Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
«Люби мир и добивайся мира, люби людей и приближай их к Торе»Пиркей Авот 1, 12
Мы начинаем курс занятий, на которых попробуем изложить основные принципы воспитания детей. Наше первое занятие посвящено общим положениям, определениям, тем теоретическим принципам, которые лежат в основе всех практических выводов.

Стенограмма одноименной аудиолекции рава Ашера Кушнира

Надо учиться быть родителем

Для начала зададим риторический вопрос. Предположим, что ваш ребенок должен пойти в первый класс. В вашем районе — две школы. Одна находится в великолепном здании прекрасной архитектуры. Внутри отделка из мрамора, чистота, оборудованные классы, компьютеры, бассейны — всё прекрасно. Единственное, все учителя — родственники директора, без дипломов, без педагогического опыта. А вторая школа — барак. Не уютно, не чисто, неприглядно, но все учителя кандидаты педагогических наук и выше. Куда вы пошлёте своего ребёнка? Естественно, все ответят — в барак. Почему? Там учителя хорошие. Мы понимаем, что в школу ходят не ради красивых стен, а для того, чтобы у учителей научиться хорошему. Мы ценим учителей, ведь они долго готовились стать педагогами. Для того чтобы стать хорошим учителем, надо учиться пять лет и ещё хотя бы три года стажа.

Получается, что учителям требуется восемь лет учёбы, чтобы родители могли доверить им своё чадо на несколько часов в день. И тут мы должны задать себе непростой вопрос. А сколько учились мы, чтобы стать мамой и папой на всю жизнь?!! Ответ — нисколько.

Конечно, через 20 лет накопится опыт и можно будет поделиться своими ошибками. Но молодая пара — откуда им знать, как растить детей? Однажды я об этом спросил одного молодого папу, на что он мне ответил: «А что, родился, пусть живёт. Кормить будем, зарабатывать теперь надо…». Недавно молодой отец позвонил и спросил:

— Что делать? Сын жену бьёт. Я ему сказал этого не делать, а он не реагирует! Я даже стукнул его — не помогает.

— А сколько лет ребенку?

— Год и два месяца…

Скажите, откуда знать молодым родителям, что именно делать с детьми? Когда сказать, а когда промолчать? Когда разрешить, а когда запретить? Когда наказать, а когда не заметить? Это не приходит само собой по интуиции. Всему этому надо учиться.

Какой-то парадокс есть в мире. В школе нас готовили к взрослой жизни. Нас обучали чему угодно, от нотного стана до тригонометрии, и конкретное практическое применение этому есть, но немного и у немногих. Но когда приходит взрослая жизнь, практически все женятся и выходят замуж, и становятся родителями, и единственному самому важному и нужному для нас в жизни — как быть мужем и женой, как быть родителями — этому нигде не обучают! А ведь без этого не обойтись. Человек может получить профессию. Не понравилось — её можно поменять. Место работы можно поменять, но детей поменять нельзя и невозможно перестать быть родителем!

Быть родителями это колоссальная ответственность!

Но, к сожалению, типичная картина, когда молодая пара женится и рождаются дети: семейная жизнь входит в рутину, родители заботятся о ребёнке, но в основном о себе — работа, дела, мечтания, обиды… Все бегут, постоянная занятость. Но вот времени, чтобы осмыслить свою родительскую роль, — увы, нет!

Более того, абсурд и трагедия подобного положения в том, что отвечать за это не надо. В любой профессиональной области не допустят человека к работе, пока не удостоверятся, что он специалист, что у него есть диплом. Чтоб ничего не испортил. Если инженер — чтоб косинус с синусом не перепутал, а то мост может упасть. Если электрик, то надо знать, что с чем соединить, чтобы замыкания не было и т.д. Единственный род деятельности, для которого не требуется ничего — ни разрешения, ни диплома, ни знаний, — это быть мужем и женой, быть родителями. Что хочу, как хочу, так себя и веду! В этом и абсурд, что в отличие от людей других профессий, где за отсутствие соответствующего разрешения можно привлечь к суду, родители не несут никакой ответственности за свои ошибки и неподготовленность. Они могут делать со своими детьми что угодно, и никто им слова не скажет.

Быть мамой и папой это великая роль! И мы должны быть к ней готовы, постоянно учиться и повышать свою квалификацию. И как много горечи и боли, неудач и потерь можно избежать, благодаря, порой, маленькому совету или даже небольшой осторожности и продуманности действий.

Надо учиться, потому что мир изменился

Но некоторые спросят: а для чего учиться? Мы же помним, как нас воспитывали, вот так и мы своих детей в том же духе воспитываем. Мои родители ничему не учились, и, тем не менее, я вырос нормальным!

Да, в конечном итоге все действительно вырастают. Вопрос — кем, вопрос — каким. Всегда забавно наблюдать, как эти эталоны «нормальности» всего лишь через пару минут начинают жаловаться на свои вечные проблемы и неудачи…

Но дело даже не в этом. Не все выросли неудачниками, и порой даже из разрушенной семьи могут выйти душевно здоровые и воспитанные дети. Проблема в том, что многое изменилось в мире и старый опыт жизни не всегда приемлем для современного общества. Вспомните: как росло старшее поколение, как они относились к своим родителям и учителям? А теперь присмотритесь, как растут современные дети: тут папа в ужасе, там мама в обмороке.

— Леночка, выбрось мусор! — даже голову не поднимет.

— Лёня, сделай уроки!

— Не приставай!

— Сделайте тише музыку!

— Говорите громче!

Крики, грубость, оскорбления, порой открытая наглость, вандализм, хулиганство. Дети стали относиться к родителям как к полезным ископаемым — это тогда, когда они полезны, то есть дают то, что детишки просят. А если не дают, то отношение — как к древним окаменелостям, как к «предкам»… К сожалению, эта картина многим родителям до боли знакома.

Что изменилось? Почему дети перестали слушаться? В чем корень зла? Если искать ответ в одном слове: у родителей исчез… авторитет. Авторитетный родитель скажет — Леночка выполнит. Неавторитетный родитель скажет — Леонид даже не повернётся.

Если же захотим понять поглубже, что изменилось, то тогда стоит проанализировать подходы к воспитанию, сложившиеся на данный момент. Дадим им условные названия:

· Устаревший

· Никакой

· Современный

Рассмотрим их более подробно.

Метод воспитания — «устаревший»

Устаревший метод воспитания всем нам знаком. А некоторым «до боли» знаком. Мы с ним выросли. В старом мире авторитет взрослых был беспрекословным. Он добывался постоянными замечаниями, критикой, строгостью, силой, страхом, наказаниями, а то и просто битьём. С личностью и желаниями ребенка совершенно не считались. Права голоса во взрослом обществе ребенок не имел. Когда хотели его позвать, обращались: «Эй, малый». За редким исключением так было принято практически во всем обществе. Если отец сказал «нет», то в голову не приходило оспаривать. Никто в младших классах не обсуждал учителей, хорошие они или плохие. Дети смотрели на старших по-другому. Их называли «дядя», «тётя»… Это старый метод. Он работал на протяжении тысячелетий. Раньше работал, но, увы, не сейчас.

