Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
«Склонность давать милостыню — признак принадлежности к потомству отца нашего, Авраама, как сказано: «…ибо знаю Я, что он заповедает своим сыновьям (…) давать милостыню».»Кицур Шульхан Арух, законы милостыни
Особенная любовь Яакова к одному из сыновей стала причиной приближающейся трагедии. Отцу не следует демонстративно предпочитать одного своего ребенка другим детям.

В Пятикнижии рассказывается, как план Творца обретал свое воплощение через судьбы людей. Приход семьи праотца Яакова в Египет и последующий исход из этой страны тоже были частью обширного и разветвленного плана. Основные контуры будущих событий были приоткрыты праотцу Аврааму еще за четыре века до Исхода.

Как уже упоминалось, Творец предрек ему в пророческом откровении: «Ты должен знать, что пришельцами будут твои потомки в чужой стране, их поработят и будут угнетать четыреста лет. Но также народ, который их поработит, будет Мною судим, а они выйдут оттуда с великим богатством» (Берешит 15:1314).

В этом пророчестве было сказано просто «в чужой стране». Но, как повествуется в мидраше, в тот же миг «сар» (высший ангел) Египта вызвался привести этот приговор Творца в исполнение.

— Я могу поработить их в земле, соседствующей с их страной, — с готовностью предложил он, не страшась последующего суда1.

Теперь предстояло заманить семью праотца Яакова в Египет. Но как заставить его покинуть святую землю? В мидраше приведена незамысловатая притча. Резник пытался затащить корову на бойню, а та упиралась. Как он поступил? Затащил на бойню ее теленка, тогда корова сама побежала вслед за ним.

Так поступил Творец. Сначала в Египет попал Йосеф. А затем праотец Яаков пришел за любимым сыном и привел с собой всю семью2. Так заманили Яакова.

Йосеф стал рабом в Египте, причем в рабство его продали родные братья. План Творца воплощался через изломы судеб.

В Пятикнижии рассказывается, что у Яакова было двенадцать сыновей от четырех жен. Но больше всех детей он любил именно Йосефа, первенца Рахели, которая умерла молодой3. Этот сын стал его утешением и отрадой. Когда Яаков смотрел на Йосефа, ему казалось, что он вновь видит перед собой безвременно ушедшую Рахель, которую так любил, ведь Йосеф перенял исключительную красоту и очарование своей матери4. Во время совместного изучения старинных книг Яаков восхищался мудростью юноши, который постигал глубочайшие тайны так, будто был старцем, прожившим долгую жизнь. А когда Яаков состарился и ослаб, Йосеф трогательно заботился о нем, и при ходьбе отец обычно опирался на его руку. Яаков почти не расставался с любимым сыном, и поэтому Йосеф не уходил пасти стада на дальние пастбища вместе с другими братьями5.

Именно эта особенная любовь Яакова к одному из сыновей стала причиной приближающейся трагедии, ведь отцу не следует демонстративно предпочитать одного своего ребенка другим детям6.

Братья завидовали Йосефу, а он часто жаловался на них отцу — ему казалось, будто они нарушают законы праведной жизни. В ответ братья ненавидели его за наушничество7. К семнадцати годам Йосеф стал особенно следить за своей внешностью и одеждой, он даже подвивал волосы8. А его походка выглядела так, будто он, подвешенный нитями к небесам, горделиво и царственно плывет над землей9. В таком поведении находил выражение его врожденный духовный аристократизм10, братья же воспринимали стиль жизни Йосефа как стремление к исключительности и власти. Яаков с болью осознавал, что отношение старших сыновей к Йосефу становится все более враждебным, постоянно возникали ссоры, даже когда Йосеф здоровался с кемнибудь из братьев, ему не отвечали11.

Дополнительным поводом для раздора стали вещие сны Йосефа, о которых он с простодушной доверчивостью рассказывал отцу и братьям. В этих снах он видел, как остальные братья, а также отец, признают его власть над ними. Ему снилось, будто он с братьями собирает в поле снопы — и вдруг его сноп становится посередине, а снопы братьев падают перед ним ниц. В другой раз ему снилось, будто солнце, луна и одиннадцать звезд кланяются ему до земли. Услышав пересказ этих снов, старшие братья с горькой иронией спрашивали: «Ты хочешь стать нашим царем? Править нами собрался?»12

В присутствии других сыновей Яаков тоже упрекал Йосефа за его сновидения, но он понимал, что в них скрыты пророческие откровения, и эти сны сбудутся.

Яаков записывал сны сына в особый свиток, как записывают пророчества. Он даже помечал, когда и где Йосеф видел тот или иной сон13. Однажды, когда старшие братья перегнали стада на тучные пастбища возле Шхема и долго не возвращались, Яаков попросил Йосефа проведать их, и тот ответил: «Я готов»14. Хотя Йосеф знал, с какой ненавистью относятся к нему старшие братья, и боялся их, тем не менее, он не хотел преступать волю отца15. Несмотря на свою старость и слабость, Яаков сам проводил Йосефа до дороги, идущей от Хеврона на север16. Почему Яаков, знающий, что братья ненавидят Йосефа, всетаки послал его к ним?

В Пятикнижии написано, что Яаков отправил сына «из долины Хеврона» (ןֹורְבֶח קֶמֵעֵמ — «меэмек Хеврон»)17. Слово קֶמֵע («эмек») родственно слову קומע («амок» — глубокий). В мидраше говорится, что Йосеф «отправился, чтобы воплотить глубокий замысел Творца», который был открыт только праотцу Аврааму, похороненному в Хевроне18. Таким образом, оба слова — и «эмек» («долина»), и Хеврон — намеком указывают на подлинную причину происходящего. С выходом Йосефа из Хеврона началось осуществление давнего плана19.

Возле Шхема Йосеф встретил путника, подсказавшего ему, что братья перегнали стада в местность, называемую Дотан20. По свидетельству мидраша, этим путником был ангел Гавриэль21. Он был послан в эту пустынную местность специально ради того, чтобы Йосеф и братья не разминулись22.

2

Приближаясь к Дотану, Йосеф издали заметил братьев на вершине высокого холма. Как только он подошел, один из них — Шимон — набросился на него, сорвал с него подаренную отцом полосатую рубашку и столкнул в глубокую яму23.

