Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Небеса ведут человека по пути, по которому он хочет идти сам»Вавилонский Талмуд, Макот 10 б
Поскольку гемара не упомянула привитый этрог, значит, его можно брать

Мы привыкли к широкому ассортименту фруктов и овощей. Но на самом деле, со многими из них мы познакомились относительно недавно, и каждый раз встреча евреев с новыми сельскохозяйственными культурами рождала новые алахические вопросы. Всем известно, что источником алахи, у нас является Талмуд, комментируя который раввины выводят новые законы. Но как раз в отношении новых фруктов и овощей алахические обсуждения начинаются едва ли не с нуля. Это приводит к тому, что все вопросы рассматриваются в корне, с самых основ.

Евреи и цитрусовые

У наших мудрецов не было лимонов: эти плоды не фигурируют ни в Мишне, ни в Талмуде, и тем более не упоминаются они и в Танахе. Цитрусовые медленно продвигались с Дальнего Востока на запад, постепенно проникая в Средиземноморский бассейн. Самый первый представитель семейства, попавший в наш регион — это этрог. Существует спор относительно того, когда евреи познакомились с этрогом. Само слово «этрог» пришло из персидского языка, где этот фрукт называется «турунж». Нашей традиция утверждает, что со времен Дарования Торы именно этрог являлся плодом, используемым в праздник Суккот для исполнения заповеди «арбаа миним» («четырех видов»). Но остальные цитрусовые появились намного позже.

Когда мы познакомились с лимоном? Существуют разные мнения по этому поводу. Один из авторов даже утверждает, что мудрецы Мишны уже были знакомы с лимоном, просто они называли его… «этрог», и тогда это слово служило у евреев общим названием для всех известных им цитрусовых. Но это мнение не было принято широко. В раввинистической литературе лимон впервые упомянул Рош в XIII в. Он разбирал вопрос, можно ли выжимать лимон в Шабат, но это отдельная, серьезная тема.

В этой статье нас будет интересовать проблема «этрог амуркав» (привитого этрога) — вопрос, возникший в алахе намного позже, в XVI в. О чем идет речь? К одному дереву прививается ветка другого дерева. Обычно это связано с желанием добиться более высокого качества плодов за счет большей стойкости «принимающего» дерева: очень часто хороший сорт сам по себе не может выжить и развиться в той или иной местности изза климатических проблем или заболеваний. И тут на помощь приходит прививка. Например, в Израиле берут дикий апельсин («хушхаш») — очень стойкое дерево с несъедобными плодами — и прививают ветку качественного апельсина. Алаха разрешает это: известный запрет Торы, который называется «килаим», здесь никак не нарушается, поскольку запрещено лишь скрещивать два разных вида, но на прививку одного сорта к другому в рамках одного вида данный запрет не распространяется.

В трактате «Сукка» написано, что человеку, у которого нет этрога, нельзя использовать в качестве заменителя ни гранат, ни айву. На основании этого некоторые алахические авторитеты сделали вывод, что поскольку гемара не упомянула привитый этрог, значит, его можно брать. Но они не учитывали исторических реалий: для прививки цитрусовых подходят только цитрусовые, а ни лимонов, ни других цитрусовых в нашем регионе еще не было. Несведущие в ботанике люди ошибочно думают, что теоретически можно прививать что угодно к чему угодно, но это далеко не так. Ветвь этрога не выживет ни на дубе, ни на яблоне. Именно поэтому обсуждение привитого этрога началось после появления лимона, с которым этрог ботанически совместим. Вопрос был в том, можно ли использовать для исполнения заповеди этрог, который вырос на ветке, привитой к лимону? Этот вопрос обсуждается в респонсах с начала XVI в. Однако ему предшествует другой, глобальный вопрос: а почему нельзя воспользоваться плодами самого лимона для исполнения заповеди «арбаа миним»?

