Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Непреднамеренное убийство

Человек, совершивший непреднамеренное убийство, вызывает двоякое чувство: с одной стороны, лишив ближнего жизни, он совершил тяжкий грех; с другой стороны, его поступку есть оправдание, т.к. он не имел преступного намерения. Какое убийство считается неумышленным? Каким образом человек, совершивший такое убийство, может искупить свою вину? Что он должен был делать во времена существования Храма — и как он должен поступать в наши дни, когда Храм пока еще не построен?

Оглавление

Общие сведения ↓

Источники в Писании ↓

Какое убийство считается непреднамеренным ↓

Вниз-вверх ↓

Многоэтапные процессы ↓

Убийство, совершенное слепым ↓

Действие, близкое к форс-мажору ↓

Убийство ненавистника ↓

Действие, близкое к преднамеренному ↓

Убийство, совершенное опосредованным или косвенным образом ↓

Во время совершения действия жертва находилась вне зоны опасности ↓

Убийство, происшедшее во время исполнения заповеди ↓

Убийство, происшедшее на территории, на которой жертва не имела права находиться ↓

Убийство в общественном владении ↓

Законы, применяемые в отношении человека, совершившего непреднамеренное убийство ↓

Уход в город-убежище ↓

После приговора ↓

Обязанность оставаться в городе-убежище ↓

Зависимость судьбы изгнанника от смерти первосвященника ↓

Места захоронения левитов и изгнанников ↓

Знаки почтения к убийце ↓

Рецидив ↓

Ученики и учителя ↓

Убийство кровника ↓

Левит, совершивший ненамеренное убийство ↓

Руководящие должности ↓

О городах-убежищах ↓

Отличия в законах между городами ↓

Город, большую часть жителей которого составляют изгнанники ↓

Город, в котором нет старейшин ↓

Размеры ↓

Дороги, ведущие в города-убежища ↓

Уровень жизни ↓

Храмовый жертвенник — убежище для непредумышленного убийцы ↓

Смертный приговор ↓

Исполнение заповеди об изгнании в наше время ↓

Общие сведения [↑]

Человеку, убившему своего ближнего непреднамеренно, Тора предписывает уйти в изгнание. В качестве мест изгнания Тора указывает на сорок восемь городов, принадлежащих колену Леви. Поскольку изгнание, как правило, переносится чрезвычайно тяжело, оно является для убийцы одновременно и наказанием, и искуплением за тот великий грех, который он, пусть и непреднамеренно, но совершил.

Исполнение этой заповеди возложено на царя, членов суда, общество и на самого убийцу. Эта заповедь может быть исполнена только в Земле Израиля и только тогда, когда в ней живет весь еврейский народ.

Заповедь об изгнании за непреднамеренное убийство является проявлением величайшего милосердия Творца — как в духовном, так и в физическом аспекте. Назначенные Торой города для изгнания, которое давало грешнику возможность искупления, одновременно служили ему и убежищем, обеспечивающим безопасность от жаждущих мести родственников убитого.

Сразу после дарования Торы местом изгнания и убежища для тех, кто был обязан уйти в изгнание за совершение непредумышленного убийства, являлся лагерь колена Леви. Только через четырнадцать лет после входа евреев в Святую Землю и распределения земельных наделов среди колен Израиля функцию места изгнания и убежища стали исполнять сорок восемь левитских городов.

Почему в качестве изгнания за неумышленное убийство были избраны именно места проживания левитов? Автор Сефер а-Хинух пишет: «Колено Леви было избрано для служения в Храме Творца. Левиты не получили надела в Земле Израиля. Им были переданы только шесть городов-убежищ и еще сорок два города для проживания в них. Из-за их духовного величия именно их города были избраны для поселения убийц, чтобы земля, наполненная их святостью, могла искупить грех убийства. Кроме того, левиты всегда выделялись своим добрым сердцем, человеческими качествами и особой мудростью. Поэтому они не могли причинить зла убийце, даже если он убил одного их из родных. Ибо они владели собой и, понимая, что убийство совершено неумышленно, могли взять себя в руки и поступить строго в соответствии с желанием Творца, освободившего такого убийцу от казни. Ведь всегда левиты отличались тем, что не считались ни с чем ради исполнения воли Творца, как сказано о них в Торе: “Который говорит об отце своем и о матери своей — не ведал я их — и братьев своих не узнавал, и сыновей своих не признавал, ибо соблюдают они речение Твое и завет Твой хранят (Дварим 33:9)”».

