Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Перевод поэмы рабби Иегуды Галеви

(Перевод А. Газова-Гинзберга)

Ты ждешь ли еще, Сион, вестей от детей твоих9,
Плененных, рассеянных вдали от полей твоих?
Из ближних и дальних стран, на всех четырех ветрах,
Сион, принимай поклон, привет сыновей твоих!
Лелею тоску мою, и слезы, как воду, лью;
Падут ли росой они во прах на горах твоих?
Но вижу порою сны: вернутся твои сыны;
Я б арфою стал тогда и пел на пирах твоих!
Я в сердце ношу Бейтэль, Махнаим и Пениэль10,
Где видели ангелов святые места твои.
В тебе Господь царит, божественный дух разлит,
И в небо распахнуты златые врата твои.
Светилами освещен, а святостью — освящен,
Светлее, чем солнца свет, удел рубежей твоих.
Излиться хочу душой на этой Земле Святой,
Где дух изливал Господь на лучших мужей твоих.
Ты — славных царей чертог, и выше тебя — лишь Бог.
Как стал иноземный раб владыкой дворцов твоих?
Хочу я скитаться там, бродить по крутым путям
Провидцев Всевышнего, простых мудрецов твоих.
Я б крылья иметь хотел, к тебе бы я полетел,
Израненным сердцем пал на раны земли твоей,
Обнял бы вершины скал, и камни твои ласкал,
Упал бы лицом во прах, лежал бы в пыли твоей.
Недвижно стоять готов, застыв у могил отцов,
В Хевроне, главу склонив у славных гробниц твоих11;
Пройти каждый лес и сад, взойти на седой Гилад,
Увидеть заречья даль, до гор у границ твоих.
И там, среди этих гор, те две — Аварим и Ор12 —
Могилы святых двоих, светил и зарниц твоих.
И, в грудь дух земли набрав, что слаще курильных трав,
Я пил бы, как лучший мед, из рек и криниц твоих.
И, пусть даже бос и гол, до тех бы краев дошел,
Где Храма развалины пусты средь пустынь твоих13,
И мах херувимских крыл навек от очей укрыл
Ковчег со скрижалями, Святыню святынь твоих14.
Сниму с головы власы, не надо мирской красы,
Пока чужеземный прах на главах сынов твоих.
Могу ли спокойно жить, могу ли я есть и пить,
Когда свора псов чужих напала на львов твоих?
Приятен ли мир для глаз, и светел ли будет час,
Когда воронье клюет погибших орлов твоих?
О, чаша судьбы горька, не сдержит ее рука,
Вся горечь изгнанья здесь, до самых краев твоих!
Как вспомню я Оголу — отраву, как воду, пью,
А вспомню Оголиву — и пьян я бедой твоей15.
Но дева Сиона вновь рождает в сердцах любовь,
Ты верных друзей влечешь красой молодой твоей.
Столь дорог им твой покой, что слезы текут рекой
От горечи ран твоих, тяжелых невзгод твоих.
Из плена своих темниц, с любовью, склоняясь ниц,
Привет и поклоны шлют порогу ворот твоих.
И пусть от тебя вдали, мы — паства твоей земли,
Блуждаем из края в край, но помним края твои.
Как малые дети — мать, колени спешим обнять,
И гроздьев груди достичь, ведь мы — сыновья твои.

