Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Также пусть человек имеет в виду, что колесо фортуны поворачивается, и рано или поздно он сам, или его сын, или внук будут нуждаться в милостыне. И пусть ему даже в голову не приходит сказать: «Как же я буду растрачивать свои деньги на милостыню?» Поскольку следует ему знать, что деньги эти не его, а лишь даны ему на хранение, чтобы он делал с ними то, чего хочет истинный хозяин их, и это — доля его от всего его труда в этом мире, как сказано: «…и пойдет впереди тебя милостыня твоя».»Кицур Шульхан Арух, законы милостыни
Трижды за Давидом приходили посланцы Шауля, но при виде того, как Шмуэль обучает пророков, они ощущали схождение на них духа святости и присоединялись к ученикам Шмуэля.

На следующий день царь в припадке гнева метнул копье в Давида, как обычно игравшего для него на кинаре, но Давид успел увернуться. С криком «Приколю Давида к стене!» Шауль бросил копье еще раз — и Давид был вынужден бежать от него (I Шмуэль 18:10-11).

Тогда Шауль замыслил извести Давида, сделав вид, что приближает его. Он объявил о своем решении сделать Давида своим зятем, а в качестве свадебного дара Шауль потребовал, чтобы Давид убил не менее сотни филистимлян; он втайне надеялся, что жених и сам погибнет в бою. Однако когда Давид вдвое перевыполнил поставленное условие, царь, скрывая свою вражду, отдал ему в жены свою дочь Михаль (там же 18:20-28).

Тем временем сын царя Йонатан сумел примирить своего отца с Давидом, но, как оказалось, ненадолго. И вскоре в ночной час, когда Давид как прежде музицировал для Шауля, царь вновь метнул в него копье. И Давид, чудом увернувшись от удара, бежал (там же 19:4-10).

В ту же ночь царь послал к его дому стражников, чтобы подстеречь его и утром убить, но жена Михаль предупредила Давида о засаде, и он успел скрыться, спустившись через окно (там же 19:11-17).

Давид бежал в Раму к Шмуэлю, который укрыл его в своей школе пророков (там же 19:18, Раши и Ральбаг). В этом укрытии Шмуэль интенсивно обучал Давида Торе, передавая ему сокровенные тайны, воспринятые им от первосвященника Эли (см.) (Рамбам, Акдамат леЯд Хазака; Мидраш Шмуэль 2:22:4; Оцар ишей аТанах, Давид). В частности, Шмуэль объяснил молодому царю, где, согласно закону Торы, должен быть построен Храм Б-га (Звахим 54б, Раши).

Трижды за Давидом приходили посланцы Шауля, но при виде того, как Шмуэль обучает пророков, они ощущали схождение на них духа святости и присоединялись к ученикам Шмуэля. Наконец, в Раму пришел сам царь, но и он стал пророчествовать вместе с учениками Шмуэля, а Давид тем временем успел скрыться (I Шмуэль 19:19-20:1).

В городе коэнов Нове Давид выдал себя за посланца, выполняющего срочное поручение царя, и его снабдили хлебами, а также дали ему хранившийся там меч Гольята (там же 21:1-10).

В тот же день он пришел в филистимлянский город Гат, рассчитывая, что уж здесь Шауль найти его не сможет. Но его сразу же узнали и привели к царю Ахишу, говоря: «Ведь это Давид, вождь той страны! Это о нем пели в хороводах: Шауль поразил тысячи, а Давид — десятки тысяч!» Испугавшись скорой расправы, Давид притворился перед царем безумным: он неистовствовал, пускал слюни по бороде и делал надписи на створках царских ворот (там же 21:11-14). Давид написал на вратах: «Ахиш, царь Гата, должен мне сто монет, а его жена — пятьдесят». А дочь и жена Ахиша внезапно сошли с ума, и обе кричали и бесновались внутри дворца, а Давид кричал и бесновался у входа (Ялкут Шимони, I Шмуэль, 131; Шохер тов 34). И Ахиш сказал своим приближенным: «Не хватает мне своих сумасшедших, что вы привели сюда еще этого?!» Давида отпустили, и он бежал из пределов филистимлян (там же 21:15-22:1).