Всё изменилось: мир бурно продвинулся и раскрепостился. Всё стало позволено. Общественная атмосфера, социальные отношения изменились. Теперь невозможно воспитывать ребенка в старом духе полного подчинения и страха наказания. Кто пойдёт по этому пути, убедится, что это только дело времени, пока дети не подрастут и просто не убегут из дому, а заодно и родителей ненавидеть будут. Ведь они видят, что у всех остальных, у соседей отношение в семье другое. Поэтому в наше время таким путем можно утвердить не авторитет, а произвол, и удостоиться звания не родителя, а тирана и самодура.

Увы, в наше время родительского авторитета устаревшим способом не добьешься.

Метод воспитания — «никакой»

Этот подход к воспитанию не старый и не новый, он просто «никакой». Это поколение родителей, появившихся посередине. Старый метод уже применить целиком и полностью не могут, а новые передовые идеи педагогики еще до них не дошли. Вот к ним и относится большинство современных родителей. Если их спросить, воспитываете ли вы своих детей, то ответ будет утвердительный: «А как же»! Но если попробовать выяснить, в чём же конкретно состоит воспитание, то выяснится, что оно заключается в реакции на нехорошие поступки ребёнка. То есть если ребёнок не делает шума, родители дышат спокойно и заняты своими делами: «Пусть играется…». Как только ребёнок начинает мешать родителям, его замечают и начинают одёргивать, шикать, цыкать… чтобы не мешал, отбиваются от них… и это называют воспитанием.

Другими словами, у этих родителей нет никакой методики, и, откровенно говоря, они просто не знают и не пытаются выяснить, что делать со своими детьми. Всё на глазок, спонтанно, по настроению, по интуиции. В их домах с переменным успехом ведётся постоянная борьба за власть — кто кого. Иногда удается «изверга» заставить, а иногда приходится сдаваться. И когда дети вырастают, никак не могут понять, почему к ним такое отношение и почему их покалеченным детям не так просто в жизни…

Метод воспитания — «современный»

Современный метод воспитания все время видоизменяется и основывается в основном на последних достижениях в области детской психологии. Так как этот подход царит во всем западном мире и наши родители все больше им увлекаются, то стоит уделить ему чуть больше внимания.

Этот подход противоположен «старому». Ребёнка не только не ограничивают, а даже и подталкивают к проявлению своих необузданных желаний. Как результат — та картина разрушения родительского авторитета, которую мы выше обрисовали.

Поверхностный взгляд может отнести это плачевное состояние родительского авторитета к слабости и лености самих родителей и учителей, ведь у них у самих забот хватает. Они сами душевно не созрели противостоять своим бунтующим детям, а отсюда поиск лёгких путей. Вот вам и современная идеология капитуляции. Ребёнок плачет? Дайте ему, что он хочет. Главное, чтобы не мешал. Ребёнок не хочет учить математику? Не надо, не перенапрягайте ребёнка.

Казалось бы, родители и учителя сбежали от трудностей. Конечно же, и это отчасти верно, но если покопаться, то откроется совершенно другой пласт понимания. Истинные причины современного жалкого состояния воспитания гораздо более глубокие. Они уходят в бурю принципиальных изменений во взглядах педагогов и психологов за последние сто лет. Ветер передовых идей педагогики подул впервые из Америки ещё в конце 19-го века.

Прославленный педагог Джон Дьюи организовал в Чикаго экспериментальную школу, которая просуществовала 7 лет, но оставила глубокий след в передовых педагогических кругах Америки. Основная его идея состояла в неприятии воспитания как средства подготовки ребёнка к взрослой жизни. Многочисленные последователи развили его подход, но теоретическую базу этим революционным идеям дали работы знаменитого Зигмунда Фрейда. Из всей массы идей, повлиявших впоследствии на весь мир, подчеркнём одну. Фрейд утверждал, что жесткий подход и давление на ребёнка приведут его к невротическому расстройству. Он вырастет жестоким и непродуктивным, опасным для общества. Нельзя детей наказывать и держать в страхе. Так поняли Фрейда.

Но этот подход подвергался критике ещё в те времена. Впоследствии многие педагоги писали, что Фрейд был неправильно понят. Свою идею он выдвинул на фоне преувеличенно жесткого отношения к детям, царившего в тот период. Поэтому он не имел в виду, что детей совсем не надо наказывать. Его исследования всего лишь показывали, что нельзя перегибать палку, нельзя полностью подавлять личность ребенка. Но, несмотря на это и на то, что экспериментальные школы никаких существенных результатов не дали, эти идеи захватили умы педагогов, а затем и родителей.

Не вдаваясь в подробности и имена последователей, скажем, что в 30-е годы все идеи перекочевали в Европу, видоизменились и особенно бурно развились после войны. А в 50-е годы израильское Министерство просвещения импортирует эти идеи в Израиль, и они становятся основной педагогической доктриной. Со временем они были приняты во всех школах, а заодно и родителями.

Давайте коротко перечислим основные посылки этой идеологии. Новый прогрессивный подход поставил знак равенства между детьми и родителями. От детей нельзя ждать подчинения родителям, а только добровольной кооперации. То есть, нельзя детей заставлять, а что уж совершенно запрещено — наказывать.

И если были времена, когда поставили под сомнение право учителей прививать детям определённые ценности и обучать, что им следует делать, то со временем поставили под сомнение само родительское право воспитывать своих детей.

Это был закономерный результат процесса постоянного расшатывания неоспоримых тысячелетних истин. Как это происходило? Вначале стали спрашивать: а кто сказал, что нужно жениться? Кто сказал, что следует растить детей? Кто сказал, что семья состоит из отца и матери? А затем: кто сказал, что у родителей есть право обучать своих детей? Откуда они знают, что это верно? Откуда у нас право навязывать детям идеи, которые мы сами не совсем понимаем, а главное, до конца в них не верим? Откуда у нас право их путать своей запутанностью? Только потому, что они маленькие, а мы сильные, и они сопротивляться не могут? И отсюда следующее сомнение: а откуда у родителей вообще право воспитывать детей? Вы слышите? Детей вообще нельзя воспитывать! Хорошо и полезно для ребенка, когда ему не говорят, что делать. Нельзя его заставлять и тем более наказывать. Это ранит тонкую детскую душу. Родитель должен быть другом своего ребенка. Квинтэссенция этого подхода в крылатой фразе: «Нет плохих детей. Есть дети, которым плохо».

