Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
История о том, как пожилого раввина едва не обвинили в краже старинной монеты. О сомнениях и их разрешении.
  • 1. Следует стараться вести себя так, чтобы не вызывать у других людей никаких подозрений и плохих мыслей. Люди не всегда способны правильно оценить ситуацию, и их поспешные выводы могут привести к нарушению заповеди «суди справедливо». (Обязанность судить о других с хорошей стороны тоже относится к ней. Учат это из стиха в книге «Бемидбар» (32:22): «И будете чисты перед Богом и народом Израиля».) Если есть необходимость действовать именно в той форме, которая, несомненно, вызовет у людей вопросы и подозрения, необходимо объяснить им, в чем причина такого поведения. Нельзя также упускать возможности предупредить об этом заранее.
  • 2. Этот закон не ограничен временем или местом. И мужчины, и женщины всегда должны придерживаться этих правил и приучать к этому своих детей.
  • 3. Необходимо также остерегаться даже таких действий, которые вызывают всего лишь тень сомнения.
  • * * *

    Однажды сын Хафец Хаима подал прошение о должности раввина в одном городе. В то же время еще один знаток Торы ходатайствовал об этом месте и прислал Хафец Хаиму свою просьбу направить общине города рекомендательное письмо. Он не знал, что сын Хафец Хаима тоже претендует на данную должность. С того момента Хафец Хаим стал искать для сына другое место. Он подумал, что после того как второй претендент узнает о намерениях его сына, он решит, что Хафец Хаим, узнав от него о вакансии, сразу направил туда своего сына, чтобы опередить других кандидатов.

    * * *

    Рава Авраама Софера (автора респонсов «Ктав Софер») пригласили на съезд раввинов, где присутствовали все самые известные знатоки Торы из Венгрии. На этой встрече рав Авраам рассказал о необыкновенной и очень ценной монете, которая переходила в их семье из поколения в поколение. Он сказал, что этой монетой пользовались во времена Второго Храма. «Насколько мне известно, — добавил он, — второй такой монеты нет больше ни у кого».

    Рав Софер достал монету, и все имели возможность посмотреть на нее, передавая из рук в руки. В какой-то момент монета неожиданно исчезла. Раввины начали спрашивать друг у друга, где монета. В воздухе почувствовалось напряжение. Через некоторое время мудрец встал и обратился к публике: «Я не сомневаюсь в том, что находящиеся здесь — порядочные и кошерные евреи, и, вполне вероятно, что один из них просто случайно перепутал ее с какой-то своей монетой».

    Присутствующие проверили свои карманы, но никто не обнаружил пропажи. Тогда предложили сделать по-другому, несмотря на то, что это было нелегкое решение: «Пусть каждый проверит карманы своего соседа». Один немолодой раввин, известный своей ученостью и праведностью человек, резко воспротивился этому предложению и попросил просто подождать пятнадцать минут. Когда время прошло, а монета не обнаружилась, он попросил новой отсрочки. Время шло, и облако подозрений незаметно приближалось к этому раввину. Через пятнадцать минут он встал и со слезами на глазах обратился ко всем присутствующим с просьбой подождать еще пятнадцать минут.

    И вдруг на всеобщее удивление появился шамаш (помощник рава Софера) и радостно сообщил, что нашел монету: когда он убирал скатерти, она выпала из одной складки. Это было приятное известие, но теперь все хотели услышать объяснения раввина, просившего приостановить поиски. Откуда он знал, что произошло, и почему не соглашался разрешить проверку своих карманов?

