Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«В большинстве моих высказываний вы найдёте лишь то, что большинство людей знают и в чём не сомневаются. Но в той же мере, в какой эти слова хорошо известны и их истинность очевидна, так же вполне обычно, что о них забывают»Рамхаль — Рав Моше Хаим Луццато, «Путь праведных»
Тема

Город-убежище

Города-убежища (ивр. арэй-миклат) — этим термином в Торе названы города с особым статусом, выделенные для проживания в них совершившего ненамеренное, случайное убийство. Выделить такие города и обеспечить хорошие пути, ведущие к ним (проложить дороги) — это одна и заповедей Торы. Всего таких городов-убежищ насчитывалось 48: 6 специально выделенных городов по обе стороны реки Иордан и, дополнительно, остальные 42 городов, принадлежащих левитам.

Оглавление

Общие сведения [↑]

Тора предписывает выделить шесть городов — три на правом берегу реки Йардэн (Иордан) и три на левом, — которые будут убежищем для тех, кто совершил непреднамеренное убийство (Бемидбар 35:15). Кроме того, убежищем мог служить любой из остальных сорока шести городов левитов. Убежищем — от чего? От мщения родственников убитого. Родственникам разрешалось мстить за убитого только за пределами этих городов.

Вторая причина, по которой убийца должен был жить в городе-убежище, — это необходимость искупить грех убийства, который он, пусть и ненамеренно, совершил. Ведь изгнание бывает подобно смерти…

Любой человек, совершивший убийство, старался бежать в город-убежище. Вскоре он должен был предстать перед Санхедрином (еврейским судом, состоявшим из двадцати трех судей). Если убийца успевал бежать, его вызывали из города-убежища, чтобы допросить. Санхедрин выслушивал его и допрашивал свидетелей убийства (если такие были). Когда судьи приходили к выводу, что убийство действительно было непреднамеренным, убийцу возвращали в город-убежище. Если же вывод был противоположный, его приговаривали к тому наказанию, которое предусматривается Торой за кровопролитие.

Если убийцу приговаривали к изгнанию, к нему приставляли двоих мудрецов для охраны, и они сопровождали его в тот город-убежище, куда он бежал вначале. Убийца не имел права откупиться от изгнания.

Если он успевал добраться до города-убежища или даже только до его пригорода, «кровники» уже не имели права ему мстить. Если они, всё же, убивали его в городе-убежище или пригороде, им полагалась смертная казнь за кровопролитие.

Пригороды, где родственники убитого не имеют права на месть, — это территория, границы которой — в трех (по мнению Рамбама) или в двух (по мнению Раши) тысячах локтей от города-убежища (около полутора километров или одного километра соответственно). Оставаться в пригороде, однако, убийце не позволено — он должен жить в самом городе, причем в одном, не переезжая из одного города-убежища в другой.

После того, как убийца поселяется в городе-убежище, ему запрещено покидать его, пока не умрет коэн гадоль (первосвященник). После его смерти изгнанник может оставить этот город, и с этого момента родственникам убитого запрещено ему мстить. Если убийца умирает раньше первосвященника, его хоронят там же, в городе-убежище. Если убийца был приговорен к изгнанию в город-убежище и умер, не добравшись до места назначения, его тело доставляют в город-убежище и хоронят там. После смерти первосвященника останки убийцы перезахоранивали в родовой могиле.

Если убийца вновь ненамеренно убил кого-то — на этот раз в городе-убежище, — он переселяется в другой квартал, но самого города не покидает.

Вместе с учеником-убийцей в изгнание уходит его учитель, а вместе с учителем — его ученики, т. к. для ученика остаться без учителя, а для учителя — без учеников подобно смерти.

Левит, совершивший ненамеренное убийство в своем городе, бежал в один из других городов-убежищ. Но если убийство было совершено за пределами его города, он мог продолжать жить в родном городе, не покидая его до смерти первосвященника.

Когда большую часть жителей города начинают составлять убийцы, этот город перестает служить убежищем. Город, в котором нет старейшин-мудрецов, не может быть убежищем для неумышленных убийц. Мудрецы выводят это из того, что сказано в Книге Йеошуа: «И кто убежит в один из городов этих, пусть станет у входа города и расскажет старейшинам города этого о происшедшем с ним, и примут они его к себе в город и дадут ему место, и будет он жить у них» (20:4). Если есть сомнение, является ли данный город убежищем для убийцы, «кровникам» запрещено ему мстить.

