Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Если испытания предусматривают выбор между добром и злом, надо изучить природу зла. Где находится корень мирового зла? Каким образом неправильное использование свободы выбора поощряет зло? Когда Адам поел плод от древа познания добра и зла, как именно материализовалось зло? И где путь, ведущий к его исправлению?

При изучении темы зла, обычно задают классический вопрос: как может появиться зло в нашем мире, созданном по воле Творца, если Он Сам является воплощением добра? Если Б-г — бесконечное благо, а мир — не более чем эманация Его сущности, откуда взялось зло? Ведь у нас есть аксиома: «Зло не исходит Свыше».

Легче всего ответить на вопрос, почему зло существует в мире: если цель нашего существования на земле состоит в преодолении нравственных барьеров, в том, чтобы всегда и везде выбирать добро, значит должна существовать возможность и выбора зла. Без альтернативы зла мы не имели бы свободы действий: наши правильные поступки были бы неизбежными. Отсюда следует, что достойное поведение не считалось бы нашей заслугой, не обладай мы свободой поступать иначе. Сам принцип вознаграждения и наказания потерял бы всякий смысл, жизнь превратилась бы в механический, запрограммированный процесс. Тому, кто поддерживает плечом своего друга лишь потому, что прикован к нему цепью, нельзя воздать почести; такая верность — вынужденная. Поэтому зло — вполне реальное явление, и мы совершенно свободны выбирать его. Но если мы избегаем зла, это засчитывается нам как сознательный достойный поступок. Та цена, которую мы вынуждены платить за привилегию выбирать добро по собственному желанию, заключена в существовании зла, как равной альтернативы. И степень добра, которое может проявиться в мире, прямо пропорциональна бездне кошмара, порождаемого злом.

Однако все приведенные рассуждения не проясняют другой вопрос: как может зло возникать из абсолютно чистого источника добра? Это явление, как и «путь змея на камне», представляет собой одну из глубочайших тайн Творения. Дать исчерпывающий ответ практически невозможно, но мы способны исследовать хотя бы верхнюю оболочку этой тайны. Прежде всего нам необходимо изучить такое явление, как «матэ а-Элоким», посох, который держал Моше-рабейну.

***

Чем внимательнее всматриваешься в сущность и историю этого посоха, тем удивительнее и значительнее он нам представляется. Перед нами яркий пример того, как, на первый взгляд, незначительная деталь превращается в главное средство реализации Б-жественного замысла. Конечно, в Торе нет ничего неважного, несущественного, и если этот предмет столь часто возникает в сверхъестественных событиях библейского повествования, он безусловно заслуживает внимательного изучения. В Хумаше (Пятикнижии) мы читаем, что Моше держал посох, когда стоял у горящего, но не сгорающего Куста, — по указанию Б-га Моше бросил посох на землю, и тот превратился в змея. Затем посох вновь упоминается в сцене у Фараона — своими волшебными свойствами он превзошел посохи египтян. Посох начинает казни и рассекает море; с помощью посоха Моше добывает воду из скалы во время странствий в пустыне.

Но это еще далеко не все. В мидрашах рассказывается, что «матэ» был изготовлен из ценного материала наподобие сапфира. На нем было выгравировано Имя Б-га и инициалы всех десяти египетских казней. (Из традиции мы знаем, что гравировка имеет важное значение для предмета, на котором выполнена; ее наносят не просто так, не для украшения — гравировка выражает саму сущность предмета, становится его неотъемлемой частью.) Первым владельцем этого посоха был Адам в период Сотворения мира; затем посох передавали от поколения поколению, пока он не попал к Аврааму, Ицхаку и Яакову, а со временем, уже после Исхода, — к царям Израиля. После смерти Йосефа посох хранился у Фараона, но Итро похитил посох из дворца и унес к себе в Мидьян. В Мидьяне Итро вогнал посох в землю у своего дома, чтобы никто его не забрал. Там он и пребывал, пока не пришел Моше и не вытащил этот уникальный посох легко, одним рывком, продемонстрировав тем самым Итро и его семье свою огромную духовную силу.