Идентификация этрога

В Торе не упоминается слово «этрог» — использовано словосочетание «при эц адар» («плод дерева прекрасного»). Поэтому даже гемара в трактате «Сукка» спрашивает: а откуда мы вообще знаем что этот плод для «арбаа миним» — именно этрог? В связи с этим определяется набор идентифицирующих критериев, которым соответствует именно этрог. В частности, в Торе сказано «плод дерева прекрасного», а не «плод прекрасный», и это намекает нам на то, что вкус плода и вкус самого дерева одинаковы. В этроге это действительно так… но у лимона мы встречаем то же самое! Есть вариант толковать слово «адар» («прекрасный») как указывающий на слово «вода» («гидро» по-гречески), т.е. искомое дерево нуждается в искусственном орошении, поскольку оно не очень предназначено для нашего климата и изначально происходит не из наших краев. Или вот еще одна особенность у этрога: плоды не опадают, и если их не сорвать — они продолжают висеть на дереве. Но с лимоном и апельсином происходит то же самое! Познакомившись с лимоном, наши законоучители обратили внимание на то, что он очень похож на этрог с точки зрения соответствия характеристикам, приведенным в гемаре «Сукка». В результате они задали вполне обоснованный вопрос: кто сказал, что заповедь нельзя исполнить с помощью лимона? Этот вопрос становится еще острее изза другой гемары. Идентичность каждого из четырех видов обсуждается в Талмуде. Ветви финиковой пальмы и веточки ивы прямо упомянуты в Торе. А вот мирт не упомянут напрямую, поэтому гемара, занимаясь его идентификацией, предлагает разные варианты, действуя методом исключения. Наконец, гемара упоминает «египетский мирт», особенность которого в том, что у него не три листочка на каждом уровне, как мы привыкли, а целых семь. И Абае говорит, что можно пользоваться этим миртом для исполнения заповеди, а гемара делает из его слов вывод, что добавочное имя («египетский») не мешает растению оставаться пригодным для заповеди. Что мы здесь видим? Разные сорта одного вида пригодны для исполнения заповеди: Талмуд объясняет, что поскольку Тора не упомянула слово «адас» («мирт»), а использовала понятие «эц авот» («дерево широколиственное»), в отношении которого доказано, что это точно мирт, то какойто другой мирт тоже подходит.

Составители Тосафот были немало удивлены этой гемарой: из самого ее текста видно, что гемара изначально была готова использовать для заповеди не только мирт, но и ряд других видов, которые в итоге были забракованы лишь в силу какихто косвенных причин. И тогда получается, что с т. з. алахи кашерен любой вид, который соответствует набору критериев? Этот подход является крайним, мы сегодня так алаху не устанавливаем. А наш современник рав Моше Штернбух олицетворяет собой другую крайность: «Кто сказал, что можно пользоваться любым этрогом?» Как известно, есть много сортов этрогов: йеменский, марокканский и многие другие. Евреи ими всеми свободно пользуются. Но рав Штернбух считает, что пригоден только тот этрог, которым «всегда пользовались», относительно которого есть живая «масора» (традиция): невозможно взять даже кашерно выглядящий этрог (а не лимон), если он прибыл из какогото далекого, экзотического региона, и о нем не известно в точности, что евреи им пользовались испокон веков.

Традиционные этроги

Италия была источником этрогов для евреев Европы, до сих пор есть такое понятие как «этрогей Калабрия» (хабадники пользуются исключительно ими). Калабрия — это юг Италии. Этроги покупали не только евреи: немцы традиционно используют этроги для приготовления джема, а англичане делают из них мармелад. Я читал воспоминания одного агронома, который пишет, что раз в год приезжали евреи, и только их интересовали непривитые этроги.