Заповедь о городах-убежищах стала обязательной к выполнению через четырнадцать лет после вступления евреев в Святую Землю и распределения земельных наделов среди колен Израиля. Выполнение заповеди о городах-убежищах возложено на царя, общество, Санхедрин и на самого ненамеренного убийцу. Эта заповедь может быть исполнена только в Земле Израиля и только тогда, когда в ней живет весь еврейский народ.

О том, какой убийца по Торе считается неумышленным в контексте закона о городах-убежищах, будет рассказано в других статьях. В них будет рассказано также о законах об убийце и кровомстителе. Здесь же речь идет только о самих городах-убежищах.

Расположение городов-убежищ [↑]

Города-убежища, выделенные на правобережье Иордана: Бэцер в равнинной пустыне колена Рэувена; Рамот в области Гилад, принадлежащей колену Гада; Голан в области Башан, принадлежащей колену Менаше. Города-убежища, выделенные на левом берегу Иордана: Кадэш в Галиле (Галилее) — город на горе в наделе Нафтали; Шхем — город на горе в наделе Эфраима; город Хеврон — на горе в наделе Йеуды.

В Талмуде сказано, что слева и справа от Иордана проходили «виртуальные» (как сказали бы сегодня) параллельные линии, на которых размещались города-убежища. Расстояние от южной границы Земли Израиля до Хеврона было примерно таким же, как от Хеврона до Шхема. От Шхема до Кадэша — как от Хеврона до Шхема, и столько же — от Кадэша до северной границы Земли Израиля. Хеврон находился напротив Бэцера, Шхем на одной параллели с Рамотом, а Кадэш — с Голаном.

Хотя города на правобережье Йардэна были выделены задолго до городов на левобережье, они не начали «действовать» в качестве убежищ, пока не были выделены города на левом берегу. Иными словами, все шесть городов «вступили в действие» одновременно. Так зачем Моше поторопился выделить три города на правом берегу? Моше сказал: «Если у меня есть возможность исполнить хотя бы часть заповеди, хотя бы какую-то ее долю, я должен это сделать».

Города, принадлежащие колену Леви [↑]

Эти шесть городов-убежищ, как упоминалось, — собственность колена Леви. Помимо этих шести городов, неумышленный убийца мог скрыться в любом другом городе, принадлежавшем колену Леви.

Объясняя связь между коленом Леви и спасением убийц, автор «Сэфер а-Хинух» пишет следующее: «Колено Леви было избрано для служения в Храме Творца. Левиты не получили надела в Земле Израиля. Им были переданы только шесть городов-убежищ и еще сорок два города для проживания в них. Из-за их духовного величия именно их города были избраны для поселения убийц, чтобы земля, наполненная их святостью, могла искупить грех убийства. Кроме того, левиты всегда выделялись своим добрым сердцем, человеческими качествами и особой мудростью. Поэтому они не могли причинить зла убийце, даже если он убил одного их из родных. Ибо они владели собой и, понимая, что убийство совершено неумышленно, могли взять себя в руки и поступить строго в соответствии с желанием Творца, освободившего такого убийцу от казни. Ведь всегда левиты отличались тем, что не считались ни с чем ради исполнения воли Творца, как сказано о них в Торе: Который говорит об отце своем и о матери своей — не ведал я их — и братьев своих не узнавал, и сыновей своих не признавал, ибо соблюдают они речение Твое и завет Твой хранят (Дварим 33:9)».

Заметим, что в течение сорока лет, когда еврейский народ странствовал по пустыне, лагерь колена Леви исполнял функцию города-убежища для тех, кто совершил неумышленное убийство.

Разница между разными городами-убежищами [↑]

Рамбам пишет, что между шестью первыми городами-убежищами и другими городами левитов существует два принципиальных различия. В целом можно сказать, что шесть городов-убежищ в основном предназначены для бегущих в них убийц, хотя и являются собственностью колена Леви, а остальные сорок два города в основном являются местом проживанием левитов, хотя и выполняют функцию убежища для ненамеренных убийц.

Поясним более подробно.

Во-первых: человек, неумышленно убивший ближнего, попав в один из шести первых городов, автоматически оказывается под охраной Торы, даже если он и не думал прятаться и не предполагал, что находится в городе-убежище. Сорок два остальных города левитов служат убежищем только тем, кто сознательно прибыл в них с целью спастись от кровомстителей.

Во-вторых, беженцы, проживающие в одном из шести городов-убежищ, не платят за проживание, а беженцы, скрывающиеся в остальных левитских городах, — платят.