В мидрашах разъясняется, что братья, увидевшие с вершины холма приближающегося Йосефа, решили воспользоваться сложившейся ситуацией, чтобы покарать его за доносительство и наушничество. Пока Йосеф приближался к холму и поднимался по крутому склону, они устроили настоящее судебное разбирательство.

Шимон потребовал для доносчика смертной казни. Его поддержал и Леви. 24 Братья Йосефа считали, что своими «доносами» он стремится отдалить их от отца, и боялись, что он захватит власть над семьей, лишит права наследовать Святую Землю, ведь из двух сыновей Авраама это право наследовал только Ицхак, а из двух сыновей Ицхака — только Яаков!

Кроме того, в семье хранилось пророческое предание о том, что в будущем еврейский народ объединится вокруг царейпотомков Йеуды, а не потомков Йосефа, поэтому братья судили Йосефа как бунтовщика, восстающего против законного главы рода25.

Тем не менее, старший из братьев Реувен решительно возразил:

— Не грешите против отрока! Он не замышляет против нас дурное. Все его проступки — от его юности26.

Реувен боялся, что отец обвинит в гибели Йосефа именно его — старшего из братьев, который мог и должен был остановить остальных. Так что когда другие братья стали настаивать на смертной казни, Реувен сказал:

— Не будем его убивать! Не проливайте кровь! Бросьте его в яму в этой пустыне, но не налагайте на него руки!27.

Братья решили, что и он согласен казнить Йосефа, но лишь предлагает такой способ казни, при котором на их руках не окажется крови брата. На самом же деле Реувен намеревался, улучив удобный момент, извлечь Йосефа из ямы и отправить обратно к отцу28.

Под влиянием Реувена братья постановили поместить доносчика в глубокую яму — если он невиновен, то спасется, а если виновен — то погибнет в пустыне от голода и жажды. Как только Йосеф приблизился, Шимон сорвал с него рубашку и столкнул в находящийся неподалеку пустой колодец.

Йосеф громко взывал к братьям:

— Что я вам сделал?! В чем я согрешил? Неужели вы не боитесь Б-га, что так со мной поступаете?! Ведь я — ваша плоть и кровь, и ведь ваш отец — это и мой отец!

Но братья отошли подальше от ямы, на расстояние выстрела из лука, чтобы не слышать его воплей и плача29. Позднее они сели за трапезу30, а Реувен ушел от них на склон одной из соседних гор, выжидая удобного момента для осуществления своего плана31.

3

Но события развивались самым неожиданным образом. Во время трапезы братья различили на горизонте караван ишмаэлитян, направляющийся в их сторону. Караван медленно приближался, и Йеуда, который тоже желал избавить Йосефа от смерти, предложил продать его в рабство этим купцам. Ведь он видел, что Шимон и Леви всё еще желали крови доносчика и рассчитывали, улучив удобный момент, казнить его своими руками.

— Чего мы достигнем, если убьем своего брата, а кровь его скроем? — сказал им Йеуда, а затем обратился к остальным: — Продадим его лучше ишмаэлитянам, а нашей руки на нем не будет. В конце концов, он же наш брат, наша плоть и кровь32!

Тем временем в другом направлении мимо ямы, скрытой от братьев скалой, проходили семеро купцов из Мидьяна. Услышав жалобный голос Йосефа, они вытащили его и повели с собой33. Увидев Йосефа, который шел с купцами, Шимон остановил их и потребовал вернуть пленника, всё еще надеясь казнить его своими руками.

Он грозно спросил купцов:

— Почему вы захватили нашего раба?! Ведь это мы посадили его в яму за то, что он взбунтовался против нас! Отдайте нам нашего раба.

Но купцы возразили:

— Неужели он ваш раб? Скорее уж все вы — его рабы, ведь он выглядит красивей и благородней, чем любой из вас. Так зачем же вы пытаетесь нас обмануть?! Мы нашли этого юношу в яме в пустыне и возьмем его себе.

Тогда Шимон потребовал:

— Верните нам нашего раба, а иначе падете от меча.

Купцы выхватили свои мечи, чтобы защищаться, но когда Шимон ринулся к ним с грозным боевым кличем, они испугались и вкрадчиво предложили сделку, поскольку красивый юноша приглянулся им:

— Зачем вам раб, который восстает против вас?! Продайте его нам за цену, которую вы назначите34.

Поняв, что братья готовы его продать, семнадцатилетний Йосеф взмолился о пощаде, но братья не смилостивились35. По настоянию Йеуды, его продали мидьянским купцам за двадцать серебряных монет36.

Эта сделка состоялась вопреки воле Шимона, считавшего, что уж лучше пусть Йосеф погибнет, чем отправится к иноземцамидолопоклонникам37.

Так осуществился план Б-га, не желавшего, чтобы братья убивали Йосефа. В мидраше отмечается: в заслугу того, что Йеуда избавил братьев от намеренного убийства, его потомки удостоились основать царскую династию Давида38.

Когда стемнело, Реувен вернулся к заброшенному колодцу, и поскольку никого из братьев поблизости не оказалось, он решил, что подходящий момент настал. Он позвал: «Йосеф! Йосеф!», но никто не ответил ему. Реувен подумал, что Йосеф умер от страха или его ужалила ядовитая змея, а братья извлекли тело. Реувен в горе разорвал на себе одежды и, вернувшись, к братьям сказал:

— В яме его нет. Если Йосеф погиб, как я вернусь к отцу?!

Но когда он увидел смущенные лица братьев, к нему пришла страшная догадка.

— Вы убили Йосефа?! — закричал он. — Куда я теперь пойду, ведь отец спросит с меня за него!

Тогда братья рассказали ему о том, как проходившие мимо купцы вытащили Йосефа из ямы и увели в рабство.

— Что же вы наделали?! — с горечью спросил Реувен. — Ведь отец от горя сойдет в могилу!

В ответ братья сообщили, что они поклялись друг другу не открывать отцу правды о том, что на самом деле произошло, и Реувен присоединился к их клятве39.