Иногда итальянские этроги называют на идиш «янове»: это слово означает «Генуя». Но ведь Генуя — это север Италии, а Калабрия — Юг!? Все очень просто объясняется: из Калабрии этроги попадали в Геную, откуда рассылались по всей Европе. Уже потом, когда возникло сионистское движение и началось активное заселение евреями Палестины, было решено использовать этроги для экономической поддержки ишува. В Палестине были созданы этроговые плантации, появился лозунг: «Покупайте этроги Эрец Исраэль!» Реакция раввинов была разной. Автор «Арух аШулхан» писал, что стыдно не покупать этроги, выросшие на нашей Святой Земле, если есть такая возможность, а, например, в Хабаде продолжали жестко держаться за калабрийские этроги: Бааль аТания в свое время установил, что именно их нужно использовать, но позже к этому добавили легенду о том, что когда Моше Рабейну получил Тору, и вместе с ней заповедь о четырех видах, облака Славы отправились в Южную Италию и принесли оттуда те самые этроги. Возникает закономерный вопрос: в чем логика этой истории, если заповедь, согласно Торе, должна была исполняться лишь с момента вхождения народа в Эрец Исраэль, но не в пустыне? Однако такая легенда есть. В итоге, последний хабадский ребе поставил задачу посадить калабрийские этроги в Эрец Исраэль, что и было сделано. На самом деле, в начале прошлого века в Эрец Исраэль произрастали и другие разновидности и сорта этрогов. Существует даже термин — «этроговая война»: некоторые евреи покупали этроги, вырощенные в арабских деревнях, а другие завезли этроги из Греции и посадили их вокруг Яффо, в результате чего начались лозунги, письма и даже книги. Арабские этроги были очень некрасивые, а те этроги, которые завезли с греческого острова Корфу, наоборот, очень изящные. В данной заповеди особенно важен момент красоты плода, поэтому все предпочитали этроги греческого происхождения. Как конкурировать с такими этрогами, если у тебя они некрасивые? Разумеется, писать кляузы и обвинять конкурентов в том, что у них этроги привитые. Осталось выяснить, портит ли прививка этроги и почему.

Этрог на лимонном дереве

Представим себе, что мы берем ветвь этрога, про который известно, что евреи им пользовались, и прививаем к стволу лимонного дерева. Давайте зададимся вопросом: можно ли пользоваться тем этрогом, который вырастет на этой ветке? Рамо в своем респонсе цитирует итальянского раввина, которого звали Маарам миПадуа, который написал, что в их местности непригодность привитого этрога для заповеди является очевидной вещью, а также сообщил три признака, которые отличают привитый этрог от непривитого. Это очень важный момент, потому что потом эти признаки переписывались едва ли не всеми законоучителями, которые обсуждали данный вопрос, и продолжают переписываться вплоть до наших дней. Назовем их:

1) У привитого этрога больше мякоти, чем кожуры. Известно, что у этрога, в отличие от лимона, очень толстая кожура, и мякоти очень мало. У йеменского этрога мякоти нет вообще.

2) Привитый этрог — гладкий, как лимон, а непривитый покрыт пупырышками.

3) Черенок привитого этрога утоплен внутрь плода, а у непривитого он выступает.

Когда читаешь это, создается ощущение, что Маарам миПадуа сравнивает этрог с лимоном. Я убежден, что здесь, на самом деле, не описывается привитый этрог, и что ни Маарам миПадуа, ни ктото другой по его указанию не прививали ветвь этрога к лимонному дереву, чтобы сравнить полученные плоды с классическими. Почему я в этом уверен? Потому что прививка никак не влияет на форму плода, несмотря на распространенное в народе мнение об обратном, и это известный факт. А что же тогда он описывает? Я предполагаю, что он пишет о разнице между двумя различными сортами этрогов, которые были представлены на рынке в то время, и относительно одного из них возникло такое мнение, что вот эти этроги — они «прививочного» происхождения . Но в итоге эта идея повлияла на алаху: раввины стали рассматривать прививание ветви одного вида к дереву другого вида как спаривание различных видов животных, как гибридизацию, создание новых видов.

В СССР при Сталине лженаучная школа «народного академика» Лысенко утверждала, что с помощью прививки можно изменить вид. Академическая наука в XX в. уже придерживалась другого представления: изменение видов и формирование новых связано исключительно с генетикой. В конце концов, и в Советском Союзе были вынуждены признать несостоятельность лысенковской идеи.

Мичурин и Лысенко не были первыми — в древнем мире все думали так же, как они. Но на самом деле, новый вид прививкой не создается: дерево, к которому привита ветвь, улучшает условия развития плода, препятствует возникновению заболеваний, повышает урожайность — в целом, играет ту же роль, что большая освещенность, лучшее орошение, смягчение климата и т.д. Это фактор, оказывающий серьезное влияние на развитие плода, но не на изменение вида.