Источники в Писании [↑]

Сказано в Торе: (Бемибар 35:9-16): «И Г-сподь сказал Моше говоря: Скажи сынам Израиля, говоря им: когда вы перейдете через реку Иордан в землю Кнаанскую, то выделите себе города, которые убежищами будут для вас. И убежит туда убийца, убивший человека неумышленно. И будут у вас города эти убежищем от кровного мстителя, и не умрет убивший, прежде чем он предстанет перед общиной на суд. Из городов, которые вы определите, шесть городов для убежища будут у вас. Три города вы установите с правобережья Иордана и три города установите в земле Кнаанской: городами убежища да будут они. Для сынов Израиля и для пришельца, и для поселенца в среде их будут эти шесть городов убежищем, чтобы убегал в них всякий, убивший человека неумышленно».

И далее там же (22-29): «Если нечаянно, без вражды, толкнул он человека или попал в него каким-либо предметом или камнем, которым можно убить, не заметив, и тот умер. А он не враг ему и не желал ему зла. Судить будет община убийцу и кровного мстителя, исходя из этих законов. И спасет община убийцу от рук кровного мстителя, и вернет его община в город-убежище, куда убежал он. И будет он жить там до смерти первосвященника, которого помазали святым маслом посвящения. Если же выйдет убийца за пределы города-убежища, куда он убежал, и найдет его кровный мститель вне пределов города убежища его, и убьет кровный мститель убийцу, то на нем нет вины за кровь. Ибо в своем городе-убежище должен находиться он до смерти первосвященника. А после смерти первосвященника может возвратиться убийца в землю владения своего. И да будет это у вас постановлением закона в поколения ваши во всех местах проживания вашего».

В книге Дварим (4:41-43) сказано: «Тогда отделил Моше три города с правого берега Иордана со стороны, где восходит солнце. Чтобы мог убежать туда тот, кто убьет ближнего своего без умысла, не будучи врагом его ни вчерашнего, ни третьего дня, и убежит в один из городов этих и останется в живых. Бэцер в пустыни, на краю равнин у Рэувена, и Рамот в Гиладе у Гада, и Голан в Башане у Менаше».

И далее в книге Дварим (19:1-14): «Когда Г-сподь, Б-г твой, истребит народы, землю которых Г-сподь, Б-г твой, дает тебе, и ты вступишь в наследие после них, и поселишься в городах их и в домах их, то отдели себе три города в земле твоей, которую Г-сподь, Б-г твой, дает тебе для владения ею. Подготовь себе дорогу и на трое раздели страну твою, которой наделил тебя Г-сподь, Б-г твой, и будет это местом для бегства туда всякому убийце. И вот закон для убийцы, который убежит туда и останется жив: тот, кто убьет ближнего своего без умысла, не будучи врагом его ни вчерашнего, ни третьего дня. Также тот, кто пойдет с ближним своим в лес рубить дрова и размахнется рука его с топором, чтобы срубить дерево, и соскочит железная часть с топорища и поразит ближнего его и тот умрет, то он убежит в один из тех городов и останется жив. Ведь кровный мститель будет преследовать убийцу в горячности сердца своего и настигнет его, если далек будет путь, и предаст его смерти. И не положен ему смертный приговор, ибо не был врагом он его ни вчерашнего, ни третьего дня. Посему Я повелеваю тебе, говоря: три города отдели себе. А когда расширит Г-сподь, Б-г твой пределы твои, как клялся Он отцам твоим, и даст тебе всю землю, которую Он обещал дать отцам твоим. Если соблюдать будешь все эти заповеди, чтобы исполнять их, как я заповедую тебе ныне, любить Г-спода, Б-га твоего, и ходить путями Его во все дни, то прибавишь себе еще три города к тем трем городам. И да не будет пролита кровь невинного в земле твоей, которую Г-сподь, Б-г твой, дает тебе в удел, и да не будет на тебе вины за кровь».

