Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Это очень хорошо, что Колумб открыл Америку Северную, а не Южную. Потому что, если бы он дал руля влево на десяток градусов и заехал в устье Амазонки, евреям бы пришлось попотеть. Ведь если человек приезжает в незнакомое место и хочет сойти там за своего, то одно дело спрятать пейсы и мирно есть в столовой курицу, которой позабыли сделать шхиту, и другое — украсив себя разноцветными перьями, охотиться в диких зарослях на крокодила.

Вам понятна разница?

Хотя находятся люди, которые говорят, что в Южной Америке им было бы даже сподручней. Не надо там ни костюмов, ни галстуков. Надергал перьев из попугая — вот тебе и наряд на будний день. И вальс не надо учиться танцевать. Шаг вперед, два назад, сколько пальцев евреи отдавили с этим вальсом! А в долине Амазонки просто: прыгаешь вместе с другими приличными людьми вокруг столба, и кричишь погромче. Вот и вся музыка.

Но все-таки большинство людей считало, что лучше пусть вальс, но без крокодилов. И ехало в Соединенные Штаты,

И там встречали Папу. И он говорил им, что и в России, и в Америке, и в Китае, и в Австралии еврей должен вести себя как еврей, потому что такая у нас служба.

Сын Папы, Нохум Довид, пришел однажды в дом, где собралось много друзей и родственников. Вдруг влетел взволнованный молодой человек и крикнул:

— Янкев Йосеф идет!

Поднялась суматоха. Мужчины, которые явились без шапок, бросились по дому, хватая все, что попало, лишь бы прикрыть голову до прихода Папы.

Как шериф в ковбойском фильме, Папа появлялся там, где его не ждали,, И требовал, чтобы выполнялся закон. Закон нашей Торы.

Но это были стычки. А когда Папа выдавал замуж свою старшую дочь Эстер, пришлось дать большое сражение. На свадьбу пригласили несколько сот родственников и знакомых — людей дорогих, хороших, но порой отдавших много сил, чтобы сойти за своего в Северной Америке. Теперь нужно было напомнить им о некоторых вещах, которые они успели забыть, причем мягко и непринужденно, чтобы не испортить праздника.

Папа пошел в типографию, чтоб заказать пригласительные билеты, которые собирался разослать гостям. Хозяин взглянул на текст, который требовалось напечатать, и сказал слегка дрожащим голосом:

— Мистер Герман, вы абсолютно уверены, что на карточках надо напечатать эту фразу — «ЛЕДИ, ПОЖАЛУЙСТА, ПРИХОДИТЕ ОДЕТЫМИ СОГЛАСНО ЕВРЕЙСКОМУ ЗАКОНУ!»

— Печатайте, как есть, я ничего не хочу менять, — решительно сказал Папа. — И еще я хочу заказать вам отдельные карточки, на которых будет написано: «МУЖЧИН И ЖЕНЩИН ПРОСЯТ ТАНЦЕВАТЬ ОТДЕЛЬНО».

Хозяин типографии покачал головой:

— Люди будут смеяться над вами, мистер Герман,

— Пусть себе смеются. А я буду следовать приказам Торы. Я вас прошу напечатать еще вот это: «ВСЯ ПИЩА ПРИНАДЛЕЖИТ ГАШЕМУ. И ТОЛЬКО ПОСЛЕ БРОХИ — ВАМ».

Хозяин понял, что с Папой спорить бесполезно, и взялся за работу. А Папа поспешил в ресторан, где должна была состояться свадьба, и попросил откошеровать все кастрюли и сковородки, поставить новую посуду. Это требовало дополнительных затрат, но Папа не скупился. И еще он попросил, чтоб огромному количеству цыплят, которые подавались к свадебному столу, делали шхиту в его присутствии. Так тщательно он готовился к приему людей, многие из которых уже и забыли, сколько часов надо ждать, чтоб попробовать молоко после мяса, и когда перед ними ставили кусок осетрины, то они не спрашивали, есть ли у нее чешуя.

Но они были евреи. А сказано, что все евреи — сыновья царей. И даже царскому сыну случилось натянуть на голову мешок, Папа видел блеск короны под грязной тканью.

Надо ли говорить, что свадьба проходила шумно! Один из родственников дежурил у входа, и те женщины, которые явились с непокрытой головой или голыми плечами, получали от него платок, чтоб убрать этот изъян. Заиграла мягкая музыка и некоторые гости, хорошо помня, что они не в Южной Америке, где пляшут вокруг столба, а в Северной, где в почете вальс и другие танцы, стали кружиться на полированном полу. Папа подходил к каждой паре, говоря:

— Я должен просить вас остановиться. Тора запрещает мужчинам и женщинам танцевать вместе.

Среди гостей поднялся ропот. Папины запреты обсуждались больше, чем наряд невесты.

— Неужели он будет диктовать нам, что носить? — возмущалась одна женщина.

— Мне пришлось покупать специальный жакет к своему вечернему платью, — вторила другая.

— Танцевать уже не дают… В двадцатом веке! — повторял какой-то мужчина, недоуменно разводя руками.

И все-таки свадьба была веселая. Может быть, потому, что еврейское веселье не зависит от совместных танцев. Вот как описывает это событие брат Мамы, Янкев Лейб в письме к родителям в Эрец-Исроэль:

«Эстер выглядела прекрасной, как сияющая звезда… После того, как был разбит стакан, “мазлтов” разнеслись по залу. Все мужчины взялись за руки и танцевали, встав в круг. Женщины, отдельно от них, делали то же самое. Было удивительно смотреть, как старые и больные танцуют с таким жаром. Старые стали молодыми. Слабые стали сильными. Люди танцевали без перерыва до без четверти двенадцать. В полночь мы пошли в обеденный зал. Рухома держала в руках плакат, который намекал, что надо сделать омовение рук и сказать броху на хлеб. Блюда были изысканными, как во времена царя Соломона. Все гости прочли молитву после еды с большим рвением. Около трех часов ночи счастливые гости стали расходиться, желая жениху и невесте счастья и долгих лет жизни…»

… Америка Северная, Южная, Индия, Австралия, Китай, — всюду, где еврей становится мужем еврейки, над ними поднимают белый балдахин — хупу, и произносят благословение, и разбивается бокал в память о разрушении нашего Храма. Благодаря этому мы — один народ, рассеянный по воле Гашема по всему свету. Благодаря этому, когда будет новый приказ, мы снова можем собраться.

Человек, который пляшет вокруг столба и охотится на крокодила, вряд ли сможет найти общий язык с джентльменом, который танцует вальс и чинно ест недорезанную курицу. Но еврей всегда поймет другого еврея.

Папа очень старался, чтобы люди почувствовали это на свадьбе его дочери. И они почувствовали.

После свадьбы возвращались домой усталые и сонные. Но Папа был бодр и доволен. Он сказал напоследок:

— Дети, когда вы исполняете приказы Торы, надо действовать гордо и без стыда.

С ним никто не спорил.


Центральное место в главе Аазину занимает Песнь, записанная пророк Моше. В этой Песне зашифрована вся история еврейского народа, от начала до самого конца. Читать дальше