторые произносят дополнительные фразы, которые приводятся в сидурах. Войдя в синагогу желательно сразу дать цдаку — пожертвования неимущим, и пройти к своему месту, а не оставаться у дверей.

Если идти в синагогу следует быстро, торопясь на встречу с Творцом, то выходить из нее следует не спеша. Входят в синагогу с правой ноги, а выходят — с левой. Перед тем, как выйти из синагоги произносят: “Г-сподь, направляй меня в праведности Твоей из-за врагов моих, выпрями передо мной путь Твой” (Теилим 5:9). Склоняются и выходят, обратив лицо к ковчегу со свитком Торы, пока не отдалятся на расстояние двух метров от синагоги (примечания Рама к “Шулхан Аруху”, “Орах Хаим”, глава 132, п. 2-ой; Рама ми-Пано, “Альфаси Зута”, “Брахот” 6б). Если есть два входа, когда приходят в синагогу, пользуются одним, а когда выходят — другим.

У молитвы, произносимой в месте, где изучают Тору, есть особая сила. Поэтому если есть возможность выбирать где молиться — в синагоге или доме изучения Торы — следует предпочесть дом изучения Торы. Этому есть основание в Писании: “Услышать песнь и молитву” (Диврей а-Йамим II 6:19). Объясняют мудрецы, что в том месте, где произносили песнь, то есть изучали Тору, молитва будет услышана лучше.

В любом месте, где человек возносит молитву, Творец его слышит, как сказано: “В любом месте, где воззовешь ты к Имени Моему, приду Я к тебе и благословлю тебя” (Шмот 20:21). Однако у молитвы, произнесенной в стенах синагоги и дома изучения Торы, есть особая сила. В месте присутствия Славы Творца выше степень духовности, чистоты, охраны от дурного начала, больше возможность раскаяния и истинного преклонения. Вот как Талмуд предлагает избавиться от “дурного начала”: “Если повстречал тебя мерзавец этот (дурное начало, Сатан), тащи его в дом изучения Торы”. Великий мудрец Торы раби Йонатан Айбишюц в книге “Яарот Дваш” обращает внимание на то, что Талмуд не говорит: “Тащи его изучать Тору”, а говорит: “Тащи его в дом изучения Торы”. Значит, не только само занятие Торой является излечением от дурного начала, но важно еще и то, в каком месте оно происходит. Царь Давид отличался таким постоянством в изучении Торы, что ангелу смерти (он же “дурное начало”, он же Сатан) не удавалось его “прибрать к рукам”. Что придумал этот “старец”, “лишенный разума”, “царь”1? Сатан поднял необычный шум в парке, соседствующим с домом изучения Торы, где изучал Тору царь Давид, который, будучи ответственным за народ, вышел из дома изучения Торы проверить, что происходит. Проломилась ступенька. Давид упал и умер. Почему Талмуд подчеркивает тот факт, что Давид вышел из дома изучения Торы? Может быть, смерть великого Давида стала возможной лишь после того, как он покинул дом изучения Торы — место особой охраны и чистоты?!

Чистота и порядок

В синагогах и домах изучения Торы необходимо постоянно поддерживать чистоту и порядок. Все содержимое синагоги и дома изучения Торы должно быть красивым и исправным. Следует позаботиться о ярком освещении. В некоторых синагогах помимо электрического освещения, зажигают так же свечи. Это делают для того, чтобы создать в синагоге более торжественную атмосферу. Входить в синагогу и дом изучения Торы разрешено только в такой одежде и обуви, в которой не стыдно предстать перед важным человеком (“Мишна Брура”, гл. 91, п. 12).

Правила поведения в синагогах и домах изучения Торы

В доме Славы Творца поведение должно быть особо достойным. Человек всегда должен чувствовать, что он находится перед Творцом и поступать соответственно этому. В особенности, когда речь идет о Доме присутствия Шхины — Славы Творца. В синагогах и домах изучения Торы запрещено сидеть, положив ногу на ногу, облокотившись на плечо товарища или развалившись. Очевидцы рассказывают, что Аризаль никогда не повышал голос в синагоге, и объяснял, что Всевышний презирает это в любом месте, и тем более там, где находятся Его святыни.