Чем ближе мы знакомимся с историей этого посоха и его свойствами, тем более удивительным и значительным он нам представляется. Этот пример требует от нас внимательнее относиться к деталям, которые кажутся на первый взгляд незначительными. В сцене у горящего куста Моше допустил ошибку — сказал, что евреи не захотят признать в нем спасителя. Эти слова были неправильны и неуместны. Тогда Б-г дал Моше знак, который будет подтверждать Б-жественную миссию пророка. Посох обратился в змея, символизирующего грех злоязычия. Мы помним, что именно Змей из Эденского сада впервые исказил реальность, подтолкнув Хаву (Еву) к первородному греху. В данном случае это был необычный змей. Б-г велит Моше бросить посох на землю, и бездушный предмет мгновенно превращается в змея, такого ужасного, что Моше убегает в страхе. Остановимся на этом моменте: Моше, величайший человек всех времен, никогда не боялся за свою жизнь, и вдруг, разговаривая с Б-гом (на языке мистики это означает, что он был целиком погружен в трансцендентальное состояние близости к Абсолюту), он…пугается. Возможно ли такое? Скорее всего, то, что Моше увидел, сильно потрясло его, навело невыразимый, поистине космический ужас. Но вот Моше получает указание схватить змея за хвост. Он повинуется, проявляя, по-видимому, несравненное мужество и самообладание: в результате отвратительный гад снова превращается в посох.

Затем Моше проводит те же самые манипуляции в присутствии Фараона. В мидрашах описаны странные, на первый взгляд, подробности этой сцены: когда Фараон заявляет, что не знает никакого Б-га, на его глазах посох Моше превращается в змея. Это чудо не производит впечатления на египетского правителя; он велит своим чародеям проделать тот же самый фокус со своими посохами. Затем, как сказано в мидраше, Фараон начинает кудахтать, как курица, и зовет свою жену, которая проделывает то же самое. После этого он зовет египетских школьников, четырех-пятилетних малышей, и они бросают на землю свои посохи, превращающиеся в змеев. Фараон и его советники смеются над Моше и Аароном: «Если кто-то желает продать свой товар, — говорят они, — он везет его на рынок, где этого товара не хватает, а не туда, где он в изобилии. Здесь ваши фокусы никого не удивят». Но Моше туманно отвечает, что товар надо сбывать иначе: если у тебя высококачественная продукция, ты везешь ее на изобильный рынок, где торговцы хорошо разбираются в свойствах товара, и твоя продукция будет выгодно отличаться своим отменным качеством. В этот момент происходит двойное чудо: посох Аарона проглатывает египетских змеев, уже превратившись снова в посох. Что все это значит?

***

Разберем подробнее эту сцену. Во-первых, обращает на себя внимание двойственный характер посоха. На нем выгравировано не только Имя Б-га, выражающее безграничное милосердие, но и обозначение казней, в которых проявляется строгая неотвратимость Б-жественного суда. С одной стороны, посох используется для совершения чудес, несущих помощь и спасение еврейскому народу, но с другой стороны, посох служит карающим орудием в борьбе с египтянами. Он наказывает зло, но может стать и воплощением зла. Посох служит Моше как знак, с помощью которого он доказывает евреям, что Б-г действительно открылся ему, и побуждает их поддержать его миссию, но чуть ранее Сам Всевышний использует этот посох, чтобы припугнуть пророка за его несправедливое утверждение, будто евреи не поверят ему. Когда этот посох держат в руке, он проявляет Б-жественное Присутствие и всемогущество Творца с момента Творения; но когда его бросают на землю, он перевоплощается в исчадие первичного зла, которое тоже возникло на заре истории.

Заглянем еще глубже. Есть мнение, что зло не создается в мире, а лишь присутствует в сфере возможного. Превращение этой возможности в реальность зависит от наших действий. Если мы не будем портить мир, он останется добрым, хорошим. Но если мы нарушим его естественную стройность — зло станет постоянным спутником нашего бытия. В одном мистическом источнике сказано, что высшие миры создаются прямыми, а наш физический мир, ограниченный в пространстве и времени, представляет собой «изгиб» этой прямизны. Появление такого «изгиба» представляет серьезную опасность. Если все в мироздании прямолинейно, никакой ошибки не может произойти. Но когда возникает «изгиб», искривление, вероятность ошибки значительно повышается, хотя ее нельзя считать неизбежной.