На общем совете они решили пропитать сорванную с Йосефа рубашку кровью зарезанного козленка и отнести к отцу, сказав, что нашли рубашку в пустыне. Когда они вернулись в Хеврон, именно Йеуда сообщил отцу:

— Мы нашли эту рубашку, залитую кровью, в пустыне, недалеко от Шхема. Узнаешь ли, это одежда твоего сына или нет?!

Яаков зарыдал и упал на землю. Тогда Йеуда приподнял голову отца, положил к себе на колени и тоже заплакал.

— Дикий зверь растерзал его! — причитал Яаков. — Растерзан Йосеф40!

В мидрашах рассказывается, что братья, увидевшие страшные страдания отца, раскаялись в содеянном и отвернулись от Йеуды. Они сказали ему: «Мы считали тебя главой. Ты предложил продать его, и мы тебе подчинились. Если бы ты предложил возвратить его к отцу, мы бы тоже тебя послушались»41.

Позднее Яаков отправил сыновей в пустыню на поиски останков Йосефа, но они ничего не нашли42.

Вместе с тем, по свидетельству мидраша, Яаков не поверил в то, что Йосеф погиб, и именно поэтому он не мог утешиться. Ведь если человек действительно умирает, то боль потери постепенно ослабевает. Однако отцовское сердце подсказывало Яакову, что Йосеф попрежнему жив, но с ним произошла большая беда43. Потрясение, пережитое им, было настолько сильным, что после сообщения об исчезновении Йосефа, он утерял свой дар провиденья, ведь дух пророчества не пребывает на человеке, охваченном глубокой скорбью. Так что в течение двадцати двух последующих лет Яаков не мог узнать, что на самом деле произошло с его любимым сыном44. Возможно, он все же подозревал, что сыновья намеренно скрывают от него правду, ибо все эти годы упрекал себя за то, что отправил Йосефа одного, зная, с какой ненавистью относятся к нему братья45.

Продажа Йосефа в рабство стала первым звеном в цепи событий, которые привели семью Яакова в Египет. Причины и следствия перепутались. С одной стороны, продажа Йосефа была причиной того, что праотец Яаков привел евреев в Египет. С другой, Йосефа продали именно потому, что, согласно плану Творца, евреи должны была оказаться в Египте. Именно эта идея была подлинной причиной его продажи46.

4

Мидьянские купцы повели Йосефа на восток. Но вскоре они раскаялись в том, что купили этого красивого юношу. Ведь, возможно, он был украден теми, кто его продал, а теперь его начнут разыскивать и, обнаружив в караване, обвинят их в краже. Тогда они перепродали Йосефа за двадцать сребреников идущему навстречу каравану ишмаэлитян — тому самому, который издали заметили братья Йосефа47.

Новые хозяева посадили Йосефа на верблюда и повезли в Египет. По пути Йосеф умолял своих хозяев отвезти его к отцу, твердил, что тот богач и щедро наградит их. Но ему не поверили.

— Ты раб! Если бы у тебя, действительно, был отец, то тебя не стали бы продавать в рабы, да еще за такую мизерную цену.

Ишмаэльтяне продолжали путь, а Йосеф горько плакал от того, что с каждым шагом отдаляется от отца и от своей земли. Тогда его стащили с верблюда и заставили идти пешком. Йосеф шел, рыдая в голос:

— Мой отец! Мой отец.

Погонщики избивали его48.

Недалеко от границы с Египтом ишмаэлитяне вновь перепродали беспокойного раба другим купцам (потомкам Медана, сына праотца Авраама от его жены Ктуры), те привели его к сановнику фараона по имени Потифар, так как было известно, что этот царедворец ищет красивого раба.

При покупке Потифар заподозрил, что юноша похищен из какойто знатной семьи, и его будут искать.

— Этот юноша — не раб и не сын раба, — сказал он. — Я вижу, что он благородной крови.

Только после того, как купцы привели к Потифару ишмаэлитян, подтвердивших, что они купили Йосефа как раба в стране Кнаан, сделка состоялась. Потифар заплатил за прекрасного юношу четыреста серебряных монет49.

В Талмуде и мидрашах повествуется, что этот египетский сановник занимался мужеложством, и он купил красивого юношу для удовлетворения своих порочных страстей. Однако в тот же день Потифар стал евнухом. По одной из версий, он внезапно лишился мужской силы50. А по другой, в этот день его назначили начальником дворцовой стражи и, согласно требованию египетского закона, оскопили, ведь теперь он был вхож в личные покои фараона.

Йосеф провел у Потифара двенадцать месяцев, работая в поле и в доме51. Любая порученная работа ему удавалась. Через некоторое время Йосеф завоевал такое расположение хозяина, что стал его ближайшим помощником, а затем и управляющим всем его хозяйством52. Получив власть над домом своего господина, Йосеф стал сытно есть и пить и даже подвивал волосы, как делал в доме отца53.

Вскоре на него «положила глаз» жена Потифара по имени Зелиха54. Трижды в день она сменяла наряды, чтобы привлечь к себе его взгляд55. Один раз, улучив момент, она обхватила Йосефа и, потянув его за одежду, приказала:

— Ложись со мной.

Но он отстранился от нее со словами:

— Господин мой даже не знает, что происходит в доме — он доверил мне всё, что имеет. …Ничего от меня не скрывает, кроме тебя — своей жены. Как же я могу сделать такое зло, согрешив перед Б-гом56?!

Зелиха обещала подарить тысячу слитков серебра за уступку, но он не захотел ее слушать57. С тех пор жена Потифара «заболела любовью»58. Однажды в праздник, посвященный разливу Нила, все домочадцы Потифара отправились на языческое капище, но она, сославшись на болезнь, осталась дома вдвоем с Йосефом, который вообще избегал праздников идолопоклонников. Зелиха нарядилась в свои лучшие одежды, умастилась благовониями и вышла к нему. Схватив его за плащ, она вновь потребовала:

— Ложись со мной!

Юный Йосеф уже был готов уступить, но в последний момент сумел обуздать свое природное вожделение и отстранился. Зелиха попыталась его удержать за край одежды, но он выбежал из дома, оставив свою верхнюю накидку в ее руках59. Оставшись одна, она обнимала и целовала его одежду60, а затем измазала свою простыню белком сырого яйца, который внешне напоминает мужское семя, и как только слуги возвратились домой, позвала их:

— Посмотрите на пятна, которые оставил здесь этот рабеврей! …Он пришел лечь со мной, но я громко закричала! Услышав мой вопль и крик о помощи, он убежал и оставил у меня свой плащ61.

