Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Именно 20-го Ияра второго года после Исхода из Египта еврейский народ впервые — по указанию Всевышнего — совершил переход в порядке дегелей и колен, выполняя и все остальные заповеди, установленные Всевышним на период странствий, как сказано в Торе: «И было, во второй год, во второй месяц, в двадцатый день месяца поднялось облако от Мишкана откровения. И поднялись сыны Израиля в походы свои из пустыни Синайской. И остановилось облако в пустыне Паран»

Двадцатое Ияра

После того, как еврейский народ подошел в Рош Ходеш Сивана первого года после Исхода из Египта к горе Хорев (Синай), он не сразу ушел оттуда, а оставался там двенадцать месяцев без десяти дней. Именно во время этой стоянки евреи получили Тору, согрешили, создав золотого тельца, и искупили этот грех. Здесь же, у горы Синай, они построили Мишкан и впервые собрали и установили его 1-го Нисана следующего года, здесь спустилось на него облако Шхины, казавшееся огнем в ночи (вдобавок к Облакам Славы, окружавшим лагерь еврейского народа еще до того, как был построен Мишкан). Здесь же 14-го Нисана евреи принесли пасхальную жертву, получили заповедь о «Втором Песахе», а в Рош Ходеш Ияра по приказанию Всевышнего приступили к проведению переписи по родам и семействам, о которой мы говорили выше. Здесь был пересчитаны все военнообязанные евреи-мужчины с точно установленной родословной в возрасте от двадцати до шестидесяти лет, а также все мужчины-первенцы и мужчины-левиты в возрасте от одного месяца.

После того, как еврейский народ был поделен на установленные .колена, роды и семейства, он был разделен на четыре дегеля (буквально: «флага») по три колена в каждом. Эти четыре дегеля окружали Мишкан с четырех сторон, а лагерь левитов (не входивших ни в один дегель) находился в середине. Отныне именно в таком порядке еврейский народ разбивал лагерь и в таком же порядке двигался в своих странствиях по пустыне.

Именно 20-го Ияра второго года после Исхода из Египта еврейский народ впервые — по указанию Всевышнего — совершил переход в порядке дегелей и колен, выполняя и все остальные заповеди, установленные Всевышним на период странствий, как сказано в Торе: «И было, во второй год, во второй месяц, в двадцатый день месяца поднялось облако от Мишкана откровения. И поднялись сыны Израиля в походы свои из пустыни Синайской. И остановилось облако в пустыне Паран» (Бемидбар, 10,1).

Как странствовали евреи

В Торе сказано: «Поднялось облако». Это и был знак сниматься с места. Ибо когда облако Шхины, окутывавшее Мишкан, поднималось и принимало другую форму — форму узкого цилиндра, евреи знали, что пришло время отправляться в путь. Они разбирали шатры, упаковывали свое имущество и грузили его на повозки или на спины вьючных животных — если они у них были. Те, у кого их не было, несли свои пожитки сами. В это время когены трубили в (две) свои серебряные трубы. Порядок трубления был следующий: Ткия, Труа, Ткия. Облако не трогалось с места до тех пор, пока Моше не произносил следующие слова: «Восстань, Г-споди, и рассеются враги Твои, и побегут ненавистники Твои от Лица Твоего» (Бемидбар, 10,35). После этого первым отправлялся в путь дегель Йегуды, в который входили колена Йегуды, Иссахара и Зевулуна.

После того, как отправлялся в путь дегель Йегуды, Агарон и его сыновья снимали занавесь Мишкана и покрывали ею арон, содержавший скрижали, на которых были записаны 10 заповедей. Арон и священная утварь (которые должны были нести левиты, входившие в род Кегата) — стол, золотой жертвенник, медный жертвенник и сопутствующая им утварь — все эти предметы уже были упакованы и прикреплены к шестам (при помощи которых их переносили).

Затем снова трубили в трубы в том же порядке — Ткия, Труа, Ткия, — и отправлялся в путь дегель Реувена, в который входили колена Реувена, Шимона и Гада. Левиты из родов Гершона и Мерари разбирали Мишкан, грузили составляющие его части на повозки и отправлялись в путь прежде, чем снимался с места дегель Реувена — вместе с дегелем Йегуды. После ухода дегеля Реувена снова трубили в трубы, и в путь отправлялся дегель Эф-раима, в который входили колена Эфраима, Менаше и Биньямина. Тогда же снимались с места и левиты из рода Кегата, которые несли священную утварь, а вслед за ними — и дегель Дана, в который входили колена Дана, Ашера и Нафтали.