В книге пророка Йеошуа (гл. 20) рассказывается о дополнительных трех городах, которые Творец ему заповедовал предназначить в качестве убежища для совершивших неумышленное убийство: «И говорил Г-сподь Йеошуа следующее: Скажи сынам Израиля, чтобы определили они себе города-убежища, чтобы мог убежать туда тот, кто убьет ближнего своего по ошибке, без злого умысла, и будут они у вас убежищем от кровного мстителя… И определили они Кадэш в Галилее, на горе Нафтали, и Шхем на горе Эфраима, и Кирьят-Арбу, она же Хеврон на горе Йеуды. А за Ярдэйном, напротив Йерихо, к востоку, определили Бэцер в пустыне, на равнине от колена Рэувена, и Рамот в Гиладе от колена Гада, и Голан в Башане от колена Менаше. И убежит туда убийца, убивший человека неумышленно. Это были города, установленные для всех сынов Израиля и для пришельца, живущего в среде их, чтобы убегал в них всякий, убивший человека неумышленно, дабы не погиб он от руки кровного мстителя, пока не предстанет он (на суд) перед общиной».

Какое убийство считается непреднамеренным [↑]

Чтобы решить, полагается ли убийце изгнание, необходимо установить, каким образом произошло убийство. Иногда оно могло являться форс-мажором или почти форс-мажором, и тогда за него не положено наказание и не требуется искупление. В ряде случаев убийство считается умышленным или почти умышленным, и тогда убийцу недостаточно обязать уйти в изгнание.

Вниз-вверх [↑]

Если человек поднимал с помощью веревки некий предмет, и тот вдруг упал и убил кого-либо; или он поднимался по лестнице и упал на кого-либо и тот погиб, — он не уходит в изгнание, то есть ему не полагается наказание. Но если падение произошло во время движения вниз: человек спускал какой-то предмет или сам спускался по лестнице — это определено как неумышленное убийство, за которое полагается изгнание. Разница в законе объясняется тем, что, по статистике, вероятность падения при спуске намного выше, чем при подъеме, и в данном случае гибель не является полной неожиданностью.

Многоэтапные процессы [↑]

Статус действия, состоящего из нескольких этапов, зависит от намерения того, кто это действие совершал. В качестве примера рассмотрим действия мясника, разрубающего тушу животного. Когда он поднимает топор и для большего замаха заносит его несколько назад, что фактически является опусканием топора вниз, все это действие расценивается как движение вверх, за которое не положено изгнание. Замахнувшись, мясник резко опускает топор вниз, чтобы ударить им по туше. Все это действие, которое начинается поднятием топора из-за плеча и завершается резким опусканием его на тушу, расценивается как движение вниз, и если во время этого мясник непредумышленно кого-нибудь убил, он должен уйти в изгнание.

Убийство, совершенное слепым [↑]

Непредумышленное убийство, совершенное слепым, считается форс-мажором, и за него не положено изгнание.

Действие, близкое к форс-мажору [↑]

Некоторые действия расцениваются как близкие к форс-мажору, за совершение которых не положено изгнание. Предположим, что, когда человек поднимался по лестнице, одна из ступенек проломилась и, упав вниз, кого-то убила. Или человек хотел бросить некий предмет в одну сторону, а тот полетел в другую и при этом кого-то убил. В этих и подобных им ситуациях убийство считается близким к форс-мажору, и к нему не относятся законы неумышленного убийства. Но если поднимающемуся по лестнице было известно, что ступенька неисправна, а потом, забыв об этом, он наступил на нее, она упала, и это привело к гибели человека, — он должен уйти в изгнание.

Убийство ненавистника [↑]

Если известно, что убийца ненавидел убитого им человека, тяжело предположить, что убийство было совершенно по случайности. Даже если он убежит в один из сорока восьми городов, он не обретет в нем убежище от кровных мстителей. Что значит в данном случае «ненавидеть»? Если он из-за ненависти к этому человеку не разговаривал с ним три дня и более.

