Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Лучше не думать о других людях ни хорошо, ни плохо — чем думать о них плохо»Еврейская мудрость
Давид должным образом не наставлял и не наказывал своих сыновей. Авшалом поднял мятеж в Хевроне, объявив себя новым царем Израиля.

9. Гибель Амнона

Всего у Давида было восемь жен (шесть из них он взял еще до воцарения в Иерусалиме) и десять наложниц. У него родилось еще множество сыновей и дочерей (II Шмуэль 5:13-16, Радак; I Диврей аямим 14:3-7; Санхедрин 21а). Подросшие сыновья стали его ближайшими помощниками в управлении войском и государством (II Шмуэль 8:18, Мецудат Давид).

Первенец Давида, Амнон, страстно полюбил свою сводную сестру Тамар, дочь Давида от Маахи. Согласно закону Торы, они могли пожениться, ведь Давид взял красавицу Мааху, царевну Гешура, в одном из военных походов, и она родила ему Тамар еще до того, как приняла еврейство; и только после этого она прошла гиюр вместе с дочерью (впоследствии она родила ему еще одного ребенка — Авшалома). А поскольку «принявший еврейство подобен вновь родившемуся младенцу» (т.е., согласно закону, более не считается родней своим родственникам по крови), Тамар могла стать женой Амнона (Санхедрин 21а; Мецудат Давид, II Шмуэль 13:1). И, тем не менее, страсть в такой степени овладела им, что он хитростью заманил ее в укромное место и взял силой. А затем, удовлетворив свое вожделение, возненавидел Тамар и прогнал от себя. Давид очень разгневался на сына (II Шмуэль 13:1-21). После этих событий царь и его совет мудрецов вынесли законодательное постановление, запрещающее уединение неженатого с незамужней (уединение с замужней запрещено самой Торой) (Авода зара 36б, Раши; Шулхан арух, Эвен аэзер 22:2).

Эти события произошли в 2913 году /847 г. до н.э./, а два года спустя, в 2915 году /845 г. до н.э./, брат Тамар, Авшалом, заманил Амнона в западню и убил его, чтобы отомстить за сестру. После этого Авшалом бежал от гнева Давида к отцу своей матери Талмаю, царю Гешура. А Давид разорвал на себе одежды и в течение многих дней оплакивал первенца (II Шмуэль 13:23-38; Седер адорот).

10. Мятеж Авшалома

Вместе с тем, царь тосковал по Авшалому, и через три года послал за ним своего полководца Йоава и возвратил сына в Иерусалим. Но еще в течение двух лет царь не допускал его к себе, хотя за это время у Авшалома родились и умерли в младенчестве трое сыновей — внуки Давида (II Шмуэль 13:39-14:28, Мальбим).

В 2920 году /840 г. до н.э./, Авшалом направил к Давиду полководца Йоава, который передал ему слова сына: «Я хочу видеть лицо царя. А если есть на мне вина, то пусть он меня убьет». Давид позвал Авшалома к себе, и тот склонился перед ним до земли. После этого царь поцеловал сына (II Шмуэль 14:32-33; Седер адорот).

А в 2921 году /839 г. до н.э./, вестник сообщил Давиду, что Авшалом поднял мятеж в Хевроне, объявив себя новым царем Израиля, — и сердца евреев расположены к нему (II Шмуэль 15:1-13; Раши и Радак, II Шмуэль 15:7; Седер адорот).

Каждый, кто не властвует над своим сыном, губит его — и, в конце концов, сын восстанет против него. И поскольку Давид должным образом не наставлял и не наказывал своих сыновей, Авшалом восстал против него, угрожая убить (Шмот раба 1:1; Танхума, Шмот 1). Тем более что Авшалом был воспитан своей матерью — принцессой Гешура, захваченной Давидом на войне, а в Талмуде сказано: «У того, кто возьмет в жены красавицу, захваченную в плен во время войны, родится сын-бунтовщик» (Санхедрин 107а; Танхума, Ки тэце 1).

«Все люди вероломны и предают тех, кто их любит, — горько сетовал Давид в те часы. — Ведь я видел, что сын предал меня и ищет моей смерти. И весь Израиль отвечает мне злом за добро» (Теилим 116:11, Раши).

Царь собрал своих приближенных и сказал: «Поднимайтесь и убежим, ибо не будет нам спасения от Авшалома! Поспешим уйти, чтобы он не опередил и не настиг нас». Все слуги и сторонники царя оставили Иерусалим вместе с ним (II Шмуэль 15:14-18).