Поясним эту мысль на аллегорическом примере («машаль»). Если человек идет по совершенно прямой дороге, он ни за что не потеряет из виду место, из которого он вышел. Ему достаточно лишь оглянуться, и он тут же заметит его. Но когда дорога изгибается, и путник сворачивает на участок пути, расположенный под углом к первоначальному направлению, он больше не увидит своего дома. Обернувшись, он заметит только пустынную развилку на безлюдной дороге. Сделав несколько таких поворотов, путник может забыть, откуда начал свой путь. Именно так устроено мироздание. Верхние миры прямолинейны, и населяющие их ангелы видят реальность ясно, отчетливо; у них нет никакой возможности забыть ее. Но мы, обитатели ограниченного пространства, видим некую конечную точку и считаем ее своим истоком. Чтобы видеть истинный, духовный исток, надо уметь заглянуть за все углы. Надо обладать способностью видеть реальность в другом, по существу, невидимом для нас измерении. Сам факт конечности Творения скрывает от нас иную, духовную среду! На самом деле, ничего плохого в этом нет: такая структура мироздания позволяет нам проявить свободу выбора. Можно смотреть на мир, сознательно отмечая его невероятную красоту, его гармонию и сияние, целесообразность всех его деталей. Таков правильный метод использования дымовой завесы, которой мы отгорожены от высшей реальности. Суть этого метода состоит в том, чтобы попытаться проникнуть за завесу. Но можно видеть мир и по-другому: мелко, поверхностно, лишь в его пунктирных контурах; рассматривать его явления как цепь случайностей. Такой взгляд и есть зло. Добро и зло находятся только в плоскости восприятия.

Попытка увидеть невидимое, заглянуть за поворот называется «воспоминанием». В Торе есть мицва «помнить», видеть глубоко, до духовных уровней. Эта мицва открывает путь к высшей форме восприятия. Воспоминание о Творении, о нашем зарождении как народа, который вышел из Египта и получил Тору у горы Синай, — это и есть тот канал, по которому мы получаем жизненную энергию. Заповедь помнить Синай сформулирована так: «Берегись и весьма оберегай душу свою, чтобы не забыл ты того, что видели глаза твои…в день, когда стоял ты пред Б-гом у Хорева (Синая)». Не сказано «помни» — сказано «чтобы не забыл ты»: память о прошлом — естественное состояние еврейского народа. Мы всегда стоим у Синая; это наш привычный образ жизни; надо только не забывать о нем!

«Атем эдай. Вы — Мои свидетели!» Б-г назначил нас быть Его свитедетелями с момента Синайского откровения. Свидетелей вызывают лишь в тех случаях, когда исходный объект свидетельства пропадает из поля зрения. От них требуется вспомнить события, восстановить их ход.

Задача свидетелей состоит в том, чтобы выпрямить искривление, а не обманываться плавным изгибом пути. Имя еврейского народа — Исраэль. На иврите это слово состоит из двух частей: «яшар» и «эль», вместе — «прямой Всевышнего». Тора называет нас и другим классическим именем — «Иешурун», которое тоже включает в себя элемент «яшар», прямой, по отношению к букве «нун», обозначающей пятый уровень, уровень трансцендентального состояния. Самое первое слово Торы, с которого начинается рассказ о Сотворении мира, «берешит» («в начале») можно преобразовать в «яшар алеф+бейт+тав», что означает «прямой» от «алеф» и «бейт» (начала всего творения, всякого движения), или «прямой» от «ав», Отца, точки отсчета всего сущего, — до «тав», последней буквы еврейского алфавита, буквы завершения.

Таково наше главное свойство — непоколебимая прямота. Сказано в мидраше: создав человека, Б-г провел его по Эденскому саду: «Смотри, как прекрасен Мой мир, береги, не разрушь его». Всевышний говорит: Мой мир прекрасен, но ты, человек, обладаешь способностью разрушить его. «И Б-г выпрямил человека, но они (люди) осложнили все». Адам решил отведать плод от древа познания, и потенциальное зло стало реальным.

***

Теперь вернемся к посоху. В каббалистическом источнике, который мы цитировали ранее, сказано, что слово «матэ», посох, образовано от корня «ната» в значении «наклоняться», или «склоняться» к определенному курсу, или протягиваться, простираться от своего источника («Ноте шамаим ве-йосед арец» — Он простирает небеса и устанавливает землю). На самом деле, посох — это ветка, которая ответвляется, сгибается, простирается от ствола. Вот почему слово «матэ» на иврите означает не только «посох», но и племя, колено: двенадцать колен Израиля были ветвями, выросшими на одном стволе, которым был их отец Яаков; этот ствол, символизирующий главенство и единство, разошелся в двенадцать разных направлений своими ветвями, которые олицетворяют сыновей Яакова. Такое наблюдение неслучайно: в иврите есть еще одно слово — «шевет», обозначающее одновременно посох и племя, колено.