Скрещивание

В Талмуде сообщено важное правило, согласно которому запрет скрещивания не препятствует употреблению полученного гибрида в пищу. Например, сам грейпфрут, вопреки распространенному мнению, не является гибридом, но его скрестили с помело чтобы получить сладкую разновидность. И получившийся плод разрешено есть.

Раньше считалось, что все растения, теоретически, можно скрещивать. Берется пыльца, кладется на пестик, и если развитие происходит успешно, то можно создать гибрид. В отношении цитрусовых есть спор — это один вид или много видов? Есть мнение, что граница вида определяется тем, что входящее в него не скрещивается с другими видами. Но цитрусовые успешно скрещиваются. Получается, это все один вид? Но ведь и визуально, и на вкус лимон и апельсин не тождественны друг другу! Проблема начинается тогда, когда скрещивание происходит естественным путем. Допустим, не привитый этрог растет рядом с лимоном. Вроде бы есть определенная вероятность, что произойдет перекрестное опыление. Вегетативное размножение ничего не даст, но если вы дождетесь урожая и посадите семечко, на самом деле может вырасти гибрид. Почему Тора не опасается естественного скрещивания? Возможно, ответ состоит в том, что опасаться нечего. Проверка показала, что у этрогов, которые росли рядом с другими цитрусовыми, не происходит гибридизации, генетических изменений. Отклонений в сторону лимона или апельсина в них не наблюдается.

Физически этрог, алахически лимон

Рамо считал, что привитый этрог непригоден для заповеди, потому что вообще не называется этрогом. Но во время Рамо в Цфате жил раби Моше альШих, автор знаменитого сборника респонс. Он тоже обсуждал этот вопрос, но считал иначе: привитый этрог ничем не отличается от обычного этрога. И тем не менее, он все равно не годится для заповеди. Нужно разобраться, почему. У фруктов существует проблема «орла»: плоды, которые вырастают, по Торе запрещены к использованию в течение первых трех лет. Когда мы прививаем ветку к старому дереву, то нужно определиться, с какого момента делать отсчет лет «орла»? Если мы идем в этом вопросе за старым деревом, то можно использовать плоды сразу, а если ориентируемся на ветку — то нужно ждать. Однако гемара в трактате «Сота» прямо говорит, что молодой побег, который вживили в старое дерево, аннулируется по отношению к старому дереву, и нет у него статуса «орла». Казалось бы, все хорошо — проблема «орла» решена. Однако раби Моше альШих доказывает из этой гемары, что привитый этрог непригоден именно потому, что молодой побег аннулируется по отношению к старому дереву, а значит, с алахической точки зрения, этот этрог — уже никакой не этрог, а самый настоящий лимон.

В Торе сказано, что если человек посадил виноградник (это правило касается любых деревьев) и не успел насладиться урожаем, поскольку изза «орла» это можно сделать лишь на четвертый год — он освобождается от несения воинских обязанностей. Соответственно, если речь идет о привитой ветви, то по вышеизложенному мнению такой человек не освобождается от армейской службы.

Таким образом, мы видим два совершенно разных подхода: для Рамо интерес представляет сам плод, а дерево является не более чем способом его получить, в то время как раби Моше альШих считает, что нужно подумать не только об определении плода, но и смотреть на дерево: когда Тора требует взять этрог, она имеет в виду плод, который вырос на этроговом дереве, а в случае с прививкой у нас не симбиоз двух деревьев с общим питательным каналом, а одно дерево, и то, что на лимоне растут этроги, не позволяет считать эти этроги кашерными для заповеди — с алахической точки зрения они лимоны. Т.е. он тоже запрещает привитый этрог, но совершенно по другой причине, чем Рамо, и не вступая в противоречие с теми знаниями о прививании, которые располагаем мы сегодня. Мнения наших законоучителей относительно того, как понимать гемару в трактате «Сота», разделились. Рамбам считал, что «орла» отсчитывается по привитой ветке, а в Талмуде описан особый случай: мы не вживляем отдельную, срезанную откудато ветку, а прививаем ветку, которая остается связана с растущим рядом деревом, не срезая ее. Только в этом случае, считал Рамбам, мы отсчитываем годы «орла» по старому дереву, а в случае с прививанием отдельной ветки — от момента прививки.

