Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
То, что человек отдаёт, он не теряет, «что отдал, то твоё». Это расширение, распространение его личности и индивидуальности.

Не существует в мире человека, в котором не было бы искры даяния. Это видно по его радости и веселью, которые никогда не могут быть полными, если он одинок, а также в его тоске по обществу, исходящей из глубин его души. А что лежит в основании этой тоски? Искра силы даяния.

Каждый человек очень хочет иметь детей, и тому есть два основания:

а) он ощущает детей как своё продолжение после смерти;

б) он чувствует нужду и необходимость в том, чтобы был у него кто-то, кого он будет любить и о ком будет заботиться.

Мы видим бездетных людей, которые взяли в свой дом сирот и усыновили их. Иные же крепко привязались к собаке или другому животному, как к ребёнку. Разве это не показывает нам, как глубоко спрятан в душе человека корень силы даяния?!

Здесь встаёт перед нами интересный вопрос: раз любовь и даяние обнаруживаются вместе, не является ли даяние порождением любви? Или наоборот, любовь возникает из даяния?

Мы привыкли считать даяние порождением любви, потому что любимому человек делает добро. Но есть иное мнение: человек любит плоды своих трудов, ощущает их как часть своей индивидуальности, будь то сын, рождённый или усыновленный, выращенное им животное, посаженное своими руками растение или построенный им дом. Человек относится с любовью к трудам рук своих, ибо видит в них себя. Я нахожу источник второго мнения в словах наших учителей из трактата Дерех Эрец зута /ч.2/: «Если ты желаешь быть преданным в любви своему товарищу, заботься о его пользе (делай ему добро)».

Эта любовь очень глубока. Посмотрим, что написано в Торе Всевышнего (единственном источнике полных знаний о глубинах духовных сил, так как лишь Творцу одному известны тайны души созданного Им человека):

«Тот, кто построил свой дом и не обновил его… тот, кто насадил виноградник и не почал его (после четырех лет)… тот, кто обручился с женщиной, но еще не ввел её (в свой дом)…» (Дварим 20:5-7) — всех их без различия возвращают домой при подготовке к войне. И подчёркивают наши мудрецы, что любовь к плодам своего труда подобна любви к обручённой девушке. Эта любовь, несомненно, порождена даянием.

Я был свидетелем следующих событий. Молодые родители души не чаяли в своем маленьком сыне. И вот началась война, и все жители тех мест бежали от врага. Случилось так, что перипетии войны разделили эту тесную семью: отец и сын остались по одну сторону фронта, а мать — по другую. И так были разлучены в печали и тоске несколько лет, пока не утихла война и не установился мир. Тогда и соединились вновь все члены этой семьи.

Но что удивительно: они не смогли восстановить потерянного. Любовь между отцом и сыном была более глубокой, привязанность более сильной, чем любовь между сыном и матерью. Она разлучилась с ним, когда он был малышом, а обрела его большим, непохожим и даже каким-то чужим, и всё ещё тосковала по разлучённому с ней малышу. Но всё это эмоции. В чём же корень проблемы? Корень в том, что воспитал и вырастил мальчика отец, а не мать. И это то, чего матери недоставало, что досталось отцу, а не ей. Любовь, проистекающая из даяния, вся перешла к отцу.

Общее правило: то, что человек отдаёт, он не теряет, «что отдал, то твоё». Ведь это расширение, распространение его личности, его индивидуальности, ибо это даёт ему почувствовать часть себя самого в своем товарище, которому он дал её. И в этом та привязанность, та спайка между людьми, которую называют «любовью».


Что такое вера? И если Иудаизм — это вера, то надо просто верить — сказать себе, что я верю и всё, или — это что-то сверхъестественное, чего нам не понять? Читать дальше

Верю, потому что разумно!

Рав Моше Пантелят

Если вера — это чувство, можно ли приказать чувству? Разве можно человеку приказать любить?

Иудаизм о вере

Рав Эльхонон-Буним Вассерман

Рав Эльхонон Вассерман об отношении иудаизма к вере и безверию

Мир верующего

Рав Шломо Вольбе

События Шестидневной войны заставили многих светских евреев задуматься и начать интересоваться своими корнями, искать ответы на сложные вопросы в еврейской традиции. В государстве Израиль впервые началось массовое движение тшувы. Предлагаемая вашему вниманию книга представляет собой собрание газетных статей и лекций рава Шломо Вольбе, благословенна память о праведнике, адресованных офицерам, жителям кибуцев и ученикам первых ешив для «баалей тшува»1. Сборник был опубликован анонимно, как и все остальные труды рава Вольбе, кроме «Алей Шур». Первоначально книга называлась «Бейн шешет ла-асор» — «Между шестью и десятью». Это первый перевод книги на русский язык, сделанный специально для журнала «Мир Торы»

Первая заповедь

Рав Ефим Свирский,
из цикла «Десять заповедей»

Что на самом деле произошло у горы Синай?

Основные принципы еврейской веры

Рав Цви Вассерман

Лекция, прочитанная на подпольном семинаре в Ленинграде в 1980 г.

Израиль и человечество 3. Цикличность: зависимость от Всевышнего и собственная значимость

Рав Рафаэль Айзенберг,
из цикла «Выживание. Израиль и человечество»

Точно так же, как ребенок стремится освободиться от взрослых, но возвращается к зависимости, терпя провал, цивилизованный человек пытается освободиться от Б-га до тех пор, пока неудачами неминуемо не будет возвращен к исходной точке. Подобно тому, как чередование зависимости и независимости ведет к более высокому уровню понимания и зрелости отдельной личности, поднимающаяся спираль человеческого развития ведет к более высокому уровню Б-госознания. Эти три этапа познания формируют основу чередующейся схемы зависимости и независимости, которая характеризует историю человечества в целом.

Средство достижения успеха

Рав Александр Кац,
из цикла «Взываю к тебе»

Что скрыто под маской?

Акива Татц,
из цикла «Маска Вселенной»

Если все исходит от Б-га, если весь мир отражает Его волю, то имеет ли смысл деятельность человека, все, что он совершает в этом мире?