Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Всё, что делается Небесами, — к добру»В. Талмуд, Брахот 60б
Тема

Рашба – раби Шломо бен Авраам Адрет

Биография выдающегося испанского раввина.

Оглавление

Рашба — глава поколения [↑]

Рашба (или Рашбо) — Раби Шломо бен Авраам Адрет, крупнейший раввинский авторитет конца XIII — начала XIV века. Жил в Барселоне, годы жизни Рашба: ок. 1245—1310 гг. Занимая официально пост раввина Барселоны, раби Шломо бен Авраам фактически играл роль главного раввина Испании и титуловался El Rab d » Espa ñ a . С его именем связаны важнейшие исторические события эпохи.

Раби Шломо бен Авраам был учеником Рамбана — раби Моше бен-Нахмана — и рабейну Йоны Геронди. Рашба был талмудистом с огромной эрудицией в вопросах законоведения и глубоким аналитическим умом. Он составил ряд примечаний к различным трактатам ТалмудаХидушим. Затем он предпринял составление нового свода алахических законов — «Торат а-Байт» («Порядок дома»), в котором выяснил алахические источники законов о пище, кошерном и трефном и т. д. Этот компендиум вызвал критику учёного из Барселоны — раби Аарона а-Леви — в книге, иронически озаглавленной «Бедек а-Байт» («Починка дома»). Рашба ответил своему оппоненту в сочинении «Мишмерет а-Байт»Охрана дома»).

Но особое значение имели шеэлот у-тшувот раби Шломо — ответы на алахические вопросы, разъяснения и судебные решения, которые он посылал в ответ на запросы со стороны отдельных лиц и общин. К барселонскому раввину, окружённому коллегией учёных-талмудистов и многочисленными ученикам, обращались за подобными разъяснениями и решениями почти из всех стран Европы, Азии и Африки. Нередко его спрашивали, как следует отнестись к тому или иному религиозному или общественному движению. На все эти запросы Рашба отвечал обстоятельными посланиями, носившими, в зависимости от содержания запроса, юридический или дидактический характер.

Защита иудаизма [↑]

Как официальный представитель еврейства, Рашба счёл нужным откликнуться на юдофобскую пропаганду, которую вёл тогда в Испании доминиканец Раймунд Мартин, живший в Барселонском монастыре. В 1278 году Мартин написал обличительную книгу «Кинжал веры против мавров и иудеев» ( Pugio fidei adversus mauros et judaeos ) . Примерно тогда же он обнародовал памфлет, направленный уже только против евреев — «Узда для иудеев» ( Capistrum judaeorum). В этих сочинениях Раймунд утверждал, что талмудисты исказили текст Библии с целью затушевать там предсказания о Христе. С другой стороны, он с помощью искажённых и тенденциозно истолкованных цитат из Талмуда «доказывал», что с пришествием «Мессии» (Христа) законы иудаизма должны упраздниться. Так барселонский монах возобновил миссионерскую агитацию, которую незадолго перед этим вёл в том же городе другой доминиканец, выкрест Павел Христиани (в 1263 году этот человек участвовал в публичном диспуте с Рамбаном). Верный ученик Рамбана, Рашба счёл нужным ответить на нападки Мартина. Он, по-видимому, провёл с последним устный диспут, а затем написал небольшую апологию иудаизма против притязаний христианских теологов.

Подобную же апологию — «Маамар аль-Ишмаэль» («Слово об Ишмаэле») — написал он против сочинения мусульманина Ахмада ибн-Хазама «Религия и секты», в которых оспаривалась подлинность Синайского откровения и Закона Моше.

С полемикой против Мартина, ссылавшегося на агадические изречения в Талмуде, связан, по-видимому, комментарий Раби Шломо бен-Авраама к агадической части Талмуда — Перуш Агадот. В комментарии содержатся, среди прочего, и каббалистические толкования.

Будучи каббалистом, учеником Рамбана, Рашба учил осторожному отношению к «машиахам» и «пророкам», делавшим из Каббалы орудие мессианской пропаганды. Когда Авраам Абулафья перебрался из Испании в Италию (около 1280 года), представители еврейской общины Палермо обратились к раби Шломо бен-Аврааму с запросом, как им относиться к странному каббалисту, и получили ответ, в котором Абулафья был аттестован как мистификатор, которого следует остерегаться.

