Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Солдат в царской армии стоял а страже на российском морозе, и у него отмерзли уши. Его отдали на трибунал и приговорили к избиению палками.

«И сделай священную одежду для твоего брата Аарона к славе и великолепию» (28:2). Коэны ходили облаченными в четыре вида одежды — рубаху, штаны, пояс и головной убор. Верховный коэн добавлял к этому еще четыре — риза из синей ткани, окаймленная колокольчиками, нагрудник из золота с драгоценными камнями, эфод и золотая полоска на лбу.

Рабейну Бехайе писал, что это великое чудо — множество коэнов служили в открытом дворе на вершине храмовой горы в разгар иерусалимской зимы одетыми в одну лишь льняную рубаху, стоя босиком на холодном мраморном полу. И как только они не умирали от холода!

Возможно, ответ кроется в следующей притче. Солдат в царской армии стоял а страже на российском морозе, и у него отмерзли уши. Его отдали на трибунал и приговорили к избиению палками.

Почему? Потому что у солдата в царской армии кровь должна кипеть, когда он стоит на страже. Это притча, а смысл ее понятен…

Кровь еврея должна кипеть внутри него и заставлять его бежать и хватать еще и еще больше Торы и заповедей.

Из следующего рассказа мы сможем увидеть, что еврей, старающийся ухватить заповедь, идущую к нему в руки, и не упускающий ее, удостаивается спастись от всех врагов.

После известной поездки раввинов Иерусалима по селениям страны Израиля рав Моше Паруш основал религиозную школу для детей в поселении Явниэль. Сначала он переехал жить в Явниэль без семьи, а спустя какое-то время, накануне Суккот в 5677 году (1917), вернулся на праздник в Иерусалим, намереваясь сразу затем забрать свою семью в Явниэль.

В ту пору в Иерусалиме царил большой голод. Накануне Ошана Раба рав Паруш проходил в районе Меа Шеарим и видел, как жены выдающихся мудрецов города торгуют подушками, простынями и одеялами, чтобы заработать денег на еду к празднику.

Одна из них — жена гаона раби Йосефа Саланта — у которой уже не осталось подушек и прочих товаров на продажу, предложила ему купить спички. Рав Моше не нуждался в спичках и продолжил свой путь. Но вскоре после этого он остановился и подумал: если эта почтенная женщина стоит на улице и продает спички, нельзя не купить их и не дать ей денег, чтобы она могла приобрести еду к празднику. Он вернулся и купил коробок спичек, положив его в карман.

После Симхат Тора он нанял телегу, которая должна была отвезти его в Явниэль. На нее были погружены все домашние вещи и мебель. Телега отправилась в путь — в направлении горы Цофим. Иерусалим был окутан ночной мглой, это было военное время. На улицах не было никакого освещения.

И когда телега поднималась по склону горы, ее тряхнуло, и один из предметов мебели сдвинулся и упал на землю. Шум от падения вызвал тревогу у солдат из турецкой армии, стоявших на страже неподалеку. Они стерегли дорогу, чтобы отлавливать сбежавших дезертиров.

В те дни, если такой дезертир попадался, он получал страшные побои, и многие расставались с жизнью из-за этого. Солдаты задержали рава и стали кричать на него, желая знать, откуда он сбежал. Рав Паруш ответил, что он гражданин Америки, но они не обратили внимания и стали тащить его в сторону тюремной камеры в Старом Городе, избивая палками. В этом месте его ожидали новые побои, которые могли стоить ему жизни.

Рав Моше просил их взглянуть на его американский паспорт, лежащий в кармане. Но поскольку на улице не было никакого освещения, сделать это было никак невозможно. Вдруг он вспомнил о коробке спичек в кармане. Он зажег спичку и показал им паспорт. Турецкие солдаты были смущены, увидев его, и отпустили рава восвояси…

Выходит, даже те копейки, на которые он купил спички у жены мудреца, оказались способны спасти ему жизнь (Майян а-Шавуа).


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту
РУБРИКАТОР МАТЕРИАЛОВ

Семья

Как объяснить мужчине что он не нужен, чтобы не обидеть?

Сегодня, отвечает Хана Лернер

Боюсь, что сбудется предсказание гадалки...

20 июля, отвечает Ципора Харитан

Думаю привезти жену из СНГ. Какая культурная специфика русскоговорящих евреек?

19 июля, отвечает Хана Лернер