На пути из Гата Давид в радости сложил псалом, который так и называется: «Песня Давида, когда он притворился безумным перед Авимелехом[1] и был изгнан, и скрылся». «Благословлять буду Г-спода во все времена, — пел Давид, — хвала Ему всегда на моих устах! …Искал я Г-спода, и Он мне ответил и от всех моих страхов меня избавил» (Теилим 34:1-5).

Давид поселился в непреступной пещере, и туда к нему бежала его семья, а также собрались притесняемые и недовольные люди. Так он стал предводителем отряда в четыреста человек (I Шмуэль 22:1-2). А своих родителей и братьев Давид отвел к царю Моава, попросив: «Позволь моему отцу и моей матери быть у вас, пока я не узнаю, что сделает со мной Б-г» (там же 22:3-4) — он надеялся, что, поскольку его отец происходил от моавитской принцессы Рут, царь Моава не даст их в обиду (Бемидбар раба 14:1).

Позднее, следуя совету пророка Гада (см.), который предвидел, что царь Моава попытается предать его Шаулю, Давид перешел со своим отрядом в пределы колена Йеуды и поселился в лесу Херет (там же 22:5, Перуш р. Йешая). Но как только Давид покинул пределы Моава, царь этой страны убил его семью, и лишь один из братьев сумел укрыться у царя Амона (Бемидбар раба 14:1; Раши, I Шмуэль 22:4).

А через некоторое время к Давиду прибежал коэн Эвьятар, сообщивший, что по приказу царя Шауля были вырезаны все жители города Нов — в отместку за то, что снабдили Давида хлебом и оружием, — и лишь он один уцелел (I Шмуэль 22:20-23). Так Давид обрел близкого сподвижника и советчика, через которого он обращался к Творцу, — ведь Эвьятар, происходящий из рода первосвященника Эли, вынес из Нова нагрудник первосвященника, в который был вложен пергамент с сокровенным Именем Творца. И когда филистимляне вновь вторглись в пределы сынов Израиля, Творец повелел Давиду через Эвьятара: «Иди — и ты победишь филистимлян». А после того как отряд Давида, составлявший уже около шестисот бойцов, одержал победу, Творец предупредил, чтобы они не оставались в освобожденном от филистимлян городе Кеила, так как царь Шауль собирается его осадить, и тогда жители города предадут своего спасителя Давида в руки царя (там же 23:1-13, Мецудат Давид).

Давид со своим отрядом скрылся в пустыне Зиф. Там у него побывал Йонатан, поддержавший его: «Не бойся, ибо не достанет тебя рука Шаула, отца моего, и ты будешь царствовать над Израилем, а я буду вторым после тебя. И Шауль, мой отец, это знает». Давид и Йонатан подтвердили свой союз перед Б-гом (I Шмуэль 23:14-18).

А вскоре в пустыню пришел и сам Шауль со своим войском, так как жители этих мест донесли ему, где скрывается отряд Давида. Но когда в результате длительного преследования войско Шауля окружило отряд Давида у одной из скал, к царю явился вестник, сообщивший, что на страну вновь напали филистимляне, — и Шауль был вынужден прекратить преследование (там же 23:19-28).

С тех пор, когда Давид и его отряд проезжали мимо этой скалы, он и шестьсот воинов, бывших тогда с ним, слезали с коней, склонялись ниц и произносили: «Благословен Тот, Кто совершил для нас чудо на этом месте!» (Шохер тов 18).

В благодарность за это чудесное спасение Давид сложил гимн Творцу, который «избавил его …от руки Шауля». «Я люблю Б-га, Он — моя сила! — пел Давид. — …Окружили меня путы смерти, толпы нечестивцев навели на меня ужас. …И в беде я призвал Г-спода, взмолился к своему Б-гу. Он в Своем Святилище услышал мой голос, моя мольба дошла до Его слуха. …Протянул Он руку из Поднебесья, взял меня, вытащил из нахлынувших вод. Избавил меня от моего могучего врага, от ненавидящих меня, ведь они сильнее меня. Они опередили меня в день беды, но Г-сподь был мне опорой. И Он вывел меня на простор, спас меня, потому что я угоден ему, …ведь все Его законы — со мною, и Его уставы я не отверг. Перед Ним я не лукавил и остерегался греха. И воздал мне Б-г по моей праведности, по чистоте моих рук — перед Его глазами» (Теилим 18:1-25; Шохер тов 18).

