Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Это Тора, а это награда за выполнение её заповедей?» — Чем виноваты праведники и маленькие дети, погибшие в огнях Катастрофы?

Поезда, сапоги и собаки… с этими тремя вещами ассоциируется детство для р. Исраэля Меира Лау.

Даже закрыв глаза, он не может от них избавиться. Он слышит жалобный непрерывающийся детский плач, побои и визги солдат гестапо и оскалённые клыки собак, стоящих рядом с ними. Видит отбор людей, снова и снова вопиющие от ужаса еврейские глаза, окровавленные лица отцов, которые пытались защитить своих детей. Слышит крики «шнел, шнел» (быстро), собачий лай, детский плач «мамэ, татэ» и стон матерей.

— Моё первое воспоминание? — спрашивает рав Лау, пытаясь заглушить лай собак, отдалить картину немецких сапог и заглушить шум поездов, — Первое воспоминание — это образ моего отца. Это та фотография, которая сопровождает меня, где бы я не находился, это детское воспоминание, которое навечно отпечатано в моём сознании.

Рав Лау в день освобождения из Бухенвальда

Я, маленький мальчик в возрасте пяти лет и четырёх месяцев, небольшого роста и с испуганным взглядом, поднимаю голову высоко-высоко, чтобы увидеть папу, с его большой бородой и в чёрном раввинском костюме; он стоит в центре участка недалеко от Большой Синагоги в Петракове, окруженный евреями. Вдруг подходит к нему солдат гестапо и вытащив резиновую дубинку, ударяет отца со всей силы по спине. Отец от силы удара нагибается вперёд, но через долю секунды выпрямляется, отходит назад и возвращается на то место, где находился до удара. Я вижу, как папа изо всех сил старается сохранить равновесие и не упасть к ногам немецкого солдата, чтобы не задеть моральных чувств евреев города. Папа пытается подбодрить евреев и вот на него обрушивается ещё один удар, а за ним ещё и ещё…

Эта картина выгравирована в моей памяти из-за того, что я своими глазами видел страшное унижение. Ребёнок, который отождествляет образ своего отца с героем, не способен смотреть, как его унижают. И даже сегодня, оглядываясь назад, на те 6 страшных лет войны, я понимаю, что самая страшная вещь, которую пришлось пережить во время катастрофы, была не голод, не холод и не побои, а страшное унижение. Когда ребёнок видит отца, избиваемого дубинкой и сапогами с гвоздями офицером гестапо, напуганного до смерти его собаками, почти падающего и униженного перед всеми — он несёт с собой эту страшную картину.

С другой стороны, я создал в моём сознании и другое воспоминание: ту секунду, когда папа большими духовными силами удержался от падения, выпрямился и не взмолил немецкого офицера о пощаде. Эта картина ещё раз показывает его духовную силу.

Несмотря на наши многочисленные просьбы, р. Лау отказался написать свою биографию. Его книга «не поднимай руки на мальчика», которая вышла в издании газеты «Едиот Ахронот», не является автобиографией в прямом смысле слова. В ней невозможно прочитать о сорока четырёх годах службы в рабануте, а только воспоминания о катастрофе с личной точки зрения, о выходе из огненного ада и возведении дома в Эрец — Исраэль.

Катастрофа и вера

Ежегодно раввин Исраэль-Меир Лау проводит «марш жизни», в котором принимают участие восемнадцать тысяч человек.

— Из опыта прошедших лет мне ясно, что люди, которые приехали на этот марш из разных стран мира, возвращаются с него намного более израильтянами, а израильтяне — более евреями», — говорит р. Лау.

Вопрос: На протяжении долгих лет высказывается претензия, что ортодоксальное еврейство «убегает» от темы катастрофы, потому что, ему трудно справиться со сложными вопросами…

Отвечает р. Лау: — Здесь существует совокупность причин или точнее их составляющих. Часть людей ощущает неудобство с тем фактом, что не все перенесли катастрофу, и не было возможности убежать с тех страшных мест. Это больная проблема, даже если объясняют сокрытием лица Всевышнего. Такое объяснение бедиавад, а не лекатхила. Очень, очень трудно с этим справиться, поэтому и убегают от ответа.

