Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Дурак говорит всё, что знает, мудрец — знает всё, что говорит»Рабби Симха Буним из Пшисха
Это история о самом ничтожном еврее города, заслужившем долю в Грядущем Мире…

Мы никогда не узнаем, мы никогда не узнаем… Друзья, мы никогда не узнаем, насколько глубока наша связь с теми, кого мы так сильно любим. Что мы знаем о собственных детях, женах, мужьях? Мы никогда не узнаем, как много добрых дел они сделали — иногда даже не подозревая об этом. Правда состоит в том, что Вс-вышний скрыт от нас, но иногда Он дает нам возможность увидеть одним глазком — насколько глубоки бывают люди, насколько особенными бывают люди.

Всем известно учение святого Бааль Шем Това: никогда никого не судите, потому что вы никогда не узнаете, как много добра они сделали, не ведая этого. Что мы знаем о другом человеке, как мы можем судить, насколько он свят? Ведь часто святость людей не видна нам.

В городе Кориц был рав — реб Пинхас, один из трех лучших учеников Бааль Шем Това. Все евреи Корица были святы. Все евреи Корица три раза в день ходили в синагогу, ели только кошерное, соблюдали субботы и праздники. Но был в городе один еврей — портной, шнайдер. Ни разу его не видели в синагоге, ни разу не видели, как он покупает кошерное мясо. А видели его обычно выходящим ночью пьяным из трактира.

Однажды реб Пинхас увидел какое-то собрание у синагоги и спросил:

— Что здесь происходит?

Говорят ему:

— Умер самый ничтожный еврей города, и никто не хочет идти на его похороны.

— Кто же этот еврей?

— Это Авреймеле-портной.

— Портной?

И тут ребе Пинхас начинает рыдать и всхлипывать:

— Ой-вей, гевальт, как мне больно… Мой друг Авреймеле-портной покинул мир… Когда похороны? Конечно, я пойду.

Евреи Кореца знали, что реб Пенхас почти никогда не ходит на похороны. И им стало ясно, что если он собирается идти хоронить портного, этот портной — наверняка один из 36 скрытых праведников. И все пришли на похороны, и все плакали: «Шнайдер, хейликер шнадер (портной, святой портной), помолись за меня, помолись за моих детей…»

Наши мудрецы учат: если хотите знать, какое место на Небесах уготовано человеку — посмотрите на его похороны. А эти похороны были совершенно особенными…

На следующий день реб Ейве, тоже один из лучших учеников Бааль Шем Това, которого в день похорон не было в городе, пришел навестить своего друга реба Пинхаса:

— Реб Пинхас, я не понимаю… Ты можешь ввести в заблуждение весь город, так что все решат, что этот портной был одним из 36 праведников, то мы-то с тобой знаем правду: это был очень простой еврей, и наверняка за ним числится полно грехов… Чем же он заслужил такие похороны?

Мы никогда не знаем, мы никогда не знаем…

— Я расскажу тебе, реб Ейве. Ты помнишь, мы с женой удочерили девочку, Фейгу? Мы воспитывали ее, как родную дочь. Сейчас ей уже 14 лет, и мы нашли ей жениха: сироту из соседнего города. Мы набрали денег в долг у всех знакомых, чтобы отпраздновать красивую свадьбу. Свадьба была несколько недель назад.

Всего за несколько минут до хупы жених подошел ко мне и говорит: «Ребе, ты забыл купить мне талит, как принято по нашему обычаю…» — «Ой-ой-ой, у меня уже не осталось сил искать человека, который бы одолжил мне денег на новый талит… Может, я куплю его тебе через месяц-другой?» Я увидел слезы в его глазах: он так ясно ощутил, что он — никто, и отца у него нет, и талита на свадьбе у него не будет. Тогда я сказал: «Подожди минутку… может быть, Б-г откроет для меня Врата…»

Я вышел на улицу в поисках того, кто одолжит мне десять рублей на талит. Я решил постучаться в первый же дом, в котором увижу свет. Я постучался к портному, он открыл мне дверь. В его лице было столько огня, столько доброты, столько святости. Он сказал: «Ребе, я и мечтать не мог, что ты придешь ко мне в дом! Знай, нет ничего, что бы я не сделал для тебя!» — «Дорогой Авреймеле, мне нужно десять рублей: купить талит жениху моей Фейгале» — «Я очень беден, я не могу дать тебе десять рублей, но вот один рубль — могу». Я поблагодарил его и благословил, взял рубль и с легким сердцем вышел на улицу.

Я успел пройти только один квартал, как услышал, что кто-то бежит за мной. Я обернулся: это был Авреймеле. Я остановился, поджидая его. Он плакал — так горько плакал. «Шнайдер, зиселе шнайдер (портной, дорогой портной), что у тебя болит, как тебе помочь?» — «Ребе, мне стыдно спрашивать, но приходится… Видит Б-г, как я беден… но если я дам тебе все десять рублей, как ты думаешь — будет у меня доля в Грядущем Мире?..»

Я положил руки ему на голову: «Шнайдер, дорогой мой шнайдер, я клянусь тебе Именем Б-га Живого, я клянусь тебе Б-гом Авраама, Ицхака и Яакова, я клянусь тебе Б-гом четырех праматерей, я клянусь тебе — у тебя есть доля в Грядущем Мире! Ты сделал такое доброе дело: отдал свои последние деньги на талит для сироты — я обещаю тебе, у тебя есть доля в Грядущем Мире».

Ты знаешь, реб Ейве, сегодня я шел за его телом, но душа его была завернута в талит — тот самый талит, который он купил для моей Фейгале.

Нам не дано знать, нам не дано знать — нам не дано знать, как свят может быть самый простой человек и как велика его доля в Грядущем мире…

Перевод Батшевы Эскин


Шестая заповедь. «Не убивай»

Рав Ефим Свирский,
из цикла «Десять заповедей»

В основе запрета на убийство лежит известное библейское положение о том, что человек создан по образу и подобию Всевышнего. Поэтому убийство - не что иное, как дерзкий и открытый бунт против Творца.

История жизни

Неизвестный автор

Добро, которые мы делаем другим людям, впоследствии возвращается. История о солдате, который был ранен арабским снайпером.

Под кровом Всевышнего

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Б-гобоязненный человек позаботится, чтобы за его столом каждый день сидел бедняк; он будет относиться к нему так, словно это один из праотцев, и подаст ему лучшие блюда, как подал бы их небесным гостям.

Корни семьи Штернбух

Сара Шапиро,
из цикла «Как смогу я видеть бедствие...»

На протяжении веков евреи страдали от преследований и погромов. Но и очередное место жительства не было благосклонно к переселенцам.