Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Если он купил книги на деньги, предназначенные для милостыни, он должен внимательно следить за тем, чтобы постоянно одалживать их другим, если не учится по ним сам — в этом случае ему принадлежит преимущественное право пользования ими.»Кицур Шульхан Арух, законы милостыни
Три особенные недели между 17 тамуза и 9 ава

«Между теснинами» (בין המצרים) — так называются три особенные недели между 17 Тамуза и 9 Ава (в этом году с 24 июля до 14 августа). В это время Закон накладывает на еврея ряд ограничений. Объяснению внутренней логики этих трёх недель посвящена настоящая статья.

Каждая часть года имеет свои особенности и не похожа на другие времена. Она несёт в себе уникальный духовный заряд, по-особенному пробуждающий нашу душу и заставляющий её звучать той единственной мелодией, которую нельзя услышать в другое время года. Есть время, пробуждающее радость — Суккот. Есть время, возвращающее нам ту особую связь с Творцом, которая была во время Синайского Откровения — Шавуот.

И есть время грусти. Грусти о Храме, который был отобран у нас около 2000 лет назад, и до сих пор мы не удостоились того, чтобы он был возвращён.

Вот тут и надо задать себе вопрос: как можно грустить о том, чего не знаешь? Нам не довелось жить во времена Храма и лишь по традиции известно, что было, когда Он существовал.

Итак, как же можно по-настоящему грустить «по заказу» о том, чего никогда не видел?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, постараемся объяснить для себя некоторые аспекты Храма.

Один из гениальных комментаторов Торы, живший в конце 19 века, рав Меир Левуш бен Ихил Михел (МаЛБИМ), приводит высказывание мудрецов, называющих Мир — Большим Человеком, а Человека — Маленьким Миром. МаЛБИМ объясняет это так: Человек и Мир устроены одинаково. Каждому органу тела человека есть соответствующая часть в духовном устройстве мира. И благодаря этому между Миром и Человеком есть органическая связь.

На что это похоже?

Как известно, если положить рядом большую виолончель и маленькую скрипку, настроенные в унисон, можно играть на скрипке, а виолончель будет звучать той же мелодией, поскольку они настроены одинаково. Подобны этому взаимоотношения Человека и Мира: той «мелодией», которую играет Человек, — отзывается Мир. И если человек играет на «скрипке» своего тела прекрасные песни и мелодии в соответствии с приказами Творца и Его Законами, также отзывается «виолончель» Мира песнями радости, веселья и благополучия. А если же человек начнёт издавать унылую какофонию звуков, нарушая приказы Всевышнего и Его Тору, тем же отзывается мир, играя мелодии траура и разрушения.

Как и тело человека, Мир представляет единый организм, все составляющие которого гармонично связаны друг с другом. И так же, как Б-жественная душа оживляет тело, так Воля Всевышнего оживляет этот Мир. И так же, как человек, живущий бездумно и делающий вещи, вредные для здоровья, заболевает — и его душе становится всё тяжелее оживлять тело, так и Мир, в котором люди живут бездумно, совершают преступления, искажается всё больше и больше, и всё меньше становится видимо Б-жественное Присутствие — Душа Мира.

Храм представляет идеальную модель Мира и Человека. (Так, например, МаЛБИМ приводит аналогию между всеми частями Храма и органами тела человека). Он, Храм, настраивает человека на одну «тональность» с Миром и, кроме этого, помогает Человеку и Миру прийти в идеальное состояние. Когда коаним выполняют установленную Творцом Службу в Храме, Мир начинает исправляться, нейтрализуются искажения, внесённые в него людьми и зло, которое прежде было в Мире, исчезает и перестаёт влиять на людей. Также и люди получают силы исправиться, самореализоваться, достичь своего идеального состояния.

В отличие от этого, когда нет Храма, мир погружается в хаос.