Спустя несколько лет (1295), когда в испанском городе Авиле появился мнимый пророк-чудотворец, Рашба на запрос местной общины ответил, что сомневается в пророческих способностях самозванца, и советовал соблюдать осторожность в связи с возросшим количеством чудодеев-мистификаторов.

Борьба с «модными увлечениями» [↑]

Последние годы жизни раби Шломо бен-Авраама были омрачены вновь возгоревшейся в Провансе и Испании борьбой с «философским свободомыслием». «Вольнодумцы», подобные провансальцу Леви бен-Хаиму, объявляли многие рассказы Торы аллегориями, символизирующими отвлечённые идеи. Эта доктрина символизма или аллегоризма была опасна: отрицались факты, изложенные в Торе, и, следовательно, связанные с ними заповеди. Увлечение философией уводило часть молодёжи от Торы и в глазах многих раввинов становилось опасной тенденцией.

Поэтому Рашба откликнулся на призыв раби Абба-Мари Ярхи из Монпелье (1303) выступить против «вольнодумцев» и «рационалистов». Он одобрил проект запрещения изучения философии и естествознания молодым людям и предложил, вместе со своей раввинской коллегией, представителям общины Монпелье огласить проект в синагогах, чтобы определить, как общество к этому отнесётся.

Оглашение проекта вызвало шумный протест части общины. Противники проекта (в том числе, р. Яаков Тиббон) обратились к раби Шломо бен-Аврааму с посланием, в котором стремились доказать пользу философии и просили барселонского раввина «вложить меч в ножны» и не множить расколов в Израиле.

Когда борьба в общинах Прованса и отчасти в Испании обострилась, Рашба и его коллегия решили открыто высказать своё мнение. Тогда же из Германии в Толедо прибыл РОШ — рав Ашер бен Йехиэль, который поддержал раби Шломо бен Авраама. В июле 1305 года Рашба объявил в барселонской синагоге херем (отлучение) тем, кто, не достигнув 25-летнего возраста, будет изучать книги по физике, метафизике или теологии, содержание которых заимствовано из греко-арабских источников, а также тем, кто толкует Тору в философско-аллегорическом смысле. Исключение было сделано для медицины, которую позволялось изучать как профессию. Этот херем, подписанный раби Шломо и его коллегией, был разослан во все общины Франции и Испании.

Противники запрета ответили на барселонский херем контр-херемом тем, кто препятствует изучению светских наук и философии, «необходимых для истинного Б-гопознания», и тем «оскорбляют память великого Рамбама» (Маймонида), который «завещал соединять веру с разумом». Популярный поэт Йедайа Бедареси обратился к раби Шломо бен Аврааму с письмом, полным упрёков, и заявил, что даже Йеошуа бин-Нун, если бы он встал из могилы, не мог бы остановить «солнца просвещения», ибо учение Рамбама свято для лучших представителей еврейства. Таким образом, авторитет раби Шломо бен Авраама умалился в кругах, члены которых считали себя последователями Рамбама. Рашба с тревогой взирал на разраставшийся в обществе раскол.

По свидетельству летописца р. Закуто в «Юхасин», Рашба умер в 1310 году.

Из сочинений раби Шломо бен-Авраама были напечатаны: Хидушим — комментарии к разным трактатам Талмуда (Венеция 1523, Амстердам 1715 и др.); Торат а-Байт а-Арох — полный компендиум, вместе с критикой раби Аарона а-Леви «Бедек а-Байт» и авторской антикритикой (Венеция 1608, Прага 1735 и др.); «Торат а-Байт а-Кацар» — тот же компендиум в сокращённом виде, без аргументации (Кремона 1566, Берлин 1771 и др.); «Перуш а-Агадот» — толкования к Агаде; «Шеэлот у-Тшувот» — свыше 3000 ответов на вопросы (респонсов), опубликованных в семи томах разновременно (Константинополь 1506, Болонья 1539, Ливорно 1657, 1778, 1825, Рим 1847, Иерусалим 1906 и др., второй том носит также название «Толдот Адам»); «Пискей Хала» — ритуальные законы о хлебе (Константинополь 1518); «Аводат а-Кодеш» — исследование субботних законов и др. (Венеция 1602); Апологии против христианских и мусульманских памфлетов (Болонья 1539) и др.

Выводить материалы