    Мудрец встал и обратился ко всем сидящим в зале:

    — Перед тем как прийти на этот вечер, я взял с собой монету времен Второго Храма, чтобы показать ее всем присутствующим. Я думал, что больше ни у кого в мире нет такой монеты. Но оказалось, что есть еще одна, и когда все начали ее рассматривать, я решил не доставать свою. А теперь представьте себе, как я себя чувствовал, когда каждого попросили проверить карманы своего соседа. Все бы приняли меня за вора. Я попросил присутствующих подождать, надеясь, что монета найдется, а сам начал молиться Всевышнему, чтобы Он спас меня от такого позора на старости лет. И вот моя молитва была услышана…

    7 сентября — 7 марта

  • 4. Не следует рассказывать другим людям о своих нарушениях заповедей «между человеком и Всевышним», но когда вы видите, что подозрение падает на других, можно открыться и рассказать, как все произошло. Более того, разрешается даже признаться в том, чего вы никогда не делали, с целью снять подозрение с других, но это уже относится к категории «меры хасидута».
  • * * *

    Однажды Рабан Гамлиэль позвал к себе других мудрецов для того, чтобы решить, добавлять ли месяц к текущему году[1] (делать ли очередной год високосным или обычным). Он позвал только семерых, но, к удивлению, обнаружил восемь человек.

    — Пусть выйдет тот, кто вошел без разрешения, — сказал Рабан Гамлиэль.

    Встал Шмуэль а-катан и сказал:

    — Я пришел без разрешения. Но я пришел не участвовать в самом заседании, а только поучиться мудрости.

    Рабан Гамлиэль разрешил ему остаться, сказав, что для такого человека, как он, подобные заседания должны быть открыты всегда. И еще добавил, что по алахе вся проблема лишь в том, что утвердить прибавление месяца вправе только те, кого пригласили это сделать.

    На самом деле без приглашения пришел другой человек, а Шмуэль а-катан спас его от позора.

    * * *

    Один раз, когда раби Йеуда а-Наси сидел и обучал Торе своих учеников, он почувствовал запах чеснока. Раби был чрезвычайно чувствителен к резким запахам, и запах чеснока мешал ему сосредоточиться. Ученики знали это, и обычно старались не есть ничего такого перед уроком.

    — Пусть тот, кто ел чеснок, выйдет, — сказал раби. Встал раби Хия и вышел из зала. Увидев это, один за другим поднялись все ученики и вышли вслед за ним. На следующий день сын раби встретил раби Хию и спросил, он ли был «нарушителем» на самом деле.

    — Не случится подобного в народе Израиля, — ответил раби Хия. (Т.е. это был не он, но он вышел, чтобы не подвергать стыду того, кто ел чеснок.)

  • 5. Если человек согрешил перед Всевышним и сделал это втайне от других, не разрешается рассказывать об этом — ведь он должен стыдиться этого. Если он рассказывает, то это выглядит, будто он не считает свой грех таким уж тяжелым.
  • Однако в случае, когда нарушение произошло на глазах у других, необходимо раскаяться в содеянном и рассказать об этом тем людям, которые видели это нарушение, чтобы его поступок не показался им обычным и позволительным.

    6. Если вы пытаетесь повлиять на своего товарища, чтобы отдалить его от различных нарушений, разрешается при этом упоминать о недавних его проступках и неудачах (по мере необходимости).

    Но запрещено рассказывать о прегрешениях ближнего Всевышнему во время молитвы, ведь Всевышний любит тех, кто судит евреев с лучшей стороны.

    В наше время считается, что далеко не каждый вправе упрекать и критиковать своего товарища. Главный критерий здесь: насколько вы сами далеки от подобных нарушений, и насколько тот, к кому вы обращаетесь, готов принять ваши слова и задуматься — см. главу 13 о заповеди «тохаха».

    8 сентября — 8 марта


    [1] Тора предписывает, чтобы Песах праздновался весной. Однако год, составленный из 12 лунных месяцев, короче солнечного на 10-11 дней, поэтому раз в несколько лет по решению крупнейших мудрецов поколения к году добавлялся еще месяц — второй Адар. Таким образом, разница между солнечным и лунным годом аннулируется.


    Суккот — праздник «кущей» — называют праздником радости и веселья. О смысле праздника Суккот, его законах и обычаях, а также о тех заповедях, которые исполняют во время Суккот — читайте в этом материале. Читать дальше