Люди перестают быть в гармонии с Миром и друг с другом, нарастает нестабильность, человечество становится всё более и более раздираемо конфликтами. И чем больше зла накапливается, тем больше искажается Мир, он становится «мутным». Б-жественное Присутствие всё больше скрывается. И так как Человек и Мир связаны друг с другом, то зло, накопленное в Мире, начинает всё больше влиять на Человека. И тем больше искажается Человек — и вновь искажает Мир.

Таким образом, мы попадаем в «заколдованный круг», выхода из которого, казалось бы, нет.

Но велика любовь Творца к нам, и он даёт инструмент, позволяющий разорвать этот порочный круг. И инструмент этот называется «Бейн-а-мейцорим» — три недели от 17 Тамуза до 9 Ава.

Как мы уже упоминали, внешняя отличительная особенность этого периода — ограничения. Если говорить в общем, основная цель этих запретов — нейтрализовать действия внешних проявлений Мира на нас, отклониться от всего, что отвлекает, для того, чтобы была у еврея возможность взглянуть «внутрь себя» и задать вопрос:

— Кто есть я, и тот ли это человек, которого зовут моим именем, т.е. стал ли я тем, кем должен стать?

Дело в том, что в душе каждого из нас существует «идеальная модель» того, кем мы должны быть. И это, по сути дела, тот же Храм. Если бы мы всегда соотносили свою жизнь с этим «эталоном», не было бы у нас тех страданий и бед, которые мы имеем. Но проблема заключается в том, что после разрушения Храма данность такова, что Мир заставляет нас сосредотачиваться на внешнем и второстепенном, воспринимать его как главное и отвлекаться от своего истинного «Я», того Храма, который в нашей душе.

Поэтому и приходят эти три недели траура, когда запрещено отвлекаться на внешние, второстепенные вещи — и тем самым нейтрализуется отрицательное влияние Мира на Человека и даётся возможность заглянуть внутрь своей души и найти Храм — своё настоящее Я.

Конечно же, достичь идеала очень тяжело. Что может сказать человек? Всё это хорошо и красиво, но совершенно невыполнимо, нечего даже об этом думать. Лучше буду делать то, что легко и от чего можно получить удовольствие прямо сейчас.

А можно сделать по-другому: попытаться стать тем, кем можешь стать. Проваливаться и начинать всё сначала, и опять проваливаться, и опять начинать и грустить о том, как далёк я от идеала. И эта грусть — тот мостик, который связывает нас с нашим настоящим. Ведь нельзя грустить о том, чего нет. И если мы в состоянии грустить, значит, есть у нас связь с Храмом нашей души и есть надежда, что мы его достигнем.

И поскольку Храм, который в душе каждого из нас, по сути то же самое, что и Иерусалимский Храм, начинаем мы понимать, как далёк мир от своего идеала и как не хватает нам этого идеала. Это и есть грусть по разрушенному Храму.

Сказали наши мудрецы: Тот, кто грустит по разрушенному Храму, удостоится увидеть Его во всём великолепии. Ведь нельзя грустить о том, чего нет, а если мы в состоянии тосковать по Храму, значит, для нас он существует и мы осознаём его великолепие и горе того, что великолепие это пока что не раскрылось, а мир полон бед и несчастий. Поэтому, по крайней мере, становится понятным, к чему надо стремиться и есть надежда, что когда-нибудь мы достигнем цели.

Написано в книге Толдот Адам (глава Матот), что 21 день бейн-а-мейцарим соответствует 21 дню суда от Рош-а-шана до Шмини-Ацерет. И тот, кто удостоится исправить себя в 21 день бейн-а-мейцарим, уже может не бояться Дня Суда, и, наоборот, 21 день от Рош-а-Шана до Шмини-Ацерет станут для него днями милосердия.

Посмотреть все статьи по теме «9 Ава».


Даже тот факт, что обрезание крайней плоти полезно с медицинской точки зрения, не делает этот акт более понятным, ведь наши отцы делали обрезание не из-за этого. Читать дальше