Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Идет нарастающая волна возвращения к истинам Торы, захватывающая и вчерашних детей, едва достигших юношеского возраста, и молодых интеллектуалов, только что получивших ученые степени

« Человек ищет истину лишь разумом — и терпит поражение; она дается ему верой — и он принимает ее, а приняв, понимает, что именно к ней стремился его разум».

Этьен Жильсон

«..лучшие из верующих это те, кто верит по своему разумению и в силу традиции. В этом смысл нашей молитвы “Наш Б-г и Б-г наших отцов”; Б-г является нашим Б-гом, потому что мы знаем, что Он является таковым, и потому что наши отцы учили нас этому».

Раби Исраэль Баал Шем Тов (1700-1768 гг.), основатель хасидизма

«Если мы все подчиним разуму, в нашей религии не будет ничего таинственного и сверхъестественного. Если мы нарушим принципы разума, наша религия будет абсурдной и смешной».

Блез Паскаль (1923)

«Знаете ли вы, где обитель Б-га?» — спросил своих учеников раби Менахем Мендель из Коцка (Польша). «Что за вопрос! — засмеялись они. — Разве мы не знаем, что …весь мир наполнен Его славой?!» В ответ медленно и твердо раби произнес: «Б-г обитает там, куда человек допускает Его».

Ор Агануз

Читатель, мужественно добравшийся до этого места в нашей книге, вероятно, находится под негативным впечатлением от только что прочитанных страниц и с нетерпением ждет предъявления часто упоминавшейся «альтернативы» — убедительного подтверждения истинности Торы. Но прежде чем перейти от критического разбора к позитивным положениям, необходимо сделать еще одно отступление. Оно уведет нас с ярко освещенной дороги эмпирических исследований, по которой мы двигались на протяжении двух глав, в несколько более туманную, хотя и не менее реальную, область существования еврейской души.

Абсолютно очевиден тот факт, что, как бы далеко течение времени ни отнесло еврея XX века от надежных причалов его веры, он с неизбежностью продолжает ощущать до боли неразрывную связь со своими корнями. У каждого из нас есть знакомые евреи, которые полностью отошли от иудаизма, но тем не менее ежегодно приходят в синагогу на Йом Кипур, делают взносы в Юнайтед Джуиш Эпил и неизменно выполняют некоторые мицвы — слушание шофара на Рош Ашана, соблюдение поста в Йом Кипур, зажигание ханукальных свечей, совершение пасхального седера или чтение Кадиша.

Кроме этого есть еще одно интересное наблюдение Джекоба Нейзнера. «Самое главное то, — пишет он, — что большинство (американских евреев) воспринимает свою принадлежность к еврейству как факт огромного значения». Учитывая абсолютно секулярную ориентацию основной части еврейского населения Америки, можно задаться вопросом: почему они так последовательны в этом подчинении ритуалу и утверждении своего еврейства, сами будучи не в состоянии дать этому адекватное объяснение?

Другое интересующее нас явление состоит в том, что все увеличивается число евреев, особенно молодежи, которые вернулись к вере своих предков и ревностно придерживаются ее заповедей. Появление этих «возвращенцев», как их называют, не обусловлено никаким географическим, психологическим или образовательным фактором: идет нарастающая волна возвращения к истинам Торы, захватывающая и вчерашних детей, едва достигших юношеского возраста, и молодых интеллектуалов, только что получивших ученые степени. Почему же новое поколение находит в себе силы противостоять разным философско-идеологическим течениям нашего времени и продолжает плыть против секулярного потока?

Неверующий в ответ предложил бы целый воз мирских объяснений описанного выше явления. Сентиментальность, детские воспоминаниня, чувство принадлежности к своему народу и т. д. — согласитесь, все это могло бы заставить современного еврея сделать попытку приобщения к своей почтенной вере. А если речь идет о подростках, то удивительную статистику «возвращенцев», безусловно, могли бы породить юношеский максимализм, неспособность зрело взглянуть в лицо сложностям жизни и другие эмоциональные факторы. Мы могли бы приписать радость, бушующую в день Симхат Тора во дворе Московской синагоги проснувшемуся чувству еврейского национализма. Слезы на глазах израильского солдата у Стены Плача в Иерусалиме могут быть вызваны смесью усталости и патриотического энтузиазма. Одним словом, мы могли бы легко найти много логически состоятельных объяснений глубокому влечению, которое евреи испытывают к своей вере.

Но есть еще одно объяснение этого, казалось бы, необычного поведения со стороны «отчужденных» евреев.