Так ребенок был поставлен в центр, где ему и хотелось быть. А родители побежали по кругу вокруг них. Теперь у детей есть только права и нет никаких обязанностей. Родители теперь не говорят им слово «надо», а говорят: «Тебе стоит», «Тебе так выгодно», «Может, попробуешь?».

И тут мы подошли к центральной идее: нельзя воспитывать ребёнка, он должен расти сам! Это имел в виду Джон Дьюи, когда проповедовал, что не надо готовить ребенка к взрослой жизни. Какая красивая пленяющая идея! Ребёнок как дерево. Посадили — оно само растёт. Надо только правильно поливать. Ребёнку надо только создать соответствующие условия, и он сам вырастет. Поэтому, цитирую одного местного профессора: «Не только семья, но и сама школа должна предлагать услуги, а не заниматься воспитанием. Надо только создать условия вокруг ребенка, и он сам раскроет свою личность»…

Ой! Какая трагическая ошибка! Дорогие профессора забыли, что, действительно, из саженца вырастет дерево, из новорожденного волчонка — большой волк, из ягненка — баран, а вот из ребенка совсем не ясно, что вырастет человек! Сколько колоссальных усилий требуется, чтобы привить ему человеческие навыки! Личность строится годами. Она сама по себе не появляется.

Вот так психологи старый мир разрушили, а новый, увы, не построили. Так они породили мир, полный сомнений и лишённый какого-либо авторитета. Нет ни в чем уверенности, нет рамок, нет обязанностей, нет ориентиров, нет критериев, нет направляющей руки. Детям просто говорят: «Растите». Это можно образно представить так: на перекрёстке дорог в торжественной обстановке собрались все психологи и учёные мужья, а посередине — маленький ребенок. И они с огромным удовлетворением указывают ребенку на столб с указателями и хором кричат: «Выбирай! Мы отстояли тебе твоё полное право выбирать себе путь жизни!» А ребёнок хлопает глазами, а то и ушами, видит: указатель влево, указатель вправо. Присмотрелся — обе таблички пустые, там ничего не написано. На основании чего выбирать? Между чем выбирать? Вот это та плачевная ситуация, в которой мы находимся. Как сказал тот же профессор: «Есть информация, но нет ориентации». А отсюда и результат: полная детская запутанность и распущенность с одной стороны, а с другой — полное разрушение родительского авторитета. Без ориентиров и рамок теперь всё дозволено. Теперь можно родителей в квартиру не пустить, ведь они мешают — друзья пришли. А учителям можно проколоть скаты машины, если плохую оценку поставили, или просто при всех оплеуху залепить…

Процитирую остроумное высказывание одного из больших воспитателей прошлого: «С переходом от авторитарного режима к либерализму муж потерял власть над женой. Отец не знает, что ему делать с матерью, а мать перестала понимать, что делать с отцом. И когда оба они перестали понимать, что им делать друг с другом, они перестали понимать, что им делать со своими детьми. Единственные, кто в этом запутавшемся поколении знает, что им делать, это дети. Они очень хорошо знают, что им делать со своими родителями…».

Иронизируя, можно сказать, что психологи себя без работы не оставили. Вначале они приложили огромные усилия, чтобы спасти детей от родителей, а теперь со всем энтузиазмом пытаются спасти родителей от детей. Единственное светлое пятно во всем этом — что ещё не все родители доросли до глубины понимания передовых идей, а те, которых уже осчастливили, не всегда хорошо справляются с директивами психологов, сохраняя свои здоровые родительские инстинкты. И неспроста всё больше и больше слышны голоса ведущих специалистов, которые во всеуслышание не стесняются признаться в своих ошибках.

Группа американских психологов недавно выдвинула революционную идею: «Да, детей можно бить. Естественно, умеренно, не сильно, редко. И это даже полезно для их душевного здоровья». Профессор Оливер из тель-авивского университета по радио публично признался, что поставить ребенка в центр — это была огромная ошибка. Дать детям удовольствия без каких-либо условий — ошибка. Недавно вышла его книга под названием «Восстановление родительского авторитета», где он призывает родителей и воспитателей остановить и ограничить современных детей, маленьких тиранов, которые опьянели от своей силы и неограниченной наглости… «Мы всё дали этим разбалованным детям, а о себе забыли». Эта книга в короткий срок превращается в бестселлер и продаётся в десятках тысяч экземпляров в Израиле. Можно привести массу других подтверждений и цитат признания ошибочности концепции, которая существует в Министерстве просвещения.

Завершим эту тему интересным проницательным высказыванием: «Разрешить ребенку всё — это значит относиться к нему как к взрослому. И это вернейший способ добиться того, чтобы он никогда не стал взрослым…». Просто и ясно.

Неизменяемый рецепт древности

Итак, надо смело признать: все три подхода к воспитанию детей неприемлемы. Старая система — потому что устарела. Новая — потому что не дозрела. А если только отбиваться от детей, то такой же результат и будет. Тут перегнули, там недогнули, на это глаза закрыли. Что же делать? Может, существует какой-то другой путь воспитания детей, разумный, умеренный, уравновешенный, рациональный?

Ответ — да, есть. Такой путь существует и практикуется столько лет, сколько насчитывает история нашего еврейского народа. Более 3200 лет еврейская мама и еврейский папа воспитывают своих детей. Это воспитание не только в любви, мягкости и ласке, но и в требовательности и строгости. Этот педагогический подход был раньше, в древности, он есть сейчас и будет использоваться в будущем. Он не меняется и не зависит от времени, так как создан не человеком, а Тем, Кто человека создал.

Давайте немного покопаемся с его основными положениями. Постараюсь не утомлять вас многочисленными цитатами, а попробую выразить те же идеи в простой общепринятой форме.

Приоритеты

Вначале короткое вступление. Первое, что бросается в глаза в традиционной еврейской семье, это то, какое значение придаётся воспитанию детей. Где оно находится с точки зрения жизненных приоритетов.

К сожалению, в мире в целом интерес к воспитанию, как и к самим детям, не всегда находится на достаточном уровне. Как часто можно слышать о пренебрежении к жизни ребёнка ещё до того, как он появился на свет. Почему-то уже появившиеся на свет люди считают, что вправе решать за тех, кто ещё не появился, кому родиться, а кому нет. Забывают, что и они только по чьей-то милости в этот мир появились.

Да и рождённый ребёнок не всегда радость приносит. Порой озабоченность, порой усталость, порой просто время отнимает. А уж ещё об одном ребёнке — об этом и речи порой не идёт. Собаку легче завести. Однажды слышал, как одна мама в сердцах сказала о своем сыне: «Три года, выброшенных из жизни! Пару месяцев после свадьбы бац — и рылом в пелёнки! Три года бессонницы, а ведь многое могла бы успеть за это время: турпоход, курорт, карьера…».