***

Как славен был Вавилон, и властен был Фараон,
Но что была сила их пред тайною сил твоих?
Здесь Бог помазал царей, и Он избирал князей,
Пророков и пастырей, духовных светил твоих.
Столетья быстры, как день, и царства уходят в тень,
Лишь сила твоя — вовек, и вечны венцы твои.
Дух Божий в Сионе жив, и счастливы те мужи,
Кому возвратит Господь дворы и дворцы твои.
Блаженны, кто с верой ждет, что утро твое придет,
Разгонят ночную тьму златые лучи твои,
И полные сладости, несущие радости,
Забьют вечно юные, живые ключи твои!
СЕРДЦЕ МОЕ НА ВОСТОКЕ16
Я на Западе крайнем живу, — а сердце мое на Востоке.
Тут мне лучшие яства горьки — там святой моей веры истоки.
Как исполню здесь, в чуждом краю, все заветы, обеты, зароки17?
Я у мавров в плену, а Сион — его гнет гнет Эдома жестокий18!
Я всю роскошь Испании брошу, если жребий желанный, высокий
Мои очи сподобит узреть прах священных руин на Востоке!
ВРАТА СИОНА19
Весь мир населенный —
И град, и селенье —
Слыхал, что с Сиона
Грядет искупленье.
Вещайте широко
О славе сих врат!
И Запад с Востоком
О них говорят.
Не тем, что высок он,
Прославился град:
Отмечен он Богом
Для благоволенья
И стал он чертогом
Его проявленья.
Где горы, как гряды,
Растят оленят,
Цветы винограда
Дыханье пьянят,
И травы — отрада,
И кущи манят,
Там в небо, летучи,
Вздымались куренья20,
И в дыме, и в туче
Являл Он виденья.
Он сделал Сион
И святыней, и чудом,
Чтоб полнился он
Славословящим людом.
В любой из сторон
Его слава — повсюду.
Неверным твердыням —
Недуг иссушенья,
Его же пустыням —
Молитв орошенье!
Господь, как жених —
Он с Общиной повенчан.
Он светоч воздвиг,
И огонь его вечен:
Урок ведь велик,
А свет дня быстротечен.
Он нам и в пустыне
Дарил озаренье.
С тех пор и поныне
Крепчало прозренье:
Больным и согбенным
Пора исцелиться!
Идущих из плена
Встречает Столица!
Тяжелое время
Уже не продлится.
Росою с Хермона
Придет избавленье21,
Вратами Сиона
Грядет искупленье!

***

Иду я в Твои
Города и селенья22,
Иду я Твои
Исполнять повеленья;
Бродяга, робея,
Скиталец судьбою,
Приближусь к Тебе я
И встречусь с Тобою.
Любовию движим,
Спешу к этой встрече,
К Тебе я все ближе,
От близких далече.
Не взял в эти дали
Я груза на плечи;
Меня осуждали, —
Но стал я лишь крепче.
Укроюсь в Тебе я,
Согреюсь Тобою.
Дойду, и за день я
Отдам жизни годы;
За прах и каменья —
Дворцовые своды;
Найдет избавленье
Не знавший свободы;
Под этою сенью
Не страшны невзгоды.
Да, верен Тебе я
И силен Тобою.
Я жажду омыться
Росою Сиона,
Спешу я укрыться
В тени Сириона23,
Гляжу в эти дали —
Долину Видений24,
Где скрыты скрижали25
Полны откровений
В ковчеге Твоем
И хранимы Тобою.
Того, кто меняет
Тьму ночи на утро,
Да не оскверняет
Судящий немудро.
Мы в вере святой
Умирали без стона,
И в гибели той —
Искупленье Сиона.
Мы — паства Твоя,
Мы — сыны пред Тобою.

***

Гора Аварим, принимай привет26!
Поклон посылает тебе весь свет.
Ведь здесь уснул величайший муж,
И выше могил во вселенной нет.
Ты море спроси, что он рассек27 —
Оно не забудет и тысячи лет;
И куст, что горел на Божьей горе28,
Горел, не сгорая, — тот даст ответ:
«Он верным был Господним слугой,
Хотя налагал на уста запрет».
И если Господь мне поможет в том,
Тебя навестить я даю обет29.

***

Почувствовав к Земле Заветной тягу,
Не успокоюсь я и не прилягу.
Господь меня позвал на путь скитаний
И придает моей душе отвагу.
Поэтому к Нему в пути взываю,
Ведь без Него не совершу ни шагу.

9. Одно из самых известных произведений Иегуды Галеви. Переводилось более шестидесяти раз на разные языки мира. В некоторых общинах его принято читать в синагогах 9 ава — в день поста и национального траура в связи с разрушением Иерусалимского Храма. Под узниками Сиона подразумеваются изгнанники еврейского народа, вынужденные томиться вдали от Земли Израиля.