Кое-кому оно может показаться несколько нарочитым, но те, кто не свел свою духовную жизнь до уровня барона Гольбаха, посчитают его весьма обоснованным. Попробуем только на мгновение отвлечься от поверхностного материализма, искажающего наше мышление, только на одну секунду допустить возможность — хотя бы возможность! — иных, недетерминистских, объяснений человеческого поведения, и тогда сразу станет явной истинная причина стремления еврея к вере отцов.

Великие святые и мистики всех традиционных религий всегда говорили о неудержимой тяге человека к поиску Б-жественных установлений в жизни. Редкая цивилизация утверждалась помимо какой-либо сакральной структуры в основании, что документально подтверждено проф. Эриком Вожеленом в его продолжающемся magnum opus «Порядок и история». Известные социологи Эмиль Дуркхайм и Макс Вебер тоже постоянно подчеркивают, что религия — одна из основных составляющих любого прочного человеческого сообщества. Роберт Нисбет, специалист по причинно-следственным отношениям, не устает повторять, что вера — предпосылка, побуждающая человека ступать на путь «обретения общества». Видимо, существует изначальная потребность, таящаяся в сокровенных глубинах человеческой психики, — искать и открывать смысл Б-жественного.

Итак, пытаясь понять суть этого стремления, мы можем рассматривать его либо как догматические секуляристы, а следовательно, весьма однобоко, либо подойти к нему с непредвзятой точки зрения верующих людей. В первом случае мы можем просто социологически подтвердить очевидный эмпирический факт, что человек стремится и всегда стремился к Б-гу, — и на этом остановиться. Но как объяснить, почему эта тенденция столь очевидна?

Конечно, можно рискнуть и принять утверждение атеиста, что сделать так сочла необходимым таинственная сила, именуемая «человеческой природой», или ее равно таинственный двойник — «мать-природа». Однако задай мы несколько бестактный вопрос о том, что конкретно есть «человеческая природа» и почему она в течение веков направляет желания людских сердец к одной цели, наш секулярный оппонент-социолог едва ли найдет ответ. Скорее всего, он начнет рассказывать нам, что какую-то доисторическую эпоху эволюционная предусмотрительность старой благожелательной природы осознала необходимость наличия религиозности в душе человека. Только во всей этой затее с «матерью-природой» есть одна проблема: она запутывает окончательное решение вопроса. Мы можем до конца дней твердить о предусмотрительной заботе «матери-природы» или об извечной «благожелательной тенденции всемирной жизненной силы», но в результате ничего не достигнем. Придавая чисто механическому процессу черты любящей, заботливой, социологически проницательной личности, светские ученые, занимающиеся проблемами общества, демонстрируют интеллектуальнаю неспособность обсуждать то, что выходит за рамки эмпирики.

С другой стороны, люди, приверженные религии, всегда знали, что «землю и ее обитателей» создал Б-г — Мудрый, Всезнающий, Сострадающий Б-г. Более того, верующие сознают, что Сам Б-г вложил в души всех людей, лишенных Его, пронзительное чувство утраты, опустошенности. Именно этим объясняются удивляющие нас факты: о соблюдении еврейских обычаев «отчужденными», о «возвращенцах», исторические факты, документально подтвержденные Вожеленом, социологические факты, приведенные Вебером, Дуркхаймом, Нисбетом и др.

Но если читатель решит, что религиозное объяснение растолкует все загадочные явления, о которых говорилось раньше, он сделает поспешный вывод. К сожалению, мы не можем быть уверены в этом настолько, насколько знаем, что дважды два — четыре. Это весьма обоснованная и убедительная теория, добавит скептик, она, кажется, превзошла все другие, но это не факт и фактом не может быть названо по сути.

Что же, сейчас мы и не просим большего. Мы только хотим, чтобы читатель не отвергал возможность вневременных объяснений человеческой природы, словно сентиментальную фантазию. В еврейском мистицизме особенно большое значение придается неотъемлемой истинности стремления еврея к своему Б-гу и к своей вере. Раби Цви Элимэлех Шапира из Динова (Польша), автор известного труда Бней Исахар, был одним из сторонников этой традиции в период религиозного кризиса, перед лицом которого оказались польские евреи в XIX веке. Он писал:

«Авраам, наш отец, вложил в вечную душу еврея способность верить верой верующего… не требуя доказательств и подтверждений… Б-г сделал это из Своей любви к нам».

Итак, все подтверждает стремление наших душ к Б-гу, но порой на пути этого стремления стоит наш разум. Нам тревожно от дурных предчувствий, мы ощущаем внутри себя мрачную безнадежность и терзаемся от ощущения беспочвенности нашей веры. Люди часто испытывают мучительные сомнения по поводу самых несомненных истин. А поэтому разумно будет не слишком полагаться на какой-то один аргумент, убеждающий в существовании Б-га. В жизненном опыте человека так много переменных, что чрезвычайно благоразумно никогда «не класть все яйца в одну корзину».