В том же порядке евреи и разбивали лагерь.

Как только они прибывали на указанное Всевышним место, облако Шхины поднималось, растягивалось и накрывало дегель Йегуды. Однако оно не принимало свои обычные размер и форму до тех пор, пока Моше не произносил следующие слова: «Обернись, Г-споди, к десяткам тысяч семей Израиля» (Бемидбар, 10,35). Тогда останавливался весь дегель Йегуды, а облако располагалось к западу от него. Левиты из родов Гершона и Мерари сразу же принимались за сборку Мишкана и стен окружающего его двора под покровом облака Шхины. В то время, как они были заняты этой работой, подходил дегель Реувена и разбивал свой лагерь к югу от Мишкана. За этим дегелем шли левиты из рода Кегата вместе с ароном и священной утварью, которые немедленно размещались в уже воздвигнутом Мишкане. Затем подходили дегель Эфраима, располагавшийся к западу от Мишкана, и дегель Дана, располагавшийся к северу от него. Затем прибывали Агарон и его сыновья, приводили в порядок всю утварь Мишкана и расставляли ее на своих местах. После этого лагерь Израиля оказывался полностью воздвигнутым.

«Дегели» Израиля

Наши мудрецы (в Бемидбар раба) учили: Дегели Израиля были настолько священны и великолепны, что все народы мира смотрели на них с восхищением и спрашивали: «Что это, выглядывает как заря, прекрасное как луна, ясное как солнце, грозное, как войско со знаменами (нидгалот)!» (Шир га-ширим, 6,10) И отвечали сами себе: «Воротись, воротись, Шуламит, воротись, воротись, и мы наглядимся на себя» {Шир га-ширим, 7,1). Это значит: «Приблизься к нам, Израиль, соединись с нами, и мы сделаем тебя господином над нами». Но Израиль отвечал: «Что вам глядеть на Шуламит, словно на пляску в два ряда?» (Шир га-ширим, 7,1) То есть: «Какой смысл в величии, которое вы предлагаете нам? Разве это не “пляска в два ряда”? Разве можете вы дать нам то величие, которым оделил нас Всевышний в пустыне — дегель Йегуды, дегель Реувена и т.д.? Разве можете вы дать нам все это?»

Слова «Что вам глядеть на Шуламит?» означают: «Что в величии, которые вы нам предлагаете? Разве оно не “пляска в два ряда”? Разве можете вы дать нам величие, которое дал нам Всевышний в пустыне? Хотя мы и были грешниками, Он простил нас и сказал: “И да будет ваш стан святым”» (Дварим, 23,15).

Даже Билам, увидев Израиль, возненавидел его и понял, что не может причинить ему вреда, как сказано в Торе: «И поднял Билам глаза свои, и увидел Израиль, расположившийся по коленам своим» (Бемидбар, 24,2) — то есть разделенным на дегели. И тогда он сказал: «Кто сможет причинить вред этим людям, каждый из которых знает всех своих предков и все свое семейство!» Ведь в Торе так и сказано: «Расположившийся по коленам своим». Отсюда мы учим, что расположение по дегелям послужило великой славе Израиля и защитило его.

Каждый под своим флагом («дегелем»)

Глава каждого колена имел свой опознавательный знак: собственное знамя, цвет которого совпадал с цветом соответствующего этому колену драгоценного камня, вставленного в нагрудник Агарона. Именно отсюда и позаимствовали различные царства обычай обзаводиться знаменем собственной расцветки.

Колену Реувена соответствовал рубин, камень красного цвета. Красным было и его знамя, на котором были изображены корни мандрагоры.

Колену Шимона соответствовал топаз, камень зеленого цвета. На зеленом знамени Шимона был изображен город Шхем.

Колену Леви соответствовал изумруд. Знамя Леви было трехцветным — на треть белым, на треть черным и на треть красным. На нем были изображены урим и тумим (нагрудник первосвященника с вставленными в него драгоценными камнями, позволявшими узнать волю Всевышнего).

Колену Йегуды соответствовал карбункул. Его знамя было небесного цвета, и на нем был изображен лев.

