Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Люби мир и добивайся мира, люби людей и приближай их к Торе»Пиркей Авот 1, 12

Немецкая свинина, или о том, как я приехал на Маккабиаду, а попал в ешиву.

5 сентября 2005 года, темы: Ешива, Синагога, Изучение Торы

После синагоги я сидел дома перед куском свинины в тарелке, и не мог ее есть. В этот вечер я проиграл. Страх перед родителями заставил меня съесть бифштекс. До сих пор у меня во рту стоит его мучительный вкус...

В Германию я уехал с родителями лет семь назад. Мы жили на Украине, как все. И нам было интересно, как живется в Европе. Считали, что Германия — это центр Европы. Ведь люди, которые сейчас живут на Украине или в России, считают, что Европа — это что-то особенное.

Все началось с того, что отец мой просто так — на всякий случай — подал анкету. А когда пришло приглашение, стали серьезно об этом думать.

В принципе, главной причиной был я. В материальном плане они жили хорошо, у них был свой круг общения. Но родители решили ехать.

Мне было семнадцать. Чтобы учиться в Германии в университете, надо перед этим закончить школу, то есть иметь аттестат на 13 лет, а мы на Украине учимся всего 10 лет. Поэтому еще 3 года надо было доучиваться.

Без языка как учиться в немецкой школе? Для этого нужны были полугодовые курсы. Я пошел на интенсивные языковые курсы. А чтобы попасть на них, пришлось ждать больше года…

Короче, потерял два года, чтобы попасть на тот уровень, на котором я был на Украине. В Германии это нормально…

Когда я учился там в школе, компания была не очень … ребята, с которыми я общался, потянули меня за собой, я вошел в круг сомнительных удовольствий.

В какой-то момент почувствовал депрессию, стал хуже учиться в школе, остался на второй год. Было внутреннее неудовольствие. Разочарование…

И я решил пойти в синагогу. Такая мысль была давно.

Так в пятницу вечером я в первый раз попал в синагогу.

После синагоги я сидел дома перед куском свинины в тарелке, и я не мог ее есть. Внутри развернулась настоящая борьба. Я был уверен, что маме это не понравиться… В общем, в этот вечер я проиграл. Страх перед родителями заставил меня съесть бифштекс. До сих пор у меня во рту стоит его мучительный вкус…

Второй раз, придя из синагоги, все повторилось. С таким же куском в тарелке у меня опять началась внутренняя буря, но я нашел в себе силы и выдавил :

— Сегодня я не буду кушать свинину.

Тут началось! Они меня атаковали:

— Ты зомбирован! Мы теряем сына! Ты наш единственный ребенок!

Родители мои — люди достачно развитые. Отец — сильная личность, бизнесмен, мама — учитель фортепиано, любит искусства: выставки, театры, обожает музыку… Но поменять их мнение очень тяжело.

У них есть свой образ мышления. Религию они не принимают. Им было трудно… Тогда это был скандал — моя мама знала случаи, когда дети ее сотрудников ударились в религию и перестали общаться с родителями.

Но я не кушал свинину, это был важный шаг.

Мама очень испугалась.

Неприятная ситуация продолжается и сейчас. Хотя сейчас они немного смирились. Но смирились не потому, что поняли, что это не так плохо, а просто увидели, что меня нельзя изменить.Что у меня своего рода сдвиг по фазе.

В Израиль я попал в том году в первый раз: наш Сохнут организовывает бесплатные ознакомительные поездки, особенно для учащихся университетов. Второй раз попал в Израиль, потому что один знакомый мой раввин — он сам хабадник — предложил мне поехать: они в Кфар-Хабад делали программу для «немцев».

Тут мне пришло приглашение на Маккабиаду — еврейские международные спортивные игры.

Я решил разбить поездку: частично для ешивы, частично для Маккабиады. Так я оказался здесь.

Сейчас я учусь в ешиве «Толдот Йешурун», по их программе при ешиве «Мир». Рав Эльман мне сказал, что ешива «Мир» — одна из самых лучших в мире или даже самая лучшая в мире. В то время, что там на Маккабиаде другие играют в шахматы, тренируются и соревнуются, я здесь …

Пока меня устраивает все. Сложности в моем отсутствии опыта учить Талмуд, и в очень слабом знании иврита. Чего-то, что мне не подходило бы здесь, — я не вижу. Пока мне больше нравится с хаврутой, то есть один на один с преподавателем.

Когда сижу на уроке, преподаватель практически не может заниматься моими личными вопросами.

Родители очень переживают, — я у них один.

Я вижу единственный способ, как можно помочь, чтобы кто-нибудь им объяснил. Но пока они не согласны слушать. Отец пытался на меня давить. Я ему аккуратно показывал, что он живет неправильно. Поскольку человеку 50 лет, у него свой образ жизни, на аргументы он не отвечает. Его слова: «Ты меня не переубедишь.»

Я вижу, как в Германии некоторые евреи «освинячиваются».

В общем, считаю, что лучше я папу переделаю, чем материальность жизни его засосет совсем, но похоже, что, судя по всему, моих сил на это не хватит…

Каждый приходит в ешиву по-разному. Но всегда в этом есть ашгаха — Провидение…


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.