В наше время действительно многое изменилось. Быть мамой, просто мамой, уже не столь почётно. Однажды случайно услышал разговор двух женщин. Одна рассказывала о себе и спросила другую: а чем ты занимаешься? Она ответила: «Я ращу своих детей». На что та отреагировала: «А-а, домохозяйка?». Сразу можно было увидеть, как несчастная мама вся сжалась от стыда. Ведь она всего лишь мама…

Однажды один известный раввин читал лекцию на тему семейной жизни. К концу лекции одна слушательница поинтересовалась: а чем занимается его жена? Он не растерялся и рассказал, что она организовала детский сад для беспризорных детей. Далее он подробно поведал о её необыкновенной преданности и о тех колоссальных усилиях, которые она прилагает, чтобы их всех накормить три раза в день, достойно одеть, обуть, помочь в приготовлении уроков. Без нее эти дети слонялись бы грязными, голодными по улице и докатились бы до подворотни с наркотиками и преступностью. Описание было настолько трогательное, что все присутствующие со слезами на глазах встали в честь великой жены и стали бурно аплодировать. А когда шум в зале утих, то рав добавил, что, кстати, восемь детей, о которых он тут упомянул, — это её родные дети… Присутствующие пришли в полное замешательство… До какой степени материнская роль упала в наших глазах! Даже чужих детей почётнее воспитывать, чем своих.

Итак, первым условием успешного воспитания является высокий уровень приоритета среди остальных жизненных потребностей. Многое зависит от того, как родители расценивают свою родительскую роль. Является ли это для них обузой, некой обязанностью, которую они вынуждены выполнять, или видят в этом — и мама в основном — свою основную миссию в мире. Что главное, а что второстепенное. Вот в этой точке начинается еврейская мама. Она может работать, помогать другим, учиться, но основное — её дети (естественно, после мужа).

Ведь тому, что человек считает важным, он и отдаёт своё внимание и силы, тогда есть и желание этому учиться, совершенствоваться. Вот такими и должны быть родители: осознающими важность своей роли, уделяющими этому внимание и желающими учиться быть родителями. Вот с этой позиции понимания роли родителей как первостепенной мы сможем продолжить наше рассмотрение.

Теоретическое определение воспитания

Итак, для начала необходимо выяснить, что является воспитанием. Попробуем найти сначала теоретическое определение, а затем практическое. Обратимся к еврейским источникам.

На первый взгляд, мы находим два разных определения, по видимости не связанные между собой.

Одно в знаменитых мудрых притчах царя Соломона, в книге Мишлей: «Воспитывай отрока согласно пути его так, что когда он состарится, не собьётся с этого пути». Объясняют комментаторы: чтобы не сбился с какого «пути»? Пути воспитания самого себя! То есть суть воспитания в том, чтобы привить ребёнку желание себя воспитывать.

С другой стороны, современный источник, Рав Деслер, даёт другое очень ёмкое и точное определение сути воспитания ребёнка в двух словах — «формирование совести». Воспитание — это формирование совести ребёнка.

Чтобы понять глубже эти определения, необходимо прежде обратиться в общих чертах к прояснению, что есть человек.

В становлении человеческой личности есть две стороны: врождённая и приобретённая.

С одной стороны, ребёнок рождается с заранее предопределёнными качествами, наследуемыми от родителей. Телесные инстинкты, свойства характера, способности и т.д.

С другой стороны, новорожденный — как чистый лист бумаги, с чистой душой, tabula rasa. На этом чистом «листе» души ещё ничего не записано, ничего ею не сделано, ни плохого, ни хорошего, ничего не пережито. И с момента рождения, а некоторые утверждают, что и раньше, начинается ежесекундное построение своего Я.

И врождённая, и приобретённая сторона личности представляют для человека большой вызов и испытание. Врождённая — как её обуздать, а приобретённая — что в неё вписать. А отсюда, надеюсь, становится понятно, как упомянутые два определения дополняют друг друга, говоря о врождённой и приобретённой сторонах личности.

Врождённые свойства

Итак, ребёнок появляется в мир как дикий необузданный ослёнок. Так его у нас и определяют: «дикий ослёнок», толкаемый в разные стороны сильными «ослиными» желаниями, которые исходят из животного начала человека. Так по Б-жественному плану человек начинает жизнь. А завершить её он должен… как ангел. Для этого необходимо постоянно и постепенно это «дикое начало» обуздывать. Приучить ребёнка сдерживать себя и поступать вопреки первичным инстинктивным желаниям. Основной вызов человеку — не оставаться таким, каков он есть. Не говорить: всё, я такой, я не могу измениться, а, наоборот, до конца жизни пытаться своё животное начало укротить.

Обратите внимание. Мы всё время говорим о воспитании, подразумевая, что процесс воспитания приведёт к желаемому результату — воспитанным детям. А что есть воспитанность? Большинство людей понимают под этим общую культуру поведения, вежливость, любезность и т.д. Да, и это необходимо, но на самом деле воспитанность — это способность ребёнка воспитывать самого себя, то есть силой разума противостоять своим инстинктивным телесным желаниям.

Об этом и говорит Царь Шломо: «Воспитывай отрока согласно пути его, так чтобы, состарившись, не сбился с этого пути». Цель воспитания — привить ребёнку желание себя воспитывать. Заложить эти основы в детстве, и когда он вырастет, продолжит самовоспитание.

Приобретённые свойства

Теперь обратимся к качествам приобретённым. В момент появления в мир человек — как бы «чистый лист бумаги». Ещё ничего не прожито. Но постепенно события жизни, окружающая среда в активной и пассивной форме начинает формировать личность ребенка.

Таким образом, человек — это совокупность всего, что он видел, слышал, говорил, думал, нюхал, пробовал… То есть, всё, что он ощущал с момента рождения и до данного момента. Человек — результат своего прошлого. Человек — это не сколько он весит, что он ест или сколько денег на его счету. Человек — это прожитый мир представлений и ощущений, это его мысли. Каждая минута жизни добавляет ещё один кирпичик в здание, название которому Человек. Так он растёт и начинает сталкиваться с острыми жизненными ситуациями.

Вот тут появляется вопрос: как он будет при этом поступать, согласно каким критериям выбирать себе дорогу в жизни? Ответ: всё зависит от того, что записала окружающая среда и, в первую очередь, родители на тот чистый лист детской души. Согласно этому себе и дорогу в жизни будет выбирать. И неважно — намеренно или ненамеренно, знают об этом родители или не знают. Что в ребёнка будет вписано, тем он и будет. Впишете мальчику, что счастье в кулаках и толстом кошельке, то и ценить будет. А если впишем, что счастье может быть в уважительном отношении к другим, так, может быть, это будет ценимо. Если в девочку вложим, что она должна «товарно» выглядеть, то только об этом будут её заботы. А если, наоборот, изначально попытаемся подготовить её к великому долгу жены и матери, то и её стремления будут совершенно другими. Вот так постепенно формируется внутренний мир человека. Так приходит осознание, что есть добро и зло, какие качества важны в человеке. Вот так постепенно формируется его совесть. Вот в этой точке и есть понимание, что есть воспитание.