Действие, близкое к преднамеренному [↑]

В некоторых других ситуациях убийство также считается близким к преднамеренному. Например, если человек считал, что разрешено убивать. Или он собирался убить одного человека, а по ошибке убил другого. Или хотел убить животное, а убил человека. Или он подходил к углу здания, выставив перед собой обнаженный меч, зная, что из-за угла в любой момент может выйти человек. Или если он толкнул ближнего телом. Во всех этих и подобных им ситуациях убийство считается почти преднамеренным, и к нему не относятся законы неумышленного убийства.

Убийство, совершенное опосредованным или косвенным образом [↑]

Если убийство произошло не напрямую, а опосредовано, виновный в нем не уходит в изгнание. Если дровосек рубил дрова, и топор, соскочив с топорища, кого-то убил — это считается прямым убийством. Но если топор, соскочив с топорища, сначала ударился о дерево и только после этого рикошетом угодил в кого-то и убил его — это считается опосредованным убийством, и за него не положено изгнание. В Талмуде приводится еще один пример опосредованного или косвенного убийства: некто бросил камень, чтобы сбить им финики с пальмы, упавшие финики попали на младенца, в результате чего тот погиб. Бросивший камень в изгнание не уходит.

Во время совершения действия жертва находилась вне зоны опасности [↑]

Предположим, что некто бросил какой-то предмет или сломал стену своего владения, и составляющие ее стройматериалы обрушились, причем в момент, когда этот человек совершал это действие, никого в зоне падавших предметов не находилось. После того, как предмет уже находился в движении, один из прохожих вошел в зону падения и, получив удар от этого предмета, скончался. В этом случае убийца не уходит в изгнание, т.к. Тора не говорила о ситуации, когда жертва сама «нарвалась» на гибель.

Убийство, происшедшее во время исполнения заповеди [↑]

Если человек применял силу, исполняя заповедь, и это привело к неумышленному убийству, он не уходит в изгнание. Так, например, если отец в рамках воспитательного процесса должен был применить телесные наказания к сыну, или учитель — к ученику, или посланник раввинского суда — к отказывающемуся явиться в суд человеку и т.п., и в результате этих действий наступила смерть, виновный в убийстве не уходит в изгнание.

Убийство, происшедшее на территории, на которой жертва не имела права находиться [↑]

Если некто без разрешения вошел в чужое владение, и хозяин этого владения его случайно убил, он не уходит в изгнание. Закон о непредумышленном убийстве распространяется только на те ситуации, когда убийство произошло на территории, на которой жертве было разрешено находиться. Поэтому если, скажем, человек зашел в столярную мастерскую, куда посторонним вход воспрещен, и обрезок доски, выскочивший из-под пилы, ударил его и убил, столяр не уходит в изгнание. Но если смерть произошла после того, как хозяин мастерской пригласил его зайти, то это считается непредумышленным убийством, за которое повинный в нем человек должен уйти в изгнание.

Убийство в общественном владении [↑]

Предположим, что некто бросил какой-либо предмет в общественную территорию или сломал стену своего владения и составляющие ее стройматериалы рухнули в общественную территорию, и при этом погиб прохожий. Закон в этом случае зависит от того, могли ли в этом месте в данное время находиться люди. Если теоретически они могли там находиться, и перед тем, как бросать какие-либо предметы в это место, человек должен был предпринять соответствующие меры предосторожности, и он этого не сделал, он в изгнание не уходит. Такой вид убийства считается близким к умышленному, и убийцу должны будут судить по всей строгости закона. Так же и в том случае, если в этом месте никогда не бывает людей, убийце не положено изгнание, но теперь по причине обратной: оно считается форс-мажором. Если же в определенное время суток там могут находиться люди, а убийство произошло в те часы, когда там теоретически никого не должно было быть, убийство считается непредумышленным, и за него полагается изгнание.

Законы, применяемые в отношении человека, совершившего непреднамеренное убийство [↑]

Уход в город-убежище [↑]

Человек, совершивший непреднамеренное убийство, сразу старался убежать в город-убежище. Если ему это удавалось, он в этом городе был защищен от покушений мстителей за кровь убитого. Раввинский суд, состоящий из двадцати трех членов, присылал к нему специальный наряд, чтобы доставить его в здание суда. Члены суда внимательно выслушивали показания обвиняемого и допрашивали свидетелей убийства (если они были). Когда судьи приходили к выводу, что убийство действительно было непреднамеренным, убийцу возвращали в город-убежище.