В синагоге следует сидеть лицом к ковчегу со свитком Торы. Однако если во время уроков и выступлений в синагоге и доме изучения Торы необходимо, чтобы оратор стоял спиной к ковчегу — это разрешено.

Запрещено входить в синагогу с непокрытой головой, ибо головной убор является выражением б-гобоязненности (“Шулхан Арух”, “Орах Хаим”, гл. 91, п. 3).

Принято не целовать детей в синагоге и доме изучения Торы, в знак того, что нет такой любви, как любовь к Всевышнему (примечания Рама к “Шулхан Аруху”, “Орах Хаим”, гл. 98, п. 1).

Человек обязан учиться владеть собой и исправлять свои человеческие качества. В синагоге и доме изучения Торы в особенности нельзя проявлять гордыню, гнев, зависть, ненависть. Нарушение запрета злословия, лжи, так же, как и другие нарушения, допущенные в стенах синагоги и дома изучения Торы, обладают особой разрушительной силой.

Праздные разговоры

Многие авторитетные знатоки Торы обличают в своих книгах, выступлениях, письмах, воззваниях, великое нарушение святости синагоги и дома изучения Торы тем, что люди допускают в них праздные разговоры. Об Аризале свидетельствуют, что он в синагоге даже не обучал законам Торы и не давал наставлений в служении Творцу, чтобы непреднамеренно не произнести праздные речи. Книга “Зоар” (“Трума”) невероятно резко отзывается о тех, кто ведет в синагоге праздные разговоры: “Тот, кто произносит в синагоге праздные речи, показывает, что в нем нет веры, что нет Всевышнего, что Он не присутствует в этом месте, что у этого человека нет удела в Творце и что он не трепещет перед Ним. Он поступает пренебрежительно по отношению к Высшему Замыслу”. Великий мудрец Торы, рав Хаим Йосеф Давид Азулай (“а-Хида”) замечает, что из слов книги “Зоар” становится понятно, что запрет произносить праздные речи существует не только во время молитв, но все время, пока человек находится в синагоге.

Стих Пятикнижия “Голос — голос Яакова, а руки — руки Эсава” (Берешит 27:22), мидраш комментирует следующим образом: “Когда в синагогах и домах изучения Торы звучит голос Яакова — молитвы и слова Торы — руки Эсава бессильны”. Эсав — символ зла и ненависти к народу Израиля. И на протяжении всей истории многократно подтверждалась эта трагическая закономерность: руки Эсава обретают силу всякий раз, когда из синагоги или дома изучения Торы доносятся не слова молитв и не шум учебы, а разговоры о посторонних вещах. Великий авторитет Торы, автор комментария “Тосафот Йом Тов” установил специальное благословление в честь тех, кто не ведет праздных разговоров в синагоге. Ему открыли с Небес, что жесточайшие убийства евреев бандами Богдана Хмельницкого (да сотрется имя его) унесшее сотни тысяч жизней мужчин, женщин и детей, были следствием того, что в синагогах и домах изучения Торы их посетители вели праздные разговоры (смотрите об этом в книге “Шай ле-Мора”, стр. 25 и 70). Ребе из Гур, автор книги “Имрей Эмет” говорил, что Холокост практически не коснулся сефардских общин, в заслугу того, что они с почитанием и благоговением относились к домам молитвы и изучения Торы (смотрите об этом в книге “Ле-Шихно Тидрэшу”). В книге “Беэр а-Гола” (“Йорэ Дэа”, гл. 334, п. 123) приведено, что рабейну Гершом, Светоч Изгнания, наложил “херем” (строжайший бойкот, влекущий тяжелые наказания) на тех, кто разговаривает в синагоге.