10. Я в сердце ношу Бейтэль, Махнаим и Пениэль — библейские места, связанные с жизнью праотца Иакова (Бытие, 28:19; 32:3. 31).

11. В Хевроне, главу склонив у славных гробниц твоих — речь идет о пещере Махпела в Хевроне, купленной Авраамом у сыновей Хета для захоронения Сарры; впоследствии стала семейным склепом наших праотцев. Одна из святынь еврейского народа

12. И там, среди этих гор, те две — Аварим и Ор — библейские места (как и упомянутый выше «седой Гилеад»), сыгравшие видную роль в еврейской истории.

13. Где Храма развалины пусты средь пустынь твоих — речь идет о разрушенном Иерусалимском Храме. В Святая святых хранился ковчег со скрижалями Завета.

14. И мах херувимских крыл навек от очей укрыл / Ковчег со скрижалями. Святыню святынь твоих — ковчег был украшен фигурами двух херувимов. Существует предание, что уже во времена пророка Иеремии скрижали Завета исчезли из Храма. Судя по Второй книге Хасмонеев, сам Иеремия спрятал ковчег со скрижалями от вавилонян до разрушения Храма.

15. Как вспомню я Оголу — отраву, как воду, пью, / А вспомню Оголиву — и пьян я бедой твоей — в пророческих видениях Иезекииля (23:4) Огола — Самария, а Оголива — Иерусалим.

16. Одно из самых известных стихотворений Иегуды Галеви, переведенное на десятки языков.

17. Как исполню здесь, в чуждом краю, все заветы, обеты, зароки? — речь идет об обете поэта посетить Землю Обетованную, что было в ту пору делом исключительно сложным и трудновыполнимым.

18. …гнет Эдома жестокий — власть крестоносцев. Эдом — небольшое государство древности, населенное эдомитами, враждовавшими со своими северными соседями — израильтянами. Не только Иегуда Галеви, но и другие еврейские средневековые поэты использовали это название для обозначения христиан, в частности — крестоносцев.

19. В оригинале — акростих. Начальные буквы строф образуют имя поэта — Иегуда. Стихотворение в целом — восторженный гимн в честь Иерусалима.

20. Там в небе, летучи, /Вздымались куренья — в Иерусалимском Храме во время богослужения воскуривали благовония.

21. Росою с Хермона / Придет избавление — перекликается со стихами из Псалмов (133), где повествуется о благодатной росе Хермона, спускающейся на горы Сиона, на которых воцарится Божье благословение и вечная жизнь.

22. В оригинале — акростих. Начальные буквы строк образуют еврейский алфавит.

23. Спешу я укрыться / В тени Сириона — имеется в виду гора Хермон, которую сидоняне называли Сирионом (Второзаконие, 3:9).

24. Гляжу в эти дали — / Долину Видений — речь идет о Иерусалиме (Исайя, 22:1).

25. Где скрыты скрижали — тайное место, куда пророк Иеремия спрятал ковчег со скрижалями Завета (см. комментарии 5, 6 этого раздела).

26. С этой горы Моисей обозревал перед смертью Страну Обетованную.

27. Ты море спроси, что он рассек — Чермное (Красное) море, которое расступилось перед евреями, когда Моисей выводил их из Египта.

