Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch

Осквернение имени Всевышнего и Освящение имени Всевышнего

11 мая 2005 года, темы:

Недельная глава "Эмор". Комментарий главного раввина Британской империи р. Й. Герца

"ולא תחללו את שם קדשי ונקדשתי בתוך בני ישראל אני ד' מקדשכם" (ספר "ויקרא",פרשת "אמור")

«И не оскверните имени моего святого и освящусь я среди сынов Израиля, Я Б-г, освящающий вас» (книга «Ваикра», глава «Эмор»).

«И не оскверните … среди сынов Израиля»

Эта заповедь настолько принципиальна, что можно сказать, что она вмещает в себя всю Тору, выражая основную идею взаимоотношений человека со Всевышним и проявления этих отношений как в повседневной жизни, так и в экстремальных ситуациях. Любому еврею запрещено осквернять имя Всевышнего, он обязан освящать его как всей своей жизнью, так и ценой жизни. Несмотря на то, что эта заповедь встречается среди законов, относящихся к когенам и к службе в Храме, она распространяется на всех без исключения сынов Израиля. Это относится как к повелению, так и к запрету, сформулированным в этом предложении.

«Не оскверните святого имени Моего»

Самым большим осквернением имени Всевышнего является нарушение трёх запретов, соблюдение которых рассматривается Торой как цель более высокая, чем сохранение жизни: запрет идолопоклонства, пролития крови и кровосмешения. Человек, который, спасая свою жизнь, нарушил один из этих трёх запретов, считается совершившим тягчайшее преступление – «осквернение имени Всевышнего». Особенно тяжёлым это преступление считается в том случае, когда нарушение закона происходит в присутствии большого числа евреев. Земной суд не может приговорить к смертной казни того, кто нарушил один из строжайших запретов Торы (запрет идолопоклонства, пролития крови и кровосмешения) не добровольно, а подвергшись насилию, когда за отказ совершить преступление ему угрожали расправой. Но само по себе осквернение имени Всевышнего является настолько ужасным преступлением, что даже пост и молитва в Йом-Кипур не могут искупить его. Только после смерти человека, его душа, представ пред Всевышним, будет держать ответ за совершенное ею. Само собой разумеется, что всякое запрещённое действие, совершаемое добровольно, всегда рассматривается не только как нарушение какого-то конкретного закона, но и как осквернение имени Всевышнего.

Другой аспект запрета осквернения имени Всевышнего заключается в требовании Торы, предъявляемом  к каждому еврею, быть предельно требовательным к самому себе и не совершать никаких действий, а также не произносить ни одного слова, которые могут послужить поводом для презрительного отношения к нашей вере или бросить тень на сынов Израиля. Поведение по отношению к неевреям должно быть предельно корректным, чтобы у них не сложилось ложных представлений о морально-нравственных нормах закона Торы. Каждый еврей должен помнить, что он  является защитником достоинства Всевышнего и от него зависит, насколько Слава Всевышнего распространится в мире, что честь и достоинство Торы, а также еврейского народа полностью отданы ему в руки. Народы мира справедливо воспринимают сынов Израиля как единое целое, и недостойные поступки одного еврея могут опозорить, а иногда поставить в опасное положение весь народ. На протяжении долгих веков изгнания подобное отношение к еврейскому народу не изменялось, и окружающие народы всегда были готовы отнести совершение преступления евреев за счёт его еврейства независимо от того, как далеко он отошёл от веры и сохраняет ли вообще связь со своим народом.

Мудрецы талмуда говорят: «Начинается нашествие диких зверей – из-за осквернения имени Всевыщнего» (Авот, 5:11). Это высказывание можно понять как аллегорию: всякий раз, когда евреи оказываются неспособными сохранить честь и достоинство имени Бога, который их избрал, в окружающих народах просыпается дикая звериная ненависть ко всем сынам Израиля, подогреваемая примитивными представлениями и предрассудками. Никто из тех, кто изучал историю еврейского народа, не станет оспаривать этого высказывания мудрецов. Ответственность евреев друг за друга, которая определяется самой природой вещей, принято объяснять, приводя в пример людей, плывущих в лодке в открытом море. Один из них начинает пробивать дыру в днище лодки, и когда все остальные пытаются помешать ему, он заявляет: «Какое вам дело? Ведь я пробиваю дыру под своим сидением!». Очень трудно объяснить такому человеку, что когда хлынет вода, всем сидящим в лодке придётся разделить с ним его печальную судьбу. Достоинство еврейского народа зависит от достоинства каждого его представителя.

