Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Выкупающий пленного за сто динаров или дающий подаяние бедному в сто динаров, что есть все, чего бедному недостает, не сравнятся с тем, кто выкупит десять пленных или восполнит недостающее десяти беднякам, каждому по десять динаров.»Орхот цадиким. Щедрость
Человек, который отдаляется от чего-нибудь, демонстрирует приверженность к его полной противоположности. Духовное продвижение требует интенсивной работы, безделье чревато падением.

3:10

Раби Достаи, сын Яная, от имени раби Меира, говорит: «Если человек забывает (хотя бы) одну вещь из того, что изучил, Писание засчитывает ему это за смертный грех, согласно сказанному (Дварим 4:9): “Только остерегайся и храни свою душу весьма, чтобы не забыл ты тех вещей, которые видели твои глаза”. Может быть, (это остается в силе) даже (в случае), когда он не смог запомнить выученного? Тора говорит (там же): “…и чтобы не отошли они от твоего сердца во все дни твоей жизни”. Мы видим, что он не повинен смерти, пока не сядет и не удалит (изученные слова) из своего сердца».

Все это уже разъяснялось. Мы говорили, что когда человек отделяется от чего-то, он показывает тем самым, что склоняется к противоположности тому, от чего отделился. Так огонь бежит от воды, поскольку вода представляет собой его противоположность. Тора представляет собой духовный разум, а духовность в наибольшей степени обладает существованием, в отличие от материи, существование которой несовершенно: ведь с ней связано исчезновение, о чем мы уже очень много говорили. Поэтому отделяющийся от Торы отделяется от существования, которым обладает только она. Именно в силу этого, если человек забывает хотя бы одну вещь из того, что изучил, он повинен смерти.

Мишна задается вопросом. Предположение, которое она делает, звучит так: Может быть, человек повинен смерти даже в случае, когда он не смог запомнить выученного? Получается, что наказанию не подлежит лишь тот, кто старался запомнить, но это оказалось не в его силах; если же человек не счел необходимым повторять изученное и потому забыл его, из мишны с несомненностью следует, что он тоже называется человеком, забывающим хотя бы одну вещь из того, что изучил. Однако в конце мишна говорит, что забывший слова Торы не повинен смерти, пока сознательно не удалит их из своего сердца! Значит, и первое предположение мишны должно было читаться так: «Может быть, человек виновен, даже если не изгнал слов Торы из своего сердца сознательно?»

На этот вопрос несложно ответить. Мишна вначале предполагает, что стих относится ко всем возможным ситуациям, то есть, утверждает, что всегда, когда что-то из выученного забыто, человек повинен смерти. Поэтому мишна, выясняя, о каких случаях стих все же не говорит, начинает с наименее вероятного. Ведь невозможно сразу предположить, что стих говорит только о том, кто нарочно удаляет из памяти слова Торы: ничто в стихе на это не указывает!

И уж затем мишна сообщает окончательный вывод, что виновен только тот, кто забыл слова Торы нарочно, и основывается она на стихе «…и чтобы не отошли они от твоего сердца». Если бы речь шла о том, что слова Торы забываются, нужно было бы так и сказать: «…и чтобы ты не забыл их». Когда Тора выбирает слово «отошли», она явно указывает на сознательный отказ от слов Учения. Несмотря на то, что выражение «чтобы не отошли», понятое буквально, относится не к человеку, а к словам Торы, которые «отходят» от сердца человека сами по себе, — ведь не сказано «…и чтобы ты не удалил…» — все же стих допускает и такое понимание: «чтобы не отошли они от твоего сердца» благодаря усилиям того, кто отдалит их от сердца, то есть, самого человека.

Почему же, действительно, стих не сказал яснее: «чтобы ты не отбросил их»? Потому, что в этом случае могло бы показаться, что речь шла о человеке, который целенаправленно старается забыть изученное; а на самом деле это неверно. Если человек просто ничего не делает и направляет свое сердце на безделье, он тоже повинен смерти, хотя не старался ничего забыть. Поэтому мишна выражается так необычно: пока не сядет и не удалит их из своего сердца. Мишна имеет в виду именно это: когда человек просто сидит и бездельничает, он уже виновен, и нет надобности в сознательном усилии, направленном на освобождение памяти от Торы…

с разрешения издательства Швут Ами