Раби Пинхас Горовиц в своем комментарии «Паним Яфот» (к Бэмибар 35:14) говорит еще об одном различии между этими городами. В шести городах также проживали левиты, но если скрывающимся в них убийцам не хватало места, левиты должны были покинуть город-убежище. В остальных сорока двух городах левиты не должны были покидать свои города для того, чтобы освободить место беженцам, ищущим в них спасения. Об этом пишет и Машиах, к сорока восьми городам левитов прибавятся еще три города на землях «Кейнийца, и Кенизийца, и Кадмонийца» (Берешит 15:19), которые будут присоединены к Земле Израиля.

Обязанности суда по отношению к городам-убежищам [↑]

Для убежища суд должен был выбрать не слишком маленькие города: в таких могло не хватить продовольствия. Слишком большие города также не подходили: в них стекается множество людей, среди которых может оказаться и кровомститель. Города-убежища должны быть средней величины.

Под контролем раввинского суда расчищались и разравнивались дороги, ведущие в города-убежища, на развилках устанавливались указатели для того, чтобы человек мог максимально легко и быстро туда добраться, не став жертвой «кровника». Ширина дорог, ведущих туда, должна быть не меньше тридцати двух локтей. Ежегодно 15 числа месяца Адара раввинский суд отправлял работников для благоустройства дорог.

Суд заботится также о том, чтобы в этих городах было все необходимое для нормального существования беженцев — как в материальном, так и в духовном плане. Города должны располагаться там, где есть водные источники. Если источников нет, в город доставляется необходимое количество воды. Число жителей города должно быть достаточно большим, а если население сокращается, туда переселяют людей из других мест. Здесь должен быть рынок, где продаются продукты, одежда, утварь, медикаменты и т.д. Здесь должны быть синагоги и батэй-мидраш (дома учения).

Жертвенник в Храме — «город-убежище» [↑]

Говоря о городах-убежищах, нельзя не упомянуть о том, что жертвенник Иерусалимского Храма в некоторых случаях также выступает в роли убежища для неумышленных убийц.

В Торе сказано: «Кто ударит человека так, что тот умрет, да будет он предан смерти. Но если он не мыслил зла, а Б-г подвел под руку, то Я тебе назначу место, куда ему убежать. Если же кто злонамеренно умертвит ближнего своего, прибегнув к хитрости, то от жертвенника Моего возьми его на казнь» (Шмот 21:12-14).

Из этих стихов Торы мудрецы выводят следующий закон: только если коэн, приносящий жертву на храмовом жертвеннике, совершает УМЫШЛЕННОЕ убийство, его забирают на казнь от жертвенника. Но если коэн совершил ненамеренное убийство и во время служения в Храме находится на верхней поверхности внешнего жертвенника (внутренний жертвенник предназначен для воскурения благовоний), он защищен от кровомстителя. Суд приставляет к нему специальную охрану, которая доставляет его в один из городов-убежищ, где он остается до смерти первосвященника.

Подчеркнем: все упомянутые условия обязательны для того, чтобы жертвенник стал убежищем: именно коэн, именно непредумышленное убийство, только во время служения в Храме, только если коэн находится на верхней поверхности жертвенника и только если это жертвенник Иерусалимского Храма, а не временных храмов в Шило, Гильгале или Нове.

Может ли жертвенник служить убежищем для еврея, не являющегося коэном? В определенных ситуациях может. Так, если человек, который боится, что царь специальным указом прикажет его казнить или Санхедрин примет специальное постановление о его казни, вбегает в Храм и приближается к жертвеннику, он оказывается под охраной Торы. Причем в этом случае он не должен находиться именно на верхней поверхности жертвенника.

Понятно, что обычный смертный приговор, вынесенный судом, приводится в исполнение, даже если приговоренный находится около жертвенника Иерусалимского Храма или в городе-убежище.

Смысл заповеди о городах-убежищах — для нас сегодня [↑]

Из законов о городах-убежищах можно извлечь множество уроков, актуальных для нас, живущих в такие времена, когда эта заповедь еще не может быть исполнена.

Приведем мысль, высказанную основателем Гурского хасидизма, автором книги «Хидушей а-Рим».

Из того, что Всевышний предписал нам заботиться о безопасности неумышленного убийцы, мы должны извлечь очень важный урок. Человек, совершивший нарушение, пребывает в состоянии смятения, упадка, переживает в прямом смысле духовную катастрофу. Если не протянуть ему руку помощи, не дать надежду на прощение и возможность подъема, он может пасть еще ниже и сломаться как личность. Как Всевышний оберегает человека, совершившего тяжелейший грех убийства от настигающего его кровного мстителя, так и мы обязаны оказать помощь всякому оступившемуся, чтобы он смог выдержать этот удар, собраться с силами, раскаяться и всем сердцем вернуться к Творцу.

Выводить материалы