Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Заповедь о вере в Б-га и запрет поклоняться чему-либо иному — корень всех позитивных и негативных заповедей. Б-г так же единственно Сущий после сотворения мира, как был Он до его сотворения. У человека произнесенное слово — ничто по сравнению с силой речи в душе или тем более с мыслью и только ощущается как нечто отдельное

Всем известно, что повеление и предостережение в отношении идолопоклонства, то есть две первые из Десяти заповедей: «Я — Всевышний, Б-г твой»[1] и «Да не будет у тебя других богов»[2] — основа всей Торы. Заповедь «Я — Всевышний» включает в себя все 248 позитивных заповедей, а «Да не будет» включает в себя все 365 негативных заповедей. И потому мы слышали только «Я — Всевышний» и «Да не будет» непосредственно из уст Всесильного[3], как сказали наши мудрецы, благословенной памяти[4]: потому что они — основа всей Торы[5].

И для того, чтобы это основательно объяснить[6], нужно сначала вкратце напомнить, в чем сущность единства Всевышнего, называемого единым и единственным, — «все верят, что Он один»[7], совершенно так же, как Он был один до сотворения мира, и как написано: «Ты Тот же до сотворения мира, Ты Тот же с тех пор, как и т. д.»[8]. Это значит, что Он абсолютно неизменен, как написано: «Я Всевышний, не изменяюсь»[9]. Ибо этот мир, а также и все верхние миры не производят никакого изменения в Его, благословенного, единстве тем, что они сотворены из ничего. И как был Он один, единый и единственный до их сотворения, так Он один, единый и единственный после того, как Он их сотворил, так как все перед Ним как несуществующее, как ничто и полное небытие. Ибо образование из ничего всех миров, верхних и нижних, их оживление и поддержание их существования, чтобы они снова не стали ничем и небытием, как прежде, — все это только [действие] слова Всевышнего и дыхания уст Его, благословенного, облеченных в них.

Как в душе человека, например, когда он произносит одно слово, сама эта речь — абсолютное ничто даже по отношению к его говорящей душе в целом, являющейся средним одеянием[10] души, ее силой речи, способной говорить бесконечно и безгранично, а тем более по отношению к внутреннему одеянию души — мысли, от которой исходит речь, и она — ее жизненная сила, и нет нужды говорить, [что это так же] по отношению к сути и сущности души, ее десяти категориям[11], упомянутым выше[12], — Хабад и другие, от которых проистекли буквы этой мысли, облеченной в это слово во время его произнесения. Ибо мысль есть также категория букв, как и речь, но это буквы более духовные и тонкие. Десять же категорий, Хабад и т. д., — корень и источник мысли, и в них еще нет категории букв до их облечения в одеяние мысли. Когда, например, появляется какая-нибудь любовь и прельщение в сердце человека: до того, как она поднимается из сердца к мозгу, чтобы о том думать и размышлять, в ней еще нет категории букв, а лишь простое желание и жажда в сердце этой приятной для него вещи. А тем более до того, как появилась эта жажда и прельщение той вещью в его сердце, она была лишь потенциально в его мудрости, и разуме, и знании — ему было известно о той вещи, что она прелестна, и приятна, и хороша, и красива [и что стоит] ее достичь и соединиться с ней, как, например, изучить какую-нибудь мудрость или съесть какую-нибудь вкусную пищу. И лишь после того, как под влиянием его мудрости, и разума, и знания в сердце его уже появилось прельщение и жажда, а затем снова поднялось из сердца к мозгу, чтобы думать и размышлять о ней: как эту жажду осуществить, как достать эту пищу или изучить эту мудрость на самом деле, — вот тогда в его мозгу рождается категория букв, и это такие же буквы, как в языках разных народов, которые с их помощью говорят и размышляют обо всех делах мира.

К главе двадцатой

[1] Шмот, 20:2.

[2] Там же, 20:3.

[3] «Мы» — потому, что души евреев всех времен и поколений присутствовали при даровании Торы. Весь народ ясно слышал только две первые заповеди, обобщающие всю Тору. Остальное было услышано и передано Моше.

[4] Макот, 24а.

[5] Как говорилось в гл. 18 и 19, каждый еврей готов отдать жизнь при испытании его веры в Б-га, не желая быть от Него совершенно оторванным, так как Б-г — корень и источник его души. Так как эти две основные заповеди включают в себя все остальные, все они способны породить в душе подобную самоотверженность силой скрытой любви, — которая есть в каждом еврее.

[6] Объяснить связь веры с позитивными и негативными заповедями.

[7] Из молитв Рош-гашана и Йом-Кипура.

[8] Утренние молитвы.

[9] Малахи, 3:6.

[10] Средним из трех одеяний души: мысли, речи и действия.

[11] Десять категорий души названы здесь сутью и сущностью души только по отношению к ее одеяниям — мысли, речи и действию, а по отношению к сущности души они сами являются одеяниями, так как через них душа проявляется.

[12] В начале гл. 13.


9 Ава были разрушены и Первый, и Второй Иерусалимские Храмы. Эта дата стала наиболее трагическим днем в еврейском календаре. О значении, которое играл Храм, и о самой трагедии разрушения Храма — в данной теме. Читать дальше

История еврейского народа 33. Разрушение Храма

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

9 Ава римляне поджигают Иерусалимский Храм.

Святость Храма и Стены Плача. Законы скорби о разрушении Храма

Толдот Йешурун

В преддверии поста 10 Тевета важно вспомнить основные детали траура по разрушенному Храму и законов, связанных со святостью Западной стены (Стены Плача). Десятого тевета войска Царя Вавилона Навуходоносора начали осаду Иерусалима, которая привела, в конце концов, к разрушению Первого Храма и вавилонскому изгнанию. С разрушением Первого храма мы потеряли великие духовные ценности, которыми народ был благословлён в то время, и потеря их чувствуется во всех поколениях. На десятое тевета распространяются все законы установленных постов: запрет есть и пить с момента появления первого света (амуд ашахар) до появления звёзд, молитвы «слихот», чтение Торы, добавление молитвы «Анену» в шмоне эсре

Пост Десятого Тевета

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Хотя пост 10 Тевета и установлен в знак скорби, охватившей Израиль после разрушения Храма, в память о мучениях, перенесенных его сынами в изгнании, скорбь не может стать главным содержанием этого дня.

Cмысл изгнаний

Рав Берл Набутовский

Всевышний рассеял евреев по миру. Мудрецы Израиля позволили поддержать дух в теле народа.