После приговора [↑]

Если убийцу приговаривали к изгнанию, к нему приставляли двух мудрецов для охраны, и они сопровождали его в тот город-убежище, куда он бежал вначале. Убийца не имел права откупиться от изгнания. Если он успевал добраться до города-убежища или даже только до его пригорода, кровники уже не имели права ему мстить. Если они все же убивали его в городе-убежище или пригороде, им полагалась смертная казнь за предумышленное убийство. Пригороды, где родственники убитого не имеют права на месть, — это территория, границы которой проходят в трех (по другому мнению — в двух) тысячах локтей (около одного или полутора километров) от города-убежища. Убийце не позволено оставаться на постоянное жительство в пригородной зоне. Он должен жить в самом городе, причем в одном конкретном, не переезжая из одного в другой.

Обязанность оставаться в городе-убежище [↑]

После того, как убийца поселился в городе-убежище, ему до смерти первосвященника (коэн гадоль) запрещено его покидать, даже для исполнения заповеди, дачи важных свидетельских показаний в раввинском суде и спасения людей от смертельной опасности.

Зависимость судьбы изгнанника от смерти первосвященника [↑]

После смерти первосвященника изгнанник может оставить этот город, и кровникам запрещено ему мстить. Если первосвященник умер после того, как суд принял решение о том, что убийца должен уйти в изгнание, убийца автоматически освобождается от изгнания. Если же первосвященник умер до того, как суд принял решение в отношении убийцы, то он имеет право покинуть город-убежище только после смерти первосвященника, назначенного после того, как было принято решение суда об его изгнании.

Если суд принял решение о том, что убийца должен уйти в изгнание, а первосвященника как такого не было вообще или он оказался некошерным для роли первосвященника (халаль, то есть, например, был рожден от коэна и разведенной женщины), убийца остается в изгнании навсегда. Также убийца остаётся пожизненно в изгнании, если жертвой или виновником непреднамеренного убийства являлся сам первосвященник, и в это время не было другого первосвященника.

Почему срок изгнания непредумышленного убийцы зависит от смерти первосвященника — в Писании напрямую не сказано. Раши (Бемибар 35:25) приводит два мнения, высказанных мудрецами Устной Торы. Во-первых, первосвященник своим служением в Храме раскрывает присутствие Всевышнего в нашем мире и продлевает жизнь людей, а убийство приводит к обратному — устранению Святого Присутствия и укорачиванию жизни. Поэтому неправильно, чтобы убийца продолжал спокойное существование при жизни первосвященника.

Во-вторых, поскольку первосвященник должен молиться за то, чтобы не случались подобные трагедии в народе при его жизни. Еще одно объяснение приведено в одной из старинных книг «Торат а-Минха» (драша 25, стр.272). Природа человека, претерпевшего страшную трагедию такова, что он немного успокаивается, когда с другим человеком случается то, что произошло у него. Тем более, если это человек, превышающий его по статусу. А кто более велик, чем первосвященник?! Поэтому, когда умирает первосвященник, кровомститель немного успокаивается, его гнев частично утихает, и убийца безопасно может вернуться из изгнания.

Места захоронения левитов и изгнанников [↑]

Если убийца умирает раньше первосвященника, его хоронят в том же городе-убежище, где он отбывал изгнание. Если убийца был приговорен к изгнанию в город-убежище и умер, не добравшись до места назначения, его останки доставляют в город-убежище и предают их земле. В обеих этих ситуациях после смерти первосвященника останки убийцы перезахоранивали в родовой могиле. Левитов, являющихся коренными жителями городов-убежищ, не хоронили в черте города и его пригородах. В качестве кладбища для левитов, проживающих в этих городах, был выделен специальный участок за пределами пригорода.

Знаки почтения к убийце [↑]

Если жители города-убежища оказывали знаки уважения и почтения по отношению к изгнаннику, он должен был им сообщить, что является убийцей, и только после этого ему было разрешено принять оказанные ему уважение и почет.

Рецидив [↑]

Если убийца вторично ненамеренно лишил кого-то жизни — на этот раз в городе-убежище, — он переселяется в другой квартал, но самого города не покидает.