Слова «совесть» и «компас» на еврейском языке однокоренные. Компасом мы пользуемся, чтобы не потерять ориентиры, не сбиться с намеченного пути. Вот для этих же целей существует у нас и совесть. Она внутренний компас всех духовных ценностей и этических норм человека. Совесть не дает человеку отклониться от намеченной цели. Вот в формировании этой совести и состоит вторая сторона воспитания ребенка.

Что мы хотим добиться от наших детей? Прежде чем они выйдут одни в бурный океан жизни и начнут выбирать себе дорогу, они должны получить ориентиры: что можно, а что нельзя; что принять, а что оттолкнуть; что хвалить, а что осуждать; от чего устраниться, к чему приблизиться; чему себя посвятить, а на что не стоит обращать внимания. Ведь все эти представления у человека в любом случае появляются. Весь вопрос, откуда…

Откуда у человека мнение? Вы заметили, что у нас есть мнение по любому поводу? Что нас ни спроси, всё знаем, сразу, на месте. Еще и отстаивать это будем! Но откуда оно? Ответ пугающий: первое мнение, которое мы слышали, как правило, становится нашим мнением. Всё, что мы слышали, записывается в подсознании и неосознанно становится нашим мнением. И более того, это становится нашим предвзятым мнением. Нам порой кажется, что мы обладаем самостоятельным взглядом на тот или иной вопрос, событие, сами решаем, сами делаем выводы. Это не всегда так. Скорее, наоборот. Не факты и события меняют мнения человека, а наоборот, согласно своему предвзятому мнению он расшифровывает и оценивает происходящее. Мы ходим со своим заранее приготовленным мнением по любому поводу и согласно этому даем оценки: это хорошо, а это плохо.

Вот это и есть те самые ориентиры в жизни, которыми человек будет руководствоваться всю свою жизнь. Теперь становится понятно, насколько важно заложить в ребёнка с самых ранних лет тот самый фундамент первоначальных ценностей в жизни, первых идей. Те первые кирпичики представлений, которые сформируют его понимание: что принять, а что оттолкнуть, что осудить, а что похвалить, что главное в жизни, а что второстепенное. Теперь мы понимаем, насколько важно, чтобы те самые первые кирпичики были заложены не в подворотне, не рекламой, не всем случайно увиденным и услышанным, а были всецело из авторитетных источников, полных мудрости, жизненного опыта, проверенных тысячелетиями. Вот это высокая цель воспитания.

Воспитание — установление в душе ребёнка точных духовных и этических ориентиров. Это и есть та самая совесть, которая будет руководить им в течение всей его жизни, позволяя ему выбрать правильный путь, а заодно даст возможность изменить себя.

Другими словами, воспитание — привитие с малых лет на «чистом листе» души ребёнка качеств: скромности, честности, уважения к родителям и старшим; терпения, и ответственности, умения уступать и делать усилия, привитие трудолюбия, развитие любознательности и желания учиться и ещё длинный-длинный список. Всё это мы должны нашему ребёнку привить.

Именно это имел в виду Рав Деслер, определяя суть воспитания ребенка в двух словах — «формирование совести».

Что есть воспитание практически?

Теперь, после того как прояснилась теоретическая часть воспитания, можно перейти и к вопросу о том, как реализуется воспитательный процесс.

Рав Нойвирт определяет, что воспитание — это привитие ребенку правильных привычек. Другими словами, воспитанность — это привычка ко всему хорошему: хорошим мыслям, хорошим чувствам, хорошим действиям. Воспитание — это последовательное и терпеливое привитие с самых ранних лет хороших и полезных навыков своим детям, пока это не станет их привычкой.

К примеру, не так легко уступать место в автобусе пожилым людям. Но если с детства нам привили эту привычку, то, попав в такую ситуацию, мы избежим трудной борьбы с самими собой и нам гораздо легче будет встать и предложить помощь. А как конкретно этого добиться? Не идеями, не чтением морали, а действиями. Наши мудрецы определяют это так: «За деяниями человека тянется и его сердце». Человек делает, и за этим его сердце и тянется. Что это значит?

Любое действие человека не проходит бесследно. Условно говоря, любое действие оставляет некий след в человеческой душе. И когда действие повторяется много раз, то этот след настолько углубляется, что теперь может произойти обратный процесс — он начинает влиять на само действие человека. Это и есть привычка человека. Делаем ещё раз и ещё раз, пока к этому не привыкаем.

Для того чтобы углубить понимание, приведу интересный вопрос, который разбирается нашими мудрецами. Предположим, вы хотите помочь другим людям материально, у вас есть 1000 долларов и вы хотите эти деньги дать на пожертвование. Что лучше сделать: дать одному бедняку 1000 долларов или 1000 беднякам по 1 доллару? Казалось бы, простая бытовая логика подсказывает, что 1000 беднякам от одного доллара пользы никакой. Лучше помочь одному как положено. Но ответ, который дается нам, другой: нужно раздать 1000 беднякам по 1 доллару…

Смысл пожертвования мудрецы видят не только в материальной помощи нуждающимся, но и в исправлении дающего, избавлении его от качества скупости. Деньги, как правило, с лёгкостью прилипают к нашим карманам, и с трудом их оттуда можно «вырвать». А давая пожертвования многократно, мы возводим это в ранг хорошей привычки и тем самым исправляем себя, становимся щедрее, лучше. Получается, что подобное милосердное деяние не закончилось одним милосердием, но и повлияло на самого творящего это милосердие. Если человек сделал что-то хорошее — меняется к лучшему. Сделал что-то плохое — всё у него внутри меняется к худшему. Вот так хорошими делами прививаются хорошие привычки, и в соответствии с ними человек и пойдёт по своей жизни.

А что произойдет, если мы не будем заниматься привитием хороших привычек? Ответ: тогда у ребенка тоже появятся привычки, но уже не человеческие, а те самые ослиные, которых мы никак не хотим. Ведь каждый знает по себе. Как часто наши планы и намерения не осуществляются, так много из желаемого не достигнуто, неудачи, недоразумения, а в конечном итоге горе и обиды, а из-за чего? Привычки! Я уже так привык! Не могу по-другому! Тут не встал, там проспал, тут натворил — привычки. Привычка управляет нами.

А когда они сложились? В детстве. Поэтому так важно, чтобы с самых ранних лет родители постепенно, с терпением прививали детям хорошие привычки: встать рано, убрать постель, личная гигиена, правильное питание, усидчивость и прилежание, терпение и целеустремленность, не убегать от трудностей, а преодолевать их, ясные духовные ориентиры, что такое хорошо, и что такое плохо и многое другое. Итак, прививать привычки и давать упражняться в этом ещё раз и ещё раз, то есть воспитывать, надо с раннего детства. В этом и заключается практическая реализация идей воспитания. Но…

Как заставлять?