Загадаем очень невеселую загадку. При каких условиях, сказав всего одну, достаточно безобидную фразу (не ложь, не злословие, не проклятие), можно нарушить сразу три запрета? Ответ: в синагоге, будучи облаченным в тфилин, во время повторения молитвы хазаном или во время общественного чтения Торы. Следует помнить об этом строгом запрете самому и предостерегать других. В книге “Зоар” приводится, что это одно из трех нарушений, которые продлевают Изгнание и задерживают Избавление и постройку Третьего Храма, поскольку нет большего пренебрежения по отношению к Царю, чем то, когда Его оставляют и ведут праздные разговоры в Его же дворце.

В мидраше “Шохар Тов” раби Йоси бен Кисма рассказывает: “Как-то шел я по дороге, а мне навстречу триста верблюдов, навьюченных гневом и яростью. Повстречался мне пророк Элияу и сказал, что все это придназначается тем, кто пустословит в синагоге”.

В “Шулхан Арухе” приводится закон, гласящий, что в стенах дома изучения Торы не принято желать “будь здоров” тому, кто чихнул. Однако приветствовать ближнего, поинтересоваться его здоровьем, а также произносить другие короткие фразы, являющиеся проявлением такта и принятых норм приличия, не возбраняется. Если у тех, кто постоянно изучает Тору, возникла необходимость обсудить некую праздную тему, а выйдя из дома изучения Торы они потеряют драгоценное время, которое можно посвятить изучению Торы, им разрешено переговорить, не выходя из дома изучения Торы.

В последние годы в обиход повсеместно широко вошел мобильный (сотовый) телефон, и вопрос о нарушении законов достойного отношения к святым местам встал чрезвычайно остро. Телефонами, согласно мнению всех раввинов, запрещено пользоваться в стенах синагог и домов изучения Торы. Если звонок телефона или разговоры по нему слышны окружающим, то его хозяин совершает тяжкий грех, отвлекая окружающих от молитвы и от изучения Торы. В случае, когда о входящих звонках знает только тот, кому они адресованы, тоже происходит нарушение, ведь закон гласит, что человек обязан устранить все, что его может отвлечь молитвы и от изучения Торы. И вообще, как можно отвлекаться на что бы то ни было в час, когда человек стоит перед Создателем, взывает к нему и просит о самом сокровенном и дорогом?!

Процитируем письмо величайшего законодателя современности, рава Шмуэля а-Леви Вознера, датированное вторым Адаром 5771-го года (зима 2011-го года). “В Дом Творца с трепетом приходить мы будем” (Теилим, 55:19). Обращаемся с данным призывом ко всем, для того, чтобы пробудить и предупредить о западне, расставленной в винограднике дома Израиля. С тех пор, как переносной (сотовый) телефон вошел в широкое использование, он всегда находится с хозяином, куда бы тот не отправился. Некоторые заходят в синагогу, забыв выключить аппарат. Не только звенящий в синагоге аппарат является выражением небывалого пренебрежения к почету Небес, но и тот, который установлен на беззвучный, вибрационный режим. Ведь человек, почувствовав, что с ним связываются, достает телефон, чтобы посмотреть номер абонента. А иногда намеком отвечает ему во время молитвы. Это страшнейшее нарушение».

Помимо вышесказанного существует закон, согласно которому каждый обязан устранить все, что отвлекает его от молитвы. Тем более это верно в отношении телефона, который является великой помехой для сосредоточенной молитвы. Он также является проявлением непочтения к законам Торы, к молитве и к святости синагоги. Даже в то короткое время, которое человек решил посвятить беседе с Творцом, просьбам о восполнении недостающего и даровании желанного, он не в состоянии отрешиться от суеты мирской. Пророк взывает к народу нашему: «Кто просил вас топтать дворы мои?!» (Йешаяу, 1:12). Царь Давид недоумевает: «Тебе ли вещать уставы мои?!» (Теилим 50:16).

Итак, каждый обязан перед входом в синагогу полностью отключить телефонный аппарат. И да удостоимся мы исполнить слова пророка: «И будет угодно Всевышнему приношение Иудеи и Иерусалима, как в дни давние и как в годы прежние» (Малахи 3:4).

Только тем, кому необходимо принимать информацию для спасения жизни, разрешено входить в синагогу и дом изучения Торы со включенным аппаратом.