Едва Потифар вернулся домой, его жена выбежала к нему, причитая:

— Рабеврей, которого ты нам привел, пришел насмехаться надо мной. Но когда я закричала и позвала на помощь, он убежал, оставив у меня свою одежду62.

По приказу Потифара Йосефа избили до полусмерти63. Тем временем жрецы, к которым Потифар обратился за советом, рекомендовали проверить испачканную простыню Зелихи. При проверке обнаружили, что это яичный белок, и Йосефа не казнили64.

Потифар заключил его в темницу, где находились провинившиеся царедворцы65. По обычаю того времени, заключенных держали в специально вырытом подземном каземате. Сверху было небольшое отверстие, через которое спускали пищу, через него узники могли видеть солнечный свет66.

После короткого взлета к власти Йосеф вновь оказался в яме. Он опять угодил в заботливо расставленную ловушку. Но это падения было необходимо для последующего стремительного подъема.

5

Йосеф провел в заточении двенадцать лет67. Постепенно он завоевал доверие смотрителя темницы, который передал под его управление всех заключенных. Со временем Йосеф распоряжался в темнице точно так же, как до этого в доме Потифара.

На десятый год его заключения в темницу были брошены виночерпий и пекарь фараона, перед которым они провинились. Однажды Йосеф истолковал сны, приснившиеся этим двум сановникам в одну и ту же ночь. Он предсказал, что через три дня фараон казнит пекаря и освободит виночерпия, и попросил виночерпия: «Когда пойдут твои дела хорошо, …вспомни обо мне и упомяни перед фараоном. Может быть, ты сможешь меня вызволить из этого места, ведь я был похищен из земли евреев, и не сделал ничего недостойного, чтобы держать меня в этой яме».

Через три дня фараон, действительно, приказал казнить пекаря и возвратить на службу виночерпия, как и предсказал Йосеф, но виночерпий о нем забыл68. А еще два года спустя Йосефа внезапно вызволили из ямы, постригли, переодели и спешно доставили во дворец к фараону. Владыка Египта сам рассказал Йосефу, что ему приснился сон, который никто не смог разгадать. А поскольку слышал от своего виночерпия, что Йосеф обладает удивительной способностью точно толковать сны, то обратился за разгадкой к нему. Фараон рассказал, что ему приснилось. Выслушав его, Йосеф объяснил, что в этом сновидении Б-г открыл фараону будущее: вскоре начнутся семь лет изобилия, а затем семь лет страшного голода, который опустошит страну. Йосеф посоветовал фараону поставить над Египтом прозорливого и мудрого визиря, который будет в годы изобилия собирать урожай по всей стране в хранилища фараона, а в годы голода — кормить народ из этих запасов. Тогда страна не обезлюдеет и не погибнет69.

Фараона особенно поразила феноменальная прозорливость этого молодого рабаеврея: ведь, когда он рассказывал Йосефу сон, то, желая проверить его, сознательно изменял некоторые подробности, и Йосеф каждый раз поправлял его, говоря: «Ты видел не так, а так!»70

Все же фараон недоверчиво спросил:

— Кто знает, верна ли твоя разгадка?

Тогда Йосеф сказал ему:

— Вот тебе знак, что моя разгадка верна и совет хорош. Сегодня твоя жена должна разрешиться от бремени, и у нее родится сын. У тебя будет великая радость. Как только родится этот младенец, умрет твой сынпервенец, родившийся два года назад, но ты утешишься сыном, который родится сегодня. Действительно, сразу же после того, как фараон повелел увести Йосефа, ему сообщили о счастливом рождении сына, а затем на полу дворца нашли умершего первенца фараона71.

Тем временем Йосефа возвратили в темницу, но на следующее утро вновь доставили во дворец. Фараон объявил, что назначает его своим главным визирем — правителем Египта, которому поручается подготовить страну к годам голода. Фараон снял со своей руки перстень, которыми он ставил печати на свои указы, и передал его Йосефу как символ власти.

По приказу фараона Йосефа облачили в драгоценные одеяния и золотую корону, а затем провезли по столице на царской колеснице. Его сопровождали сорок тысяч служителей фараона и множество музыкантов, а впереди процессии бежали вестники, объявляя о приближении наместника царя72.

По всему пути его следования египтянки стояли на крышах домов и на стенах, чтобы хорошо его разглядеть. Многие из них бросали в его колесницу золотые кольца и ожерелья, надеясь, что он взглянет на бросивших, но тот не поднимал глаз.73 Для того чтобы возвеличить Йосефа в глазах египтян, фараон передал ему во владение многочисленные виноградники и поля.

За три года для него был возведен огромный дворец рядом с дворцом фараона. Под начало Йосефа было отдано также войско фараона, состоящее из сорока тысяч шестисот опытных ратников, и он совершил несколько военных походов, в том числе разгромил мощную армию из Таршиша74.

Но главное, по его приказу возводились специальные амбары. С первых лет его правления урожаи были настолько изобильными, что в созданные им государственные хранилища стекались со всей страны огромное запасы зерна75.

Но семь лет спустя Нил совершенно обмелел. Началась засуха, а затем голод, как и предсказал Йосеф. Вся страна устремилась к нему за спасением76.

В первый же год голода египтяне выменяли на зерно все свои деньги и весь свой скот. При продаже зерна Йосеф проявлял абсолютную порядочность: всю полученную прибыль он передавал в сокровищницу фараона77.

На второй год голод заставил египтян продавать свои поля, а затем и самих себя в рабы фараону. Йосеф постановил, что они попрежнему будут обрабатывать свои поля, но пятую часть урожая станут отдавать в хранилища фараона78. Только землю жрецов он оставил в их полном владении, обеспечив их пропитанием от фараона. Это была благодарность за то, что они спасли ему жизнь, подсказав Потифару, как проверить истинность обвинений его жены79.

Уже с первых лет засухи в Египет стали прибывать голодающие из соседних стран — Финикии, Аравии и Кнаана80. Постепенно Йосеф собрал в особых хранилищах все золото и серебро из окружающих стран81.