На одной из лекций присутствовал один папа, который с этим не совсем согласился и объяснил почему. «Я мечтал, чтобы мой сын Леонид стал композитором…» Выяснилось, что для начала он заставил его играть на аккордеоне. Лёня учился играть на аккордеоне шесть лет. Точнее, Лёню заставляли учиться шесть лет. И когда Лёня вырос, он почему-то совсем не хотел слышать о музыке. Аккордеон стоял в углу как экспонат. Вот папа нам и сказал: «Всё, что вы говорите, неверно. Сколько ни повторяй, ничего не поможет, хорошая привычка не прививается!».

Пришлось с ним согласиться. Только вот почему действительно это не получается, надо объяснить подробнее. Однажды пришли к знаменитому раву Хафец Хаиму, который жил в 19-ом — начале 20-го века, с каверзным вопросом: «Вот вы говорите, что если человек будет делать что-то хорошее снова и снова, то это войдёт у него в привычку. А вот что с отставными казаками?». Действительно, как же так? 25 лет в зной и холод, в грязи и снегу они служили своему императору верой и правдой. Когда искали синоним храбрости, проворства, быстроты, целеустремлённости, это были «казаки». Но вот после долгих лет службы приходило время и они выходили на почётный отдых, в отставку, и тогда происходила метаморфоза. Если теперь искали название для кого-то развалившегося на печи или бесцельно шатающегося по улице, это было «отставной казак»… Как же так? 25 лет упражнений и привития хороших качеств проворства и целеустремлённости, и никаких результатов… Ответил им рав коротко: «25 лет эти казаки скакали к печке, погреться». То есть 25 лет они проворно скакали по снегам и болотам, выполняя приказания командиров, но при этом 25 лет мечтали и видели перед собой тот день, когда мирно усядутся у теплой печки и никто-никто ими командовать не будет. Вот тут и причина. Они никогда не хотели быть проворными и целеустремлёнными, поэтому никакого влияния эти действия на них не оказали.

А отсюда: чтобы привить человеку что-то хорошее, необходимо, чтобы сам человек этого хотел или, по крайней мере, не желал обратного. Вот таким образом мы и должны прививать нашим детям привычки, чтобы, когда они вырастут, продолжили бы самостоятельную жизнь в соответствии с этими привычками. Надо делать так, чтобы они этого хотели.

Итак, как достигается воспитание? Положительным усвоением, то есть многократным повторением действия при условии, что ребенок это хочет делать или, по крайней мере, не сопротивляется этому.

Воспитание или дрессировка

И тут мы подошли к большой теме под названием «Воспитание или дрессировка». Проблема, что большинство родителей пытаются своих детей не воспитывать, а дрессировать. В частности, Лёнин папа этим и занимался.

Что такое дрессировка? Мы часто встречаем дрессированных животных. Как можно выдрессировать, к примеру, медведя? Оказывается, при большом упорстве это возможно. Если подложить под передние лапы медведя горящие угли, он взревёт и встанет на задние лапы, поднимая передние. Как только передние лапы подняты, тут же в рот ему кладут мёд. И при этом тут же он слышит хлопок плетки дрессировщика. И так ещё раз и ещё раз. Так постепенно, раз за разом. Пока в один прекрасный момент станет достаточно только хлопнуть — и медведь сразу поднимется на задние лапы. Вот так дрессируют медведей. А как детей? Оказывается, приблизительно так же.

Поделюсь с вами интересным наблюдением. Как правило, на занятии на эту тему я задаю родителям провокационный вопрос: «А вы своих детей воспитываете?». И ещё не было занятия, чтобы один из редких присутствующих пап не отреагировал с таким удовольствием: «А как же, я его ка-а-а-а-к…». Дорогие папы, вы полагаете, что, наказывая, воспитываете? То есть воспитание равно наказанию? А ведь всё наоборот: из-за того, что отсутствовало воспитание, пришлось наказывать! Если уж пришлось поднять руку на своего ребёнка, значит, он уже успел что-то натворить, уже поздно…

Во-вторых, и это основное, когда мы прививаем ребенку что-либо силой, наказанием, криками, критикой, нервами, слезами, то несмотря на то, что он это выполняет, у него создаётся внутреннее сопротивление желанию родителей. Они этого не хотят ни слышать, ни выполнять, но что? Приходится подчиняться. Вот это и называется дрессировка, а не воспитание.

Давайте вспомним собаку Павлова. Когда собаке давали поесть, зажигалась лампочка. В следующий раз снова давали поесть, снова зажигалась лампочка, пока на определенном этапе не начиналось: как только зажигали лампочку, у собаки слюнки текли. То есть исследователям удалось привить условный рефлекс собаке: зажигание света связано с принятием пищи.

А теперь перейдём от собаки Павлова к Лёне. Почему Лёня не захотел продолжить учиться играть на аккордеоне? Потому что он при словах «Лёнь, аккордеон» — всем телом вздрагивал. Ведь шесть лет его погоняли, заставляли. Весь его ассоциативный мир, связанный с игрой на аккордеоне, связан со страхом, с неприятными чувствами.

Воспитание насилием и угрозами подобно сжатой пружине: как только отпустим, тут же распрямится. Так и Лёня слушался, пока его одного не оставили. И тогда пружина распрямилась, и теперь от него можно слышать только одно: «Не хочу музыку».

Да, отец может запустить чем-нибудь в Гриню и крикнуть: «Иди, учись!». И Гриша пойдёт, но вот только что там, в душе Гриши, произойдёт? Он поймёт: «Да, папа сейчас сильней. Надо переждать. Еще три года, а там посмотрим, кто кого!».

Но пока Гришка учится, и папа доволен. Вот только через три года папа никак не поймёт, что случилось с сыном, почему совсем забросил учебу? Сколько есть родителей, от которых можно услышать ту же жалобу. Не поймём: в школе сын учился хорошо, чуть ли не отличником был, а почему он не может учиться в институте? Почему его оттуда выгнали? Ответ тот же. Прижали Гриню, как пружину, а когда он остался один, то пружина распрямилась и Гриша захотел чего угодно, только не учёбы. Вот тут родительская ошибка — навязываем нашим детям внешнее поверхностное отношение к учёбе вместо того, чтобы привить им само желание учиться. Увы, занимались дрессировкой, а не воспитанием…

Но так не должно быть. Родители должны стремиться к тому, чтобы ребёнок сам захотел усвоить все ценности и качества. На профессиональном языке это называется положительное усвоение.

Объясним это глубже и свяжем с теоретическим определением. Когда говорят ребёнку: «Делай то-то» и он это делает, это не воспитание. Он это делает, но следа в душе это не оставляет. Это автоматическое действие. Когда же говорят ему: «Так следует поступать» и он это сам делает, и это происходит снова и снова, вот тогда действие действительно оставляет след в душе ребенка. Вот этот неизгладимый след и называется совестью. В этом и есть родительская цель.

