Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Однажды мне захотелось объяснить за субботней трапезой, кем был Авраам

Однажды мне захотелось объяснить за субботней трапезой, кем был Авраам? В норме объяснение удовлетворяет слушательниц, если удаётся найти аналогию.

Я спросил:

— Шошана (моя супруга) — гостеприимная?

В ответ всякие междометия и восклицания:

— Ещё бы! — Конечно! — и так далее.

Выдержав паузу, я добавил:

— Авраам был ещё гостеприимнее. Мне никто не возражал, но никто и не поверил.

О гостеприимстве моей супруги слагают легенды. Многие злоупотребляют, но что есть, то есть. У неё это природное. Я же гостеприимством никогда не отличался. Терпимость к гостям ко мне пришла в зрелом возрасте, уже после возвращения к Б-гу. И то не сразу и не в тех масштабах. Но вы же знаете — гостеприимство, как любое качество, не всегда безобидно.

Лет 20 тому назад у моей супруги были проблемы со здоровьем. Я договорился с врачом-шахматистом Коно Чхартишвили, что мы с женой придем к нему в пятницу до 5 часов в больницу. В 2 часа дня собрались выходить. В этот момент к супруге зашла её дальняя родственница, которую мы видели в первый и последний раз. И начался «сумасшедший дом». Меня услали за арбузом и фруктами. В итоге мы вышли из дому в половине шестого, и врач давно ушёл.

Жена обратилась к дежурному врачу, тот взял деньги, что-то вроде бы сделал и попросил, чтобы супруга осталась в больнице до понедельника.

В понедельник утром я её навестил, мне сказали, что через несколько часов её выпишут, и она отправила меня домой за вещами. Я вышел. У входа в больницу встретил тёщу. Та попросила: «Покажи мне, где палата?». Я неожиданно сразу согласился. Супруга удивилась: «Чего ты вернулся?» — «Меня твоя мама попросила». И вдруг Шошана потеряла сознание.

Я бросился бежать от неё. Супруга рассказала, что последнее, что она помнила: что я убегаю со страшной скоростью. Жена теряет сознание, а муж убегает?

Наверное, читатели уже успели меня обругать. Я знал, куда бежать. Врач Коно с улыбкой сказал мне: «Ничего страшного, поднимись к жене», и начал звонить, чтобы готовили операционную. Со всех сторон набежали врачи, началась операция. У супруги открылось кровотечение, ещё минута, и все бы было кончено.

Прошло три часа. Вышла врач. Спросила, какая у меня группа крови, сказала, что не могут остановить кровотечение. Я начал молиться, по-моему, первый раз в жизни. Вдруг у двери операционной показалась невысокая хрупкая женщина в белом халате, я решил, уборщица. Она позвонила, ей не открыли. Тогда она начала бить ногой в дверь и ругаться как последний сапожник. Я удивился: почему уборщица вдруг ругается? Та, которую я принял за уборщицу, оказалась профессором Эристави. Кто-то из врачей привез её из дома, она ворвалась в операционную и спасла мою супругу. Кстати, она была из древнего княжеского рода.

После операции в Тбилиси было жарко и рана долго не заживала. Коно посоветовал срочно поменять климат. Мы выехали в Южную Осетию, Джава. Я никогда не встречал настолько доброжелательных и гостеприимных людей! Незнакомые люди угощали нас фруктами, местным видом хачапури — хабижин. В общем, гостеприимство нас чуть не погубило, гостеприимство же нас и выручило. А через несколько лет началась война.

Кстати, я не хочу никого обвинять, я просто констатирую, что в командировках в Москве, когда мне хотелось чего-либо добиться, я сознательно усиливал грузинский акцент. А теперь надо бы абхазский?

Продолжим тему гостеприимства. Авраам на третий день после обрезания сидит у входа в шатер и поджидает гостей. Всевышний устроил зной, чтобы никто не выходил на улицу. Дать праведнику время подлечиться, отдохнуть от гостей. Авраам трагически страдает, возможно, его обуревают сомнения — что, если люди начали избегать его после обрезания? Возможно, он с моей супругой «одного поля ягоды»?

