Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

ШАБАТ ДЛЯ МАМЫ

06 октября 2016, 17:34

Отложить Отложено

Рая собирала чемодан. Ужасная усталость гнала ее из дому. Хотя бы в шабат немного покоя и отдыха, хотя бы в шабат. 
- У меня есть право отдохнуть, сутки не слышать ее, справится сама, еда в холодильнике.
Бордовая блузка не желала ровно складываться - пальцы подрагивали от волнения. Рая решительно смотала ее валиком вокруг руки и сунула в нутро чемодана поверх темной трикотажной юбки. Туфли с каблуками-шпильками, белье, чулки, книга о законах здорового питания с огромным гранатом на обложке, сидур. Рая задумчиво похлопала ладонью по крышке чемодана и поспешила на кухню за шабатними свечами.
Врач такой молодой, тощий, все подтягивал падающие джинсы с прорехами на коленях. Лысина, тату на шее. Оперируйтесь побыстрее, сказал, такими вещами не шутят, через год переродится, будет поздно.
Рая посмотрела на часы, еще четверть часа приблизительно. Природа, воздух, люди и море, а она позвонит, если что. Если что?
- Мам! Курица - в белой коробке, рис – в белой с зеленой крышкой! Мам! Овощи внизу!
Странная у него татушка была, что-то красное, вязью. На 80% гарантирую благополучный исход операции, сказал и потрогал тонкой лепки ноc с горбинкой. Так делают, когда врут, Рая не могла вспомнить где и когда читала об этом, но, в конце концов, в Израиле полно разных врачей, у которых можно проконсультироваться. 
Рая стянула светлый мелированный парик с пластиковой кукольной головы, натянула на собственную и подошла к зеркалу, чтобы собрать длинные чужие локоны в аккуратный хвост. 
- Мам! Я оставила тебе маленькую газовую конфорку под блехом - еду греть! Мам!
В их доме всегда разговаривали ором сквозь стены и анфилады комнат, Рая вроде привыкла, но по-прежнему как в детстве цепенела от яростных маминых призывов. 
- Куда пошла, я тебя спрашиваю! 
- Я уезжаю на шабат, мам. Звони!
Рая схватила ключи от машины, чемодан с телефоном и поспешно выскочила за дверь. Уже на площадке услышала протяжный мамин крик:
- Газ забыла выключить!


Быстро запрыгала по ступенькам вниз к стоянке, на расстоянии мамин крик не так обязывал, а возвращаться ради очередных разъяснений значило опоздать к началу субботы.
Дорога сама бежала под колеса ее крохотного золотистого пежо, что послушно катился к морю мимо полей и виноградников под низким безоблачным глубоким небом такой нестерпимой яркости, что Рая поспешно надела круглые солнцезащитные очки в широкой белой оправой. 
Комнатка ей досталась симпатичная на две довольно широких пустующих кровати. 
- Побуду одна, - она с облегчением перевела дух. Вроде бы вещей всего ничего, а тяжеловато. Лифт не работал, ей пришлось тащить чемодан по ступенькам на третий этаж этого небольшого выбеленного розовым домика, который некто предприимчивый назначил гостиницей и сдавал по вполне доступным не в сезон ценам.
На столе обнаружилось заботливо оставленное организаторами расписание семинара. Рая плюхнулась на кровать, не разуваясь, убедилась, что до начала первой лекции и трапезы еще больше часа и с удовольствием прикрыла глаза, вслушиваясь в тишину, которая, конечно, была относительной и несовершенной, с топотом, приглушенными чужими голосами, шуршаньем шин и птичьим гамом. Все эти звуки не имели никакого отношения к ней, также как и она к ним, так что все вокруг вполне можно было считать абсолютной тишиной и покоем. Даже мама еще ни разу не позвонила. Рая скинула туфли и поправила подушку под головой, хотелось устроиться поосновательней и получить настоящее тихое удовольствие. На пунктуальность будильника в ее мобильном телефоне можно полагаться. Ровно за десять минут до зажигания свечей он всегда напоминает ей о приближении шабата.
Но ее разбудила не трель телефона, а острый внимательный взгляд. На соседней кровати сидела миловидная русоголовая девушка, которой можно было дать с одинаковым успехом и 30, и 40 лет, она с интересом рассматривала свою случайную соседку. Рая кивнула ей и поспешно села под этим изучающим взглядом. 
- Я вот тут у зеркала место устроила для свечей, фольгу постелила, - сказала ей нежданная гостья.
В ответ затрезвонил Раин мобильный будильник, она хлопнула его по кнопке и неловко от стеснения сползла с кровати, скособочившись, достала свечи из чемодана, и с трудом разогнулась, после сна ей всегда побаливала спина. 
- А меня Таня зовут, - услышала Рая.
- Я Рая.
Отозвалась неохотно, рухнули ее надежды на одиночество. Рая пристроила на столик две красные стеариновые розочки рядом с Таниными свечами-таблетки в алюминиевых блестящих формах. Рядом положила зажигалку и сидур.
А может, заказать маме консультацию какого-нибудь опытного профессора, что этот молодой понимает, никакого опыта. Да не поедет ведь снова в больницу, раскричится, снова устроит ссору. Рая щелкнула зажигалкой, вспомнила мамин крик. Что-то орала про газ, неужели опять выключила, как же она поест. После случайной неприятности, когда от непогашенной конфорки занялся тюль на окне, хорошо сразу заметила и плеснула водой, мама панически боялась пожаров, убеждать ее в безопасности шабатнего блеха было бесполезно, пережитый однажды кошмар возвращался при виде любого огня. 
Красные розочки озарились робкими подрагивающими стебельками пламени. Рая закрыла глаза ладонями, она не даст маме испортить ее шабат, есть телефон, всегда есть телефон, если что. Если что? 
Уже на подходе к номеру, они с Таней возвращались после молитвы и первой субботней трапезы, местный повар прекрасно готовит заливную рыбу и кугл, можно будет расспросить на кухне подробности после субботы, Рая услышала трель мобильного. Ее Нокиа могла звонить без умолку целую вечность, и она звонила. На экране призывно светились четыре родных буквы.
- Я не могу не ответить, у меня мама больна, - глуховатым, словно заспанным голосом сказала Рая вслух, будто Таня требовала от нее отчета. 
Нокиа кричала маминым испуганным голосом, что ей очень плохо и становится хуже, что она хочет бульон, а не рис, что ей очень болит живот. Нокиа требовала срочной помощи такими децибелами, что Раю отбросило от трубки, мамин крик по-прежнему останавливал в ней жизнь, она терялась и не могла двинуться с места.
- Что-то случилось? – ровный Танин голос вернул ей ощущение реальности. Она смотрела на Раю внимательными глазами цвета темного гречишного меда.
- Мама ужасно кричит, у нее какие-то боли, она у меня тяжело больна, вдруг что?
- А что? – спросила Таня.
Рая опустилась на стул и тут же вскочила. 

- Чемодан, - напомнила Таня.

Рая посмотрела на нее невидящим взглядом, взяла ключи от машины и выскользнула из комнаты.

Теги не заданы