Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Хорошо нам, братья, собраться всем вместе — на Земле обетованной. Но произойдет это только тогда, когда мы действительно станем братьями — братьями по вере»Рав Шимшон Рефаэль Гирш, “Мысли и афоризмы”
Биография выдающегося сефардского раввина

Рабби Шломо бен-Авраам (ок. 1245-1310, Барселона) – крупнейший раввинский авторитет конца 13 – начала 14 века. Занимая официально пост раввина Барселоны, он фактически играл роль главного раввина Испании и титуловался El Rab d ’ Espa ñ a . С его именем связаны важнейшие исторические события эпохи.

Рабби Шломо бен-Авраам был учеником Рамбана – рабби Моше бен-Нахмана – и рабейну Йоны Геронди. Рашба был талмудистом с огромной эрудицией в вопросах законоведения и глубоким аналитическим умом. Он составил ряд примечаний к различным трактатам Талмуда – Хидушим. Затем он предпринял составление нового свода галахических законов – Торат а-Байт («Порядок дома»), в котором выяснил галахические источники законов о пище, кошерном и трефном и т. д. Этот компендиум вызвал критику учёного из Барселоны – рабби Аарона а-Леви – в книге, иронически озаглавленной Бедек а-Байт («Починка дома»). Рашба ответил своему оппоненту в сочинении Мишмерет а-Байт («Охрана дома»). Но особое значение имели шеэлот у-тшувот рабби Шломо – ответы на галахические вопросы, разъяснения и судебные решения, которые он посылал в ответ на запросы со стороны отдельных лиц и общин. К барселонскому раввину, окружённому коллегией учёных-талмудистов и многочисленными ученикам, обращались за подобными разъяснениями и решениями почти из всех стран Европы, Азии и Африки. Нередко его спрашивали, как следует отнестись к тому или иному религиозному или общественному движению. На все эти запросы Рашба отвечал обстоятельными посланиями, носившими, в зависимости от содержания запроса, юридический или дидактический характер.

Как официальный представитель еврейства Рашба счёл нужным откликнуться на юдофобскую пропаганду, которую вёл тогда в Испании доминиканец Раймунд Мартин, живший в Барселонском монастыре. В 1278 году Мартин написал обличительную книгу «Кинжал веры против мавров и иудеев» ( Pugio fidei adversus mauros et judaeos ) . Примерно тогда же он обнародовал памфлет, направленный уже только против евреев – «Узда для иудеев» ( Capistrum judaeorum ). В этих сочинениях Раймунд утверждал, что талмудисты исказили текст Библии с целью затушевать там предсказания о Христе. С другой стороны, он с помощью искажённых и тенденциозно истолкованных цитат из Талмуда «доказывал», что с пришествием «Мессии» (Христа) законы иудаизма должны упраздниться. Так барселонский монах возобновил миссионерскую агитацию, которую незадолго перед этим вёл в том же городе другой доминиканец, выкрест Павел Христиани (в 1263 году этот человек участвовал в публичном диспуте с Рамбаном – рабби Моше бен-Нахманом). Верный ученик Рамбана, Рашба счёл нужным ответить на нападки Мартина. Он, по-видимому, провёл с последним устный диспут, а затем написал небольшую апологию иудаизма против притязаний христианских теологов.

Подобную же апологию – Маамар аль-Ишмаэль («Слово об Ишмаэле») – написал он против сочинения мусульманина Ахмада ибн-Хазама «Религия и секты», в которых оспаривалась подлинность Синайского откровения и Закона Моше.

С полемикой против Мартина, ссылавшегося на агадические изречения в Талмуде, связан, по-видимому, комментарий Рабби Шломо бен-Авраама к агадической части Талмуда – Перуш Агадот. В комментарии содержатся, среди прочего, и каббалистические толкования.

Будучи каббалистом, учеником Рамбана, Рашба учил осторожному отношению к «машиахам» и «пророкам», делавшим из Каббалы орудие мессианской пропаганды. Когда Авраам Абулафья перебрался из Испании в Италию (около 1280 года), представители еврейской общины Палермо обратились к рабби Шломо бен-Аврааму с запросом, как им относиться к странному каббалисту, и получили ответ, в котором Абулафья был аттестован как мистификатор, которого следует остерегаться.

Спустя несколько лет (1295), когда в испанском городе Авиле появился мнимый пророк-чудотворец, Рашба на запрос местной общины ответил, что сомневается в пророческих способностях самозванца, и советовал соблюдать осторожность в связи с возросшим количеством чудодеев-мистификаторов.

Последние годы жизни рабби Шломо бен-Авраама были омрачены вновь возгоревшейся в Провансе и Испании борьбой с «философским свободомыслием». «Вольнодумцы», подобные провансальцу Леви бен-Хаиму, объявляли многие рассказы Торы аллегориями, символизирующими отвлечённые идеи. Эта доктрина символизма или аллегоризма была опасна: отрицались факты, изложенные в Торе, и, следовательно, связанные с ними заповеди. Увлечение философией уводило часть молодёжи от Торы и в глазах многих раввинов становилось опасной тенденцией.