К сорока годам недавний узник и раб стал правителем богатейшей державы мира.

6

Йосеф понимал, что рано или поздно за зерном придут и его братья. В связи с этим он ввел ряд непреложных правил, о которых было объявлено во всех окружающих странах. Он запретил посылать для покупки зерна рабов, а также продавать одному человеку больше, чем поместится на одном осле.

Теперь он мог быть уверен, что братья явятся к нему сами и все вместе. Он также повелел стражникам на всех заставах записывать имя каждого приходящего за зерном, и все списки по вечерам доставлялись к нему82.

Тем временем десять братьев во главе с Реувеном отправились в Египет, где по слухам еще можно было закупить зерно. Лишь самый младший из них, Биньямин, остался с отцом в Хевроне83.

По пути братья решили во что бы то ни стало разыскать Йосефа и выкупить его из рабства, а если потребуется, то и освободить его силой.

Братья вошли в столицу Египта через десять разных ворот, с десяти различных сторон, и в течение трех дней вели поиски. Вот однажды Йосеф увидел в ежедневном отчете имена «Реувен, сын Яакова», «Шимон, сын Яакова», а затем и имена других восьми братьев. Тогда он повелел закрыть все зернохранилища, кроме одного, начальнику которого он передал имена братьев, поручив схватить этих иноземцев, как только они явятся за зерном, и привести к нему во дворец. Но прошло три дня, а братья не появлялись. Тогда Йосеф отправил на поиски семьдесят стражников, и они схватили братьев в квартале блудниц84.

Когда братьев привели к Йосефу, он сразу же их узнал. Но они не поняли, кто перед ними. Йосеф был безбородым юнцом, когда расстался с ними, к тому же они не могли себе даже представить, что юноша, которого они продали в рабство, мог стать правителем этой могучей страны85.

Он сидел перед ними на троне в драгоценных одеяниях из тончайшей льняной ткани и пурпура, а его голову украшала золотая корона. Его окружали могучие стражники86.

Как только братьев ввели, они поклонились перед ним до земли — и Йосеф вспомнил сны, которые снились ему в юности87. Ведь еще когда он разгадал сновидения фараона и был поднят к вершине власти, Йосеф понял, что его собственные сны сбудутся именно в Египте. Теперь до полного осуществления первого из них, в котором «снопы» всех братьев поклонились до земли «снопу» Йосефа, не хватало только присутствия Биньямина. А для осуществления второго сна в Египте должны были оказаться его отец Яаков и Билга, воспитавшая его вместо матери. Хотя Йосефу очень хотелось сразу же открыться братьям и быстрее отправить их за отцом, он решил сделать так, чтобы его пророческие сны осуществились в том порядке, в котором они ему были явлены88.

Ведь Йосеф знал, что его сны выражают волю Творца, он по своей великой праведности не мог действовать вопреки этой воле — наоборот, делал все возможное, чтобы предопределение Небес осуществилось89.

Так что Йосеф сурово обвинил братьев:

— Вы лазутчики и пришли высматривать, как напасть на нашу страну90.

Когда же они, оправдываясь, сказали, что пришли в Египет за зерном, Йосеф поинтересовался, почему они вошли в столицу через десять разных ворот, а через три дня оказались все вместе в квартале блудниц. Братья ответили, что они искали того, кого потеряли. И Йосеф понял, что они искали его, ведь такого красивого раба, как он, могли продать именно в квартал развлечений.

Он приподнял свой драгоценный кубок, постучал по нему и сказал братьям:

— Я вижу в своем магическом кубке, что много лет назад …вы продали своего младшего брата в рабство.

Братья затрепетали.

— За сколько монет вы его продали? — спросил Йосеф.

— За двадцать сребреников.

— А если бы вам предложили выкупить его за двадцать сребреников, как бы вы поступили?

— Выкупили бы его.

— А если бы у вас попросили за него в два раза больше, вы бы согласились?

— Да.

— А если бы его господин отказался взять за него даже тысячу золотых монет, как бы вы поступили?

— Мы бы вступили за него в бой, чтобы либо убить его господина, либо самим погибнуть! — ответили братья, и, понимая, что от ясновидящего правителя невозможно ничего скрыть, они признались, что обыскивали египетскую столицу именно для того, чтобы вызволить своего брата91.

Пытаясь завоевать доверие правителя, они рассказали ему о своем старом отце, который послал их за зерном, оставив при себе лишь самого младшего из них — Биньямина.

— Приведите ко мне вашего младшего брата, — сурово сказал Йосеф. — Только тогда я поверю вашим словам, иначе вы будете казнены как лазутчики.

После допроса Йосеф заключил их под стражу. На третий день он сказал им:

— Я боюсь Б-га! Если вы, действительно, невиновны, то пусть один из вас останется в тюрьме, а вы отвезёте купленный хлеб своим голодающим семьям, и затем приведите ко мне своего младшего брата, чтобы подтвердилась правота ваших слов.

Тогда один из братьев сказал другим, не зная, что Йосеф их понимает:

— Эта беда постигла нас за то, что мы продали нашего брата. Ведь мы видели его страдания, но не слушали, как он умолял нас!

Реувен на правах старшего брата сурово упрекнул остальных:

— Я же вам говорил: не совершайте греха против юноши, а вы меня не послушали, и теперь его кровь взывает к вам.

Услышав эти слова, Йосеф вышел в другую комнату и заплакал. Вернувшись, приказал на глазах у них заковать в цепи Шимона, ведь именно Шимон столкнул его в яму и стремился его убить92. Узнав, что выбор правителя пал на него, Шимон упрекнул братьев:

— Как вы когдато продали Йосефа, так теперь бросаете и меня!

Но они ответили:

— Что мы можем поделать? А иначе наши семьи умрут от голода!

— Поступайте, как знаете, — горько сказал Шимон.

На глазах у братьев Шимона заковали в цепи и увели в темницу. Но как только братья покинули город, Йосеф повелел выпустить Шимона из темницы и отвести ему особую комнату во дворце, где его кормили и обслуживали, как почетного гостя, а не как пленника93.

7

На обратном пути из Египта братья в страхе обнаружили, что всё серебро, которым они заплатили правителю страны за купленное зерно, вновь оказалось в их дорожных котомках. Ктото незаметно подсунул им эти деньги вместе с провизией на дорогу.

