Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
По материалам газеты «Исток»

Тема недельного раздела — рассказ о двадцати годах жизни Яакова, которые тот провел за пределами Святой земли, живя у Лавана, своего дяди, брата Ривки. Много времени прошло с тех пор как первый из наших праотцев, Авраам, получил приказ Всевышнего: «Иди из своей земли, своей родины, дома своего отца — в землю, которую покажу тебе» (Берешит 12:1). Все эти годы праотцы еврейского народа старались не покидать Страну, обещанную навеки им и их потомству. Но вот Яаков вынужден оставить дом своего отца, Ицхака, чтобы бежать за границу — к хитрецу Лавану. Он бежит по совету матери, которая опасается гнева второго своего сына, Эсава, возненавидевшего брата за то, что тот, а не он, получил браху от отца. Но Яаков не собирается пускать корни на чужбине. Еще на выходе из Страны он просит Творца: «(В будущем) верни меня с миром в дом моего отца» (28:21). Эта просьба осталась в веках: каждый раз когда потомство Яакова покидает Страну — вынужденно, по причинам от него не зависящим, — оно знает, что при первой возможности вернется домой, в Израиль. Таков закон нашей жизни, таков закон Торы: никогда не покидать Эрец Исраэль; но покинув — пытаться вернуться.

Сегодняшняя глава обладает одной особенностью. Все остальные недельные главы в Сефер-Торе разделены на тематические абзацы, и только глава Ваеце написана сплошным текстом, без отступлений и пропусков — с начала до конца. Один из мудрецов последнего времени, раби Йеуда Лейб (1847—1905), «адмор» (руководитель) Гурских хасидов, автор глубоких комментариев на Тору, собранных в книгу «Сфат Эмет», заметил, что тем самым нам преподается важный урок: ни на миг не забывал Яаков о Святой земле — с первого мгновения, как покинул ее, и до возвращения. О том же сказала ему на прощание Ривка: «Поживи у него (у Лавана) несколько дней» (27:44). То есть, сколько бы ты ни жил у своего дяди, в любой момент будь готов вернуться назад…

Краткий пересказ содержания главы. Яаков уходит в Харан. Сон, в котором он видит «небесную лестницу с ангелами». Обещание Творца «быть с ним везде, куда он пойдет». Встреча Яакова с Рахелью у колодца. Яаков работает на Лавана семь лет, чтобы получить Рахель в жены. Свадьба. «И оказалось по утру, что вот она — Лея (сестра Рахели)». Яаков становится мужем четырех жен — Леи, Рахели и их двух служанок. Рождение сыновей Яакова. Приведем их имена: сыновья праматери Леи — Реувен, Шимон, Леви, Йеуда, Иссахар, Зевулун; сыновья праматери Рахели — Йосеф, Биньямин (родился позже, при возвращении всей семьи в Эрец Исраэль); сыновья служанок — Дан, Нафтали, Гад, Ашер. Продолжение службы у Лавана. Договор о награде, которую получит Яаков. Яаков покидает Лавана. Погоня. Примирение с тестем. Возвращение в Святую землю…

Один из самых волнующих моментов повествования — любовь Яакова к Рахели. Тора пишет, что «Рахель была красива и станом, и видом (лицом)». Яаков с радостью согласился служить ее отцу семь лет, чтобы получить ее в жены. Написано (29:20): «И работал Яаков за Рахель семь лет. И были они в его глазах, как несколько дней, — из-за любви к ней».

Но вот что интересно. Если он ее любил, то, наверное, хотел побыстрей сыграть свадьбу. Для того, кто ждет радостного момента, время тянется медленно. Почему же здесь сказано, что были они в его глазах, т.е. показались ему, как несколько дней? Что за радость — семь лет безропотно служить за любимую, да еще и считать, что время летит как на крыльях?

Это несоответствие заметили древние мудрецы, а в наше время на него обращают внимание комментаторы, такие, например, как автор знаменитого сборника «Амальбим» (раби Меир Лейбуш, живший в прошлом веке). И вот какое объяснение у них находим. Рахель представлялась Яакову настолько желанной, настолько полной достоинств и высоких душевных качеств, что он был бы рад служить за нее и более долгий срок. Семь лет за Рахель? Яаков обрадовался, когда Лаван согласился на это предложение. Он и сто лет работал бы на Лавана, если бы мог физически, лишь бы жениться на его дочери.

И еще одно замечание: посмотрите — «Показались ему как несколько дней — из-за любви к ней». Здесь главное слово «к ней». Из-за любви к ней. Если бы было написано просто «из любви», то можно было подумать — из чувства влечения (вроде Ромео, который так страстно любил Джульетту, что кончил с собой, когда увидел, что она ему не достанется). У Яакова была любовь, а не страсть. Пожар страсти разгорится в душе человека, побушует и затихнет — у одного через пару дней, у другого через год. Что такое страсть? Желание обладать. Иметь. Немедленно. Как можно скорей. Это не любовь, по крайней мере не любовь к тому, кого «любишь». Это любовь к самому себе: хочу, дайте мне, мое. А здесь написано «из-за любви к ней». К ней, а не к себе. Только такое чувство и называется любовью. Поэтому семь лет для Яакова промелькнули как несколько дней. Но любовь к Рахели не прошла, как не прошла она и за все те немногие годы, что им довелось прожить друг с другом.

Рахель умерла молодой. Любовь Яакова к ней пережила ее. Он просто перенес ее на сына Рахели, на молодого Йосефа. Но об этом — в следующих главах.


Термин «галут» означает «изгнание», насильственную разлуку с прежним местом жительства. Таково единственное значение этого слова в ТаНаХе, в книге пророка Ирмияу Читать дальше

Пламя не спалит тебя. Еврейский народ в двухтысячелетнем галуте

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Пламя не спалит тебя...»

Отрывок из книги рава Ицхака Зильбера

Наш наследный удел 18. Будущая карта Израиля, составленная по древним источникам

Давид Россоф,
из цикла «Наш наследный удел»

Пророк определяет границы и для каждого из двенадцати колен выделяет соответствующий участок земли. Он делит страну на тринадцать протянувшихся с запада на восток одинаковых полос шириной 85 км.

Мекка и Медина. Ислам и иудаизм

С. Бернфельд

Въезд в Медину, второй по святости город мусульман, запрещён как евреям, так и христианам

Послание в Йемен, или Врата Надежды. 1

Раби Моше бен Маймон РАМБАМ,
из цикла «Послание в Йемен»

Один из величайших мудрецов рабби Моше бен-Маймон (Маймонид) составил послание, предназначавшееся евреям Йемена. В этом произведении РАМБАМ предостерегает от заблуждений, связанных с различными мессианскими сектами, а также выражает надежду на скорейшее избавление.