צִיּוֹן, הֲלֹא תִשְׁאֲלִי לִשְׁלוֹם אֲסִירַיִךְ,
דּוֹרְשֵׁי שְׁלוֹמֵךְ וְהֵם יֶתֶר עֲדָרָיִךְ?
מִיָּם וּמִזְרָח וּמִצָּפוֹן וְתֵימָן שְׁלוֹם
רָחוֹק וְקָרוֹב שְׂאִי מִכֹּל עֲבָרָיִךְ,
וּשְׁלוֹם אֲסִיר תַּאֲוָה, נוֹתֵן דְּמָעָיו כְּטַל–
חֶרְמוֹן וְנִכְסַף לְרִדְתָּם עַל הֲרָרָיִךְ!
לִבְכּוֹת עֱנוּתֵךְ אֲנִי תַנִּים, וְעֵת אֶחֱלֹם
שִׁיבַת שְׁבוּתֵך — אֲנִי כִנּוֹר לְשִׁירָיִךְ.
לִבִּי לְבֵית-אֵל וְלִפְנִיאֵל מְאֹד יֶהֱמֶה
וּלְמַחֲנַיִם וְכֹל פִּגְעֵי טְהוֹרָיִךְ,
שָׁם הַשְּׁכִינָה שְׁכֵנָה לָךְ, וְהַיּוֹצְרֵךְ
פָּתַח לְמוּל שַׁעֲרֵי שַׁחַק שְׁעָרָיִךְ,
וּכְבוֹד אֲדֹנָי לְבַד הָיָה מְאוֹרֵךְ, וְאֵין
שֶׁמֶשׁ וְסַהַר וְכוֹכָבִים מְאִירָיִךְ.
אֶבְחַר לְנַפְשִׁי לְהִשְׁתַּפֵּךְ בְּמָקוֹם אֲשֶר
רוּחַ אֱלֹהִים שְׁפוּכָה עַל בְּחִירָיִךְ.
אַתְּ בֵּית מְלוּכָה וְאַתְּ כִּסֵּא אֲדֹנָי, וְאֵיךְ
יָשְׁבוּ עֲבָדִים עֲלֵי כִסְאוֹת גְּבִירָיִךְ?
מִי יִתְּנֵנִי מְשׁוֹטֵט בַּמְּקוֹמוֹת אֲשֶׁר
נִגְלוּ אֱלֹהִים לְחוֹזַיִךְ וְצִירָיִךְ!
מִי יַעֲשֶׂה לִי כְנָפַיִם וְאַרְחִיק נְדוֹד,
אָנִיד לְבִתְרֵי לְבָבִי בֵּין בְּתָרָיִךְ!
אֶפֹּל לְאַפַּי עֲלֵי אַרְצֵךְ וְאֶרְצֶה אֲבָ-
נַיִךְ מְאֹד וַאֲחֹנֵן אֶת-עֲפָרָיִךְ,
אַף כִּי בְעָמְדִי עֲלֵי קִבְרוֹת אֲבֹתַי וְאֶשְׁ-
תּוֹמֵם בְּחֶבְרוֹן עֲלֵי מִבְחַר קְבָרָיִךְ!
אֶעְבֹר בְּיַעְרֵךְ וְכַרְמִלֵּךְ וְאֶעְמֹד בְּגִלְ-
עָדֵךְ וְאֶשְׁתּוֹמֲמָה אֶל הַר עֲבָרָיִךְ,
הַר הָעֲבָרִים וְהֹר הָהָר, אֲשֶׁר שָׁם שְׁנֵי
אוֹרִים גְּדוֹלִים מְאִירַיִךְ וּמוֹרָיִךְ.
חַיֵּי נְשָׁמוֹת — אֲוִיר אַרְצֵךְ, וּמִמָּר דְרוֹר
אַבְקַת עֲפָרֵךְ, וְנֹפֶת צוּף — נְהָרָיִךְ!
יִנְעַם לְנַפְשִׁי הֲלֹךְ עָרֹם וְיָחֵף עֲלֵי
חָרְבוֹת שְׁמָמָה אֲשֶׁר הָיוּ דְבִירָיִךְ,
בִּמְקוֹם אֲרוֹנֵךְ אֲשֶׁר נִגְנַז, וּבִמְקוֹם כְּרוּ-
בַיִךְ אֲשֶׁר שָׁכְנוּ חַדְרֵי חֲדָרָיִךְ!
אָגֹז וְאַשְׁלִיךְ פְּאֵר נִזְרִי וְאֶקֹּב זְמָן,