Братья встревожено спрашивали друг друга:

— Что это сделал Б-г с нами? Где Его милосердие, которое Он всегда проявлял к нашим отцам Аврааму, Ицхаку и Яакову? Почему теперь Он отдал нас в руки правителя Египта, который издевается над нами?

А Йеуда сказал:

— Мы виноваты и грешны перед Б-гом, потому что продали нашего брата, плоть нашу!

Так зачем же говорить: «Где милосердие Б-га, которое Он проявлял к нашим отцам?»

Безусловно, братьев преследовало навязчивое чувство вины. Возвратившись к отцу, они рассказали ему о том, что с ними произошло, и Яаков не разрешил возвращаться в Египет.

— Вы меня оставите совсем без детей! Йосефа нет! Шимона нет! А теперь хотите взять Биньямина94! — воскликнул он горестно.

Тогда Йеуда посоветовал братьям:

— Не тревожьте отца до тех пор, пока не кончится хлеб.

Через два месяца, когда привезенное из Египта зерно закончилось, Йеуда вновь пришел к отцу, умоляя его спасти от голода всю семью:

— Если ты позволишь взять с нами нашего брата, мы пойдем и принесем еды. …Дай нам пойти! Дай нам жить и не умереть — нам, тебе и детям нашим. Даже если в Египте Биньямину, действительно, угрожает опасность, мы обязаны пойти на риск, ведь в противном случае наверняка все погибнем! …Если бы мы не медлили, то уже дважды сходили бы туда и вернулись.

Яакову пришлось смириться с необходимостью95. Отправляя Биньямина вместе с остальными девятью сыновьями, он написал послание к грозному правителю Египта. В своем письме Яаков просил отпустить его детей с миром96.

По прибытии в столицу Египта братьев проводили во дворец. Там они пали перед Йосефом ниц97. Теперь его первый сон сбылся полностью.

Но Йосеф все еще не мог открыться, так как ему необходимо было удостовериться, что братья окончательно раскаялись. Для этого он, прежде всего, решил выяснить их отношение к Биньямину, сыну той же матери, что и он. Йосеф подозревал, что братья испытывают ненависть к Биньямину, завидуя ему изза любви отца так же, как они завидовали и самому Йосефу98.

Тем временем Йеуда выступил вперед и вручил правителю послание от Яакова. Узнав знакомый почерк отца, Йосеф почувствовал, что его душат слезы. Он быстро вышел из зала и долго рыдал у себя в комнате, а когда возвратился, Йеуда подвел к нему Биньямина. Оказавшись рядом со своим младшим братом, которого не видел двадцать два года, Йосеф снова не смог сдержаться. Он вторично покинул зал, а затем, омыв лицо, вышел к трапезе99.

Делая вид, что гадает по своему драгоценному кубку, Йосеф рассадил братьев по старшинству, сказав:

— Ято думал, что у вас первенец Йеуда, так как он предводительствует вами, а оказывается, старший среди вас Реувен.

Братья были поражены его прозорливостью100.

На этот раз им был оказан очень теплый прием. Йосеф предложил им вина. Сначала они отказались, объяснив, что с того дня, как исчез их младший брат Йосеф, они не пьют вина и не едят никаких лакомств. Но он настоял, и они ели, пили и опьянели101.

Отправляя братьев в обратный путь, Йосеф приказал подложить свой драгоценный кубок в дорожную сумку Биньямина. Едва они пустились в обратный путь, их догнали египетские стражники, которые схватили Биньямина, обвинив его в краже. Им пришлось вернуться, и их снова привели во дворец.

Йосеф объявил им, что, согласно египетскому закону, пойманный «вор» останется у него рабом, а все прочие отпускаются на свободу102. На глазах у братьев он силой затолкал Биньямина в боковую комнату и запер там, а управляющий дворцом отправил их восвояси со словами: «Идите с миром!»103 Тогда Йеуда прорвался к Йосефу через стену стражников и сказал, что они не могут возвратиться без младшего брата, потому что их старый отец не выдержит потери.

— Я поручился за него перед отцом, — объяснил Йеуда. — Так позволь мне стать твоим рабом вместо него, а он пусть вернется к отцу с остальными братьями! Ведь я не смогу вернуться к моему отцу, если юноши нет со мной.

После этих слов Йосеф не сумел сдержаться и крикнул:

— Выведите всех египтян. — После он зарыдал и сказал братьям: — Я Йосеф.

Когда они застыли, оторопев, он мягко подозвал их к себе и повторил на иврите:

— Я Йосеф, ваш брат, которого вы продали в Египет. Теперь, — добавил он, — не печальтесь и не корите себя за то, что продали меня. Ведь это Б-г послал меня перед вами для пропитания и спасения! Не вы послали меня сюда, но Творец, и Он сделал меня наместником фараона и властителем над всем Египтом.

Затем Йосеф попросил, чтобы братья, не мешкая, привели отца и весь его род в Египет, ведь там было запасено достаточно зерна на оставшиеся пять лет засухи. Он поцеловал и обнял каждого из братьев. Лишь после этого к ним вернулся дар речи104.

8

Вскоре братья возвратились в Кнаан за отцом. Услышав о том, что любимый сын еще жив, Яаков на короткое время лишился чувств. Сыновья отнесли его в постель, и в течение долгих часов он лежал неподвижно, не в силах поверить своему внезапному счастью и слушал историю о том, как Йосеф открылся своим братьям. Наконец Яаков окончательно пришел в себя и, воспрянув духом, воскликнул:

— Мой сын Йосеф еще жив! Пойду и увижу его прежде, чем умру105.

В тот момент, когда Яаков окончательно поверил, что Йосеф жив, он ощутил, что после двадцати двух лет скорби к нему возвращается дух пророчества106. Через три дня Яаков отправился в Египет вместе со всей своей семьей и многочисленными стадами.

По пути, в БеэрШеве, он вновь удостоился пророчества, и Всевышний сказал ему: «Не бойся спуститься в Египет, ибо там Я произведу от тебя великий народ».107 Комментаторы отмечают, что «не бойся» говорят только тому, кто боится. Ведь поскольку к Яакову вернулся дар пророческого предвидения, он знал, что его праправнуки будут порабощены египтянами, именно поэтому Всевышний успокоил его: «Не бойся. Спускаясь в Египет, ты приближаешь не только рабство, но и становление еврейского народа»108.