Можно сказать, что «матэ» находится на стыке неба и земли, там, где прямизна изгибается. Он — инструмент Творения, служащий раскрытию прямой и яркой линии Б-жественного присутствия в мире. Непосредственно им творятся чудеса; когда «матэ» появляется — мир склоняет голову. Но в том же «матэ» всегда может проявиться и все мировое зло. Его естественное ложе — рука человека, рука Адама в период Творения, руки Авраама, Ицхака, Яакова, Йосефа, Моше-рабейну. Находясь в этих надежных руках, «матэ» выглядит уникальным мировым шедевром из чистого сапфира. Но брошенный на землю или, в более абстрактном значении, на дно грубого материализма, во мрак низких страстей, он становится чистым ужасом. Но как исправить эту функцию? Схватите его за хвост и поднимите; обращайтесь с ним, как с «матэ». Несмотря на парализующий страх, обращайтесь с ним так, как полагается, держите крепко в руке. Только тогда, усмиренный и прирученный, он откроет вам свое истинное предназначение, свою святость. Ведь в действительности это — «матэ», посох, хотя змей тоже не был иллюзией.

***

Таков секрет «матэ», такова его загадочная двойственность. Теперь, приобретя новые знания, вернемся к ранее описанным событиям, чтобы глубже понять их. Стоя у горящего куста, лицом к лицу с Высшей реальностью, Моше-рабейну получил наглядный урок обращения с «матэ», посохом, и приобрел необходимое оружие для выполнения своей миссии. В его руке оказался наделенный святостью рычаг, дающий возможность воздействовать на земную реальность. Теперь Моше вступает в Египет, обитель зла. Евреи порабощены в Египте; в более абстрактном смысле, они изнывают под гнетом сил зла. Вот почему евреи находятся там — чтобы стать народом, который приобретет святость, вырвавшись из темного царства духовной нечистоты. Их вождю Моше предстоит судьбоносный поединок с царем зла. Это не дешевое состязание в магии, не попытка доказать превосходство своих колдовских чар над колдовскими силами противника. В Торе все гораздо серьезнее и глубже. Это диалог между добром и злом на высшем уровне. Именно на таком уровне добро должно, обязано победить зло — в момент формирования еврейского народа. Неслучайно этот поединок был увековечен в недельном разделе Торы.

Фараон говорит, что не знает никакого Б-га. «Не знаю — и все тут». Тогда Моше приступает к действиям: «Послушай, Фараон, ты искажаешь реальность, ты превращаешь “матэ” вселенной в первичного змея». Что отвечает Фараон? — «Это не твое дело!» Египет не удивишь такими фокусами; у нас все их учат и все знают. Его жена делает то же самое; дети — то же самое. Весь египетский народ увлеченно и мастерски трансформирует духовную правду в нечистоту. Моше, ты привез свой товар на переполненный рынок! Это не просто остроумная реплика, а важное положение, составляющее основу египетского манифеста. Что говорит ему Моше? Я специально привез сюда мой товар. Именно здесь эксперты оценят его высокое качество. Только здесь, в этом месте можно четко различить неуловимые, таинственно мерцающие грани, разделяющие добро и зло. Наступает кульминация схватки — посох Аарона проглатывает все другие посохи, превращенные в змеев — таким будет неизбежный финал этой грандиозной схватки: добро и святость окончательно поглотят зло. Но главное — посох Аарона вышел победителем, уже находясь в образе «матэ», а не змея. Вот она, главная мысль! Порочная ложь мирового зла будет побеждена благодаря реальности правильного восприятия, благодаря верности Истоку мироздания.

Зло стремится вогнать в землю «матэ» и изобразить его в виде «нахаша», змея. Наша задача — держать его высоко, в образе «матэ». Это нелегко. Пройдя развилку дороги, можно потерять верное направление. Чтобы вернуться домой, нам потребуются все наши силы, все наше мужество. Но именно в момент трансформации личности, когда, одержав победу, мы вырываемся из душных объятий страшного испытания на простор трансцендентальной ясности, раскрывается главный смысл нашей жизни. Вот почему мы здесь, на земле.


Царь Давид — легендарная фигура в еврейской истории. Кроме того, что он был царем и успешным воином, Давид много сил и энергии отдавал служению Всевышнему. Давид считается в еврейском народе величайшим праведником. Он сочинял восхваления — псалмы — в честь Б-га, он собрал книгу Теилим (Псалмов), многие из которых написаны самим Давидом. Именно Давид выкупил участок для постройки Храма и заложил его фундамент. Читать дальше

Царь Давид

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Давид. Поединок с Гольятом

Рав Александр Кац,
из цикла «Хроника поколений»

Когда в пределы Израиля вторглось войско филистимлян, Давид вызвался сразиться с богатырем Гольятом. После этой победы Давид завоевал любовь всего народа.

Давид. Мудрец, псалмопевец и пророк

Рав Александр Кац,
из цикла «Хроника поколений»

Оставаясь в Иерусалиме, Давид судил народ и изучал Тору. На вершине власти он сумел сохранить скромность.

Как назвать ребенка?

Переводчик Виктория Ходосевич

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.