Всевышний не способен переносить страдания праведников и посылает к Аврааму своих ангелов. Я помню, к моей дочке должен был приехать в гости человек, которого мне было неприятно видеть. Учитель сказал мне: «Ты можешь с ним не встречаться, но ты не имеешь права запрещать человеку проявлять гостеприимство!»

Ангелы появляются именно в тот момент, когда Авраам общается со Всевышним. И он прерывает контакт и бежит встречать гостей! Почему? Потому, что любой умный царь понимает, что настоящее выражение почета — это не когда ему шаркают ножкой, а когда выполняют его законы. Творец установил закон гостеприимства. Однажды я спросил Учителя:

— Сколько времени я должен отдавать Торе, книгам и так далее?

— Любое дело, которое ты делаешь, делай на 100% или не делай вообще, — был ответ.

Авраам полностью отдается мицве гостеприимства, вовлекая всё новых участников. Не считаясь со временем и расходами. Но есть вопросы, в которых он не боится обидеть гостя. Полагая, что пришедшие — кочевники-арабы, он требует от них смыть с ног пыль, которой они поклонялись. А также — поблагодарить после трапезы Всевышнего. Если гости откажутся, то гостеприимством Авраама им воспользоваться не придётся. Праведник понимает, что все, что у него есть, ему дал Всевышний. Любое пренебрежение Им, в частности идолопоклонство, недопустимо.

Тора рассказывает дальше очень странную историю — о гостеприимстве Лота, племянника Авраама. Покинув праотца, гости (ангелы) идут к Лоту, живущему в городе Сдом. А в Сдоме гостеприимство приравнивается к государственной измене. Почему? Город богатый, и его жители боятся, что вот пустишь одного, другого, и они всё сожрут. Логично. И мы видим тому множество примеров. Помните, как в благоустроенном Ливане, «ближневосточной Швейцарии», приютили бедных палестинцев — и что вышло?

Логично, но преступно, потому что «любое собрание не во имя Всевышнего не устоит». Да и современная история подкидывает нам случаи неправоты сдомитян. В какой стране мира есть статус «беженца» — то есть того, кому было дома плохо и кого надо поэтому приютить? Правильно, в Америке. Вот страна, пусть и с некоторыми оговорками, процветает. И наверно, если бы принимала гостей ещё больше от души, процветала бы без всяких оговорок.

Но вернёмся в Сдом. Лот, воспитанный Авраамом, даже рискуя жизнью, проявляет гостеприимство в отношении ангелов. А те пришли разрушить Сдом. Главное обвинение на небесах: злость и издевательство над прохожими. И теми, кто дал им приют.

И что же? Может быть, это сохранённое стремление к добру позволило ангелам спасти ему жизнь? Нет. Мидраш говорит, что Лота спасла молитва Авраама. Авраам молился за всех жителей Сдома, но его молитва помогла только Лоту и его дочерям. Неисповедимы пути Г-сподни!

Впрочем, всегда ли они так уж неисповедимы? Говорят мудрецы, что «благословение на пустое место не падает». Вот и здесь молитва гостеприимного праведника Авраама помогла человеку, у которого было сходное свойство — гостеприимство.

Чем же отличается Лот от Авраама? Гостеприимство его сохранилось по традиции, вне системы заповедей. Поэтому оно не связано со Всевышним, и Лот переходит границу допустимого. Он рискует не только своей жизнью, что само по себе преступно, но жизнью всей семьи. В мире истины его бы спросили: «Тебя кто-либо звал? Зачем ты тащил их к себе в дом?» Кроме того, он, пытаясь откупиться от возмущённой его «преступлением» толпы, пренебрегает честью дочерей, что тоже категорически запрещено. «Дорога в ад устлана благими намерениями».

И всё-таки, Лот и две его дочери спасаются! Приглашайте гостей, друзья!


Аарон — родной брат Моше Рабейну. Великий мыслитель, пророк, первый в ряду первосвященников Храма, прямой предок всех священников-коэнов. Вместе с Моше сыграл ключевую роль в еврейской истории — при Исходе из Египта и за сорок лет блуждания по пустыне. Читать дальше