В Талмуде объяснено, что в соответствии с предопределением Творца еврейский народ должен был сформироваться именно в Египте, и поэтому приход Яакова в эту страну был неотвратим. По образному выражению мудрецов Талмуда, «Яакову предстояло спуститься в Египет в железных цепях», как изгнаннику, то есть подобно Йосефу. Но благодаря особым духовным заслугам Яакова, он был избавлен от «железных цепей» и пришел в Египет как бы по своей воле, ведомый любовью к сыну109.

С помощью различных уловок Творец связал события так, чтобы Яаков был вынужден «спуститься» в эту страну. Сначала в рабы был продан Йосеф. Затем фараон увидел сон, который не мог разгадать никто кроме него, и, наконец, начались засуха и голод110. Это и были «цепи», в которых Творец привел праотца Яакова в чужую страну.

В Пасхальной Агаде сказано, что Яаков «спустился в Египет, принужденный словом Творца». Принужденный тем предопределением, которое было вынесено за многие века до его рождения, а затем сообщено в пророческом откровении его деду Аврааму: «Пришельцами будут твои потомки в чужой стране, и их поработят…»111. По образному определению мидраша, строптивая корова сама побежала за своим телёнком на бойню.

На пятнадцатый день весеннего месяца нисан караван Яакова вступил в землю Гошен, расположенную на северовостоке Египта112. На границе страны его встретил Йосеф в царской короне. Вместе с ним на торжественную встречу прибыли все египетские вельможи, конная гвардия фараона и множество простых египтян в праздничных одеждах.

Приблизившись к отцу, Йосеф соскочил со своей колесницы, поклонился до земли, бросился к нему на грудь и долго плакал, обнимая его113. А Яаков произносил в это время слова молитвы: «Слушай, Израиль, Гсподь — наш Б-г, Гсподь един» — ведь в этот момент наивысшего счастья его сердце переполнила любовь к Б-гу и благодарность к Нему114.

Встреча с Йосефом после двадцати двух лет безнадежной разлуки стала, вероятно, самым счастливым мигом в жизни праотца Яакова. Но в тот же миг началось пребывание его семьи на чужбине, которое привело к тяжкому рабству. Миг наивысшей радости оказался точкой зарождения будущей трагедии, а из рабства проросло зерно избавления.

Творец привел евреев в Египет, и Он вывел их из этой страны, ведь по своим «заслугам» они бы до сих пор оставались в рабстве у фараона.

Годы рабства стали наказанием «мера за меру». Братья продали Йосефа в рабы — и их потомки стали рабами. Он был продан в Египет, и они стали рабами у египтян 115.

Комментаторы Торы отмечают, что, хотя порабощение евреев в Египте было предопределено еще в дни Авраама, сама тяжесть рабства стала наказанием за продажу Йосефа. А исходным мотивом, который привел к конфликту между Йосефом и братьями, была особая любовь Яакова к этому сыну. Таким образом, своей горячей отцовской любовью Яаков добавил страданий своим потомкам116. Но именно тяжесть рабства привела к значительному сокращению его срока, как будет объяснено в следующей главе этой книги.


1 «Мидраш Тельпиот», «Галут»; «Мидраш Лель Шимурим» стр. 339; см. также в гл. «Казни египетские», раздел 15.

2 См. «Берешит Раба» 86:2.

3 См. «Берешит» 35:1620 и 37:3.

4 См. «Зоар» 1 216а.

5 См. Рамбан, Берешит 37:3.

6 См. ВТ, «Шабат» 10б; «Берешит Раба» 84.8.

7 См. Берешит 37:24; Раши, Берешит 37:2, «Сифтей хахамим» 50; см. также «Берешит Раба» 84.6.

8 См. «Берешит Раба» 84.7; Раши, Берешит 37:2.

9 «Матнот Кеуна», «Берешит Раба» 84.7.

10 См. «Эшед аНахалим», «Берешит Раба» 84.7.

11 См. Берешит 37:4; «Берешит Раба» 84.9, «Эц Йосеф».

12 См. Берешит 37:510.

13 См. «Берешит Раба» 84.12, «Эц Йосеф».

14 Берешит 37:1213.

15 См. «Мехильта», «Бешалах», Акдама.

16 Берешит 37:14, Сфорно.

17 Там же.

18 ВТ, «Сота» 11а; «Берешит Раба» 84.13; см. также Раши и Рамбан, Берешит 37:14.

19 См. Раши, «Сота» 11а.

20 См. Берешит 37:1517.

21 «Мидраш Танхума», «Ваешев» 2; Раши, Берешит 37:15; см. также Зоар 1 184а.

22 См. р. З. Сороцкин «Ознаим леТора», «Ваешев» 37:15.

23 См. Берешит 37:2324; «Берешит Раба» 91.6; Раши, Берешит 42:24.

24 См. Берешит 37:1820, «Таргум Йонатан»; «Сефер аяшар» «Ваешев»; «Ялкут Шимони» «Ваехи» 158; см. также «Кли Якар», Берешит 42:22.

25 См. Шла аКадош, «Цон Йосеф»; «Мимаамаким», Берешит 32, стр. 228229.

26 См. Берешит 42:22, Сфорно.

27 Берешит 37:2122.

28 См. Берешит 37:22; «Ор аХаим» Берешит 37:21.

29 «Сефер аЯшар», «Ваешев».

30 Берешит 37:25.

31 «Пиркей дераби Элиэзер» 38.

32 Берешит 37:2527.

33 Там же, 37:28.

34 «Сефер аЯшар», «Ваешев»; «Седер аДорот».

35 См. «Берешит Раба» 91.8.

36 Берешит 37:28; «Сефер аЯшар» «Ваешев».

37 Анаф Йосеф «Берешит Раба» 91.6.

38 Тосефта «Брахот» 4.16.

39 См. Берешит 37:2930; «Пиркей дераби Элиэзер» 38; «Танхума» «Ваешев» 2; «Сефер аЯшар» «Ваешев».