Говорят наши мудрецы, что совесть — это вакцина против наших желаний. Когда у человека появляется какое-то не очень хорошее желание вопреки велению совести, то начинается внутренняя борьба. И чем сильнее прививка совести, тем больше шансов у человека победить. К примеру, ребёнка приучили говорить правду. Когда он попадёт в непростую ситуацию, начнётся у него внутренняя война между велением совести и желанием той выгоды, которую он получит ото лжи. И есть шанс, что совесть победит. Но если ребёнок не был правильно воспитан, а слышал время от времени поверхностные нотации о недопустимости лжи, то никакой внутренней войны не произойдёт. Отвращение ко лжи и полное её неприятие не было вписано в его душу. И тогда совесть в этой точке будет отсутствовать.

И так во всём. Например, пьянство и наркомания. Насколько родителям удастся привить детям понимание колоссального вреда, который могут нанести пьянство и наркомания, настолько больше шансов будет у детей противостоять влиянию друзей на улице и в подворотне.

И так не только в области негативного, но и в позитивной части воспитания. Следуя правилам положительного усвоения, это можно сформулировать так: родители должны предпочесть не сиюминутный результат в поведении ребёнка, а желание самого ребенка вести себя определённым образом. Например, когда отец учится с сыном, цель не в том, чтобы сын знал, а чтобы сам процесс учёбы был сыну приятен.

Итак, подведём промежуточный итог.

Родители должны заниматься воспитанием детей, а не дрессировкой. Разница между ними: дрессировка только прикрывает зло в ребёнке и создаёт впечатление приобретения необходимых ему качеств, воспитание же приводит к тому, что сам ребёнок не хочет этого зла, а всё хорошее хочет сам приобрести.

Возрастные группы

После определения «воспитания» зададим следующий вопрос. А для всех ли возрастных групп должен быть один и тот же педагогический подход, ведь дети в процессе роста очень меняются?

Для ответа снова обратимся к нашим источникам. Царь Давид в своих знаменитых Псалмах (Тэилим 127:4) уподобил воспитание стрельбе из лука. Дети уподобляются стреле. Лук — средствам воспитания. Сам выстрел — процессу взросления. Родители — умелому воину, посылающему эту стрелу в цель.

Чтобы стрела попала в цель, стрелку необходимо пройти несколько этапов. Во-первых, нужно знать, куда стрелять, надо выбрать цель. Во-вторых, лук и стрелу надо взять в руки. В-третьих, лук надо сильно натянуть. В-четвертых, точно прицелиться. В-пятых, требуется особое искусство ловко выпустить стрелу из лука. И шестой этап — стрела в полёте. Вот так же и воспитание. Пройдёмся по всем этапам.

Первый этап. Родители должны иметь цель в воспитании, должны знать, куда целятся, чему они собираются обучать детей, чего они хотят от них в дальнейшем, какие человеческие ценности, этические нормы хотят привить. Ведь без чёткого понимания цели воспитания, что стремимся достичь, воспитание будет подобно стрельбе в никуда. Определению, что есть воспитание, было посвящено всё наше занятие.

Второй этап. Родители должны взять детей в руки. То есть — не как принято в современной педагогике, что нельзя ребёнка воспитывать, а, наоборот, обязаны воспитывать. «Воспитывай отрока…», — говорит царь Соломон. Вопрос, с какого именно возраста начинается воспитание?

Этот вопрос однажды задал знаменитому раввину Хазон Ишу папа восьмидневного сына, на что получил ответ: «Что? Когда начинать воспитание? Только сейчас вы опомнились?» О том, что имел в виду мудрый рав, есть два мнения. Одно — что воспитание ребёнка начинается с воспитания и подготовки самих родителей, за много лет до рождения их ребёнка, ведь только у воспитанных родителей могут вырасти воспитанные дети. Другое мнение — что влияние родителей на ребёнка начинается в момент его зачатия, когда чистота намерений будущих родителей определяет его основные врожденные качества.

То ли так, то ли так. Мы видим, что, по крайней мере, следует начать воспитание с рождения ребёнка или даже раньше. Исследования показывают, что ребенок уже в утробе матери слышит. Ему передаётся многое, что будущая мама ощущает. А с момента рождения, когда, казалось бы, единственные безобидные потребности ребёнка это есть и спать, уже устанавливаются привычки потребления пищи на всю жизнь. И всё зависит от результата переговоров между ребёнком и источником питания — мамой. То ли мама, как львица, будет бросаться на каждый позыв ребёнка и моментально удовлетворять его первое желание (только потом она не поймёт, почему ребёнок такой несдержанный), но тогда младенец будет диктовать маме режим дня, то ли уже с этого младенческого возраста (в районе 6 месяцев) мама начнёт приучать ребёнка к режиму дня.

Беря «лук со стрелой» в руки, надо помнить, что дети не похожи друг на друга. То есть, у нас дети все разные. А так как дети разные, то и подходы к ним должны быть разные. Как сказал царь Шломо, «воспитывай отрока согласно пути его…». У каждого ребёнка — свой путь.

Не могу удержаться, чтобы не привести интересный эпизод. В одной семье мама объявила своим трём дочерям, что она собирается идти на свадьбу. Тут же каждая из них отреагировала по-своему. Первая обидчиво: «А почему я не иду с тобой?». Вторая радостно: «Мама, поздравляю, как здорово, передавай мои поздравления!». Третья плаксиво: «Ой, а когда ты вернёшься?». Вот так, несмотря на родительские старания и то, что всё происходит в одной семье, у всех детей разные гены и разный внутренний мир. Нельзя подходить ко всем с одними мерками. Надо помнить, что всё, что мы скажем в дальнейшем, может подойти одному ребенку, а второму может не подойти. Не все методы надо сразу выливать на детей, надо разобраться вначале, подходит это или нет. Требуется большая родительская проницательность, чтобы понять особенности каждого ребенка и найти к каждому из них свой индивидуальный подход.

Кроме, того что ребёнка надо воспитывать, стоит упомянуть, кто в этом должен принимать участие, а кто — нет.

Во-первых, для того, чтобы все предпринимаемые усилия оказались эффективными, необходимо, чтобы в воспитании ребенка участвовали и мама, и папа. Это намёк на тех пап, которые решили, что, отработав рабочий день и заработав на хлеб и ботинки, они освобождены от всего, что происходит в доме. Дорогие отцы, спокойный вечер у телевизора в конечном итоге обойдется вам очень дорого в будущем! Не убегайте от родительской ответственности, будьте мужчиной. И особенно важно ваше участие в воспитании мальчиков. И чем они становятся старше, тем это становится более важно.