В связи с запретом входить в синагогу и дом изучения Торы с включенным телефоном, может возникнуть вопрос, разрешено ли пользоваться им в доме изучения Торы, когда это делают исключительно для прослушивания уроков по Торе. Очевидно, что это будет зависеть от того, как это выглядит со стороны. Если всем ясно, что человек изучает Тору — разрешено. Если могут решить, что он пользуется аппаратом вопреки постановлению раввинов и расценят его поведение как пренебрежение к мудрецам Торы и к святому месту, то запрещено. В синагоге и доме изучения Торы, руководство которых однозначно запрещает пользоваться на их территории сотовыми телефонами, запрещено ими пользоваться даже для прослушивания лекций и уроков Торы.

Мобильный телефон в доме изучения Торы — это настоящая трагедия. Постичь глубины Торы возможно только отрешившись от всего мирского, и не отвлекаясь ни на какое внешнее событие. Включенный телефон, который прерывает процесс изучения Торы, служит причиной страшнейшего нарушения — он отнимает время от постижения Торы — слов Творца. Когда в Талмуде хотят сказать, что человек не усвоил изучаемый материал, используется следующая идиома: «Песню-то спел, но ничего не понял». Песня на святом языке — «зэмер». Числовое значение ( «гиматрия») слова «зэмер» равняется гиматрии слова «пелефон» — так на иврите называют мобильный телефон. Другими словами, тот, кто отвлекается на мобильный телефон, не в состоянии усвоить Тору.

Во многих ешивах и колелях строго запрещено иметь при себе включенный сотовый аппарат.

Музыка и музыкальные инструменты

Великий мудрец Торы, признанный всеми еврейскими общинами, автор комментария «Хатам Софер» к Танаху, Талмуду и «Шулхан Аруху», в ряде своих респонс говорит о запрете использовать музыкальные инструменты в синагоге. Среди прочего он пишет, что, по его мнению, невозможно разрешить игру на музыкальных инструментах в синагоге, ибо пока не будет отстроен Храм, не может быть настоящей радости перед Творцом и неправильно выражать веселье, подобное тому, которое было в Сионе, как это приводится в трактате «Авода Зара» (3б)2.Все «поским» (законоучителя) последнего поколения, как ашкеназские, так и сефардские, приводят слова автора «Хатам Софер» и выражают полное согласие с ними (как, например, «Сдэ Хемед», «Бейт а-Кнесет», п. 2; «Каф а-Хаим», «Орах Хаим», гл. 151, п. 19; «Минхат Ицхак», ч. 5, гл. 97; «Шевет а-Леви», ч. 1, п. 26 и др.).

Понятно, что поским не говорят о таких концертах, которые запрещены, даже если их устраивают не в синагоге, как, например, концерты с участием женского пения, которое запрещено слушать мужчине даже в форме хорового исполнения и даже если он с певицами лично не знаком. Не говорится так же о музыкальных вечеринках с совместными танцами мужчин и женщин, которые категорически запрещено устраивать в любых местах и не только в случае, когда в них участвуют женатые мужчины и замужние дамы, но и в случае, когда в них участвуют холостые парни и незамужние девушки, как это сказано в трактате «Сукка» (51б). О подобных случаях великий раввин современности рав Моше Файнштейн пишет следующее. «Шхина — присутствие Славы Творца — ощущается намного сильнее, когда собирается святая община (миньян — кворум из десяти и более евреев старше тринадцати лет) в святом месте (синагоге или доме изучения Торы). Поэтому, чтобы молитва была принята Всевышним с большим желанием, стараются проводить ее в синагоге в присутствии миньяна. Но из места, в котором происходят ненавистные Творцу действия, Он устраняет Свое присутствие и в этом случае не поможет ни наличие миньяна, ни святость синагоги, ни остальные средства, делающие нашу молитву угодной Творцу». Речь не идет так же и об использовании музыкальных инструментов, которыми пользуются идолопоклонники во время культовых ритуалов, так как существует специальный запрет уподобляться служителям идолов. О концертах, которые не имеют ничего общего с идолопоклонством, в которых участвует исключительно мужской состав исполнителей и во время которых не происходят совместные танцы представителей противоположных полов, но исполняемые на них произведения, не наполнены благодарениями и восхвалениями Творцу, вопрос тоже не стоял. Такого рода концерты, как и другие праздные развлечения, однозначно запрещено проводить в синагоге. (Разрешено ли посещать такие концерты, даже когда их устраивают в местах, не имеющих святости, вопрос непростой, и каждый должен выяснить у своего раввина, как следует поступать.)

