Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Всякий, проявляющий осмотрительность на своём пути в этом мире, достоен увидеть спасение от Святого, благословен Он»В. Талмуд, Моэд Катан 5а

Евреям Франции нужна наша поддержка.

Четверо евреев-заложников погибли в парижском магазине кошерных продуктов от рук исламского террориста, который был соучастником двух исламистов, ранее расстрелявших редакцию газеты Шарли Эбдо. Террорист, взявший заложников в супермаркете, был убит, его жене удалось бежать, а расстрелявшие редакцию Шарли Эбдо были ликвидированы полицией во время отдельной спецоперации в окрестностях Парижа.

После нападения на редакцию газеты в социальной сети Твиттер появилось сообщение #Je Suis Charlie, Я — Шарли. Это сообщение было быстро подхвачено миллионами пользователей по всему миру, возмущенными атакой на свободу слова. После атаки на супермаркет в Твиттере также появилось сообщение #Je Suis Juif, Я — еврей, выражающее возмущение атакой на религию. Однако, в отличие от Je Suis Charlie, этот твит не получил широкого распространения и поддержки. Разве свобода вероисповедания менее важна, чем свобода слова? Разве убить человека за то, что он еврей, — меньшее зло? Где волна протеста возмущенных пользователей Твиттера? Ее нет. Евреи, как всегда, оказались в одиночестве.

В прошлую субботу впервые после Второй Мировой войны в главной парижской синагоге не было слышно субботних молитв. Руководители еврейских общин по всей стране призывали евреев соблюдать осторожность и не выходить из дома. Семьи, поколениями жившие во Франции, стали всерьез задумываться об отъезде.

В субботу сотни тысяч людей вышли на улицы Парижа с плакатами «Я — Шарли» в знак протеста против атаки на свободу слова. Плакаты с надписью «Я — еврей» можно было пересчитать по пальцам.

Евреи Франции одиноки, напуганы и подавлены. Им нужны наши молитвы и поддержка. Они должны услышать наши голоса со всего мира: «Я — еврей!»

«Я — еврейка», — сказала моя бабушка Санта-Клаусу в универмаге, вежливо отказавшись от предложенной конфеты.

«Я — еврейка», — сказала моя мама, баллотировавшаяся в Верховный Суд штата Нью-Йорк, отказавшись участвовать в предвыборных мероприятиях в субботу.

«Я — еврей», — сказал мой сын в ответ на вопрос дантиста, почему он носит маленькую вельветовую шапочку.

«Я — еврейка», — сказала я подруге по спортзалу, когда она спросила, слышала ли я о последних событиях во Франции. «Я — еврейка», — сказала я и заплакала. Она посмотрела на меня и ответила: «Я тоже еврейка, и мое сердце разрывается от боли!»

Я — еврейка, и, зажигая в пятницу вечером субботние свечи, я плакала, вспоминая выбегающих в панике из супермаркета заложников с маленькими детьми.

Я — еврейка, и провожая мужа утром в синагогу, я не могла не думать о пустых синагогах Франции.

В субботу мои дети играли в игру под названием «русская школа».

— Что это за игра? — спросила я.

— Очень просто, — объяснили они. — Все знают эту игру. Один из учеников в классе — еврей. Это преступление, и учитель должен найти преступника. Для этого он задает наводящие вопросы: как тебя зовут? Откуда ты родом? Как зовут твою маму?

Я никогда не играла в такую игру и даже не слышала о ней. Почему мои дети, которые растут в благополучной еврейской семье, ходят в еврейскую школу, чьи прапрадеды родились в Нью-Йорке, играют в «русскую школу»? Почему уже в таком раннем возрасте они знают, что их ненавидят за то, что они евреи?

От имени евреев Франции, от имени еврейских детей всех стран я обращаюсь к миру: Je Suis Juif! Мой голос эхом повторяет голоса тех, кто был до меня, кто жил и умер, освящая Имя Творца.

Je Suis Juif! Евреям Франции нужна наша поддержка!

Сара Дебби Гутфрюнд, Aish.com


Принимать обеты могли только по-настоящему Б-гобоязненные люди. Обычный же человек должен придерживаться золотой середины по Рамбаму. Читать дальше