Колену Иссахара соответствовал сапфир. Его знамя было темносиним. На нем были изображены солнце и луна в память о словах Писания: «И из сыновей Иссахара, умеющих понимать времена» (Диврей га-ямим I, 12,32).

Колену Зевулуна соответствовал алмаз. Его знамя было белого цвета, и на нем был изображен корабль.

Колену Дана соответствовал опал. Цвет его знамени походил на цвет сапфира, и на нем была изображена змея.

Колену Гада соответствовал агат. Цвет его знамени был смесью белого и черного цветов. На нем был изображен лагерь Израиля.

Колену Нафтали соответствовал аметист. Цвет его походил на цвет прозрачного красного неяркого вина. На нем была изображена лань.

Колену Ашера соответствовал хризолит. Цвет его знамени напоминал цвет драгоценного камня, которым любят украшать себя женщины. На нем было изображено оливковое дерево.

Колену Йосефа соответствовал оникс. Цвет его знамени был абсолютно черным. Этот цвет принадлежал сразу двум коленам потомков сыновей Йосефа — Эфраима и Менаше, родившихся в Египте. На знамени Эфраима был изображен бык, на знамени Менаше — антилопа.

Колену Биньямина соответствовала яшма. Цвет его знамени был смесью двенадцати цветов. На нем был изображен волк.

Каждый со своим родом

В Торе сказано: «Каждый при знамени своем со значками отчего дома их…» (Бемидбар, 2,2) Но ведь достаточно было сказать просто: «Каждый при знамени своем со значками — да стоят сыны Израиля». Для чего добавила Тора эти слова: «Значками отчего дома». Дело в том, что когда Всевышний приказал Моше:

«Раздели Израиль на дегели, как они просят», Моше опечалился. Он сказал: «Теперь между коленами Израиля вспыхнут бесконечные споры. Если я скажу колену Йегуды, что оно должно разбить лагерь на востоке, оно ответит: “Это невозможно — мы готовы остановиться только на юге”. Точно так же заспорят колена Реувена, Эфраима и все остальные. Что я буду делать?»

Но Всевышний ответил: «Моше, не волнуйся! Евреи вовсе не нуждаются в тебе для того, чтобы найти свое место в лагере. Они и сами превосходно его знают. В руках каждого из них находится традиция, восходящая к праотцу Яакову. Эта традиция точно указывает его место в дегеле. Даже Я не могу сообщить им ничего нового об их происхождении — они знают всю свою родословную вплоть до Яакова. Они окружат Мишкан в точно установленном порядке так же легко, как окружили когда-то ложе Яакова, на котором они несли его тело».

Рав Хама сын рабби Ханины говорил: «Когда для нашего праотца Яакова настало время покинуть этот мир, он позвал своих сыновей, благословил их и заповедал им идти дорогой, указанной Всевышним. В это час все они признали власть Небес. В самом конце своего поучения Яаков сказал сыновьям: “Когда вы будете нести меня — несите осторожно и бережно, позаботьтесь, чтобы ни один чужой человек не дотронулся до моего ложа, ни один египтянин и даже ни один из ваших сыновей, поскольку они родились у вас от кнаанеянок…” А затем он уточнил: “Сыновья мои: Йегуда, Иссахар и Зевулун понесут мое ложе, стоя у восточной его стороны, Реувен, Шимон и Гад — с южной, Эфраим, Менаше и Биньямин — с западной, Дан, Ашер и Нафтали — с северной. Йосеф не должен нести мое ложе, ибо он — властитель, и все вы должны относиться к нему с почтением. Леви также не должен его нести, так как ему (его потомкам) предстоит нести священный арон со скрижалями — ведь тот, кто несет ношу, данную ему Всевышним, не должен нести мертвое тело. Если вы поступите так, как я сказал, и понесете ложе с моим телом в указанном порядке, Всевышний установит разделение вашего лагеря на дегели.” После того, как Яаков скончался, его сыновья положили его тело на ложе и несли его в точности так, как он им приказал, как сказано в Торе: “И сделали сыновья с ним (Яаковом), как он заповедал им” (Берешит, 50,12)».


Пророк Ирмияу (Еремия) был свидетелем разрушения Первого Храма. Эту трагедию он оплакал в свитке Эйха. Пророк описывает ужасные картины гибели Иерусалима и бедствия, охватившие еврейский народ. Читать дальше