«Чтобы освятился Я»

От сынов Израиля требуется нечто гораздо большее, чем выполнение запрета осквернения имени Всевышнего. Повелевающая заповедь, следующая за этим запретом, обязывает каждого еврея освящать имя Всевышнего. Запрет и повелевающая заповедь представляют собой две противоположности: еврей, живущий так, что о его действиях никто не может сказать ничего дурного, уже одним этим освящает имя Всевышнего. Тем более имя Всевышнего оказывается возвеличенным, если его поведение и поступки заставляют неевреев сказать: «Благословенна Тора, если приверженные ей и хранящие её закон поступают так». Однажды раби Шимон бен Шетах послал своих учеников купить для него верблюда у неевреев. Когда они привели ему верблюда, то обнаружилось, что драгоценная жемчужина прикреплена к его ошейнику. «Знал ли продавец о том, что жемчужина прикреплена к ошейнику верблюда?» - спросил раби Шимон бен Шетах. Услышав предположения учеников, что нееврею не было известно о том, что он продал им верблюда вместе с жемчужиной, он сказал им: «Вы полагаете, что я хочу воспользоваться формальным законом, гласящим, что я не обязан возвращать нееврею его пропажу, оставить жемчужину у себя? Верните ему эту жемчужину». Когда нееврей получил обратно свою драгоценность, он воскликнул:

«Да будет благословен Б-г Израиля!».

Высшая форма освящения имени Всевышнего – это отказ человека нарушить три строжайших запрета Торы (идолопоклонства, пролития крови и кровосмешения) даже под угрозой смерти. В то время, когда действуют государственные приказы, направленные на то, чтобы заставить евреев оставить соблюдение Торы, запрещено нарушать любую заповедь, более того запрещено отступать даже от любого обычая, распространённого в еврейском народе. Этот закон сыграл большую роль в жизни еврейского народа: не однажды евреи, жертвуя собой, поднимались на борьбу против своих притеснителей, запрещавших изучать Тору, совершать обрезание, соблюдать субботу и праздники. Так было во время восстания Маккавеев в 162 г. до н.э. Особенно отчаянной, самоотверженной и отмеченной самопожертвованием во имя Торы и освящения имени Всевышнего была эпоха правления императора Адриана, который целенаправленно стремился истребить знание Торы и соблюдение важнейших законов из среды еврейского народа. Восстание Бар-кохбы (132 – 135 гг. н. э.) было вызвано возмущением всего народа невиданным осквернением имени Всевышнего, когда Адриан на месте разрушенного в 70-м году Храма велел воздвигнуть капище языческому божеству. Другим периодом испытаний, когда проявилось духовное величие еврейского народа и готовность жертвовать собой во имя освящения имени Всевышнего, стала эпоха крестовых походов. Тысячи евреев, отказавшихся принять христианство, погибли мученической смертью от руки жестоких палачей или покончили жизнь самоубийством перед лицом неизбежной расправы, грозившей всем, кто не согласится изменить своей вере. «Еврейские святые мученики прошлых лет стали свидетелями истинности веры в единого Б-га. Они отдали свои жизни, чтобы освятить Его имя. Не нужно думать, что в наше время еврей не призван быть свидетелем истинности веры, Торы и Божественного Провидения, выстраивающего цепь событий в соответствии со словами, произнесёнными пророками. Если в наше время еврей гораздо реже оказывается в ситуации, когда он должен умереть ради освящения имени Всевышнего, то обязанность жить так, чтобы повсюду воздавали хвалу Творцу, не снимается с него никогда. Жизнь еврея должна быть прославлением Творца и свидетельством истинности его религии, дарованной ему свыше» (М. Джозеф).

«Среди сынов Израиля»

Как бы ни велика была заповедь освящать имя Всевышнего среди народов мира, ещё более велика заповедь освящать имя Всевышнего среди еврейского народа. Лишь упомянув имя Всевышнего, Моше заставил трепетать народы Моава, Амона и Эдома, но гораздо труднее было добиться должного уважения к имени Всевышнего от сынов Израиля. Именно потому, что ему не удалось найти пути освящения имени Всевышнего на должном, несравнимо более высоком, уровне среди народа, вышедшего из Египта, ему не было позволено войти в Эрец Исраэль, и он увидел её только с вершины горы, на которой закончил свои дни. «И говорил Б-г, обращаясь к Моше в тот же день, так: «Взойди на эту гору Аварим, гору Нево, что в стране Моав, что напротив Иерихона, и осмотри Страну Кнаан, которую Я даю сынам Израиля во владение. И умри на горе, на которую ты взойдёшь, и приобщись к народу твоему, как умер Агарон, брат твой, на горе Гор, и приобщился он к народу своему: за то, что вы… не явили святости Моей среди сынов Израиля» (Дварим,32:48 – 51).

Важно, чтобы неевреи с уважением относились к иудаизму, но ещё важнее добиться того, чтобы евреи осознали красоту Торы и величие своей религии.


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня
Десять дней раскаяния