Давид воспринимал выпавшие на его долю многочисленные невзгоды как испытания. «Царь Шауль преследует меня не потому, что я согрешил, — говорил он. — Но таков путь Б-га: испытывать страданиями праведных и, если устоят в своей праведности, наградить их за это» (Мецудат Давид, Теилим 11:5). И, тем не менее, в период бегства от Шауля он часто постился, чтобы Б-г увидел его страдания и сжалился над ним. «Мои колени ослабели от поста, — написал он в одном из псалмов, сложенных в те дни, — и моя плоть истощилась» (Теилим 109:24, Радак).

Вместе с тем он не испытывал никакой личной ненависти к Шаулю, причинившему ему столько бед. Давид молил Б-га: «Смилуйся надо мной, чтобы я не попал в руки Шауля, ибо он не пожалеет меня. И смилуйся надо мной, чтобы и Шауль, помазанный царь Израиля, не попал ко мне в руки, — чтобы не попутало меня дурное влечение, и я не убил его» (Шохер тов 7 и 57).

После чудесного спасения от войска Шауля отряд Давида засел в неприступной местности Эйн-Геди (I Шмуэль 23:29). А вскоре туда пришел и Шауль, вернувшийся из похода против филистимлян: вместе с тремя тысячами отборных воинов он искал Давида среди скал, где обитают серны. В час поисков царь зашел по нужде в пещеру, в глубине которой скрывался Давид со своими соратниками. Приближенные шепотом сказали Давиду: «Вот тот день, когда Б-г говорит тебе: Вот, Я предаю твоего врага в твои руки и сделай с ним то, что ты хочешь» (там же 24:1-4, Раши). Да и сам Давид сомневался: может быть, царствование Шауля уже завершилось, и желание Б-га в том и состоит, чтобы он убил Шауля своей рукой. И тогда он решил проверить свои сомнения (Мальбим, I Шмуэль 24:5). Подкравшись, Давид отрезал край плаща Шауля (I Шмуэль 24:5) — и немедленно почувствовал укор совести, как человек, совершивший дурное дело. Из этого он понял, что Шауль — еще царь и помазанник Б-га, и поэтому время его, Давида, царствования еще не пришло (Мальбим, I Шмуэль 24:6). «Не дай Б-г, — прошептал Давид своим людям, — если сделаю я что-либо моему господину, помазаннику Б-га». Давид удержал своих сподвижников, и дал Шаулю, даже не подозревавшему о подстерегающей его смертельной опасности, беспрепятственно уйти (I Шмуэль 24:7-8).

Затем Давид тоже выбрался из пещеры и окликнул уходящего Шауля: «Господин мой, царь!», а когда Шауль оглянулся, поклонился перед ним лицом до земли. «Зачем, — спросил Давид, — ты внимаешь речам людей, говорящих: “Вот, Давид замышляет зло против тебя”? Ведь сегодня ты видишь своими глазами, что предал тебя Б-г в руки мои в пещере, и говорили мне, чтобы я убил тебя, но я пощадил тебя и сказал: “Не подниму руки на моего господина, ибо он — помазанник Б-га”. Взгляни, отец мой, посмотри на край твоего плаща, что в моей руке! Если отрезал я край твоего плаща, а тебя не убил, то знай и пойми, что нет на мне зла или преступления, и не грешил я против тебя. А ты преследуешь меня, чтобы отнять у меня душу! Да рассудит Б-г между мной и тобой, и да отомстит тебе Б-г за меня, но моей руки на тебе не будет. Как говорит старинная пословица: “От злодеев исходит зло” — а моей руки на тебе не будет!» Царь громко заплакал и сказал Давиду: «Ты справедливее меня, ибо ты воздал мне добром, а я воздавал тебе злом. …И теперь знаю я, что ты непременно будешь царствовать, и утвердится в твоей руке царство Израиля. А теперь поклянись мне Б-гом, что не истребишь моего потомства после меня». И Давид поклялся (там же 24:8-22).

Но как только Шауль и Давид расстались, приближенные сказали царю: «Неужели из-за того, что Давид не убил тебя в пещере, он сделался праведником? Да ведь он знал, что если бы он поднял на тебя руку, мы бы изрубили его на куски; вот он и испугался». Шауль тут же внял их словам и вновь пустился в погоню (Шохер тов 58).