חִלֵּל בְּאֶרֶץ טְמֵאָה אֶת-נְזִירָיִךְ–
אֵיךְ יֶעֱרַב לִי אֲכֹל וּשְׁתוֹת בְּעֵת אֶחֱזֶה,
כִּי יִּסְחֲבוּ הַכְּלָבִים אֶת-כְּפִירָיִךְ?
אוֹ אֵיךְ מְאוֹר יוֹם יְהִי מָתוֹק לְעֵינַי בְּעוֹד
אֶרְאֶה בְּפִי עֹרְבִים פִּגְרֵי נְשָׁרָיִךְ?
כּוֹס הַיְגוֹנִים, לְאַט! הַרְפִּי מְעַט, כִּי כְבָר
מָלְאוּ כְסָלַי וְנַפְשִׁי מַמְּרוֹרָיִךְ.
עֵת אֶזְכְּרָה אָהֳלָה — אֶשְׁתֶּה חֲמָתֵךְ, וְאֶזְ-
כֹּר אָהֳלִיבָה — וְאֶמְצֶה אֶת-שְׁמָרָיִךְ!
צִיּוֹן כְּלִילַת יֳפִי, אַהְבָה וְחֵן תִּקְשְׁרִי
מֵאָז, וּבָךְ נִקְשְׁרוּ נַפְשׁוֹת חֲבֵרָיִךְ–
הֵם הַשְּׂמֵחִים לְשַׁלְוָתֵךְ וְהַכּוֹאֲבִים
עַל שׁוֹמֲמוּתֵךְ וּבוֹכִים עַל שְׁבָרָיִךְ.
מִבּוֹר שְׁבִי שׁוֹאֲפִים נֶגְדֵּךְ וּמִשְׁתַּחֲוִים
אִישׁ מִמְּקוֹמוֹ אֱלֵי נֹכַח שְׁעָרָיִךְ,
עֶדְרֵי הֲמוֹנֵךְ, אֲשֶׁר גָּלוּ וְהִתְפַּזְּרוּ
מֵהַר לְגִבְעָה וְלֹא שָׁכְחוּ גְדֵרָיִךְ,
הַמַּחֲזִיקִים בְּשׁוּלַיִךְ וּמִתְאַמְּצִים
לַעְלוֹת וְלֶאְחֹז בְּסַנְסִנֵּי תְּמָרָיִךְ.
שִׁנְעָר וּפַתְרוֹס הֲיַעַרְכוּךְ בְּגָדְלָם, וְאִם
הֶבְלָם יְדַמּוּ לְתֻמַּיִךְ וְאוּרָיִךְ?
אֶל מִי יְדַמּוּ מְשִׁיחַיִךְ וְאֶל מִי נְבִי-
אַיִךְ וְאֶל מִי לְוִיַּיִךְ וְשָׁרָיִךְ?
יִשְׁנֶה וְיַחְלֹף כְּלִיל כָּל-מַמְלְכוֹת הָאֱלִיל.
חָסְנֵךְ לְעוֹלָם, לְדוֹר וָדוֹר נְזָרָיִךְ.
אִוָּךְ לְמוֹשָׁב אֱלֹהַיִךְ, וְאַשְׁרֵי אֱנוֹשׁ
יִבְחַר יְקָרֵב וְיִשְׁכֹּן בַּחֲצֵרָיִךְ!
אַשְׁרֵי מְחַכֶּה וְיַגִּיעַ וְיִרְאֶה עֲלוֹת
אוֹרֵךְ וְיִבָּקְעוּ עָלָיו שְׁחָרָיִךְ,
לִרְאוֹת בְּטוֹבַת בְּחִירַיִךְ וְלַעְלֹז בְּשִׂמְ-
חָתֵךְ בְּשׁוּבֵךְ אֱלֵי קַדְמַת נְעוּרָיִךְ!

Переводчик: Л.Пеньковский, А.Гинзаи


Суккот — праздник «кущей» — называют праздником радости и веселья. О смысле праздника Суккот, его законах и обычаях, а также о тех заповедях, которые исполняют во время Суккот — читайте в этом материале. Читать дальше