Рав Эфраим Залман Марголийот писал («Шут Бет Эфраим»), что из разбираемой гемары невозможно ничего доказать. Он считал, что речь идет о прививке в рамках одного и того же вида. Но кто сказал, что в случае с прививанием другого вида ветка аннулируется и законы «орла» не применяются?

Другие подходы и критика

Есть и еще один подход, тоже сформулированный в XVI в. в книге «Левуш»: привитый этрог некашерен, потому что он появился в результате нарушения запрета Торы на «килаим» («смешение видов»), а для заповеди это противно, подобно тому, как гибрид двух кашерных животных не пригоден для жертвоприношения. Это мнение подверглось активной критике и привело к появлению большого количества замечаний от имени многих авторитетов. Назовем основные претензии. Вопервых, в Италии этроги выращивают неевреи — в том числе и для того, чтобы продавать евреям, но, тем не менее, есть 7 Законов потомков Ноаха, в число которых не входит запрет «килаим», а значит, непонятно, почему «Левуш» говорит о том, что привитый этрог появляется в результате нарушения запрета. Это не столь однозначный вопрос, на самом деле, потому что в трактате «Санэдрин» от имени раби Элазара сказано, что потомки Ноаха остерегаются в смешивании плодовых деревьев. Нужно понять, имеет ли их осторожность в этих вопросах статус алахического требования. Вполне возможно, что автор «Левуш» здесь следует мнению Рамбама, которое в данном вопросе отличается от мнений других ришоним: Рамбам приводит в «Законах царей» алахическое решение, что кроме 7 известных заповедей, в которых по всем мнениям обязаны потомки Ноаха, есть еще две, о которых известно по традиции — спаривание разных видов животных и прививание плодовых деревьев.

Вовторых, тот факт, что нарушение запрета с использованием объекта делает этот объект «противным» (читай «непригодным») для исполнения заповеди — это особое правило, касающееся жертвоприношений. Однако существует много доказательств, в том числе из Талмуда, согласно которым такой объект не становится непригодным для заповеди. Например, нельзя пользоваться для исполнения заповеди четырех видов крадеными растениями, но в трактате «Сукка» разбираются подробности в отношении мирта, из которых мы видим, что мирт приобретался у неевреев, в отношении которых было подозрение, что они его присвоили незаконно, отобрав у настоящих хозяев вместе с землей. Но, тем не менее, при определенных условиях его все равно можно купить и использовать. Таз приводит другой пример, доказывающий ошибочность решения автора «Левуш»: ктото поклонялся растущему льну как божеству, потом евреи собрали этот лен и хотят сделать из него цицит — по закону этот цицит кашерен.

Хазон Иш тоже занимался этой проблемой. Он задает еще один очень важный вопрос: кто сказал, что этрог и лимон, с т.з. запрета прививать и скрещивать, являются разными видами? Он подробно обсуждает эту проблему и склоняется к тому, что в данном аспекте они должны рассматриваться как один вид.

Получается очень интересная (и даже парадоксальная) алахическая действительность. В отношении запрета смешивать виды этрог и лимон являются одним видом. Но в отношении нашего вопроса они являются двумя разными видами, которые в сумме образуют третий, непригодный для заповеди.

Привитый этрог второго поколения

Мы до сих пор говорили о привитом этроге первого поколения, о плодах, выросших на привитой ветке. Почти все поским считают, что этот этрог не годится, хотя причины называются разные:

1) Это не этрог (что не соответствует современным научным представлениям), а новый вид (Рамо).

2) Этрог вырос не на том дереве: сама Тора требует, чтобы этот плод рос на дереве, которое производит эти прекрасные плоды (Моше альШих).

3) Прививка является нарушением, и поэтому выросший в результате этого нарушения плод непригоден для исполнения заповеди («Левуш»).

А что будет со вторым поколением плодов, выросшим на дереве, которое появилось из зернышка этрога с некогда привитой к лимону ветки?

Если идти по первому мнению (возник новый вид), то это не этрог. Но по второму и по третьему мнению это совершенно не так: авторы этих подходов не считают, что этот плод не является этрогом, поэтому никакой проблемы с ними нет.