Спасаясь от царя, Давид перешел из Эйн-Геди в более далекую пустыню Паран (I Шмуэль 25:1). В те дни он узнал, что недавно, в конце месяца ияр, умер пророк Шмуэль, и перед смертью открыл своим ученикам, что уже помазал на царство Давида вместо Шауля, — и об этом стало известно многим (Мальбим, I Шмуэль 25:1).

Во время пребывания в Паране, в самом начале нового 2884 года /876 г. до н.э./, Давид взял себе еще двух жен: вдову Авигайль, которая была пророчицей и отличалась исключительной красотой, а также Ахиноам (I Шмуэль 25:39-43; Мегила 14а, 15а). Узнав об этом, царь Шауль отдал свою дочь, жену Давида Михаль, другому человеку (там же 25:44, Мальбим). Ближайшие советники царя пояснили, что это разрешено, так как «Давид подлежит смерти за бунт против царя, и он уже все равно, что мертвый» (Берешит раба 32:1).

Вскоре Шаулю донесли, где скрывается отряд Давида, и царь вновь поспешил в погоню. Но ночью, когда Шауль спал посередине стана в окружении своих воинов, Давид сумел прокрасться к нему, забрал его копье и флягу, лежащую в его изголовье (I Шмуэль 26:1-12). Оказавшись в то мгновение рядом с Шаулем, Давид услышал голос своего дурного влечения: «Если бы ты попал к нему в руки, он бы тебя не пожалел. Так и тебе, согласно закону Торы, разрешено его убить, ведь разрешено первым убить того, кто пытается убить тебя» — но Давид сумел преодолеть соблазн и покинул лагерь (Бемидбар раба 15:16). Взобравшись на недоступную для стрел скалу, он криком разбудил Шауля и его воинов, а затем показал им копье и флягу. «Согрешил я, — сказал Шауль. — Возвратись, мой сын Давид, ибо больше я не причиню тебе зла. …Я вел себя глупо и очень ошибался». Но Давид не поверил ему, и, вернув одному из слуг Шауля копье и флягу, ушел к своему отряду (там же 26:13-25, Мецудат Давид).

Чтобы окончательно избавиться от преследования, Давид перешел со своими воинами на территорию филистимлян и попросил у царя Ахиша разрешения поселиться в одном из небольших селений. Получив во владение Циклаг, Давид совершал оттуда набеги на южные города Иудеи и на поселения амалекитян. Он прожил в земле филистимлян чуть более четырех месяцев (I Шмуэль 27:1-11, Раши). А когда филистимляне собрались на войну с сынами Израиля, Ахиш пригласил Давида и его отряд в свое войско, обещав сделать его своим главным телохранителем (I Шмуэль 28:1-2), — но другие филистимлянские князья, не доверявшие Давиду, потребовали, чтобы он покинул их войско (там же 29:2-11).

Вернувшись в Циклаг, Давид увидел, что селение сожжено — выяснилось, что пока он был в походе с филистимлянами, на Циклаг напали амалекитяне и угнали с собой жен и детей, в том числе и жен Давида Авигайль и Ахиноам (там же 30:1-5). Воины Давида готовы были забросать его камнями, утверждая, будто их семьи пленены в наказание за то, что Давид пошел на войну против евреев вместе с Ахишем (Мецудат Давид,I Шмуэль 30:6). Давид вопросил Б-га через коэна Эвьятара: «Погнаться ли мне за этим полчищем? Настигну ли я его?». Ответ был: «Настигнешь и спасешь». Давид догнал амалекитян и истребил их, возвратив всё, что они забрали (I Шмуэль 30:7-26).

А на третий день после того как Давид возвратился в Циклаг, к нему пришел вестник, сообщивший, что царь Шауль и его сын Йонатан погибли в битве с филистимлянами. Вестник принес Давиду царский венец Шауля. Давид и его воины разорвали на себе одежды в знак скорби: в течение всего дня до вечера они постились и оплакивали погибших (II Шмуэль 1:1-12).


[1] Все филистимлянские цари величались титулом «авимелех», так же как цари Египта — титулом «фараон» (Раши, Теилим 34:1).

с разрешения издательства Швут Ами


Хотя Лея и была не самой любимой — свою вторую жену, Рахель, Яаков любил сильнее — именно от Леи ведут свой род половина израильских колен, в том числе, колено Йеуды. И именно Лея похоронена рядом Яковом в Хевроне. Читать дальше