Другими словами, и автор респонс «Хатам Софер», и его духовные наследники — законоучителя современности, говорили об инструментальной музыке, прославляющей величие Создателя и вдохновляющей к всецельному служению Ему, призывающей к б-гобоязненности. И все равно, они считали, что пока мы лишены Храма и радость наша полной быть не может, запрещено устраивать такие концерты в синагогах.

В этой связи интересно упомянуть сова еще одного видного раввина современности, рава Ихиеля Яакова Вайенберга (респонсы «Сридэй Эш», п. 17 в новом издании или 12 в старом). В примечании к своему ответу на вопрос раввинов Европы о правомочности устроения религиозных концертов в здании синагоги, он подчеркивает, что речь идет о европейском еврействе времен Холокоста, когда любая попытка вселить утешение, надежду и радость в сердца народа, терзаемого ужасами великой Катастрофы, является наисвятейшей миссией и исполнением величайшей заповеди. Наряду с этим, основательно рассмотрев все стороны вопроса, рав Вайенберг приходит к заключению, что в синагоге запрещено проводить любого рода концерты. Однако если протест раввинов об устроительстве религиозных концертов в здании синагоги может привести к конфликту с главами еврейских общин, не следует настаивать на запрете. Основанием для такого временного компромисса, по словам автора респонсов «Сридэй Эш», являются следующие доводы:

а) автор книги «Шэмен а-Мишха» («Законы поста», п. 48) считает, что разрешено исполнять и слушать (не в здании синагоги) песни, основанные на текстах ТаНа-Ха, если это делают во имя восхваления и благодарения Творцу;

б) в пражской ортодоксальной общине существовал обычай устраивать (по всей видимости, в синагоге) встречу субботы с использованием музыкальных инструментов (конечно, говорится о том, что это происходило задолго до захода Солнца, ибо игра на музыкальных инструментах в Шабат запрещена);

в) автор респонс «Ктав Софер» (раздел «Эвен а-Эзэр», п.47) приводит слова автора комментария «Маген Авраам» к «Шулхан Аруху» от имени автора книги «Сефер Хасидим», что если порицание может привести к ненависти между людьми, нет обязанности его делать.

Но идти на компромисс возможно только при условии, что во время концертов не будут использовать музыкальные инструменты, которые используют идолопоклонники, в них будет участвовать исключительно мужской состав исполнителей, ни в коем случае не возникнет прецедентов совместных танцев представителей противоположных полов и исполняемые на них произведения будут посвящены исключительно благодарению и восхвалению Творца. В противном случае, раввины не имеют права допустить устроительства концерта, даже если их несогласие вызовет конфликты и приведет к потере занимаемого ими поста и средств существования.

В завершении своего письма-ответа рав Вайенберг выражает свою искреннюю надежду на то, что в скорости Всевышний смилостивится над нами и принятые компромиссы можно будет отменить, восстановив правила достойного отношения к синагоге.

Из приведенных выше источников можно заключить, что нет разрешения устраивать концерты в здании синагоги, даже если устроители руководствуются очень возвышенными целями.