И тогда есть ещё одна важная тема: Вопрос «это Тора, и это награда за выполнение её заповедей?» — Чем виноваты праведники и маленькие дети, погибшие в огнях Катастрофы?

Моше рабейну пытался найти ответ на этот вопрос на примере судьбы раби Акивы. Пророк Ирмиягу спросил «Почему грешники преуспевают в своих делах?» Пророк Хаввакук удивлялся «Почему молчишь Ты, когда грешник “проглатывает” праведника?». Царь Давид говорит в Псалмах, что почти сошёл с тропы веры из-за того, что сказано «грешник — хорошо ему…». Йов после всех посланных ему страданий и испытаний спрашивает: «Почему?».

Я уже говорил, что в детстве у меня не было трещин в вере, потому что я просто не знал, что нужно верить, но в голове постоянно витало польское слово «Лачиго?» — почему? Что мы сделали вам, что вы так топчете наши души? Какой большой грех мы совершили, что нам полагается такое наказание? Я спрашивал «скажи, за что наказываешь меня?» «где написано обвинение?»

Ответа у меня нет. Ни тогда, ни теперь. Будущие поколения, может быть, смогут понять. Как объясняет Хатам Софер на вопрос Моше «покажи нам пути твои»: объясняет Гемара, что «Всевышний отвечает, что только сзади сможете увидеть меня, но не лицо моё». Говорит Хатам Софер, что человеческий взгляд и понимание очень ограничено. Только сзади сможете увидеть меня, только через годы, оглянувшись назад, можно будет понять, но лица моего не увидите — во время происшествия событий не сможете понять. Мы всё ещё очень близки к этой теме. Всё то время, пока люди с выжженными номерами находятся среди нас, эти вопросы продолжают быть колющими. У верующего человека есть ответ: «нет подобного Б-гу и порой невозможно Его понять».

Вопрос: Катастрофа по-разному изменила многих людей. Каждый вынес из неё что-то и стал кем-то другим. Что вы взяли для себя из этого страшного периода?

Я рад, что вы воспользовались выражением «взять что-то для себя». В прошлом я слышал выражение «пропустить катастрофу в сознание людей», и ужасался от сказанного. Что значит пропустить в сознание? С помощью чего? Железа? Взорвать какую-то стену? Я не понимаю.

Прежде всего, я, спасшийся от Катастрофы, думаю, что каждый из нас, кому удалось выжить, должен задаться вопросом, за что я заслужил выжить, в то время, как другие не выжили? Может быть, у меня есть какое-то предназначение, какая-то функция? Может быть, я должен что-то сделать?

Ещё один важный вывод из этого, что много разных мыслей есть у человека, но случается только то, что задумал Всевышний (человек предполагает, а Б-г располагает) — пытались уничтожить нас, стереть с лица земли и вот еврейский народ жив. Много страданий и испытаний, но мы живы. Программы таких организаций как СС и СР, гестапо и инквизиция не смогли уничтожить ту маленькую овечку, которая выжила несмотря на нападения 70 волков.

У меня также есть вывод по поводу местоположения Эрец Исраэль. Это название я впервые услышал в Бухенвальде, и с тех пор постоянно его повторял. Я не историк, и не философ и я не знаю, что бы было, если бы провозгласили государство Израиль на 10 лет раньше, т. к. неисповедимы пути Всевышнего, но тот, кто и сегодня продолжает верить в благосклонность народов по отношению к евреям, не знает продолжения пасука «милость народов обманчива». Они хорошо к нам относятся пока мы им нужны, но еврей должен идти домой и не менять изгнание на изгнание.

Вопрос: Антисемитизм в наше время похож на антисемитизм перед катастрофой?

Выражения похожи, отравленная атмосфера тоже, похожи даже карикатуры в газетах.

Вопрос: Рав думает, что может опять вспыхнуть катастрофа?

Я очень боюсь, что да.

Вопрос: Снова попытаются нападать на детей с собаками, сапогами и поездами?

Я думаю, что да. Говорят, что ненависть она из-за арабо-израильского конфликта. Это просто повод, как любой другой. Евреи в Германии говорили, что польских евреев ненавидят из-за того, что они другие. Что случилось? Уподобились неевреям, и именно из Германии вышла та убийственная ненависть, которой не знали прежде. Иногда поводом является, что мы другие, иногда такие же, иногда, что у нас нет государства, а сегодня, что оно у нас есть. Всё это только поводы. В последние годы книга «Майн камп» снова превратилась в бестселлер, разрушают еврейские кладбища. Всё также, как и было тогда.