40 См. Берешит 37:3133; Сефер аяшар, Ваешев; Берешит раба, 84:19.

41 «Танхума» «Ваигаш» 9; «Шмот Раба» 42.3; Раши, Берешит 38:1.

42 «Сефер аЯшар» «Ваешев».

43 «Софрим» 21.9.

44 «Берешит Раба» 91.6, «Эц Йосеф»; «Зоар» 1 216а.

45 «Зоар» 1 210б.

46 Маараль из Праги «Гвурот Ашем» 10; см. также в кн. «Мимаамаким» Шмот 6, стр. 83.

47 См. Берешит 37:28; «Сефер аЯшар» «Ваешев»; «Седер аДорот».

48 «Сефер аЯшар» «Ваешев»; «Седер аДорот».

49 См. Берешит 37:36; «Берешит Раба» 86:3; «Сефер аЯшар» «Ваешев»; «Даат зкеним» Берешит 37:28.

50 См. «Таргум Йонатан» Берешит 39:1; ВТ «Сота» 13б, Раши; «Берешит Раба» 86.3; «Ялкут Шимони», «Ваешев» 39, 145.

51 «Седер Олам Раба» 2.

52 См. Берешит 39:26.

53 См. «Танхума» «Ваешев» 8; Раши, Берешит 39:6.

54 См. Берешит 39:7; «Сефер аЯшар», «Ваешев».

55 См ВТ, «Йома» 35б; «Танхума», «Ваешев», 5.

56 См. Берешит 39:79.

57 ВТ «Йома» 35б.

58 «Сефер аЯшар» «Ваешев».

59 См. Берешит 39:1113, Раши; «Пиркей дераби Элиэзер» 39; ВТ «Сота» 36б; «Берешит Раба», 87:7; «Сефер аЯшар»,

«Ваешев»; «Ялкут Шимони» «Ваешев» 146.

60 См. «Берешит Раба» 87.8, «Матнот кеуна».

61 Берешит 39:1415, «Таргум Йонатан».

62 См. Берешит 39:1418, «Таргум Йонатан».

63 «Сефер аЯшар», «Ваешев».

64 «Таргум Йонатан», Берешит 39:20.

65 Берешит, 39:20.

66 Рамбан, Берешит 39:20; см. также Берешит 40:15 и 41:14.

67 См. «Седер Олам Раба» 2; «Седер аДорот».

68 См. Берешит 39:2140:23; «Сефер аЯшар» «Ваешев».

69 См. Берешит 41:1436.

70 «Мидраш Танхума» «Микец» 3.

71 См. «Сефер аЯшар» «Микец»; «Седер аДорот».

72 См. Берешит 41:3943, Рамбан; «Сефер аЯшар» «Микец».

73 «Пиркей дераби Элиэзер» 39; «Берешит Раба» 98.18.

74 «Сефер аЯшар» «Микец»; «Седер аДорот».

75 Берешит 41:4749; «Пиркей дераби Элиэзер» 39.

76 См. Берешит 41:5356.

77 См. Берешит 47:1317, Рамбан; «Оцар ишей аТанах», «Йосеф».

78 См. Берешит 47:1826.

79 См. там же, 47:22, «Таргум Йонатан».

80 См. там же, 41:57; «Берешит Раба» 90.6, Радаль.

81 ВТ «Псахим» 119а.

82 См. «Танхума» «Микец» 8; «Берешит Раба» 91.4, «Эц Йосеф»; «Сефер аЯшар» «Микец».

83 См. Берешит 42:14.

84 «Танхума» «Микец» 8; «Берешит Раба» 91.6; «Сефер аЯшар» «Микец».

85 См. Берешит, 42:8, Рамбан; ВТ, Бава меция, 39б; Берешит раба, 91:7.

86 «Сефер аЯшар» «Микец».

87 Берешит 42:69.

88 Рамбан, Берешит 42:9; см. также «Михтав меЭлияу» 2, стр. 226227.

89 См. Агра, «Эдрат Элияу» «Микец» 42:9; см. также «Шломей Нахум», «Микец», стр. 135136.

90 Берешит 42:9.

91 См. «Танхума» «Микец» 8; «Берешит Раба» 91.67, «Эц Йосеф».

92 См. Берешит 42:1324; «Танхума» «Ваигаш» 4; «Берешит Раба» 91.6

93 См. «Танхума» «Микец» 8; «Берешит Раба» 91.6 и 91.8.

94 Берешит 42:2638; «Сефер аЯшар» «Микец».

95 См. Берешит 43:114; «Берешит Раба» 91.6; «Сефер аЯшар» «Микец».

96 См. «Сефер аЯшар», «Микец»; «Седер аДорот».

97 См. Берешит 43:1528

98 См. Рамбан, Берешит 42:9.

99 См. Берешит 43:2931; «Сефер аЯшар» «Микец»; «Седер аДорот».

100 См. Берешит 43:33; «Танхума» «Ваигаш» 4.

101 См. Берешит 43:34; «Берешит Раба» 92.5; «Сефер аЯшар» «Микец».

102 Берешит 44:117.

103 «Сефер аЯшар», «Микец».

104 Берешит 44:1845:15; «Берешит Раба» 93.10.

105 Берешит 45:2528, Рамбан.

106 См. «Таргум Онкелос», Берешит 45:27; «Авот дераби Натан» 30.4.

107 Берешит 46:13.

108 Хизкуни, Берешит 46:3.

109 См. ВТ «Шабат» 89б, Раши и Маарша.

110 См. «Танхума» «Ваешев» 4; «Мидраш Шохер Тов», Теилим 105; Радак, Теилим 105:19; Абарбанель, Берешит 15:12.

111 Рааван, «Агада шель Песах», «Вайеред Мицраима».

112 См. Берешит 46:28; «Шмот Раба» 18.11.

113 Берешит 46:29; «Сефер аЯшар» «Ваигаш».

114 Раши, Берешит 46:29, «Гур Арье».

115 См. Абарбанель, «Лех»; см. также «Мидраш Лель Шимурим» стр. 329.

116 См. Тосафот, «Шабат» 10б, «Нитгалгель»; см. также «Мидраш Танхума» «Ваешев» 4.

из журнала Мир Торы


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!