Но в данном правиле все же существуют исключения. Авторитетный раввин современности, рав Яаков Йешаяу Блой в книге «Цдака ве-Мишпат» (гл. 12, п. 19) пишет, что повсеместно стало принято устраивать в синагогах веселье с использованием музыкальных инструментов в честь Симхат Бейт а-Шэува (танцы в память о праздниках, посвященных возлиянию воды на жертвеннике, которые происходили во времена Храма), в честь внесения нового свитка Торы в синагогу (Ахнасат Сефер Тора), а так же в честь торжественного открытия новой синагоги (Ханукат Бейт а-Кнесет). Мой однофамилец, рав Исраэль Злотник в своей замечательной книге «Бейт Микдаш Катан» привел предположительные причины, по которым утвердился обычай делать исключение и разрешать использование музыкальных инструментов в синагоге в случае трех вышеперечисленных поводов. Празднования Симхат Бейт а-Шэува в Храмовую эпоху упомянуты в Талмуде («Сукка» 51б): сегодня их устраивают в память о радости, которая царила в Храме, и их цель — вдохновить нас делать все возможное, чтобы эта радость поскорее вернулась. Веселье в честь Ахнасат Сефер Тора мы учим из Танаха (Шмуэль II (6:5)), где сказано, что при переносе Ковчега Завета царь Давид и народ играли на музыкальных инструментах. А то, что при праздновании Ханукат Бейт а-Кнесет не нарушается требование почтительно относиться к синагоге, понятно само собой, ведь праздник устраивают в честь синагоги.

Еда, питье и сон

В синагоге и доме изучения Торы запрещено спать, есть, пить и курить. Согласно некоторым мнениям, при необходимости не возбраняется выпить стакан воды. Разрешено пользоваться нюхательным табаком. Принято устраивать в синагоге трапезы, посвященные исполнению заповедей. Приведем примеры некоторых заповедей, в честь которых устраивают трапезы в синагоге: помолвка («ирусин»), семь благословений («шэва брахот»), обрезание («брит мила»), выкуп первенца («пидьйон а-бен»), празднование тринадцатилетия юноши, когда он становится обязанным в заповедях («бар-мицва»), завершение трактата Талмуда («сиюм масэхэт») и некоторые другие. Если можно без особых потерь устроить такую трапезу в другом (не святом) месте, предпочтительнее поступить так.

Тем, кто постоянно изучает Тору в доме учения, разрешено в нем есть, пить и спать, чтобы не тратить времени, отведенного на изучение Торы, на переход с одного места на другое. В случае если возможно поесть, попить или отдохнуть в другом (не святом) месте не за счет времени, отведенного на изучение Торы, следует это сделать.

Действия, которые запрещено совершать в синагогах и домах изучения Торы

В синагоге и доме изучения Торы запрещены любые действия, которые напрямую не связаны с молитвой или с изучением Торы. Даже осуществлять ремонтные работы для нужд синагог и домов изучения Торы запрещено в их стенах, если это возможно сделать снаружи.

Оформление бланков о взимании долгов после седьмого года («прозболь») и о продаже квасного («хамец») на время праздника Песах разрешено осуществлять в синагоге. Делать расчеты, связанные с исполнением заповедей, как, например, определять расходы синагог и домов изучения Торы по распределению пожертвований неимущим, по оказании помощи нуждающимся невестам и тому подобное — разрешено. Но расчеты, не связанные с исполнением заповедей, запрещены.

В одну из синагог поступило предложение от компании сотовой связи, которая хотела взять в аренду место на синагогальной крыше для установки антенны. Предлагались весьма выгодные условия. Организаторы синагоги обратились к раввину и получили ответ, что это запрещено.

Запрещено использовать здание синагоги и дома изучения Торы для того, чтобы обучать детей или взрослых светским наукам, языку, письму (иврит является исключением).

Разрешено устраивать лотереи для детей, участвующих в изучении Торы, чтении Теилим и Шир а-Ширим, раздавать им сладости и подарки.

В синагогах и домах изучения Торы разрешено продавать книги по изучению Торы («Тора ли-Шма» ч. 2, п. 24).

В помещении синагоги и дома изучения Торы запрещено стричься и стричь ногти. Однако первую стрижку («халаке»), которую мальчикам делают по достижению трех лет, разрешено сделать в синагоге.