Левиты вынесли из города Ковчег Завета, и Давид, как когда-то в молодости, попытался спросить у Б-га через первосвященника Эвьятара, как поступить, однако ответа не получил. Но когда в нагрудник первосвященника облачился коэн Цадок из потомков Пинхаса (см.) и Элазара (см.) — буквы нагрудника высветили ответ: «Вернётесь в город с миром» (II Шмуэль 15:24, Раши и Радак; Йома 73б; Мальбим, II Шмуэль 15:27). После этого Давид велел коэнам Цадоку и Эвьятару возвратить Ковчег в Иерусалим и остаться с ним. «Если я обрету милость в глазах Б-га, — пояснил царь, — то Он возвратит меня и даст мне увидеть Ковчег и его обитель» (II Шмуэль 15:25-29). Согласно повелению Давида, Цадок и Эвьятар должны были сказать Авшалому, будто сами решили остаться в городе — таким образом, не вызывая подозрений, они смогли бы держать Давида в курсе событий (Мальбим, II Шмуэль 15:27).

Царь и его спутники пересекли поток Кидрон и направились к пустыне (II Шмуэль 15:23). Давид шел босиком, как человек, пребывающий в трауре. Поднимаясь на Масличную гору, он плакал, и его спутники плакали вместе с ним (там же 15:30, Мальбим).

По пути Давид узнал, что мятежников поддержал и его главный советник Ахитофель (II Шмуэль 15:31). Зная, насколько хитры и убедительны советы Ахитофеля, царь по-настоящему испугался. Но Всевышний сказал ему: «Не бойся — Я с тобой. Возложи на Меня свое бремя, и Я тебя поддержу» (Шохер тов 55:22-23).

Руководствуясь наитием, Давид возвратил в город своего друга Хушая, поручив ему втереться в доверие к Авшалому и, поддерживая связь с коэнами Цадоком и Эвьятаром, попытаться расстроить замыслы Ахитофеля (II Шмуэль 15:32-37, Мецудат Давид).

Возле поселения Бахурим навстречу Давиду вышел Шими сын Геры из рода царя Шауля. Он стал бросать в Давида камни и кричать ему: «Убирайся, убирайся вон, убийца и распутник!» (II Шмуэль 16:5-7). Называя царя «убийцей», Шими имел в виду судьбу хитийца Урии, а «распутником» — историю с Бат-Шевой (Мальбим, II Шмуэль 16:7). «Обратил Б-г против тебя всю кровь дома Шауля, вместо которого ты стал царствовать, — кричал Шими. — И передал Б-г царство в руки Авшалома, твоего сына. И вот, ты в беде, ибо ты — убийца!» (II Шмуэль 16:8).

Один из приближенных сказал Давиду: «Зачем этот мертвый пес бранит моего господина царя?! Позволь я пойду и сниму с него голову». Но Давид ответил: «Пусть он браниться. Верно, Б-г повелел ему: “Брани Давида!” И он велел своим слугам: “Оставьте его, пусть бранится. …Может быть, увидит Б-г мое унижение и воздаст мне добром за его нынешнее злословие” (там же 16:9-12).»

Унижение, испытанное Давидом от Шими сына Геры, превосходило все страдания, которые он претерпел до этого дня. И когда Давид ни слова не ответил на оскорбления, его грехи искупились (Зоар 2, 107б). А в мидраше объяснено: «Каждый, кто слышит, как его клянут, и молчит, хотя в его силах совершить возмездие, становится как бы подобным Б-гу. Ведь Он тоже слышит, как народы мира поносят Его у Него на глазах, и Он может истребить их в одно мгновение — и молчит. Так и Давид — слышал, как его проклинают, и молчал» (Шохер тов 86:2). И поскольку Давид не дал убить Шими, от того произошел праведный Мордехай (см.) (Мегила 13а).

В дни бегства от сына Давид сложил несколько трагических псалмов-молитв. «Мое сердце трепещет во мне, и смертельный ужас напал на меня», — признавался он (Теилим 55:1-5, Радак). «А я — обездолен и нищ, — сетовал царь, которого сын лишил царства, и взывал: — Б-г, поспеши ко мне! Ты мой помощник и мой избавитель! Б-г, не медли!» (там же 70:1-6, Радак).

Давид считал, что мятеж Авшалома стал еще одним наказанием за грех против Урии, и поэтому не надеялся на свои заслуги, а лишь просил милосердия. «Мой Б-г, избавь меня от руки нечестивца (Авшалома) и от руки творящего беззаконие (Ахитофеля)…» (там же 71:4, Радак) — просил он. «Не отсылай меня в дни старости, — молил царь. — Когда иссякли мои силы, не оставляй меня» (там же 71:9).