В поиске «чистых» этрогов

Сегодня евреям нет нужды полагаться на нееврейских хозяев отдаленных садов и плантаций — в самом Израиле произрастает множество этрогов, выращиваемых соблюдающими евреями, и этроги там не привиты, или привиты, но на других этроговых деревьях, более мощных. Так почему же наш вопрос столь важен и актуален? Потому что по первому мнению мы должны быть уверены в чистоте родословной этрога. Насколько это реально? Это дискуссионный вопрос. В Израиле сегодня есть такое понятие как «зан Хазон Иш». Любой человек, который хочет хорошо заработать на торговле этрогами, должен использовать «зан Хазон Иш» («зан» — род, разновидность), потому что его предпочитает большинство покупателей. Что это такое? Как известно, Хазон Иш приехал в Эрец Исраэль из Вильно в 1933 году. Он поселился в БнейБраке, но отдыхать ездил в Цфат. Там он гулял. Говорят, что во время прогулок он искал «чистый» этрог — его очень беспокоил этот вопрос. Поскольку никаких документов, доказывающих чистоту родословной тех или иных разновидностей этрогов, разумеется, не было, то он делал различные предположения: например, если в окрестностях Цфата, в горах найдутся этроговые деревья, то их, скорее всего, никто никогда не прививал. Он нашел в горах этроги и использовал их для заповеди. Косточки этих этрогов начали целенаправленно высаживать, возникли плантации и началась торговля. Есть те, кто смеется над этим, называя продукцию с этих плантаций «этроги духа святости»: откуда Хазон Иш мог знать, что именно этот род этрога является чистым? И действительно, проблема в том, что в наших краях невозможно говорить о диких этрогах. Даже если они растут в горах, на пустырях, в безлюдной местности, их не поливают — все равно это культурные деревья, пусть и одичавшие. Поэтому невозможно сегодня говорить об этрогах, которые никогда не культивировались и не обрабатывались. Агрономы рассказывают, что 200 лет назад по всему Средиземноморью распространился грибок, который уничтожал плантации этрогов. И чтобы устоять перед этой эпидемией, приходилось прививать этроги на стволах диких апельсинов. Получается, все этроги — потомки привитых. Есть, конечно, те, кто говорит, что эпидемия могла не добраться в труднодоступные горные районы. Но вопрос о том, существуют ли сегодня в Средиземноморском бассейне «чистые» этроги, вполне легитимен. В связи с этим, некоторые предпочитают использовать йеменские этроги, надеясь на то, что в Йемене сельское хозяйство было очень примитивным и там никогда ничего не прививали. Однако и там никаких гарантий нет. С другой стороны, мы упомянули мнение «Бейт Эфраим», согласно которому никаких проблем со вторым поколением привитых этрогов нет.

Из журнала «Мир Торы»


Глава повествует об одной из самых загадочных заповедей — заповеди о пепле красной коровы. По преданию, ее смысл не смог постичь даже царь Соломон. Также в главе описывается, как еврейский народ скорбел после ухода первосвященника Аарона. А затем, после многолетних странствий, евреи, достигают границ Святой земли. Читать дальше

Недельная глава Хукат

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

Содержание главы: Законы, связанные с ритуальной чистотой (Бемидбар 19:1—22). Смерть пророчицы Мирьям, сестры Моше; чудо с водой, вышедшей из скалы (20:1—11). Всевышний лишает Моше и Аарона права войти в Святую землю (20:12—13). Царь Эдома не дает евреям пройти через свою страну (20:14—21). Смерть Аарона; его сын Элиэзер становится первосвященником Храма (20:22—29). Победа над царем Арада (21:1—3). Ропот на Моше в среде евреев; чудо с медным змеем (21:4—9). Песня о Колодце — благодарность Всевышнему за воду, которую нашел народ (21:10-20). Завоевание царств Сихона и Ога на восточном берегу Иордана (21:21—22:1).

Мидраш рассказывает. Недельная глава Хукат

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы

Словарь для читающих Тору на иврите. Хукат

Рав Аарон Штейман,
из цикла «Словарь ивритских терминов»

Червленая шерсть и другие ключевые понятия недельной главы

Хукат, вопросы и ответы

Рав Хаим Суницкий,
из цикла «Вопросы и ответы по недельной главе»

Вопросы и ответы по недельной главе