Правила достойного отношения к синагоге и дому изучения Торы отчасти распространяются и на помещения, находящиеся над ними. Над тем местом, где установлен ковчег со свитком Торы, запрещено устраивать туалет, ванную комнату, спальню. Автор книги «Турей Заав», одного из основных комментаторов к «Шулхан Аруху», объясняет преждевременную смерть своих сыновей тем, что они жили над залом дома изучения Торы.

В этой связи хотелось бы рассказать о случае, произошедшем с автором этих строк. Молодая семья: муж, жена и ребенок. Необходимо срочно найти квартиру на съем. Приличную, недорого, в удобном районе. После долгих поисков, наконец-то отыскалась замечательная квартира. Три комнаты, два балкона, частично меблирована. Очень дешево. В сказочном месте — Иерусалим, район Бар Илан, улица Оалей Йосеф. Сняли на год с планами на продление аренды еще на несколько лет. Когда я пришел в колель, то радостно сообщил товарищам о том, что Творец помог найти такую квартиру, о которой мы и мечтать не могли. А находится она прямо над синагогой, и чтобы помолиться, мне достаточно спуститься со второго этажа на первый. Трудно было не заметить смущение и разочарование товарищей по учебе. Мой «хеврута» — тот с кем мы учились в паре — сдавленным голосом поведал о том, что непосредственно перед тем, как я вошел, в колеле шло обсуждение слов «Турей Заав» о том, как опасно жить над синагогой. Глава колеля посоветовал пойти вместе со знающим и опытным аврехом, реб Шмуэлем Браверманом в ту самую синагогу, над которой я снял квартиру и подробно выяснить, о чем идет речь. После чего, с полученной информацией, съездить к раву Азриэлю Ойербаху и спросить, как следует поступить. Реб Шмуэль задал управляющему синагогой ряд вопросов о том, как она была построена, где размещается ковчег со свитком Торы. Из ответов явно следовало, что при строительстве синагоги были исполнены все условия и приняты все необходимые меры для того, чтобы было возможно жить над ней. Но … В завершении беседы управляющий синагогой рассказал, что у семьи, жившей в квартире над синагогой, которую я уже успел снять, случилась трагедия: их ребенка насмерть сбила машина. Я поехал к раву Азриэлю Оербаху, рассказал о принятых при устроительстве синагоги мерах и спросил, разрешено ли жить в построенной над ней квартире. Раввин ответил, что разрешено. Тогда я прибавил к сказанному историю о трагическом происшествии, после чего раввин промолвил: «Разрешено, но не очень хорошо» («Мутар, аваль ло меудар»). Отказаться от прекрасной квартиры, найденной с таким трудом и за которую уже уплачено на полгода вперед нелегко, но с другой стороны — ответственность перед женой и ребенком и вообще заповедь остерегаться опасности… Рав Ицхак Зильбер был жив, и я отправился к нему, чтобы узнать, каково желание Творца. «Поищи что-нибудь другое», — посоветовал Учитель. «А как быть с оплатой на полгода вперед, квартирой и договором на съем до конца года?» «Найди других квартирантов». «Как я могу “подставить” другого еврея, предложив ему опасное место?» «Ты прав, я подумаю». Понятно, что после того, как Учитель «подумал», все решилось как нельзя лучше: хозяин квартиры согласился чудесным образом, чтобы я нашел вместо себя других квартирантов. Этими «квартирантами» оказался сам управляющий синагогой, находящейся внизу, который нам сам обо всем рассказал. Договор о съеме квартиры был расторгнут. Деньги возвращены. И очень скоро нашлась другая квартира — маленькая, без балконов, но зато не над синагогой. Вот такой случай из жизни.

Ситуации, при которых запрещено входить в синагогу и в дом изучения Торы

Запрещено использовать синагоги и дома из учения Торы в качестве убежища от ветра, дождя, холода или жары, но для того, чтобы спастись от опасности — разрешено.

Возбраняется проходить через синагогу и дом изучения Торы для того, чтобы сократить путь (на языке Талмуда «капандария»). В случае, когда это необходимо для более срочного исполнения заповеди, то разрешено. В случае, когда необходимо позвать из синагоги или дома изучения Торы находящегося там человека, разрешено это сделать, но после того, как его позвали, желательно немного задержаться в синагоге или доме изучения Торы и посвятить некоторое время изучению Торы.