А вот что нужно сделать — так это взглянуть на веру как на результат накопленных доказательств существования и милосердия Б-га, доказательств, рожденных стремлением к вере, присущим еврейской душе. К счастью, еврейские философы и теологи за века предложили много способов отыскать в нашей жизни Б-жественную истину. Их аргументы так разнообразны и убедительны, что мы уверенно можем сказать: все важное или, по крайней мере, важное для нас, живущих в XX веке, уже так или иначе сказано. На следующих страницах мы попытаемся эскизно наметить возможные пути, следуя по которым, люди в ходе истории умом и сердцами обретали Б-га. Полное изложение всех доводов в пользу Б-га ортодоксальной веры (для нас — Б-га, Каким Его представляет Тора и еврейская традиция) заняло бы несколько томов. Я попытался сделать все возможное в пределах одной книги, фактически одной главы. Если читатель заинтересуется более подробными сведениями, советую ему обратиться к справочному материалу, указанному в примечаниях к этой главе.

Безусловно, некоторым читателям приведенные ниже доводы покажутся неполными или логически несостоятельными. Этого следует ожидать. Для человека с одним складом ума убедительны исторические доказательства, тогда как другому кажутся неотразимыми классические телеологические или космологические доводы. В наш век очень популярны экзистенциологические исследования природы ортодоксальной религии, но и рассуждения с точки зрения внутреннего закона морали тоже находят сторонников. Итак, есть много путей, которые ведут к Б-гу наших отцов и Его Откровению, что делает честь нашему разуму и нашей душе — средоточию эмоций.

Прежде чем перейти к изложению аргументов, обращаю внимание читателей, что не все доказательства относятся к Б-гу и иудаизму Торы. Некоторые из них — просто авторитетные свидетельства о каком-то Всемудром Сверхсуществе — деистическом Б-ге, если хотите; другие доказательства подтверждают существование милосердного Б-га ортодоксальной религии. И, наконец, третьи свидетельствуют о Б-ге иудаизма.

Наш обзор построен по принципу «от общего к частному». Сначала предложена деистическая, затем общеортодоксальная и в заключение — типично иудаистская апологетика. Кроме того, хотя и были приложены усилия, чтобы ответить на возможную критику каждого доказательства, читатель может почувствовать себя обманутым, если обнаружит, что на его «любимый» вопрос ответили недостаточно полно, а то и вовсе упомянули о нем. Но такова особенность дискуссий, и если только вы не убежденный догматик, то признаете реальную неспособность одного человека собрать все относящиеся к делу данные. И вновь я открыто соглашаюсь с наличием у меня недочетов, состоящих в «допущении» и «опущении», и надеюсь, что читатель воспользуется совокупным эффектом аргументов, а не отдельными доказательствами, которые могут показаться ему натянутыми.

Вера в Б-га и Его Откровение предписана нам Торой. Отсутствие веры у отдельного еврея (в зависимости, конечно, от смягчающих обстоятельств окружения и личностных особенностей) должно рассматриваться как нечто большее, чем простое отсутствие ясности в его философских взглядах. Отсутствие веры есть моральная несостоятельность личности, акт бунта против Б-га (каким бы ужасным это определение ни казалось сложившему модернисту). Природа еврейской души такова, что она может получить дар веры непосредственно от Б-га, без необходимых доказательств, а подчас и вопреки самым убедительным признакам противоположного. Отсюда следует, что вера должна быть доступна каждому еврею, независимо от его теологической проницательности или интеллектуальных способностей.

Но на деле оказывается невозможным достаточно глубоко проникнуть в суть иудаизма Торы, не признав сначала реальность Б-га. Поэтому читатель должен помнить, что нижеследующие доводы касаются только одного аспекта еврейской религии. Они могут помочь в открытии истин иудаизма Торы, но в конечном итоге еврей способен принять «бремя Царства Небесного» по милости Б-га и побуждению собственной души. Итак, приход к вере — поступок не интеллектуальный, а глубоко религиозный. Поэтому молитва и покаяние относятся к Дороге обратно так же, как и умозрительное постижение истин Торы. Как часто повторял раби Моше из Кобрина (Россия), хасидский лидер XIX века:

«Еврей должен осознать, что в глубине души он действительно верит в Б-га. То, что у него нет осознанного понимания этого факта, обусловлено тем, что его душа окутана туманом забвения. Еврей должен верить, что он верит».

С разрешения издательства Швут Ами


Почему люди среднего достатка нередко оказываются более щедрыми спонсорам религиозных учреждений, чем миллионеры? Притча о королевской армии, которую приводит Хафец-Хаим, полностью отвечает на этот вопрос. Читать дальше