Второе: необходимо полное согласие между мамой и папой. Если этого нет, забудьте, что есть воспитание. Разногласия разрушат всё, союз — даст шанс успеха.

Третье: в воспитательном процессе участвуют мама и папа, но не бабушка. Ответственность за воспитание детей на родителях, а не на бабушке (конечно, кроме исключительных случаев).

Третий этап. После того, как намечена ясная цель, приходит начальный этап — лук нужно сильно натянуть. Это требует сильного напряжения и больших усилий. Так и в воспитании. Основное усилие делается вначале, когда ребенок маленький. И так же, как луку «больно и неприятно» оттого, что его сгибают и «не считаются с его мнением», может быть неприятно или даже больно ребёнку, когда стараются его ослиные желания выправить.

А с другой стороны, родительский успех всецело зависит от тех бескомпромиссных усилий, которые родители предпримут на начальном этапе воспитания, то есть когда дети ещё маленькие. Речь идет о возрасте от 1 года и до 5—6 лет.

Конечно, и в остальные годы есть чем родителям заняться. Но это первое время наиболее эффективно для родительского влияния. Именно в этом возрасте важно держать детей в четких рамках дозволенного. Но, тем не менее, не нужно забывать, что эти рамки следует заполнить атмосферой родительской любви, сочувствия, тепла. Мы должны помнить, что на этом фундаменте воспитания, заложенном в возрасте до 5—7 лет, будет стоять всё здание человека в будущем и именно этому возрасту в первую очередь посвящены наши дальнейшие занятия.

Четвёртый этап. Это та же возрастная группа, до 5—7 лет. Помнить и следовать намеченным целям. В процессе прицеливания малейшая миллиметровая погрешность приведёт к отклонению от намеченной цели на метр. Так же может случиться и в воспитании. Когда дети маленькие, родители не должны отклоняться от намеченных целей и не должно быть компромиссов в воспитании. Маленькая слабина тут, слабость там — и через несколько лет мы не поймём, куда наш ребёнок улетел.

Пятый этап

На этом этапе важно ловко и плавно выпустить стрелу, ведь рука может дрогнуть в последний момент и стрела улетит в другую сторону. Вот это непростой период перехода от детского возраста к подростковому. От родителей тогда требуется большое умение распознать приближающуюся зрелость ребёнка и плавно перейти от «повелительного» отношения к уважительному, считающемуся с его чувствами и мнением.

Шестой этап

Стрела в полёте. Теперь можно только молиться, плакать, чтобы ничего не помешало стреле долететь до цели. Это соответствует периоду от подросткового возраста и дальше. Ребёнок теперь уже не совсем ребёнок. Он вышел из-под родительского контроля, и теперь он находится на собственной траектории полёта.

Тут уместно задать вопрос: до каких пор следует воспитывать детей, когда заканчивается воспитание? Можно ли себе представить юношу или девушку 18 лет, которые на дне рождения торжественно объявляют: «Дорогие мама и папа, хочу выразить вам свою благодарность за усилия, предпринятые для моего воспитания. Теперь я воспитан!»? Скорее всего, нет. Мы все понимаем, что воспитание должно продолжаться столько времени, сколько человек живёт. Но это в отношении человека к самому себе. А когда заканчивается роль родителей в воспитании своих детей?

У всех по-разному. До 18 лет родители ещё могут как-то влиять на своих детей, но не прямо «лоб в лоб», а косвенным образом, разумно подправляя, чутко и уважительно подсказывая. А приблизительно с 18 до 22—23 лет — это уже время собственного осмысления жизни, время становления личности человека. Всё ещё можно очень-очень осторожно что-то подсказать. Но вот после этого, как правило, заканчивается родительское влияние и лучше никакими поучениями и советами не заниматься, разве что они сами вас об этом попросят.

И в конце стоит задать интригующий вопрос. А каковы критерии успеха? Как родителям знать, что они преуспели на своем родительском поприще? Ответ мы уже дали.

Нельзя смотреть на 14-летних и 16-летних и переживать, что же будет… Надо подождать, пока их личность созреет: к 22—24 годам. И вот тогда присмотреться. Если родители видят, что их сын или дочь продолжают воспитывать самих себя, продолжают менять себя, значит, они добились колоссального родительского успеха!

Заключение

Подведём итог сказанному словами рава Деслера: родительская дилемма поиска границ между желаниями ребёнка и тем, что ему действительно необходимо привить, подобна дилемме человека, который держит рвущуюся из рук птицу. Если держать чересчур сильно, можно её задавить, чересчур слабо — может улететь. Так и с ребенком. Должно быть тонкое равновесие, большая осторожность. По-простому говоря, если перестараемся — будем очень строгими, будем все время его наказывать — тогда мы просто своими руками эту будущую личность разрушим. А с другой стороны, быть добренькими — не обращать внимания, все позволить — улетит в подворотню.

Поэтому секрет воспитания в умении держать нежную трепещущую душу нашего ребёнка. Должна быть умеренная строгость с одной стороны, и в то же время проявление любви — с другой. Должны быть выстроены твердые, чёткие и ясные границы дозволенного, и там, внутри этих границ, родители должны окутать своих детей атмосферой любви и тепла, сочувствия и понимания, внимания и доброжелательности. Родители должны протянуть им свою твёрдую, знающую и направляющую руку, а заодно и сами родители должны являться примером, образцом для подражания. Вот всё это вместе взятое и приведёт к тому, что у родителей появится авторитет, а там, где есть авторитет, там есть послушание, а где есть послушание, там есть возможность влиять и как результат — видеть своих детей успешно растущими, жизнерадостными, сильными духом и преодолевающими трудности жизни.


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня

Раскаяние — Тшува

Мудрецы называют тшуву, возвращение к Творцу мира — великим, грандиозным действием. Попробуем понять, чем же так замечательна тшува.
Человек, делая тшуву, показывает, что он не желает более совершать подобные действия и, если бы ситуация повторилась, он поступил бы по-другому, в соответствии с заповедями Творца. Читать дальше

Пути праведников. Раскаяние

Орхот Цадиким,
из цикла «Орхот цадиким»

Велико раскаяние, — оно достигает Трона Величия

О тшуве

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

Полное возвращение возможно — правда, при условии, что оно сделано не ради выгоды. Кроме того, все плохое, совершенное ранее человеком, засчитывается ему как поступок хороший, праведный, со знаком плюс.

Раскаяние, Шаббат Шува, Капарот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Избранные главы из книги «Книга нашего наследия»

Религиозная светскость

Журнал «Мир Торы»

Ни Земля Израиля, ни язык, ни общие беды — ничто на свете не способно объединить евреев всего мира в единый народ, кроме Торы. Все остальное в еврейской истории проистекает из того, что сообщает еврею Тора, и без Торы сразу теряет очевидность. Еврей, который не живет по Торе, является евреем лишь потенциально.