Запрет вносить посторонние предметы

Не возбраняется вносить предметы в здание синагоги и дома изучения Торы, если это не выглядит как пренебрежение к святому месту. Разрешено учиться с помощью компьютера, в случае, когда это специально не оговорено уставом синагоги или дома изучения Торы. Принято не заносить верхнюю одежду и зонт в зал синагоги или дома изучения Торы, но если есть вероятность кражи или порчи, или, если это будет заботить их хозяев и отвлекать внимание от молитвы или изучения Торы, то разрешено их занести внутрь.

В Талмуде и «Шулхан Арухе» приводится запрет вносить длинный нож (меч, саблю, шпагу и другие виды оружия) в синагогу и дом изучения Торы. Оружие укорачивает срок жизни и является противоположностью святых мест, продлевающих жизнь. В наше время, кода создано огнестрельное оружие, этот запрет распространяется так же и на него. Поэтому в синагогу не заносят ни пистолеты, ни автоматы, ни ружья. Если нет возможности оставить оружие в другом месте, разрешено войти с ним в синагогу, предварительно прикрыв его одеждой или спрятав в чехол и отсоединив обойму с патронами («Ор ле-Цион», ч. 2, гл. 45, п. 59).

Собаку-поводыря, которой пользуются незрячие люди, желательно оставлять за пределами синагоги и дома изучения Торы. При необходимости разрешено ввести ее внутрь, при условии, что это не помешает находящимся там людям.

Женщины

Запрещено молиться и обучать Торе в месте, где нет явного разделения между мужчинами и женщинами. Перегородка должна быть такой высоты и сделана из такого материала, чтобы мужчины не могли видеть женщин. Если такой возможности нет, то лучше молиться в одиночку, но в месте, где нет смешения полов. Это было запрещено всегда, а в 1866 году во Львове во время совместного заседания, в котором участвовало более семидесяти самых выдающихся раввинов Европы, был принят официальный документ, обязывающий устанавливать перегородку, разделяющую представителей противоположных полов во время молитв.

Женщины должны стараться, чтобы их голоса не были слышны в мужской части синагоги. Согласно букве закона, женщине даже в состоянии ритуальной нечистоты («нида») не запрещено посещать синагогу, молиться, произносить благословения, видеть свиток Торы.

Дети

Чрезвычайно важно приучать детей с раннего возраста достойному отношению к синагогам и домам изучения Торы. Следует всячески способствовать тому, чтобы они посещали святые места, слышали слова Торы и молитв.

Необходимо чтобы дети синагоги и дома изучения Торы не мешало находящимся там людям — ни шумом, не играми, не бегом, ни запахом, ни беспорядком.

***

Раби Йонатан Айбишюц в книге «Яарот Дваш» пишет: «Только синагоги и дома изучения Торы остались у нас в этом горьком изгнании. Здесь сыны Израиля приносят жертвы Всевышнему “голосом тонкой тишины”. Они в период страданий наших служат нам Храмом и Дворцом Творца, который еще будет выстроен в величии своем. В величайшем милосердии Своем Творец оставил их (синагоги и дома изучения Торы) нам, и они как болезненная заноза в теле и как бельмо в глазу Сатана. Нечестивый Билам — с которым отождествляются силы зла — пытался искоренить их навсегда проклятиями своими. Но Всевышний разрушил его планы и обратил его проклятия в благословения. Из-за грехов наших, мы лишились всех этих благословений, кроме одного. И это одно благословение останется у нас навеки: “Ма Тову Оалеха Яаков, Мишканотеха, Исраэль” — “Как прекрасны шатры твои, Яаков, святилища твои, Исраэль”.

Из журнала “Мир Торы”


Суккот — праздник «кущей» — называют праздником радости и веселья. О смысле праздника Суккот, его законах и обычаях, а также о тех заповедях, которые исполняют во время Суккот — читайте в этом материале. Читать дальше