Ученики и учителя [↑]

Вместе с учеником-убийцей в изгнание уходит его учитель, а вместе с учителем — его ученики, т.к. для ученика остаться без учителя, а для учителя — без учеников — подобно смерти.

Убийство кровника [↑]

Если непреднамеренный убийца лишил жизни кровника за пределами города-убежища, ему за это не положено наказание.

Левит, совершивший ненамеренное убийство [↑]

Левит, совершивший ненамеренное убийство в своем городе, бежал в один из других городов-убежищ. Но если убийство было совершено за пределами его города, он мог продолжать жить в родном городе, не покидая его до смерти первосвященника.

Руководящие должности [↑]

Человек, совершивший неумышленное убийство, не имеет права занимать руководящие должности, даже после того, как он искупит свой грех изгнанием. Тот, кто пусть даже неумышленно совершил столь страшное нарушение, не имеет право управлять людьми, решать их судьбы, занимать ответственные и важные посты.

О городах-убежищах [↑]

Отличия в законах между городами [↑]

Шесть из сорока восьми городов левитов в отношении законов об изгнании за неумышленное убийство выделены Торой особенно. На правобережье Иордана это Бэцер, Рамот и Голан; на левом берегу Иордана: Кадэш, Шхем и Хеврон. Чем эти города отличаются от остальных? Тем, что эти шесть городов, в основном, предназначены для изгнанников, а потом уже для левитов, тогда как остальные сорок два города, в основном, являются местом проживанием левитов, хотя и выполняют функцию убежища для непреднамеренных убийц.

В чем это различие находит свое выражение? Во-первых: человек, неумышленно убивший ближнего, попав в один из шести первых городов, автоматически оказывается под охраной Торы, даже если он и не думал прятаться и не предполагал, что находится в городе-убежище. Сорок два остальных города левитов служат убежищем только тем, кто сознательно прибыл в них с целью спастись от кровников. Во-вторых, изгнанники, проживающие в одном из шести городов-убежищ, освобождены от платы за жилье, тогда как изгнанник, находящийся в одном из остальных сорока двух левитских городов, должен был платить за съем квартиры. В-третьих, когда в шести городах-убежищах не хватало места для изгнанников, левиты должны были переехать жить в другое место, а чтобы освободить для них место в остальных сорока двух городах, — не должны были («Ор а-Хаим», Бэмибар 35:6; «Паним Яфот», там же, 14).

Город, большую часть жителей которого составляют изгнанники [↑]

Когда большую часть жителей города начинали составлять убийцы, этот город переставал служить убежищем.

Город, в котором нет старейшин [↑]

Город, в котором нет старейшин-мудрецов, не может быть убежищем, как сказано: «И кто убежит в один из городов этих, пусть станет у входа города и расскажет старейшинам города этого о происшедшем с ним, и примут они его к себе в город и дадут ему место, и будет он жить у них» (Йеошуа 20:4). Если в отношении того или иного города возникает сомнение, является ли он городом-убежищем, «кровникам» запрещено там мстить убийце.

Размеры [↑]

Города-убежища должны были быть не слишком маленькими и не слишком большими. В мелких городах иногда может недоставать продовольствия для прибегающих в них убийц. В слишком больших городах существует другая проблема: в них стекаются большие потоки людей, среди которых может оказаться и кровник. Т.е. города-убежища должны были быть средней величины.

Дороги, ведущие в города-убежища [↑]

Под контролем раввинского суда расчищались и разравнивались дороги, ведущие в города-убежища, на развилках устанавливались указатели для того, чтобы человек мог максимально легко и быстро туда добраться, не став жертвой кровника. Ширина дорог, ведущих туда, должна была быть не меньше тридцати двух локтей. Ежегодно пятнадцатого Адара под эгидой раввинского управления начинались работы по благоустройству дорог, ведущих в города-убежища.