Эту молитву читают стоя, не сходя с места и не отвлекаясь, с сознанием того, что молящийся предстает перед Вс-вышним — Царем царей. Амиду читают ежедневно три раза в день, и это приурочено ко времени выполнения служений в Иерусалимском Храме. Читать дальше

Молитва Шахарит. Молитва Шмоне Эсре

Толдот Йешурун,
из цикла «Еврейские молитвы. Перевод сидура»

Предлагаем вашему вниманию основную часть утренней молитвы, которая носит название «Амида» или «18 благословений» Эту молитву произносят шепотом, стоя, отсюда и ее первое название (на иврите глагол «лаамод» означает «стоять»).

Молитва Маарив. Молитва Амида, окончание молитвы

Толдот Йешурун,
из цикла «Еврейские молитвы. Перевод сидура»

Вечернюю молитву читают после выхода звезд. Она состоит из благословений до чтения «Шма Исраэль», после чего следует молитва «Амида».

Про дополнительные вставки в молитвы в «Десять дней Раскаяния»

Рав Ицхак Зильбер

В последний месяц года мы должны каждый день подумать и вспомнить, что мы сделали не так, что нам нужно исправить

Тайна восемнадцати благословений. Сосредоточение во время молитвы

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Кому-то может показаться, что просьбы направлены к всемогущему роботу, приводящему в мир землетрясения, автомобильные катастрофы, ураганы... Глава из книги "Тайна восемнадцати благословений"

Кицур Шульхан Арух 18. Законы молитвы «Шмонэ Эсрэ»

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Тайна восемнадцати благословений. Благословение первое

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Сравнив Всевышнего с кем или чем бы то ни было, мы неизбежно уподобимся малышу, лепечущему: "Всевышний – как мой ребе!". Глава из книги "Тайна восемнадцати благословений"

О порядке дня и молитвы

Раби Моше Хаим Луццато РАМХАЛЬ,
из цикла «Дерех Ашем»

Тайный смысл некоторых ежедневных обрядов, заповедей и молитв.

Продавец алмазов

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Молитва стала неотъемлемой частью нашей жизни . Выделяя для неё драгоценное время, мы вправе спросить: что же, в сущности, такое молитва, какой она должна быть, и как использовать её до конца? Что сказать о хозяйке, еженедельно пекущей халы, равнодушной к их качеству? Хозяйке, не стремящейся совершенствовать мастерство? Затратив столько сил, возлагая столько надежд, можно ли с безразличием отнестись к результату? Цель этой книги — понять: что происходит во время молитвы? Какие возможности открываются, что за трудности стоят на пути? Молитва — не ещё одна нагрузка (стирка, уборка, а теперь и молитва), но радость и удовольствие. Молитва приятна и сладка. Вкусив из этого плода, мы будем искать свободную минутку, чтобы отведать от него ещё. Мы ощутим неизбывную потребность постоянно окунаться в эти прохладные воды, чтобы, ощутив прилив новых сил, провести наш день, со всеми его трудностями, полными оптимизма и уверенности в успехе.

Врата молитвы 5. Стояние

Рав Шимшон Пинкус,
из цикла «Врата молитвы»

Повторение молитвы

Таблица законов прерываний во время молитвы

Рав Йеуда Володин

Что делать, если опоздал на молитву или молишься медленно? Когда можно отвечать «амен» на молитву кантора и общины, а когда нельзя?

Тайна восемнадцати благословений. Что мешает молитве?

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Сказать, что у девяноста девяти процентов молящихся сложности с сосредоточением в молитве, было бы неправдой. Эта проблема затрагивает все сто процентов молящихся. Глава из книги "Тайна восемнадцати благословений"

Тайна восемнадцати благословений. Благословение шестое. Просьба о прощении

Рав Давид Штайнойз,
из цикла «Главы из книги «Тайна восемнадцати благословений»»

Только Всевышний может разрешить вернуть, как в шахматной игре, безответственные шаги назад... Глава из книги "Тайна восемнадцати благословений"