Вместе с тем, даже в эти трагические часы Давид не прерывал изучения Торы. Он вспомнил, что и другие страдали подобным образом: праотец Яаков бежал от Эсава, а Моше — от фараона… Но эти беды проложили им путь к конечной победе — и Давид утешился (Шохер тов).

На шестом месяце скитаний царя нагнали посланцы Хушая, посоветовавшие спешно переправиться на восточный берег Иордана, так как Авшалом собрал большое войско, чтобы уничтожить царя. В ту же ночь Давид и его люди перешли Иордан, но и там Авшалом настиг их со своим войском (II Шмуэль 17:1-24; Седер адорот акацар).

Сначала Давид хотел сам принять участие в неизбежном сражении, но его воины возразили: «Не ходи, ведь… даже если падет половина из нас, этому не придадут значения, ибо таких, как мы, есть еще десять тысяч — но если падет царь, это станет поражением всего народа» (II Шмуэль 18:2-3, Радак).

Перед сражением царь попросил своего полководца Йоава: «Ради меня, поступите полегче с отроком, с Авшаломом» — и такой же приказ он отдал всем своим воеводам. В тот же день закаленные в боях воины Давида разгромили армию Авшалома, а сам глава мятежников был убит Йоавом (там же 18:5-17). Но когда вестник сообщил царю о победе, Давид лишь спросил: «Все ли в порядке с отроком, Авшаломом?» А в минуту, когда следующий вестник известил его, что Авшалом убит, царь содрогнулся и зарыдал, причитая: «Сын мой, Авшалом! Сын мой, сын мой Авшалом! Лучше бы я умер вместо тебя, Авшалом, сын мой!» (там же 18:28-19:5).

Тогда Йоав стал упрекать Давида: «В стыд привел ты ныне всех своих слуг, спасших сегодня твою жизнь и жизнь твоих сыновей и дочерей, и жизнь твоих жен и наложниц. Ты любишь ненавидящих тебя и ненавидишь любящих тебя! Ведь ты показал сегодня, что ни воеводы, ни слуги ничего для тебя не значат. Теперь я знаю, что если бы Авшалом был жив, а мы все — мертвы, то это показалось бы тебе справедливым. А теперь встань, выйди и обратись к сердцам твоих слуг, ибо, если ты не выйдешь, то, клянусь Б-гом, ни один не останется ночевать при тебе в ту же ночь, и будет это для тебя хуже всех бед, которые постигали тебя от юности и доныне». Давид вышел к народу, но в скорби молча сел перед ними на землю (там же 19:6-9).

Смерть Авшалома, как и смерть первенца от Бат-Швы, трагедия с Тамар и смерть Амнона, стали расплатой за грех с Бат-Шевой, ведь Давид сам сказал пророку Натану, что богач, укравший «овечку» у бедняка «должен заплатить вчетверо» (Йома 22б).

Вскоре Давид и его сторонники возвратились в Иерусалим (II Шмуэль 20:3).

с разрешения издательства Швут Ами


Глава повествует об одной из самых загадочных заповедей — заповеди о пепле красной коровы. По преданию, ее смысл не смог постичь даже царь Соломон. Также в главе описывается, как еврейский народ скорбел после ухода первосвященника Аарона. А затем, после многолетних странствий, евреи, достигают границ Святой земли. Читать дальше

Недельная глава Хукат

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

Содержание главы: Законы, связанные с ритуальной чистотой (Бемидбар 19:1—22). Смерть пророчицы Мирьям, сестры Моше; чудо с водой, вышедшей из скалы (20:1—11). Всевышний лишает Моше и Аарона права войти в Святую землю (20:12—13). Царь Эдома не дает евреям пройти через свою страну (20:14—21). Смерть Аарона; его сын Элиэзер становится первосвященником Храма (20:22—29). Победа над царем Арада (21:1—3). Ропот на Моше в среде евреев; чудо с медным змеем (21:4—9). Песня о Колодце — благодарность Всевышнему за воду, которую нашел народ (21:10-20). Завоевание царств Сихона и Ога на восточном берегу Иордана (21:21—22:1).

Мидраш рассказывает. Недельная глава Хукат

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы

Словарь для читающих Тору на иврите. Хукат

Рав Аарон Штейман,
из цикла «Словарь ивритских терминов»

Червленая шерсть и другие ключевые понятия недельной главы

Хукат, вопросы и ответы

Рав Хаим Суницкий,
из цикла «Вопросы и ответы по недельной главе»

Вопросы и ответы по недельной главе