Уровень жизни [↑]

Раввинское управление Земли Израиля было ответственно также и за то, чтобы в городах-убежищах имелось все необходимое для нормального существования изгнанников — и в материальной, и в социальной, и в духовной сферах. Города-убежища обязательно должны были находиться вблизи водных источников, а если такой возможности не представлялось, воду в нужных объемах доставляли в город извне. Население городов-убежищ должно было быть всегда многочисленным. Если число жителей в городе по какой-либо причине сокращалось, туда переселяли жителей других мест. В городах-убежищах должны были функционировать рынки, на которых бы продавалось все необходимое для жизни: продукты, одежда, утварь, медикаменты и т.д. В этих городах в обязательном порядке были выстроены синагоги и дома учения.

Храмовый жертвенник — убежище для непредумышленного убийцы [↑]

В Торе сказано: «Кто ударит человека так, что тот умрет, да будет он предан смерти. Но если он не мыслил зла, а Б-г подвел под руку, то Я тебе назначу место, куда ему убежать. Если же кто злонамеренно умертвит ближнего своего, прибегнув к хитрости, то от жертвенника Моего возьми его на казнь» (Шмот 21:12-14).

Из этих стихов Торы мудрецы выводят следующий закон: только если коэн, приносящий жертву на храмовом жертвеннике, совершает умышленное убийство, его забирают на казнь от жертвенника. Но если коэн совершил ненамеренное убийство и во время служения в Храме находится на верхней части внешнего жертвенника (внутренний жертвенник предназначен для воскурения благовоний), он защищен от кровника. Суд приставляет к нему специальную охрану, которая доставляет его в один из городов-убежищ, где он остается до смерти первосвященника.

Подчеркнем: все упомянутые условия обязательны для того, чтобы жертвенник стал убежищем: именно коэн, именно непредумышленное убийство, только во время служения в Храме, только если коэн находится на верхней части жертвенника и только если это жертвенник Иерусалимского Храма, а не временных храмов в Шило, Гилгале или Нове.

Может ли жертвенник служить убежищем для еврея, не являющегося коэном? В определенных ситуациях может. Так, если человек, который боится, что царь специальным указом прикажет его казнить или что суд примет специальное постановление о его казни, вбегает в Храм и приближается к жертвеннику, он оказывается под охраной Торы. Причем в этом случае он не должен находиться именно на верхней части жертвенника.

Смертный приговор [↑]

Смертный приговор, вынесенный судом, например, за преднамеренное убийство, идолопоклонство или запретную интимную связь, приводится в исполнение, даже если обвиняемый находится около жертвенника Иерусалимского Храма или в городе-убежище.

Исполнение заповеди об изгнании в наше время [↑]

В наши дни не исполняется заповедь об изгнании, т.к. современный раввинский суд некомпетентен принимать решения, связанные с телесными наказаниями и казнями, к которым относится приговор об изгнании (Рамо, «Хошен Мишпат», 425:1). Но даже если бы эта заповедь была актуальна и сегодня, мы не могли бы ее исполнить из-за того, что нам доподлинно неизвестно месторасположение городов-убежищ («Натан Пирье», «Макот», 9б).

Есть ли в наше время смысл добровольно уйти в изгнание в качестве искупления греха? В «Шулхан Арухе» («Йорэ Дэа», 336:1) сказано, что врач, который по халатности непреднамеренно послужил причиной смерти пациента, должен уйти в изгнание. Так что и в наше время изгнание влияет на искупление греха. Ведь в «Шулхан Арухе» приведены только те законы, которые актуальны в наше время. Аналогичное заключение можно сделать из слов и других законоучителей (см., например, «Кнесет а-Гдола», прим. к «Арбаа Турим», «Хошен Мишпат», п.425; в книге «Хашукей Хемед», «Санэдрин», 37б приведены доказательства в пользу этого утверждения из Талмуда и Рамбама). И все же, когда наступит полное Избавление, и все законы Торы будут исполняться в полном масштабе, все непреднамеренные убийцы должны будут уйти в изгнание (Хида, «Пней Давид», «Шофтим»).

Но останется ли заповедь об изгнании после прихода Машиаха, когда больше не будет смерти («Псахим», 68а)? Наши учителя говорят, что в изгнание должны будут уйти все те, кто совершил непредумышленное убийство до прихода Машиаха и не имели возможности исполнить заповедь об изгнании («Едей Моше», «Дварим Раба», 2:30).

Выводить материалы