Поэтому Рашба откликнулся на призыв рабби Абба-Мари Ярхи из Монпелье (1303) выступить против «вольнодумцев» и «рационалистов». Он одобрил проект запрещения изучения философии и естествознания молодым людям и предложил, вместе со своей раввинской коллегией, представителям общины Монпелье огласить проект в синагогах, чтобы определить, как общество к этому отнесётся.

Оглашение проекта вызвало шумный протест части общины. Противники проекта (в том числе, р. Яаков Тиббон) обратились к рабби Шломо бен-Аврааму с посланием, в котором стремились доказать пользу философии и просили барселонского раввина «вложить меч в ножны» и не множить расколов в Израиле.

Когда борьба в общинах Прованса и отчасти в Испании обострилась, Рашба и его коллегия решили открыто высказать своё мнение. Тогда же из Германии в Толедо прибыл РОШ – рав Ашер бен Йехиэль, который поддержал рабби Шломо бен-Авраама. В июле 1305 года Рашба объявил в барселонской синагоге херем (отлучение) тем, кто, не достигнув 25-летнего возраста, будет изучать книги по физике, метафизике или теологии, содержание которых заимствовано из греко-арабских источников, а также тем, кто толкует Тору в философско-аллегорическом смысле. Исключение было сделано для медицины, которую позволялось изучать как профессию. Этот херем, подписанный рабби Шломо и его коллегией, был разослан во все общины Франции и Испании.

Противники запрета ответили на барселонский херем контр-херемом тем, кто препятствует изучению светских наук и философии, «необходимых для истинного Б-гопознания», и тем «оскорбляют память великого Рамбама» (Маймонида), который «завещал соединять веру с разумом». Популярный поэт Йедайа Бедареси обратился к рабби Шломо бен-Аврааму с письмом, полным упрёков, и заявил, что даже Йеошуа бин-Нун, если бы он встал из могилы, не мог бы остановить «солнца просвещения», ибо учение Рамбама свято для лучших представителей еврейства. Таким образом, авторитет рабби Шломо бен-Авраама умалился в кругах, члены которых считали себя последователями Рамбама. Рашба с тревогой взирал на разраставшийся в обществе раскол.

По свидетельству летописца р. Закуто в «Юхасин», Рашба умер в 1310 году.

Из сочинений рабби Шломо бен-Авраама были напечатаны: Хидушим – комментарии к разным трактатам Талмуда, Венеция 1523, Амстердам 1715 и др.; Торат а-Байт а-Арох – полный компендиум, вместе с критикой рабби Аарона а-Леви Бедек а-Байт и авторской антикритикой, Венеция 1608, Прага 1735 и др.; Торат а-Байт а-Кацар – тот же компендиум в сокращённом виде, без аргументации, Кремона 1566, Берлин 1771 и др.; Перуш а-Агадот – толкования к Агаде; Шеэлот у-Тшувот – свыше 3000 ответов на вопросы (респонсов), опубликованных в семи томах разновременно, Константинополь 1506, Болонья 1539, Ливорно 1657, 1778, 1825, Рим 1847, Иерусалим 1906 и др. (второй том носит также название Толдот Адам); Пискей Хала – ритуальные законы о хлебе, Константинополь 1518; Аводат а-Кодеш – исследование субботних законов и др., Венеция 1602; Апологии против христианских и мусульманских памфлетов, Болонья 1539 и др.


До 40 лет он служил пастухом и не только не изучал Тору, но и не умел читать. Но затем стал великим мудрецом, духовным лидером наставником поколения. Читать дальше

Раби Элиэзер бен Орканос

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

Раби Элиэзер Агадоль – один из выдающихся мудрецов Израиля всех времен.

Предопределение и свободная воля

Акива Татц,
из цикла «Маска Вселенной»

Б-г абсолютен и безупречен во всех смыслах, — это аксиома и один из фундаментальных принципов Торы. Поскольку Он не подвластен времени, Ему известно будущее. Поэтому, если Б-г знает о намерении человека совершить то или иное действие, можно ли говорить, что человек поступает так по свободному выбору? По логике вещей, он вынужден совершить его, поскольку Творец знал об этом действии еще до его осуществления — никакого другого варианта просто нет. Человеку может казаться, что он выбирает между вариантами, но в действительности существует лишь одна возможность и у человека нет никакой свободной воли.

От Синая до наших дней. Эпоха Танаев

Рав Моше Пантелят,
из цикла «От Синая до наших дней»

Передача Устной Торы от Гилеля до раби Йегуды Анаси.

Уровень человека 15. Оттачивание характера. Глава 1

Саба из Новардока,
из цикла «Уровень человека»